litbook

Культура


Большая алия к маленькому «иерусалимскому синдрому»*+3

  Под парусом
     Порвали с прошлым. Нет его.

Мы, оттолкнувшись от причала,

С собой не взяли ничего,

Но, оказалось, есть немало:

Упругий парус, гордый стяг,

Задорный ветер непокорства

И в небе солнце – как маяк

Неукротимого упорства.

  И.Хейфец (1991)

 

От автора

Внимательный  читатель, разумеется, захочет связать инициалы автора с названием статьи и подумает: “Ну вот, нашелся на мою голову еще один Спаситель  с критикой жестоковыйных иудеев!"  - и, представьте себе, ошибется. Автор, проживший и продолжающий жить и работать в Стране Израиля более четверти века, не отделяет себя от народа, среди которого живет, а просто живо реагирует на его проблемы, как он их понимает (по определению, ярче видимые свежему глазу, чем притупившемуся взгляду аборигена), с которыми тот сталкивается, и от всей души желает их решения. Первый шаг для этого – их назвать (чего по разным причинам многим не хочется, и, вне сомнения, вызовет шквал гневной критики и опровержений, к чему автор заранее приготовился).  Потому, что он (автор, а не народ) убежден, что это – проблемы не только "русской" алии, 25-летний юбилей которой недавно не без некоторой помпы отмечала страна (кстати, последний может послужить внешней причиной возвращения к обсуждению данной темы и - первой публикации статьи, написанной более тринадцати лет тому назад, и, к сожалению автора, не только не потерявшей своей актуальности, но и прибавившей в ней). Автор убежден, что одни и те же морально-социальные проблемы привели и к провалу Большой “русской" алии, и ко всем последующим драматическим событиям новейшей израильской истории:  договору Осло, все обостряющемуся расколу общества, росту в нем пораженческих настроений, растущей изоляции страны в мире и т.д., и пр., и т.п.

Декабрь 2016 года

 

***

 

«Идиоты, зачем вы приехали!?!! – сказала, со злостью глядя сквозь меня, прохожая на пылающей тяжелым октябрьским зноем холонской площади. Она, как и все вокруг, куда-то очень спешила, а я остался стоять, остолбеневший от этой непрошенной фразы, вырвавшейся из нее, как животный крик отчаяния попавшей в надежный силок птицы... Что, что она сказала? Я не ослышался? Мне? Почему?.. Но ее след давно затерялся в вязкой, как болото, ко всему безразличной толпе.

(О, первые дни на Святой Земле! О, юная обостренность чувств! О, яркость впечатлений! О, свежий дух березы!.. Ты уже за бугром...)

Похоже, она назвала в моем лице идиотами без малого миллион своих соплеменников, ошалевших от счастья осуществленной мечты. Да разве целый народ – русские евреи, перелетев через моря и континенты словно на сказочном ковре-самолете в считанные месяцы, не оказался в этой загадочной и чарующей, крошечной, но такой разнообразной (7 климатических зон – сам в буклете читал!) стране, древней и одновременно юной, прекрасной и, конечно, доброй к своим вернувшимся блудным не по своей воле сынам, измученным веками издевательств, изгнаний и массовых избиений? Ведь если наш перелет, подобный чуду, осуществлен с ее участием (ведь она нас так долго ждала, обижалась, если мы летели мимо – за океан, добилась, наконец, чтобы ничто нас не отвлекало от нее), значит, мы здесь желанны, и продолжение будет не менее чудесным, чем начало!? Разве не о нашей встрече с ней мечтали Герцль и Жаботинский? А Шестидневная война, навсегда наполнившая нас гордостью за братьев? Разве и не ради нас одержали они эту победу, показав всему миру, что у евреев действительно есть «надежно охраняемый национальный дом» (кажется, что-то похожее написано в Декларации Бальфура, о которой мы читали у запрещенного там Семена Дубнова)? Конечно, мы малость опоздали, и другие отвоевывали у пустыни и враждебных соседей землю, но, верно, и на нашу долю осталось кое-что, а уж мы постараемся показать все, на что способны, чтобы к старым чудесам, описанным в ТАНАХе и новым – возрождению иврита и государства – прибавились новейшие – ведь такая силища прибавляется к народу в нашем лице! И плюс к своему государству – вошедшая в поговорки еврейская взаимовыручка и взаимная ответственность! Ведь все, буквально все говорит о том, что шаг сделан правильный, и лишь теперь начнется настоящая жизнь – в лоне своей древнейшей культуры, пусть в окружении врагов – но с армией и со своими, без пятой графы и без невольного заигрывания с представителями «титульной» нации.

Разумеется, туда доходили слухи о докторах наук – дворниках, о врачах – самоубийцах, об учителях – кладовщиках и музыкантах – сторожах. В Москве я слышал и реакцию моих друзей на эти слухи: «Когда евреи рассеянны – они, действительно – "дрожжи человечества", генерируют новые идеи, "заражая" окружающих присущей им деловой активностью и своим знаменитым "практическим идеализмом". А собранные в одном месте, они превращаются в скорпиона, жалящего себя самого, у каждого – масса идей, некому только их воплощать, и все приходит к банальной первобытной войне всех со всеми за блага земные, закон обращается в право сильного, народ, лишенный жесткого естественного отбора – в группу вырожденцев, прогресс – в деградацию, вино – в уксус и т.д и т.п...» Звучала уже тогда, на переломе двух последних десятилетий прошлого века, долетевшая отсюда со скоростью молнии короткая, как удар бича, фраза: «Алия провалена» (хотя точнее было бы – абсорбция алии, алия-то как раз состоялась, и – успешнее некуда

Короткий анекдот: «Вы такой герой, что решились ехать! – А по-моему, вы – еще больший герой, что решили остаться…»

Как знать, быть может, у нас нет и тех шести лет, что были у евреев Германии и Польши (которыми они так и не воспользовались, несмотря на усилия неистового Зеэва- Владимира Жаботинского), и реакцией на Перестройку станет какая-нибудь новая тирания с каким-нибудь новым Сталиным. (Невозможно забыть, как родители шепотом в своей квартире говорили про эшелоны, подогнанные на запасные пути московских вокзалов для окончательного решения все того же вечного вопроса). А если красно-коричневая чума затопит все в мгновенье ока, границы – снова на замок, и... Как тогда объяснять и себе, и тем, что зависели от тебя, почему остался, несмотря на все уроки истории, в стране, богатой такими разными традициями, когда был открыт путь в Страну Израиля?

И вот мы здесь. Позади сомнения, страхи, сожаления. И в первый же день, выйдя прогуляться по городским улицам, никого ни о чем не успев спросить или хоть чем-то спровоцировать, получаешь, словно обухом по голове, тот самый вопрос, который, вроде бы, в таких муках решен для тебя раз и навсегда! Нет, видимо, было что-то настолько блаженно-идиотское на моем лице, что хотелось поскорей с него согнать (теперь-то я хожу с другим выражением, но оно, увы, не вызывает даже такого желания...). Так значит, правда! Иначе сказала бы не так зло, и что-нибудь другое. Но, может быть, ей так не повезло здесь, мало ли личных причин для ипохондрии?

А на дворе стоит буйное израильское лето, которое будто решило доконать тебя влажной духотой, от которой никуда ни спрятаться, ни деться. Там, выходя из дома, ты мог дышать воздухом, здесь – нет. Если у тебя дом без кондиционера – ты обречен, а твоя первая съемная квартира, разумеется – без... Шалом (привет)! А после трех месяцев одуряющей парной, в которой, кажется, размягчаются мозги – три месяца потоки холодной воды как из ведра, льющие день за днем без единого перерыва – таких лета и зимы (а других времен года здесь просто нет) эта земля не помнила, наверное, с библейских времен. Чем не геенна огненная н не всемирный Потоп? Что и говорить, впечатляющие и многозначительные декорации были предложены нам к концу Большой алии. Вот, мол, ребята, куда вы попали, действительно туда, в то самое место, не сомневайтесь. Ну, а в хороших декорациях, как известно, нужно хорошо играть – соответствовать, что называется. Декорации – декорациями, а какова сама пьеса, и какие роли в ней нам отведены? А самое главное – кто автор пьесы? О, об этом нам надлежало узнавать постепенно, шаг за шагом, без суеты и нервозности. «СавланУт, работAй, бэвакашА, сав-ла-нУт (терпение, господа, пожалуйста, тер‑пе‑ни‑е)!»

Честно говоря, мне моя роль «олЕ хадАша» (нового репатрианта) – сразу не понравилась. Учительница начальных классов, призванная учить нас в ульпане ивриту, бьет «крыльями», изображая птицу, лавочник предлагает десяток пит «всего» за пять шекелей, а в автобусе старожилы-попутчики от души интересуются, хорошо ли нам «баарэц» («в Стране»), а если случилось замешкаться с ответом, искренне обижаются: «Как, вы еще и не довольны – попав из страны с тоталитарным режимом в свободную и получая такую помощь? Ну, знаете...». Как им объяснить, что живем мы в тесноте и в обиде, спим на найденных у помоек кроватях или на полу, питаемся однообразно и скудно, а та самая помощь с изящным названием «корзина абсорбции» почти полностью уходит на оплату квартиры, которую мы снимаем на три семьи, иначе пришлось бы с первого дня вместо ульпана идти на черную работу, что и сделали многие другие, отказавшись и от специальности, и от перспективы на будущее. Но мы привыкли ограничиваться минимальным, и прошлая жизнь отнюдь не баловала нас роскошью.

Но как примириться с тем, что к естественным бытовым трудностям прибавляются искусственные, кропотливо «созидаемые» чьими-то нечистыми руками? Газеты пестрят статьями о «русских» ворах и проститутках, религиозные при встрече плюются, детей в детских садах и школах дразнят «грязными русскими» и... бьют. Однажды смуглый подросток, мимо которого мы с тринадцатилетней дочерью проходили, вдруг ни с того, ни с сего заорал: «Зот медина шелану (это – наша страна)!» - Приехали!

Еще более короткий анекдот: «В целом мире ты – еврей, и только в Израиле ты –"  русский”».

Однако, чего же было и ждать от простых людей, озабоченных лишь сохранением своего места под солнцем? В конце концов, евреи – тоже люди... Но с той же простотой уже один из министров - министр абсорбции! - говорит на всю страну: «Русские» не получат абсорбции "де люкс", пусть не рассчитывают!»

Да мы и так ни на какой «люкс» не рассчитываем! Мы давно все поняли, и, отказывая себе во всем, готовы учить язык до потери пульса, чтобы потом найти работу по специальности, не потерять себя, а иначе что же страна от нас получит, от сломленных... Но ломка продолжается. Теперь уже не один министр, а целое правительство, в котором – подавляющее большинство – из тех же мест, что и мы (земляки, можно сказать), проделывает то, от чего до сих пор дух захватывает, и мороз по коже пробирает. А что, собственно, они такого сделали? Теперь-то я понимаю, что по местным понятиям – ничего особенного, да только по местным, не конвертируемым. Итак: страна в лице своего законно избранного правительства просит у могучего заокеанского союзника гарантии на десять миллиардов долларов «на абсорбцию большой "русской" алии», получает гарантии, проведенные законом через Конгресс, получает под эти гарантии деньги, и... ни одной агоры не направляет по назначению, а средства – все, до конца – тратит на погашение старых партийных долгов правящей партии. Но, пожалуй, и этот «вонючий трюк» (не выражение автора, а устойчивая идиома на иврите, обозначавшая сначала действие одного политика, затем – уже нескольких, а, как видно из данного примера, иногда – и целого правительства), лишивший, как бы между прочим, миллион новых граждан страны возможности постепенного «врастания» в общество, каждого – на своем профессиональном уровне, не оставил такого гнетущего впечатления, как то, что он не вызвал никакой реакции общества. Ни расследований, ни бурных выступлений в кнессете, ни возмущенных статей в прессе – ни-че-го, как будто это – в порядке вещей. Все участники (точнее, соучастники) этого до сего дня – уважаемые политики и, естественно, полноправные члены общества. Да-а-а, со своими так не поступают... Вот и «вечно второй», в очередной раз проиграв выборы главы правительства, один из ответственных за этот и автор первого в истории «трюка», давшего название всем последующим, «в сердцах» воскликнул: «Евреи победили израильтян!» (Недавно он в окружении своих именитых друзей в блеске и почете отпраздновал свое восьмидесятилетие). Что же это такое? Тот министр, «сфаради» (выходец с Востока), разжигая ксенофобию «своих», «осаживал» «чужих» – «этих наглых "русских"». Этот, вроде, из наших, ашкеназов (европейских), а туда же – «обидевшись», что мы проголосовали против него, тут же начал натравлять на нас, «евреев», «израильтян». Господи, куда же мы попали? Разве израильтяне - ... не евреи?

Длинный стихотворный анекдот, сердитость которого, может быть, чрезмерная, легко извинима важностью поразивших автора открытий, сделанных им в первый год своего пребывания в стране:

Старый тип галутного еврея

Здесь давно осмеян и забыт:

Ведь кругом враги, они, зверея,

Ждут и ждут, что мы опустим щит.

Мы должны всегда стоять на страже

Наших славных и прекрасных дел,

И порою очень странно даже:

Для чего Еврей к нам прилетел?

Почему он не сменил ментальность

И свою мечтательность привез?

А кому нужна здесь музыкальность

И душа, уставшая от слез?

Почему он вечно недоволен,

Говорит коряво, как дитя?

Мы его не звали, был он волен

Жить в галуте – Бог ему судья...

Он у нас работу отбивает,

Хочет обустроиться скорей,

Но при этом часто забывает,

Что галутный он, и что - еврей!

Он и знать не знает, что Всевышний

Нашим предкам Землю обещал,

Но потом ведь всех извел, что вышли,

И рабам сюда ступить не дал.

(Правда, здесь мы сами забываем,

Что на этот раз не Элогим

Вывел наших дедов ми-Мицраим

И позволил жить здесь как своим,

Что они, галутные, руками,

Споря и ругаясь без конца,

Эту землю вновь забрали сами,

Проявив все качества бойца).

Но об этом помнить здесь не к месту.

Вот пример другой: здесь шла война,

Воевали мы, им – как в наследство

Все, за что платили мы сполна!

(Правда, здесь мы снова забываем,

Что для всех евреев всей земли

Наши деды эту землю раем

Так мечтали сделать... Не смогли).

Деньги есть у нас, но нет искусства,

Есть Тора, да свежих нет идей,

Мы давно порастеряли чувство,

Что еврей еврею – иудей.

Мы сидим по уши в матерьяльном,

Богу отдаем лишь ритуал,

Лжем, воруем, всех с прицелом дальним

Давим, кто не входит в наш каѓал.

Для чего нам эти недоноски? –

Деньги ведь получены «под них» –

Вот пускай и пашут, как подростки,

На местах «для черных и цветных»

А потом в отчетах мы укажем,

Что за этот год как никогда

Уровень поднялся жизни нашей

И производительность труда.

Помните ж, горбатясь и старея

(Да и кто же даст вам позабыть!):

Мы – исраэлим, а вы – евреи!

Гоим – там, здесь мы вас будем бить!!!

 Впрочем, может быть, израильтяне-то пока еще в какой-то степени – евреи (ну, например, когда речь идет об «еврейском большинстве» в кнессете), но вот то, что евреи – не израильтяне, и вряд ли ими когда-либо станут – это уж точно. В головы юных «сабр» это закладывается со школьной скамьи, «галутные – нам не чета, они, как бараны, позволяли вести себя в газовые камеры». Здесь тем немногим уцелевшим в той проклятой, погубившей почти всех евреев Европы, преодолевшим все преграды и, наконец, ступившим на эту землю, кричали: «Сабон (мыло)!». Сразу после Катастрофы...

А тут целый народ приехал, вырвался, можно сказать, на «историческую», народ образованный, умелый, дисциплинированный. И надо было помочь ему решить три проблемы: жилье, язык, работа. Как выяснилось, ни одна из них не была даже серьезно поставлена. Зачем строить для них дешевое социальное жилье – не лучше ли дать «зеленую улицу» своим строительным подрядчикам, которые сегодня пополняют казну налогами, а если сотни тысяч олИм (репатриантов), выплачивая непосильные проценты по ссудам, потеряют силы, профессию, чувство уверенности в себе, словом, опустятся – не страшно, приедут новые... Да и за кого, собственно, переживать? За этих? Вы что, газет не читаете?

Решения принимались странные: например, закупить «караваны» – тысячи металлических вагончиков, в которых летом – невыносимо жарко, а зимой – невыносимо сыро и промозгло – словом, жить невозможно. Или программа съема для самых обездоленных – одиноких стариков и старух – отреставрированных в старых домах квартир – и снова пустая трата огромных средств. Результат – обогащение поставщиков и домовладельцев и... все та же армия неустроенных. Немногие счастливчики – пенсионеры получили комнаты в хостелях и дешевых домах престарелых, но на этом беды многих из них не кончились!

На третьем месяце обучения в ульпане класс опустел – все ушли работать, поняв, что языка все равно не видать, жалко время терять. А моя дочь, наоборот, сидела целый год в классе, где преподавание велось на непонятном ей иврите. Школьные ульпаны в самый пик большой алии оказались закрытыми (вот где настоящее вредительство, где Вы, товарищ Сталин?..). Представьте себе шок девочки-подростка, в переломный во всех смыслах слова момент своей жизни лишившейся языка. Следующим летом ульпаны снова открылись, но моральная травма оказалась настолько сильной, что за весь следующий учебный год она не смогла набрать нужный темп и оказалась перед перспективой попасть в класс «гемер» т. е. согласиться с клеймом «недоразвитая» и, значит, лишиться права быть допущенной к экзаменам на аттестат зрелости. Вот так! Все свои абсорбционные дела – побоку, и вперед – выручать собственное чадо, которое в конце концов аттестат получило, но ценой таких затрат своей и родительской душевной энергии, что вряд ли восстановимы. А сколько детей и подростков подобного шока не выдержало и «сошло с дистанции», пополнив армию недоучек, наркоманов и... нет, лучше не надо! А у скольких родителей, даже интеллигентных, занятых добыванием куска хлеба насущного, ни сил, ни времени решать проблемы собственных детей не было! А сегодня мы читаем отчеты о резком росте наркомании и преступности среди «русской» молодежи и об ужесточении требований к въезжающим в страну. Намек элегантный, но абсолютно лживый. Эти пороки плодит израильская система образования, которой, как и другим, недостает государственных деятелей (а не политиков) – во главе, четко выраженных целей и квалифицированных кадров. Жертвы ее – не только «русские» и бедные (хотя, разумеется, именно они – в первую очередь), а все израильские дети, по определению попадающие в разряд слабых (взрослые – дети, мужчины – женщины, богатые – бедные, израильтяне – евреи, ряд можно продолжать), а значит, дискриминируемых.

Недавно на моей входной двери зазвонил звонок. На пороге стояла миловидная девушка, которая по-русски представилась агентом Центра по изучению иврита при Министерстве просвещения. В Министерство, оказывается, поступают сведения о недостаточном владении ивритом обладателей первой и второй научных степеней, работающих по специальности. Центр призван помочь им усовершенствовать свой иврит через сеть новых ульпанов, которые будут открыты сразу же после анализа сложившейся ситуации. Первым моим желанием было – выставить девушку за дверь. Но во-первых, она лично ведь ни в чем не виновата, во-вторых, как я уже сказал, она была симпатичной, а в-третьих, я уже пообещал отвечать на ее вопросы в течение десяти минут. Я собрал всю свою сдержанность и вежливо объяснил девушке, что такая трогательная забота кажется мне неискренней. Двенадцать лет – никаких проверок и исследований, несмотря на море жалоб и воплей о помощи, и вот сейчас... Все оказалось до банального просто: информация о «провальной» государственной системе обучения репатриантов ивриту – одно из главных препятствий на пути организации новой большой алии. Да поезд давно ушел, господа! Сотни тысяч изуродованных судеб, люди, брошенные за плохой иврит на нижние этажи, а то и в «подвалы» общества, под ноги его «знатокам» (где они, настоящие его знатоки?..), неиссякаемый повод для шуток, острот и издевательств – все зависит от культурного уровня аборигена, с которым приходится общаться. Как это вы скроете? А для чего столько средств выброшено на ветер? Конечно, причины есть, но разит от них так же, как и от того самого «трюка»...

Быль на правах анекдота: На состоявшейся недавно прощальной встрече уходящего министра культуры с «русской» интеллигенцией он искренне пожурил слушателей: «Ну зачем вам этот русский? Почему вы не хотите писать и мыслить на иврите? Ведь это еврейская страна!».

 Жаль, что он сразу ушел и не выслушал множества весьма энергично изложенных ответов...

А теперь – настоящий одесский анекдот на том самом русском, без которого мы пока ну никак не можем:

« – Как пройти на Дерибасовскую?

– Подержите арбуз.

– Пожалуйста!

 (Широко раскинув руки, во весь голос)

– Нет, вы посмотрите на этого пижона! Он не знает, как пройти на Дерибасовскую!!! Давайте арбуз»

А с трудоустройством по существу, без связи с проблемой языка, происходит следующее: прекрасно устроились имеющие достаточно высокий уровень не только профессиональной подготовки, но и приспособляемости, и, самое главное, сильный характер, способный преодолеть сопротивление всей системы – я имею в виду тех счастливчиков, наделенных всеми этими качествами, которые открыли свое дело и преуспели в нем. Но они, к сожалению, в абсолютном меньшинстве (честь им и хвала, но ведь подобный набор качеств характера в сочетании с определенными, избранными профессиями не так уж часто встречается). И тысячи и тысячи инженеров, учителей, ученых, музыкантов остаются за бортом своей специальности, так как слышат от чиновников, ответственных за их профессиональную судьбу: «У вас нет ничего, чего бы мы не знали или не умели. Вам нечего нам предложить. Поэтому, и нам нечего вам предложить, кроме фабрики, автозаправки и ухода за престарелыми». – «Но ведь у нас специальность, опыт, богатые знания, наконец. Неужели стране, кроме чернорабочих никто не нужен?» – «А вы думаете, почему даже молодых демобилизованных солдат и солдаток (когда самое время учиться, чтобы наверстать упущенное для учебы время службы в армии) государство стимулирует с помощью денежного подарка по полгода отработать на черных работах? А почему в стране более ста тысяч сравнительно еще молодых (старых «выбраковывают») людей «шмерЯт» (работают сторожами)? Важнее этих работ ничего нет. Так что, если не хотите – бэвакашА, ахУца, работАй! (пожалуйста, закройте дверь снаружи, господа)!»

Местный анекдот: «Если с трапа самолета спускается новый репатриант без скрипки – значит, он пианист! (читай:« Да не нужно нашей маленькой стране столько музыкантов, да и других специалистов подобных"  профессий”! Если бы хоть что-нибудь полезное...»).

А как насчет спортсменов? Совсем недавно бывшую репатриантку из Аргентины (в стране – 14 лет), сохранившую второе гражданство, не включили в сборную Израиля по дзюдо (видимо, как не прошедшую предварительный матч «израильтяне – евреи»). Так она-таки стала чемпионкой мира в составе сборной своей родины (доисторической). Кто от этого выиграл, кроме местных интриганов?

Не стану вторгаться в другие сферы, но насчет музыки многие искренне заблуждаются. Ведь она до сих пор – падчерица в местных школах, во многих из них просто отсутствует, а в других – ведется нерегулярно, без единой программы, без минимума знаний в итоге, как по ее теории, так и по истории. Ладно, пусть «простые» люди не видят пользы в музыке, государственные-то мужи должны ее понимать! Вот бы и дали работу страждущим музыкантам – педагогам, предварив ее кратким курсом по ментальности бойких израильских ребятишек... Ан нет!

Местные были, звучащие, как анекдоты: «Мэр Кармиэля организовал из музыкантов своего города несколько бригад мусорщиков – и город заблестел! ( “А по вечерам, ребята, собирайтесь, у кого останутся силы, музицируйте, сколько хотите, теперь я за вас и за город спокоен“)».

Израильские телережиссеры сняли документальный фильм – короткометражку о судьбе трех выпускников ВГИКа первый из них, бывший актер – ныне пекарь, второй, бывший режиссер – гид в турагентстве, а третья, бывшая сценаристка, если не ошибаюсь, – кассирша в супермаркете. Все трое своей абсорбцией довольны. - Еще бы, это все-таки не ездить с мусороуборочной машиной, как органист Красовский.

Недавно много и бурно говорилось о 31-м месте наших школьников, занятом ими в ходе международной проверки их способности понимать прочитанное. Сейчас молчок – до следующей проверки. О том, как запущено преподавание точных и гуманитарных дисциплин в школе, о непомерно высокой плате за учебу в университетах и колледжах, о неуклонной деградации школьников – росте насилия, употреблении наркотиков, говорится, но и только. Профессия учителя – одна из последних, как по престижности, так и по зарплате. Количество учебных часов, проектов и программ – неуклонно сокращается. Ведь дети – самая слабая группа населения, вообще не имеющая своих представителей в кнессете, и если из-за «исчезновения» десяти миллиардов, даже не дошедших до бюджета абсорбции, не было ни единого писка протеста, дети тем более все «скушают». А учиться они и так не любят, и заставлять их недавно принятым законом категорически запрещается. Правда, от безделья они покуривают травку, периодически насилуют одноклассниц (нередко – коллективно), регулярно избивают (а иногда и забивают, и режут до смерти) тех, кто послабее, в то время как учительница демонстративно выходит из класса (а если в парке – проходит мимо) – ведь если дотронется хотя бы пальцем – засудят!!! И когда их сверстников взрывает очередной шахид – молчок. И когда очередной автобус разносит взрывом, или младенца убивает снайпер, или по преступной халатности офицера солдаты стреляют друг в друга на земле, а вертолеты сталкиваются в воздухе, когда рушится мост во время Маккабиады, и люди, наглотавшись воды в реке a-Яркон, умирают, а солдаты срочной службы – подводники после нескольких месяцев учений в реке Кишон получают неизлечимые заболевания, когда обваливаются перекрытия в Доме торжеств – и сотни людей искалечены или раздавлены насмерть, отравляются реки, воздух, почва, в ответ – молчок, молчок, молчок... Нет защиты правому, нет наказания виноватому.

«Милосердные к жестоким – жестоки к милосердным» - хазАль амрУ (говорили наши мудрецы).

Анекдот: " - Абрам Семенович, а где это пропадает Ваша дочка Саррочка?

-  Вы что, не знаете - В Гватемале.

-  Да? И что же она там делает?

-  Как что? Она - подпольщица - рэволюционэрка!

-  А сын Изя?

-  В Ирландии, член ИРА.

-  А дочь Лея?

-  В Испании, воюет за свободу басков.

-  А младшенький, Яша?

-  Яшенька - в Израиле.

-  Что, тоже рэволюционэр???

-  Вы что, с ума сошли?! Он же на исторической родине!!!"

Долгое время казалось, что здесь не может быть социального взрыва «по определению» – непозволительная это роскошь для единственного в мире еврейского государства. Но события последних месяцев говорят о том, что это, как ни невероятно – не невозможно. Все больше людей выходит на улицы, пока еще с мирными демонстрациями и плакатами. Но это – знаки, и надо, чтобы их поняли те, кто принимает решения. А они, похоже, «играют» слепоглухонемых, а может быть, и впрямь потеряли способность воспринимать страдания других и забыли основу человеческого, открытую еще нашим праотцам: «Вэ аѓАвта лэраЭха камОха (возлюби ближнего своего как самого себя)».

Из первой книги ТАНАХа «Брешит» известно, что Бог выжег вместе со всеми жителями (кроме праведника Лота и его жены, превратившейся в соляной столб за излишнюю привязанность к оставленной при бегстве недвижимости) два города на Мертвом море - Содом и Гоморру, пролив на них потоки кипящей серы. За что? А «вознесся вопль к небесам» – лаконично объясняет основной текст нашей главной Книги. Комментарии наших мудрецов разъясняют, в каких случаях возносится подобный вопль, какие причины его вызывают. Другими словами, за какие грехи полагается такая кара. Во-первых, суд там был неправый: если кого-то обидели (побили или ограбили, например), и этот человек по наивности или по незнанию местных порядков приходил жаловаться, его же еще и жестоко наказывали (а не будь растяпой, да и место свое знай, нечего жаловаться на того, кто сильнее тебя физически и выше по социальному положению!). Во-вторых, вдов там обижали, и сирот не жалели, словом, неимущим, больным и убогим жизнь была – хуже смерти. Словом, бесчинствовали содомиты и аморреи «по полной»: грабили бедных, насиловали слабых, да и основные десять заповедей нарушали не задумываясь, а когда перешли в своем бесчинстве некую невидимую черту – кончилось Божье терпение, «вознесся вопль к небесам» – и полились сверху все сжигающие потоки (серы или лавы – не все ль одно!).

Возможно, мы еще далеки от опасной черты (кто знает, где именно она пролегает, эта черта?), но вот: солдата в форме прилюдно убивают за то, что он говорит по-русски – а судьи выгораживают убийц; детей в школах регулярно избивают за то же самое – без всякого наказания; за массовое убийство подростков, собравшихся потанцевать – пустые угрозы, а за убийство министра – активные карательные действия, оставляющие в будущем тем же убийцам – не «живым бомбам», а направляющим их нелюдям – возможность убивать детей, жителей бедных кварталов и поселений, подвергающихся обстрелам, и пассажиров автобусов, не имеющих средств на содержание собственного автомобиля. Бедным даже в будущем не светит надежда выбраться из проклятого замкнутого круга бедности, а кратковременный расцвет экономики, связанный, как известно, с использованием дешевой рабочей силы сотен тысяч образованных олим на неквалифицированных и подсобных работах, быстро перешел в стагнацию, как и следовало ожидать - ведь наши первые в жизни прочитанные фразы «мы не рабы, рабы – не мы» здесь естественно трансформировались в «рабА – сюда, рабА – туда? – тодА рабА! – (большое спасибо»!). Избиение жен, бывших жен и любовниц стало деталью фона местной жизни, убийства женщин – как средство сведения счетов – поражают как своим количеством, так и простотой аргументации современных аморреев. А сотни (тысячи?) молодых (и не очень) репатрианток, на все согласных из страха потерять работу, распинаемых на складах и черных дворах не столько похотью опьяневших от власти мерзавцев, сколько их алчущим удовлетворения тщеславием мелкого лавочника! А старики, не имеющие своей крыши над головой или после долгих мук ожидания и унижений получившие ее – и ставшие жертвами коммерсантов от государства, сдающих эту крышу – их хостелей – под установку мощных передающих антенн, что приводит к их преждевременной слепоте, глухоте, ну и, разумеется, переходу в лучший из миров... А инвалиды, на колясках воюющие с полицейскими за свои пенсии, а госчиновники и «народные избранники», опустошающие своими зарплатами и все новыми и новыми «трюками» казну...

Я не религиозен, но знаю, что нельзя безнаказанно нарушать записанные в Книге законы человеческого со-бытия, иначе – оживает до времени дремлющий за высокими облаками вулкан, и проливаются на их преступающих те самые кипящие Высшим негодованием потоки. И не обязательно сверху, и не обязательно кипящая лава: или общественный котел взрывается в результате необратимой реакции наполняющей его гремучей смеси, или мрак массового помутнения рассудка обрушивается на целую страну, или еще что-то подобное с тем же фатальным исходом.

Где ты, Исайя? Отзовись, Иеремия! В какой заоблачной выси скрылся ты на своей небесной колеснице, Илья-пророк? – Кто сегодня напомнит, что не «все позволено»?.. Кто нынче найдет меж нами Авраама, что перед Богом защищал праведника от незаслуженной кары?..

Ведь так давно сказано: «Не сотвори себе кумира».

Опять сотворили, и кто – мы! И где – здесь! И какого – золотого тельца!..

 ...Значит, снова жди разгневанного Моше и сыновей Леви с обоюдоострыми сверкающими мечами посреди стана Израилева.

Ой ли (неужели опять)?..

Авой (увы)!                                                                              (Сентябрь, 2003)

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2017/Zametki/Nomer2_3/IHejfec1.php

Рейтинг:

+3
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (2)
Vladimir Peshnyak 10.03.2017 18:58

Корень проблемы - власть и золотой телец. Бизнес, обесчеловечивший любое население, поддерживает власть и гос.строй, в любом "цивилизованном" государстве. Россия семимильными шагами догоняет.
Рождение, жизнь и смерть: из всего высасываются деньги.
Население катастрофически уменьшается. Восточная Сибирь сдана...

Жванецкий официанту: "Нет, ни салфеток не хватает, - нас много".

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Vladimir Peshnyak 10.03.2017 19:34

Ну почему не сделать компьютерную игру: строю государство. Где могут закладываться тысячи параметров и миллионы данных для баз программы каждым игроком. Может быть в виртуале и смогло бы родиться Государство, где рождались бы для созидания и счастья.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1012 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru