litbook

Политика


Убийство или самоубийство?*0

Предисловие

Уже написав статью о военном преступнике Александре Лааке, служившем во время немецкой оккупации Эстонии комендантом концентрационного лагеря, я вдруг обнаружил еще один архивный пласт информации, приоткрывающий завесу секретности в «деле о самоубийстве». Дополняю ею первоначальный вариант статьи.

Палач

Двадцать шесть лет назад, в феврале 1991 года, Королевская конная полиция Канады RCMP заново открыла дело, на тот момент тридцатилетней давности, о самоубийстве Александра Лаака, бывшего нацистского преступника, коменданта концентрационного лагеря Ягала, действовавшего на территории оккупированной фашистами Эстонии в 1942 – 1943 годах.

В лагерь смерти Ягала отправляли преимущественно евреев из прибалтийских стран, Польши, Чехословакии и Германии. Всего там было уничтожено, по разным оценкам, от 3000 (по оценкам советских следователей) до 10000 заключенных (по данным Эстонской международной комиссии по изучению военных преступлений). Некоторыми исследователями назывались числа от 125 до 300 тысяч, которые не нашли документального подтверждения.

Александр Лаак, эстонский коллаборационист в чине лейтенанта, был лично причастен к гибели заключенных и опознан свидетелями. По данным канадской газеты Оттава Ситизен (Ottawa Citizen) за 08 марта 1961, со ссылкой на сообщение ТАСС от 29 августа 1960 года, против бывшего коменданта лагеря также были даны показания о ночных пьяных оргиях, изнасилованиях и последующих убийствах девочек.  Свидетельские показания дала выжившая Ханна Кленкова из Чехословакии; советскими следователями были допрошены Ева Мейснерова и Маркита Маршева, и тоже указали на Александра Лаака. Он принуждал девушек участвовать в оргиях, предварительно казнив их родителей. Еще одна свидетельница Рут Кпешкова рассказала, как ее с матерью привезли на поезде к лагерю смерти. Ее спросили, может ли она идти, и она ответила – да. Мать идти не могла, тогда ее погрузили в синий автобус, отвезли к траншеям и там расстреляли.

Александр Лаак

Александр Лаак

После расформирования лагеря Ягала в августе 1943 года, Александр Лаак был назначен начальником Центральной (Батарейной) тюрьмы в Таллинне и оставался в этой должности до конца немецкой оккупации Эстонии.

По окончании войны Лаак бежал в Италию, и в 1948 году перебрался в Канаду под вымышленным именем. Впрочем, новое имя мало отличалось от настоящего – Алекс Лаак. Тем не менее, бывшему нацисту удалось пройти проверку канадских и британских спецслужб. Он около двух лет провел в Онтарио, а затем поселился в городе Виннипеге на улице Сент Джеймс (St. James) и жил, по его собственным словам, «мирной жизнью» семьянина.

Работа советских следователей

Газета Ottawa Citizen от 31 августа 1960 года (за неделю до смерти Лаака) приводит подробное описание, со слов самого бывшего коменданта, но без упоминания его имени, о том, как советские следователи вышли на след преступника.

«Мать этого человека в возрасте 70 лет была возвращена советскими властями три года назад из Сибири в Эстонию. Письмо для нее (от Лаака, прим. Автора) было перехвачено. Там коммунисты определили местонахождение респондента».

Канадская конная полиция RCMP посоветовала Лааку не общаться с прессой. Вероятно потому, что сама проморгала натурализацию в стране нациста, или даже закрыла на его прошлое глаза.

Так или иначе, RCMP не желала быть втянутой в эту грязную историю, а Лаак не переставал общаться с прессой, настаивая на своей невиновности и напирая на то, что прошел все проверки канадских спецслужб. Каждая газета тех лет упоминала «чистоту» Лаака, кивая в сторону RCMP. На этот момент следует обратить особое внимание.

Внезапная смерть

Лаак отверг предъявленные советской стороной обвинения, утверждал, что его оклеветали «за службу в эстонской армии и борьбу с коммунистами». Эстонские источники говорят об обратном. С приходом советских войск в Прибалтику и присоединением в 1940 году прибалтийских государств к СССР, Александр Лаак горячо поддержал новую власть. Демонстративно прикрепил красный флаг на свой мотоцикл и так показывался в окрестностях. С приходом немцев, Лаак переметнулся к ним на службу.

В 1960  перед его глазами были примеры арестов других нацистских преступников из лагеря Ягала: надзирателя Яна Веика (Jaan Viik) и Ральфа Герретса (Ralf Gerrets), заместителя Лаака на посту коменданта. Обоих позже признали виновными в массовых убийствах и приговорили к смертной казни. По информации Мемориального музея Холокоста (США), Вейк проявлял особую жестокость: он подбрасывал маленьких детей в воздух и стрелял в них. На суде Вейк не оспаривал данное обвинение. (Видео с судебного заседания в Советской Эстонии [1961], на котором соучастники Лаака называют его имя https://lcmedia-assets.ushmm.org/film/dfw0414e.mp4)

Однако третий подельник Лаака, его начальник, оберштурмбанфюрер СС, глава эстонской политической полиции Айн-Эрвин Мере избежал наказания. Несмотря на то, что Советский Союз требовал экстрадиции преступника, и в марте 1961 года Верховный суд Эстонской ССР заочно вынес Мере смертный приговор, разоблаченный эсэсовец остался на свободе. Великобритания отказалась выдать его. Он умер собственной смертью в 1969 году.

Александр Лаак был найден повешенным в собственном гараже 06 сентябре 1960 года. Это случилось через восемь дней после сообщения ТАСС. Канадские следователи RCMP не нашли насильственного характера и определили смерть, как самоубийство. По утверждению газеты The Montreal Gazette от 7 марта 1961, приятели покойного сообщили, что он совершил суицид, чтобы «защитить членов своей семьи в Виннипеге и в Эстонии».

Осталась скрытой информация о том, что именно угрожало членам семьи Лаака, и каким образом его самоубийство способствовало их защите.

Еврейские мстители

Существует версия о принуждении нациста к самоубийству.

Журналист Михаэль Элкнис, автор книги «Выкованные в ярости» (Forged In Fury), изданной в 1971 году, утверждает, что Александр Лаак был убит Арни Бергом (Arnie Berg), агентом из отряда Аббы Ковнера.

Еврейские мстители развязали после войны охоту на фашистских преступников. Так в 1946 году агенты подпольной организации Ковнера отравили хлеб в лагере Шталаг-13 под Нюрнбергом, где содержались пленные эсэсовцы. Тогда пострадали свыше 2200 арестантов, но смертельных случаев не было.

Элкнис так описывает предполагаемое убийство:

«Арни Берг прилетел из Южной Америки в Канаду, в Виннипег, чтобы помешать бегству Александра Лаака, который опасался возмездия за сотни тысяч евреев, убитых по его приказу… Берг сказал, что убьет и жену Лаака, когда та вернется из кинотеатра. На это Лаак стал умолять позволить ему самому «прилично» свести счеты с жизнью, чтобы сохранить жизнь супруги. Берг согласился и дал ему веревку. Через пятнадцать минут Лаак покончил с собой в гараже. Таким образом, смерть была обставлена, как явный случай самоубийства».

За и против версии Элкниса

Без всякого сомнения, Александр Лаак должен был стать желанной мишенью для отряда возмездия Аббы Ковнера. Настоящее имя и местонахождение Лаака были выявлены советскими следователями и преданы широкой огласке.

Однако есть нестыковки в рассказе Элкниса. Самая главная, откуда он мог знать детали произошедшего: разговор о возможном убийстве жены Лаака и мольбах последнего «прилично» покончить с собой? Лаак умер, а Берг (если он вообще существовал) и Абба Ковнер по этому поводу не высказывались.

В случае убийства странным выглядит и поведение канадской полиции. Названо имя возможного «заказчика» – организация Ковнера, имя исполнителя – Арни Берг. Логично предположить, что канадская сторона сделает запрос на свидетельские показания. Абба Ковнер умер в 1987 году, так что время для вопросов имелось, но они не последовали.

С другой стороны, с чего бы Ковнеру отмалчиваться? Под его руководством осуществлялись куда более дерзкие операции, чем ликвидация не самого крупного по должности и званию нациста.

Если Арни Берг прибыл в Канаду, то соответствующие записи – даты въезда и выезда – у пограничной службы должны были фигурировать. Соответствуют ли они дате смерти Лаака? И был ли вообще такой агент Берг – не известно, кроме как со слов Элкниса.

Еще более сомнительным выглядит рассказ Элкниса в разрезе хронологии событий. Разброс от обнаружения преступника до его смерти – всего неделя. Когда бы Абба Ковнер успел спланировать операцию, подготовить, заслать агента и выполнить ликвидацию, не оставив следов? Не удивительно, что RCMP не рассматривала Ковнера, как возможного организатора убийства.

Игра с полицией в прятки

Совсем нелепым выглядит поведение названного Элкнисом исполнителя ликвидации Арни Берга. Ему-то зачем инсценировать самоубийство нациста? Возмездие подразумевает посыл другим. Если речь не идет об особо охраняемом объекте, то ликвидация мстителем проводится таким образом, чтобы было понятно, кто и за что.

Берг находится на чужой территории, постоянно опасаясь разоблачения. У Лаака была жена и четверо детей, средь бела дня кто-то мог прийти домой. Ликвидатор должен был точно знать распорядок жизни семьи Лааков и подгадать удобный момент, а для этого следовало вести многодневное наблюдение за объектом. И уж совсем странно выглядят разговоры с нацистом: «повесься, или убью твою жену». Что за нелепость? Агент бы всадил пулю в затылок объекта или нож между лопаток, и через минуту покинул бы место расправы. А если планировал убить жену Лаака – Дайси (Daisy или Desi Laak), то вряд ли стал бы сомневаться.

Любая операция еще на стадии разработки имеет четкие цели, какие объекты ликвидировать. Если Дайси Лаак осталась в живых и скончалась в 1980 году, значит, ей ничто не угрожало со стороны мифических еврейских мстителей.

Кстати, о ней…

В семье Лааков было четверо детей – три сына и дочь, все рождены в Эстонии.

Бурдмейер 
(Buerdlmeier) – старшая (вероятно дочь, сменившая фамилию). Год рождения неизвестен, как и дальнейшая судьба.

Хен / Анди 
(Henn / Andy) – 1932 года рождения. О нем известно, что умер он в старости, и в течение жизни не был замечен в экстремизме. Имя и пол третьего ребенка Лааков не установлено. Младший – Юри / Джери /Геральд (Juri / Jerry / Gerald) 1939 года рождения. Как и его брат Анди, умер в преклонном возрасте, и ничто не указывало на его приверженность к насильственным действиям.

Все они в 1990-му году были весьма немолодыми людьми. Нападение на журналиста с их стороны теоретически возможно, но практически… Не исключено, что третий ребенок Лаака, но тут мы полностью оказываемся в поле догадок.

Дайси Лаак полностью отрицала причастность мужа к массовым убийствам. Хотя она уже много лет была замужем за Александром, на момент его деятельности в концлагере и на посту начальника таллиннской тюрьмы. Могла ли Дайси Лаак не знать, чем занимается муж, который в эсэсовской форме каждое утро ходит на службу? Ни от сослуживцев мужа, ни от их жен не знала, что творится за колючей проволокой лагеря смерти Ягала? Удобно порой не видеть очевидного.

Это отдельная тема, почему жены нацистов не понесли вместе с мужьями-преступниками наказание. Вот, какая-нибудь Манька-скупщица идет по уголовному делу, как соучастница, и срок мотает за то, что жила с бандитом, принимала от него награбленные побрякушки, красовалась в них  и не донесла в правоохранительные органы. А жена палача и душегуба, знавшая, чем ее муж занимается, она кто – невинная жертва? Не сходится. Допустим, в Эстонии она боялась перечить мужу – война, страшно? А чего она боялась в Канаде до 1960 года и после? Она так и не раскаялась. По крайней мере, публично об это не высказалась. Зато отвечая корреспонденту газеты The Montreal Gazette в сентябре 1960 года, заявила, что ее мужа оклеветали, и «какие-то внешние силы хотят ему навредить». Ни секунды сожаления о тысячах убитых ее мужем. В том же духе высказывался Александр Лаак, договорившись до того, что никогда не слышал о лагере смерти Ягала.

Другие свидетельства

Журналистское расследование, проведенное газетой The Jewish Post & News, пролило некоторый свет, если не на обстоятельства смерти Александра Лаака, но на его жизнь в Канаде.

Изучая доступные материалы, я обратился к главному редактору газеты The Jewish Post & News Берни Белану (Bernie Bellan), и он прислал мне свою статью за август 2014 года, в которой ссылается на воспоминания журналиста Джина Телпнера (Gene Telpner), опубликованные в октябре 1987 года.  Телпнер писал, что после иммиграции в Канаду, Лаак некоторое время работал на гражданской должности в департаменте национальной безопасности. Газета Ottawa Citizen уточняет – работал с 1955 года.

Серьезный общественный интерес к случаю предполагаемого убийства Лаака проявился лишь через 11 лет, после выхода книги Элкниса «Выкованные в ярости». Эта книга стала настоящим потрясением для Артура Драша, который будучи в 1960-х годах репортером газеты Winnipeg Free Press, описывал смерть Лаака без упоминания имени. Тогда ситуация была не столь очевидна, поэтому следовало избежать возможных обвинений в клевете. Печальным для Артура Драша было осознание того факта, что сын Лаака и Драш в свое время были одноклассниками и даже играли в одной футбольной команде.

В телефонном разговоре Артур Драш рассказал журналисту газеты The Jewish Post & News Майрону Лаву (Myron Love), что он беседовал с Лааком, после выдвинутых против последнего обвинений советской стороной. Лаак всячески запирался и отрицал свою роль в массовых убийствах в лагере Ягала.

Драш высказался крайне скептически относительно принуждения к самоубийству Лаака израильским агентом, хотя и подтвердил, что сообщение о смерти бывшего коменданта лагеря появилось в New York Times сразу после публикации его статьи в Winnipeg Free Press. В New York Times так же не было раскрыто настоящее имя бывшего коменданта.

Майрон Лав (Myron Love) опубликовал статью, в которой ссылается на публикацию Дэйва Робертса (Dave Roberts) в Winnipeg Free Press за февраль 1990 года, в которой Робертс рассказывает о нападении в Альберте на журналиста Кейта Рутерфорда (Keith Rutherford). Нападение совершили двое скинхедов – за разоблачение Александра Лаака. Один из нападавших называл себя сыном покойного нациста.

Выше мы говорили, что нападение на журналиста Рутерфорда сыном бывшего нациста, теоретически возможно. Хотя нападавшим мог быть любой последователь фашизма.

Не стоит удивляться, нынешняя Канада другая. Но так на изломах истории было не всегда. Именно Виннипег в 1930 годы стал колыбелью Канадского союза фашистов. В конечном итоге центр организации переместился в Торонто, а затем правительству Канады надоели бойкие молодчики, и к партии фашистов были применены жесткие санкции. Но приверженцы идеи должны были остаться к 1960-му году.

Остается открытым вопрос

Если не агент Арни Берг, тогда что или кто заставил Александра Лаака так внезапно залезть в петлю?

Немедленный арест ему не грозил, иначе эта информация была бы отражена в документах RCMP. Имени Лаака при жизни в канадской прессе в 1960 году не называли, а заявления советских следователей могли еще долго рассматривать в международных судах. В конце концов, один раз Лаак сбежал из Эстонии, опыт у него имелся, финансы тоже. Он жил в частном доме, купленном на средства, по данным ТАСС, награбленные у жертв нацизма. Газета The Montreal Gazette от 8 сентября 1960 года уточняет, что стоимость дома Лааков равнялась 11000 долларов, что в переводе на современные деньги – около 90000 канадских долларов.

Газета Ottawa Citizen за 31 августа 1960 года рассказывает, со ссылкой на Дайси Лаак, что с 1948 года ее муж работал разнорабочим на Онтарийскую электрическую компанию (Ontario Hydro-Electric Power Commission). Только через 8 месяцев Лаак смог привезти в Канада семью. В 1950 году они переехали в Виннипег. Дайси Лаак устроилась гувернанткой. Сын – разносчиком газет.

Косвенно спокойствие Лаака подтверждает и поведение жены Дайси Лаак накануне; она отправилась в кино (по утверждению Элкниса). Вряд ли она бы не заметила у мужа тревогу и депрессию в случае реальной угрозы ареста.

Однако газета The Montreal Gazette от 08 сентября 1960 года полностью опровергает рассказ Элкниса о спокойствии Лаака накануне смерти и о походе его жены в кино.

Ссылаясь на слова Дайси Лаак:

«Он (Лаак) позвонил мне на работу и потребовал приехать. Я отпросилась пораньше и приехала домой. Там не смогла найти мужа. Вышла на задний двор, и там его тоже не было. Мне показалось, что я слышу шум в гараже, я открыла дверь и увидела мужа висящим».

Сын бывшего тюремщика Геральд (Gerald Laak), студент Университета Манитобы, сказал, что его отец был удручён разоблачениями ТАСС и последующей публичной известностью.

Эти свидетельства – Дайси и Геральда – особенно важны, потому что были сделаны сразу после случившегося происшествия. И они камня на камне не оставляют от истории, рассказанной Элкнисом. В его повествовании мы видели беззаботную дамочку в кино… А на деле Лаак кого-то боялся, куда-то спешил – возможно, хотел бежать. Вряд ли он видел сиюминутную угрозу. Иначе бы звонил не жене, а в полицию. Эта версия выглядит более правдоподобной.

И уж точно его поведение опровергает версию Королевской конной полиции RCMP. Потенциальный самоубийца точно не стал бы требовать у жены, немедленно явиться домой.

Место захоронения Александра Лаака не в Виннипеге, как можно было бы предположить, а в онтарийском городе Броктоне (Brockton). Странно, правда? Зачем из провинции Манитоба везти тело за более чем две тысячи километров в Онтарио?

Мнение полиции

Следует добавить, что в следственном департаменте Королевской конной полиции, дело Александра Лаака хоть и открыли заново, но с большим сомнением отнеслись (это в 1991 году) к возможности получения дополнительной информации. Сержант Вес Бордер (Wes Border) без всякого оптимизма заявил, что тридцать лет назад дело было закрыто на основании заключения судебно-медицинского эксперта, доктора И.О. Фрайера (Dr. I.O. Fryer). По его словам: «Три десятка лет – большой промежуток времени. Люди умерли. Старые отчеты более недоступны».

Однако не все очевидно и с экспертизой. По сообщению газеты Ottawa Citizen от 07 сентября 1960 года (на следующий день после обнаружения тела):

«Судмедэксперт провинции (Манитобы, прим. Автора) доктор И.О. Фрайер заявил, что Лаак собственноручно повесился, и дальнейшее расследование проводиться не будет. Первый отчет гласит, что он (Лаак, прим. Автора) умер на переднем сиденье собственного автомобиля, при этом мотор был включен».

Не правда ли, любопытная картинка вырисовывается. Экзотический способ покончить с собой, и еще более экзотический комментарий полиции. Вот так, у полиции под носом военный преступник, которого только-только опознали, совершает абсолютно нелогичные действия:

— Звонит жене с требованием срочно прийти с работы домой, не объяснив по телефону цель спешки.

— Бежит в гараж, садится в машину и заводит мотор (с какой целью?)

— Затем, каким-то образом вешается, сидя на переднем сиденье…

Как без посторонней помощи он вообще исхитрился повеситься за рулем автомобиля?!

Криминалисты ничуть не заинтересовались данными вопросами, а тут же, на месте, выдали вердикт: дальнейшего расследования не будет. Даже если самоубийство, что за прыть такая у следователей? Они откидывают дело, как будто схватились за головню из костра.

Соберем пазл

    Преступника опознали в международном суде и потребовали (или собирались требовать) его экстрадиции в СССР для трибунала. Преступник отрицает свою вину, запирается. Давит на то, что прошел проверку спецслужб. При этом он сам работает на национальную безопасность. Кем он там был, не указано. Но хорошо известно, что бывшие эсэсовцы после войны оказывали услуги спецслужбам разных стран, в числе которых США, Советский Союз, арабские страны Ближнего Востока, страны Южной Америки. Был даже случай, когда бывший эсэсовец (правда, не каратель, а диверсант) Отто Скорцени, содействовал израильскому Моссаду. В 1950-60-х уже вполне разгоралась Холодная война. Советские агенты наводнили Запад. Лааг вполне мог знать, какие методы у коммунистического подполья и как с ним бороться. RCMP просит Лаага не общаться с прессой. Да, услугами бывших нацистов пользовались, но тайно. Открыто ими брезговали и старались такие связи не афишировать. Лааг и его супруга продолжают давать комментарии в духе невиновности и упоминать пройденную проверку. В случае экстрадиции, Лааг, знакомый с канадской службой нацбезопастности, мог выдать пусть даже то немногое, что знал. И главное, какое было бы политическое фиаско. Беглый начальник концлагеря, садист и убийца детей на службе уважаемого государства. СССР вцепился бы за эту историю в пропагандистских целях. В 1960 году Канада, как и другие страны, были не столь либеральными. Нравы были жестче. В случае угрозы безопасности или имиджу страны, принимались жесткие меры…

Итог

Мастерски подстроенное самоубийство, отсутствие прямых улик и доказательств, кроме газетных статей. И саботирование полицией вести расследование.

Можно было бы поступить иначе? Конечно… Сегодня бы устроили показательный суд, который бы завершился минимальным наказанием для палача и громадным позором для страны; воплями правозащитников и подрывом авторитета государства на мировой арене. В середине прошлого века страны еще заботились о собственной репутации. Поэтому нацист так удачно свел счеты с жизнью, утащив в петлю все потенциальные проблемы.

 

Оригинал: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer4-mspivak/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1013 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru