litbook

Критика


«Вообще здесь красота, и русских полно»0

Татьяна Янковская. “Раскраски для взрослых”, 174 стр., M-Graphics, Бостон, 2016.

Я познакомилась с творчеством Татьяны Янковской через американский электронный журнал научной фантастики "Невероятные истории" (www.bewilderingstories.com), где была опубликована английская версия её рассказа "Если б не рейтузы". Рассказ меня заинтриговал, и я стала отслеживать её публикации в русскоязычных журналах. Каждый рассказ – это искусно приготовленный аперитив, в котором соль, сладость и пряность идеально сбалансированы. Не возникает ощущения тяжести или пресыщенности. Хочется продолжения. Мне отрадно, что вышел очередной сборник работ этого прозаика. Когда эти аперитивы подают на одном блюде, они друг с другом гармонируют, вызывая неповторимые гастро-литературные ощущения. Такое впечатление, что у автора гиперактивные вкусовые железы, которые способны схватывать оттенки и привкусы, которые не сразу схватывает рядовой читатель-дегустатор. Её глаз замечает мельчайшие детали. Вот почему талантливый автор должен владеть не только словами. Он, в первую очередь, должен максимально владеть органами чувств.

Я немного завидую Янковской белой завистью, потому что ей довелось лицезреть то, что я видела лишь мельком, на расстоянии, в искажённом виде – помпезность американской культуры 80-х годов. Янковская застала Рейгановскую эру, интересную с политической, социальной и культурной точки зрения. У неё была возможность видеть на большом экране те самые боевики, которые в паршивом качестве приходили в советские кинотеатры несколько лет спустя, отцензуренные и коряво переведённые. Для меня как для ребёнка 80-х годов всё связанное с Америкой и Рейганом рисовалось неким Святым Граалем западной культуры. Сдаётся мне, её эстетические соображения сформировались не без влияния американской популярной музыки, литературы и кинематографии. Янковская не производит впечатления человека, который закапсулировал себя в ностальгии, прослушивая заново арии Пугачёвой.
Она выражает свои мысли как истинный билингв, как человек, успешно и гармонично интегрированный в американское общество. Она отлично помнит брежневские реалии и очень живо их возрождает в своей прозе. Повесть "Дежа вю", которая не вошла в этот сборник (она вошла в книгу “М&М. Роман в историях”) – это просто алмаз институтской комедии. Сколько мастерства нужно, чтобы описать пресловутую бурю в стакане воды, именуемом НИИ. Я смеялась и плевалась вместе с главной героиней. Повесть "Несостоявшийся роман", написанная в конце 90-х годов, вообще достойна пера Джеймса Джойса – если бы тот писал по-русски.
В её творчестве много иронии, присущей проницательному человеку с аналитическим складом ума, но эта ирония человечная, без фарисейского элемента. Мне доводилось читать немало иммигрантской прозы, и очень многое пронизано какой-то однобокой горечью и озлобленностью. "Ах, эти тупые америкосы. Хлеб у них, как картонка. Овощи-фрукты кислые и водянистые. То ли дело, у меня на даче под Черниговом..." Есть и противоположная крайность, когда люди с омерзением описывают своё прошлое в "проклятом совке". Я не говорю, что эти гневные иммигрантские речитативы сами по себе не имеют художественной ценности. Вовсе нет. Они имеют место быть как одно из течений в творчестве русскоязычной диаспоры. Возможно, такой тон даёт резонанс. Должна лишь предупредить читателей, вы не найдёте ничего подобного в сборнике Янковской. Она может красочно, тепло и убедительно описать даже то, что само по себе безобразно. В ней чувствуется жизнелюбие, которое она всё же не навязывает читателям. Она не вопит "Жизнь прекрасна!", а уважает личное пространство более пессимистически настроенных читателей. Она тронула даже такого закоренелого мизантропа, как я. И, безусловно, самоирония автора располагает к себе. Свои зарисовки, которые англоязычные авторы именуют "флэш", она называет рассказами-недоростками. Но это уже добродушное материнское кокетство. Русские мамы любят называть своих детей "оболтусами" и "бездельниками".

 

Marina Julia Neary

It's a lovely place ... swarming with Russians!

 

Tatyana Yankovskaya, “A Coloring Book for Grown-Ups”, 174 pp., M-Graphics, Boston, 2016.

I became acquainted with Tatyana Yankovskaya's literary works through an American speculative fiction e-zine Bewildering Stories. One of the editions featured an English translation of her short story "If She Hadn’t Learned To Knit." The story resonated with me, so I started following the author's publications in various Russian venues. Every story is a skilfully crafted appetizer, with salt, sugar and spices in perfect balance. You do not walk away feeling stuffed or weighed down. You crave more. Naturally, when those appetizers are served on the same platter, they interact and harmonize with each other, leading to unforgettable multi-sensory experiences. You get the impression that the author's taste buds are hyperactive, able to capture the hints, tastes and aromas that are not accessible to a regular reader-taster. Her eye picks up every subtle detail. A gifted author should be in control not only of his/her words but senses as well.

Sometimes Yankovskaya leaves me feeling pangs of white envy because she was fortunate to witness the things I've only seen in passing, in a distorted form - the pomposity of the American pop culture of the 1980s. Yankovskaya got to experience the Reagan era, fascinating from every perspective - political, social and cultural. She had the opportunity to see those iconic action flicks on big screen. Those movies eventually made their way into the late-Soviet cinema houses, censored and badly dubbed. To me, an 80s kid, Reagan's America was the Holy Grail of Western culture. I have a feeling that Yankovskaya's esthetic sensibilities were formed under the influence of American pop culture. Yankovskaya does not strike me as someone who likes to encapsulate her nostalgia, playing Pugacheva's hits over and over again. She expresses herself as a fully bilingual individual, as someone who integrated into the American mainstream successfully and harmoniously. Make no mistake, she still remembers the Brezhnev era. Those days are depicted quite vividly in her prose. The novella "Deja Vu" (not included in this particular collection - you can find it in her anthology "M&M") is a gem of corporate comedy. It takes a lot of skill to describe the political and sexual tempest within a research facility. The antics of the female protagonist will leave you laughing and gagging. The novella "A Would-Be Romance", written at the end of the 1990s, would win the approval of James Joyce - if this Irish genius understood Russian.

Her writing is marked by sarcasm, so characteristic for an introspective, inquisitive person with an analytical mindset, but that sarcasm is very humane, without a vindictive element. I've read enough immigrant fiction, and much of it is laced with one-sided bitterness and hostility towards America with her "cardboard bread and watery, tasteless vegetables that don't come near to the ones growing on my summer property outside Chernigov." Then there is another extreme. You have people shuddering and foaming at the mouth while describing their horrible childhood/youth in "that bloody Soviet Gulag." I am not saying that that angry immigrant recitative is entirely bereft of artistic value. Not at all. They have a right to exist and be read as examples of literature generated by the Russian diaspora. It is totally possible that they resonate with some readers. I must warn you though: you won't find anything of that sort in Yankovsakaya's anthology. She can describe the ugliest things with gusto, warmth and humor. You can taste her passion for life, yet she does not shove it down the reader's throat. She doesn't scream, "Life is beautiful!" but respects your right to pessimism. Heck, she managed to touch the heart of a hardened misanthrope like myself. And of course, her self-deprecation is very endearing. She refers to her short literary sketches, the equivalent of "flash" in English, as "half-formed embryos." But it's not uncommon for a mother to refer to her offspring in such disparaging terms. Russian mothers do tend to call their children as "slackers".

 

Марина Ниири - дочь провинциальных музыкантов. С 1992 года - в США. Получила диплом литературоведа в университете ЛаСаль (LaSalle University). Проживает в Стамфорде, Коннектикут, совмещая работу в институте по международному обмену с литературной деятельностью. Её творчество вращается вокруг политических катастроф из английской и ирландской истории, включая Крымскую Войну, великий голод 1848 года, Пасхальное Восстание в Дублине. Сочетание протестантской трудовой этики, славянского пессимизма и красоты, созданной пластическим хирургом, делают её персоной нон-грата в приличном обществе. Её романы на английском можно приобрести на Амазоне. http://www.amazon.com/Marina-Julia-Neary/e/B0030L2MK2/ref=sr_ntt_srch_lnk_3?qid=1468623861&sr=8-3

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1012 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru