litbook

Культура


Еврейские корни Маврикия Вольфа (1825 -1883)0

Нужно знать не только что издавать, 
но и для кого издавать…
     М.О. Вольф

 Работая с редким книжным фондом в одной из российских библиотек мы  обратили внимание на издания в роскошном красно-черном переплете с рельефным тиснением. Это оказалось полное собрание сочинений писателя, лексикографа, автора знаменитого «Толкового словаря…» В.И. Даля. Собрание выпущено в издательстве известного петербургского книгопродавца Маврикия Осиповича Вольфа (1825-1883).

М.О. Вольф

М.О. Вольф (1825-1883)

Как человека, интересующегося еврейской историей, у меня возник вопрос о национальной принадлежности М.О. Вольфа. Предполагая наличие еврейских предков, я начала поиски. Просмотрев достаточное количество справочных изданий («живых» и электронных), чаще всего встречаешь определение – русский, русско-польский книгоиздатель, поляк и даже немец. И лишь изредка  указывалось на его происхождение из еврейской семьи.

Поиски увенчались успехом лишь после «встречи» с книгой библиографа, литератора и оккультиста Ивана Казимировича Антошевского (1873-1917).  В 1907 г. у него вышло небольшое, но серьезное исследование -«Евреи христиане: историко-генеалогические заметки». Книга является результатом кропотливой исследовательской работы и содержит богатейший материал о евреях-выкрестах. Автор рассказывает о распространении католичества и протестантства среди польских и литовских евреев, принявших аугсбургско-евангелическое  и аугсбургско-реформатское исповедания. В предисловии читаем: «При составлении нашего труда мы пользовались официальными изданиями и документами, а также специальными исследованиями Ф. Еске-Хоинского, А. Краусгара, С. Дубнова и др.» [1, 6].

Причины принятия иной веры, в данном случае христианства, у каждого еврея были свои. Рассуждая на эту тему, Антошевский пишет: «Особенным вниманием пользовались среди евреев неофитов исповедания аугсбургское-евангелическое и  аугсбургское-реформатское. Происходило это по многим причинам. Главным обстоятельством, способствующим переходу евреев в протестантство, было то, что почти все немцы, поселившиеся в Польше, исповедовали протестантство, а наиболее прогрессивные евреи в XIX  в. были выходцы из Пруссии»  [1,29].

В главе «Евреи, принявшие аугсбургско-реформатское исповедание», находим ценную информацию о семье Вольфа, где указана точная дата крещения всех детей известного варшавского доктора Иосифа Вольфа (1766 — 1836), отца будущего книгоиздателя.

 «Вольф, Иосиф, доктор; жена Элеонора Эстрейхер. Их дети:

    Болеслав-Маврикий, 26 л., крещ. в 1856 г., книготорговец Максимилиан, 31 г. в 1840 г., доктор Михаил, 28 л. крещ. в 1840 г., доктор» [1, 46]

Теперь можно с уверенностью говорить о том, что все дети доктора Вольфа –  выкресты. Пройдя обряд крещения, они стали христианам протестантского направления  аугсбургско–реформатского исповедания.

Самым первым в списке указан, интересующий нас Болеслав – Маврикий или Маурицый в польском варианте, известный в России как Маврикий Осипович Вольф (1825–1883). Проведя несложные арифметические действия понятно, что христианином он стал в возрасте  31 года.  Но, Антошевский указывает возраст – 26 лет. Можно допустить, что он  не знал точной даты рождения Маврикия Вольфа. Кстати и сегодня встречаются разночтения по этому вопросу. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона дата рождения Маврикия Вольфа – 1826 год [2, 169]. Известно, что в Петербург Вольф  приехал в 1848 г., крестился в 1856 г., т.е. в течение восьми лет оставался иудеем.

Итак, более точное и правильное определение национальной, религиозной и гражданской принадлежности Маврикия Вольфа звучит так – польский еврей-выкрест протестантского направления аугсбургско-реформатского исповедания. Но, мы не можем полностью отказаться от формулировки «русский книгоиздатель», т.к.  35 лет он прожил в России (1848-1883) и занимался издательской и книготорговой деятельностью.

Пока непонятно, где он прошел обряд крещения, в Петербурге или во время очередной поездки в Варшаву. Узнать сегодня это довольно сложно, несмотря на то, что существует объемный труд, посвященный биографии,  издательской и книготорговой деятельности  Маврикия Осиповича. Книга называется «На книжном посту. Воспоминания. Записки. Документы» (1916), вышла в издательстве «Т-во М.О. Вольф», написана в жанре мемуарной литературы. Автор – писатель, историк, и журналист польского происхождения Сигизмунд Феликсович Либрович (1855-1918). Более сорока лет он проработал в книготорговой и издательской фирме М.О. Вольфа (с 1882 г. – «Товарищество М.О. Вольфа»). Больше, полнее  и лучше работы о М.О. Вольфе на сегодняшний день просто не существует.

В предисловии С. Ф. Либрович объясняет, почему  решился написать и опубликовать эти воспоминания: «… современники – живые свидетели деятельности М.О. Вольфа – один за другим уходят со сцены. Уйдут последние и с ними вместе исчезнет возможность воссоздания полного образа этой замечательной, типичной личности и того круга, в котором протекала его деятельность. Чтобы не дать совершиться такому факту, я и решил выпустить настоящую книгу» [3, 5].

 Возвращаясь к еврейским корням М. О. Вольфа, следует назвать его предков. Генеалогическая линия прослеживается от деда – Максимилиана Вольфа (1730 — 1778).  Известно, что он был врачом и занимал должность лейб-медика у австрийского императора Иосифа II. Скорее всего, он был выкрестом, но точных сведений о крещении нет.  Бабушка – Юстина Невахович состояла в родстве с Львом Николаевичем Неваховичем (1776 – 1831) (Лейб Невахович) – финансистом, писателем, переводчиком, основоположником жанра «русско-еврейской» литературы.

Отец Иосиф (Осип) Вольф (1766 — 1836) был известным в Варшаве доктором и автором многочисленных серьезных работ по медицине. Пользовался большим уважением в польском обществе. Прославился как непримиримый противник модного в то время брауновского способа лечения болезней. Мать – Элеонора Эстрейхер (1789 — 1859) [3, 445].

«Мы все родом из детства»… Прочитав биографию Вольфа, понимаешь, насколько точно это выражение подходит к будущему книготорговцу. Уроженец Варшавы, выходец из медицинской семьи евреев-выкрестов [4]. Уже в юном возрасте он понял, что медицина не его призвание.  С ранних лет Маврикия привлекали книги. Причем он, не только читал, но и собирал их. Как профессиональный библиотекарь расставлял  в правильном порядке по полкам, распределял по содержанию, запи­сывал  названия, составлял  каталоги. Самостоятельно знакомился с букинистами, продавал одно и покупал на вырученные деньги другое. В двенадцать лет Вольф уже осознанно решил посвятить свою жизнь книжному делу. Это подтверждают  его собственные воспоминания: «Уже с детства я любил книги…. Моя мечта еще в детстве была рас­пространить как можно больше книг, покрыть страну огромною массою книг, которые покрыли бы мое имя славой благодетеля человечества… Эти детские фантастические мечты приняли затем другую, более реальную форму: благодетелем я не стал, а только книгопродавцем и издателем, но, я думаю, и в этой скромной роли я принес свою пользу.  Я пришел к убеждению, что можно и нужно трудиться так, чтобы и другим быть полезным, и себе заработать честно кусок хлеба» [3, 446].

По окончании Варшавской гимназии, где сверстники  прозвали его «книговедом»,  юный Маврикий осуществил свою  мечту – поступил на службу в крупный книжный магазин Варшавы – Глюксберга.  Заработав самостоятельно необходимую сумму денег, он едет в Париж. После трехлетней работы во Франции,  отправляется в Германию  для изучения немецкой книжной торговли. Затем – Львов, Краков и Вильно. И здесь в Вильно он вновь работает у Глюксберга в качестве агента по продаже книг в городах и местечках края. Четыре года с книжными ящиками пространствовал молодой Вольф, приобретя бесценный опыт работы в книжном деле. Изучив книжный рынок Польши, Франции и Германии, он принимает решение отправиться в Санкт-Петербург. Это был 1848 год.

Предпринимательская жилка не обманула будущего книгоиздателя. Именно здесь он приобрел статус «книжного миллионера». Это было удачное время для развития собственного книготоргового дела. В  Петербурге открываются крупные издательские, полиграфические, книготорговые предприятия. Развитие науки и техники, успехи естествознания и медицины, освобождение печати от «предварительной» цезуры – все это способствовало  бурному росту печатной продукции.  Петербург в 60-е гг. XIX столетия по количеству выпущенных изданий опережал все города России. Увеличивалось число издательств, открывались новые типографии [5, 376-378].

Вольф часто рассказывал посетителям книжного магазина о том, что первый,  с кем свела его судьба в северной столице, стал ректор и профессор Императорской Санкт-Петербургской римско-католической духовной академии, будущий архиепископ, писатель и переводчик Игнатий Головинский. М.О. Вольф с благодарностью вспоминает: «Ему в значительной степени я обязан тем, что остался в России и стал русским издателем и книгопродавцем…» [3,37]. Их соединила общая любовь к книге,  польской литературе. Головинский доверил молодому предпринимателю издание своего объемного труда «Паломничество на Святую Землю». Книга имела громадный успех и принесла начинающему издателю хорошую прибыль (40 тыс. руб), что  стало первоначальной основой его издательского капитала.

Книготорговую или как он сам говорил «книгопродавческую» деятельность в Петербурге М. Вольф начал в крупном книжном магазине Я.А. Исакова.  Через пять лет, в 1853 г. он открывает собственный книжный магазин «Универсальная книжная торговля Маврикия Осиповича Вольфа». Устроенный на европейский лад с большими окнами-витринами, изящным входом, приличной обстановкой магазин  быстро привлек внимание горожан. 

Книжный магазин «Т-во М.О. Вольф» в Санкт-Петербурге. Вторая половина XIX в.

«Я не раз видел, — рассказывает генерал Иохер, — как молодой «владелец-хозяин» по вечерам, не стесняясь, помогал своему артельщику завязывать и зашивать в рогожу пачки книг для отправки в провинцию, видел как сам он, после дневной продажи, раскладывал по полкам лежавшие на прилавках книги, а, выполнив все эти работы, принимался за „корреспонденцию“, т.-е. переписку со своими клиентами в провинции, а затем за просмотр библиографических журналов и издательских каталогов….  И так изо дня в день, из года в год» [3, 453].

Такое усердие принесло свои результаты. За короткое время книжная фирма М. О. Вольфа приобрела репутацию магазина, в котором можно найти лю­бую требуемую книгу. В городе «гуляла» эпиграмма:

В Публичную (библиотеку) пойдешь, 
Не найдешь,
К Вольфу заглянешь,
Достанешь…

В своей работе он неукоснительно придерживался правила: «Нужно знать не только что издавать, но и для кого издавать».

В 1856 г. М. Вольф открыл собственную типографию. Это было новое детище, которое требовало пристального внимания и заботы. Биограф Вольфа в журнале «Обзор графических искусств» (1883, № 6) писал: «…ежедневно к Вольфу в 6 часов утра являлся фактор типографии с рапортом за предше­ствовавший день и находил его уже за работой, хотя было известно, что он лег не раннее 2 часов ночи. С удиви­тельной быстротой он ориентировался во всем, что про­исходило в типографии, давал указания относительно новых работ и затем сам обязательно каждый день, хоть на короткое время, приезжал в типографию, чтобы лично проверить, все ли там в порядке».

Первой русской книгой, изданной Вольфом стала «Общедоступная механика, применительная к сельскому хозяйству, промышленности и домоводству, составленная по курсу Делонэ, с изменениями, дополнениями и примечаниями. Писаревского» (1853). Последнее крупное издание – 19-томный подарочный фолиант«Живописная Россия: Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении» (1881—190). Библиофилы и сегодня считаю его самым дорогим изданием в истории российского книгопечатания.

А между этими двумя изданиями целый ряд в пять тыс. названий по всем  отраслям знаний. Он издавал зарубежную, русскую и детскую литературу. Основал ряд популярных журналов, в том числе существующий и поныне журнал «Вокруг света» (1861). Все книги Вольфа отличает качественное и профессиональное полиграфическое исполнение. Хотя, по поводу оформления переплета, наличия иллюстративного материала ему нередко приходилось спорить со своими секретарями. Так, например, один из них, Песковский, был ярым противником любого художественного оформления: «Книга должна оставаться книгой, а все эти заставки, иллюстрации и разные «финтифлюшки»… роняют значение книги: как самостоятельного продукта человеческой мысли… книгу печатайте лишь хорошим удобочитаемым шрифтом, на простой бумаге, без всякой роскоши». Маврикий Осипович придерживался другого мнения: «Книга должна ласкать глаз своею внешностью. Уважение к писателям и литературе должно заставить всех стремиться к тому, чтобы книги имели художественную внешность, достойную их внутреннего содержания» [3, 379-381].

Благодаря умению Вольфа отстаивать собственную точку зрения мы сегодня имеем великолепно выполненные с полиграфической точки зрения книжные экземпляры. В качестве примера рассмотрим несколько книг из серийных изданий.

«Библиотека знаменитых писателей», нередко это были посмертные издания, о чем всегда сообщалось  на титульной странице — «Первое посмертное издание, дополненное, сверенное и вновь просмотренное по рукописям».

Титульный лист собрания сочинений Мельникова-Печерского

В 1895-1896 г. вышло 24-томное собрание сочинений А.Ф. Писемского, в 1897-1898 гг. 10-томное собрание сочинений В.И. Даля (Казака Луганского) и 14-томное собрание сочинений П.И. Мельникова (Андрея Печерского).

Нижняя переплетная крышка.. Соб. соч. В.И. Даля (Казака Луганского), 1897-1898 гг.

Все названные книги выделяются ярким переплетом в красно-черной цветовой гамме. Украшены рельефным тиснением с использованием цветочного и растительного орнаментов. В центре верхней переплетной крышки на черном фоне – фамилия и инициалы автора. На нижней,  текст – «Библиотека знаменитых писателей. 1897 год. Издание Товарищества М.О. Вольф».  Внизу мелким шрифтом: «Паровая переплетная Товарищества М.О. Вольф». 

Верхняя переплетная крышка.. Соб. соч. В.И. Даля (Казака Луганского,) 1897-1898 гг.

Отдельного описания заслуживает форзац книги, декорированный сложным  растительным и геометрическим узором. Левая сторона оформлена под стилизацию книжного шкафа с бюстом писателя наверху. «Книжный шкаф» частично закрыт почти театральным занавесом. Чуть выше текст «Из Библиотеки». Правую сторону форзаца украшает изящный декоративный вензель с причудливо переплетенными инициалами издателя. Его автором является художник и архитектор, член Императорской Академии художеств Ф.Г.  Берштам (1862-1937). 

Форзац. Соб. соч. В.И. Даля (Казака Луганского), 1897-1898 гг.

Титульный лист имеет издательский знак круглой формы, обрамленный словами «Товарищество М.О. Вольф», внутри все тот же витиеватый вензель, на вершине которого восседает одноглавый орел.

Издательский знак. Соб. соч. В.И. Даля (Казака Луганского), 1897-1898 гг.

Аналогично оформлена серия «Библиотека русских и иностранных писателей», поменялась лишь цветовая гамма. Например, 12-томное собрание сочинений   Д.И. Стахеева (1840-1918). Книжный переплет этой серии бледно — голубого цветаТиснение, орнамент и узоры, все здесь присутствует. Внизу на обложке текст: «Издание Товарищества М.О. Вольф». Центр нижней переплетной крышки украшает крупный издательский знак. Традиционный вензель в обрамлении лаврового венка. Внизу текст «Библиотека русских и иностранных писателей. 1902 год».

Со многими писателями, книги которых издавались или продавались у Вольфа, встречался и дискутировал секретарь книгоиздателя С. Ф. Либрович. При книжном магазине  в Петербурге существовал так называемый литературный «Почти-клуб» или «Маврикиева каморка».  Днем он выполнял роль кабинета, а по вечерам здесь собирались известные литераторы побеседовать с Маврикием Осиповичем, узнать о новостях литературного мира за границей, да и просто потолковать с опытным и старым книгопродавцом. Здесь бывали Лесков, Тургенев, Гончаров, Григорович, Майков, Данилевский, Достоевский, Островский, Писемский, Стахеев и многие другие. В своей книге Либрович приводит яркие и нестандартные характеристики о некоторых из них. Для нас, сегодняшних, они любопытны тем, что это «живые» воспоминания, где-то субъективные, неожиданные,  но от этого не менее интересные.

Беседы «Почти-клуба» неизменно принимали оживленный характер, когда появлялся Д.И. Стахеев — редактор «Нивы». «…всегда веселый и довольный, жизнерадостный, умел давать беседам такое направление, что они принимали вид настоящих литературных дебатов, часто затрагивающих предметы веры. Сильно и искренне верующий, Стахеев любил говорить о религии, религиозных верованиях...» Частым посетителем был Писемский: «Превосходный чтец, любивший щегольнуть умением художественно читать, Писемский превращал вечера «почти-клуба» в настоящие литературные собрания… Умело, выразительно и глядя поочередно в глаза своим слушателям, точно желая убедиться, внимательно ли они слушают, Писемский читал иногда целый час, почти до утомления

Когда Салтыков-Щедрин выпускал какую-нибудь  новую свою книгу, он обязательно приносил в магазин Вольфа несколько экземпляров с автографом и просил приказчиков отнестись к продаже книги с большой ответственностью: «Поставьте их хоть в витрине на виду, чтобы глаза мозолили публике, а то совсем их забудут…». Нередко встречаешь у Либровича воспоминания о взаимоотношениях писателей: «Гончаров в то время питал особенную вражду к Тургеневу. Начало этой вражде положило убеждение Гончарова, будто Тургенев позаимствовал у него какой-то сюжет«.  И даже после признания собственной ошибки: «…продолжал враждебно относиться к Тургеневу и не хотел с ним встречаться». Изредка появлялся среди посетителей «Почти-клуба» и Достоевский: «… сидел недолго и говорил мало. Полемический задор обычных бесед, не нравился Достоевскому, и он точно старался всегда подчеркнуть свое изолированное положение среди других гостей Вольфа» [3,23-24, 36].

Несмотря на продолжительную жизнь в России, Вольф  трогательно и нежно вспоминал поляков, среди которых вырос, а  Польшу  всегда считал своей родиной. В беседе с выдающимся адвокатом и польским публицистом В.Д. Спасовичем, незадолго до смерти он говорил о том, что ему хотелось бы пожить еще несколько лет, «…чтобы показать тому обществу, среди которого он родился и вырос, что он не забыл о нем, несмотря на изменившиеся обстоятельства...». В юности Вольф мечтал: «…на старости лет поселиться в родных местах и там дожить спокойно свой век.» [3, 365, 369] Но судьба распорядилась по-своему. Он умер на рабочем месте, за издательским столом, на «книжном посту». Это произошло в 1883 г.

Похоронен М. О. Вольф в Санкт-Петербурге на лютеранском Смоленском кладбище, в фамильном склепе. Над могилой его был воздвигнут памятник с бюстом работы художника-скульптора Л. А. Бернштама. ф.10

В заключении своей книги Либрович пишет: «… он оставил после себя два наследства: одно — … книжное дело, которое завещал своим наследникам продолжать, развивать и расширять; другое — состоящее из многих тысяч томов мировой литературы, сочинений, которые сделались достоянием всей грамотной России« [3, 495].

В 1882 г. книгоиздательская фирма Вольфа была преобразована в «Т-во М.О. Вольф», просуществовавшая до1917 года. После смерти создателя фирмы основными пайщиками становятся его сыновья — Александр, Евгений (1869-1909), и Людвиг (1855-?). Наследники оказались достойными продолжателями семейного дела.

Одним из руководителей фирмы становится племянник и зять Юзеф (Осип) Вольф (1852-1900). На его долю выпало довести до конца целый ряд начатых Маврикием изданий. Он оставив о себе память хорошего, образованного человека, любителя книг и прилежного труженика.

Сын – Евгений Маврикиевич Вольф в течение 27 лет самоотверженно продолжал издательское дело и пользовался в Санкт-Петербурге не меньшим уважением, чем отец.

После 1917 г. вся последующая история семьи Вольфов переносится в Германию, Берлин, куда эмигрировал сын Маврикия Вольфа – Людвиг.  О том, как удалось реанимировать «книжное дело» за границей рассказывает   правнучка Маврикия Вольфа и дочь Андреаса Людвиговича Вольфа, владелица издательства “Friedenauer Presse” – Катарина Вагенбах-Вольф (1929). Благодаря ее интервью [6] с российскими корреспондентами мы узнали следующее.

За пределами России, лишь Андреасу, внуку знаменитого издателя, удалось продолжить семейное дело. Андреас Людвигович  Вольф (1880-1972), приехал в Германию с родителями в возрасте 16 лет. Здесь получил образование и решил заняться книготорговлей. Сначала  развозил книги клиентам на лошадях. В 1929 г., когда накопил достаточно денег, открыл библиотеку, где книги можно было брать напрокат за символическую плату – 20 пфенингов. В архиве магазина сохранились учетные карточки, которые вел Вольф, отмечая, сколько пфеннигов должен был ему за день использования книги тот или иной читатель.

В 1931 г. библиотека получила статус магазина «Фриденауер Прессе» (Friedenauer Presse) по названию района, где он располагался. Здесь продавалась  немецкая литература. По традиции, заведенной еще Маврикием Осиповичем, к покупателям относились, как к добрым друзьям. Продавая книги, Андреас Вольф вкладывал в них записки: «Если эта книга не пришлась Вам по вкусу, принесите ее назад. Жаль, если она так и останется непрочитанной«.

В  30-х гг. приходом к власти Гитлера, многие книги попали под запрет, и предусмотрительно были спрятаны в подвале дома. Пережив военные годы, они благополучно заняли свое место на полках.

После войны, в память о  библиотеке, магазин стал называться «Библиотека Вольфа» (Wolff’s Bücherei).Популярность его в этот период возросла благодаря литературным чтениям, которые здесь устраивали немецкие писатели: Гюнтер Грасс (Günter Grass), Уве Йоннсон (Uwe Johnson), Макс Фриш (Max Frisch). Чтобы вместить всех желающих, приходилось даже снимать соседний дом. А горячие дебаты, начатые литераторами и читателями в книжной лавке, после закрытия магазина, продолжались в пивной, расположенной напротив. Все это без сомнения напоминает деятельность литературного «Почти-клуба» в петербургском книжном магазине Маврикия Вольфа. Постепенно поток покупателей увеличился и  магазин, где собиралась уважаемая и элитная публика Берлина, приобрел известность.

В 60-е годы  А.Л. Вольф принимает решение об издании небольших сборников, получивших название «Тетради Фриденау». Авторами были немецкие писатели: Гюнтер Грасс, Йонсен, Макс Фриш, Энценсбергер.

Позже А.Л. Вольф выпустил книги на русском языке. Катарина вспоминает: «Первыми изданиями были сборник стихотворений Анны Ахматовой – может быть, как знак памяти о Петербурге, и сборник прозы Максима Горького – может быть, как жест примирения с Советами, освободившими Германию от национал-социализма».

В 1983 г. руководство  книжного магазина  после небольшого перерыва перешло в руки Катарины Вагенбах- Вольф, правнучки петербургского издателя  М.О. Вольфа. Она возвращает прежнее название магазину –  «Фриденойер Прессе»(Friedenauer Presse) и возобновляет выпуск «Тетрадей Фриденау», названных условно по временам года: «…первой «зимней» книжкой были дневники Бабеля, вышедшие в немецком переводе Петера Урбана. Наряду с толстой зимней выходят тонкие «летние» тетрадки…, и «осенняя» брошюра, под названием «вольфовской серии», где вышли мало известные и в России редкостные вещи, как, например, повесть Гончарова «Нимфодора Ивановна».

В 2004 г.  Катарина Вагенбах-Вольф побывала в Петербурге и посетила могилу знаменитого прадеда. То, что она увидела, глубоко ее расстроило. Памятник в виде куба стоял обезглавленный, бюста не было. К счастью, смотрители кладбища вовремя увидели его, лежащий на земле, и сохранили. «Я должна была возвращаться в Германию, уехала и решила, что все кончено. Но три года назад я снова была в Петербурге, и мне сказали, что этот бюст сохранился. Я обязательно должна туда поехать и его восстановить. Все устроить. Хотя мне все говорят: «Это не ваше дело, это дело города«.

Сегодня у книжного магазина новый владелец – Наталья Люблина,  россиянка, эмигрировавшаяв Германию в 90-е гг. прошлого столетия. Выпускница Симферопольского университета, переводчик. Она давно мечтала о собственном книжном магазине и для осуществления своей цели закончила  курсы по издательскому делу. Позже приобрела «Wolff’s Bücherei», правда изменила название. Теперь он называется «Der Zauberberg» или «Волшебная гора».  С первой минуты знакомства магазин покорил ее не только старинным интерьером, но и богатой историей. Сегодня книг на русском языке здесь нет, хотя на  стене висит портрет Пастернака, а на витрине лежит новое издание Гроссмана «Жизнь и судьба» в немецком переводе. «Я ориентируюсь на немецких читателей, живущих вокруг», – рассказывает Люблина, – «берлинский район Фриденау (Friedenau) очень известен, здесь много писателей, людей творческих, которые хорошо знают мой магазин.»

Н. Люблина пытается сохранить те традиции, которые здесь оставила семья Вольфов. Любителям российской литературы предлагают классику в хорошем немецком переводе. В своей работе она придерживается традиционного вольфовского принципа: «отдельный подход к каждому покупателю и подборка необычных книг: реликтовых фолиантов и двуязычных изданий для детей, русской классики на немецком языке и книг выдающихся современных писателей.»  Сегодня у магазина уже сформировался свой постоянный костяк преданных покупателей.

Магазин, открывший свои двери в 1931 г.,  в 2017 г. отметит свое 86–летие и конечно  заслуживает профессионального и преданного своему делу хозяина. Хочется верить, что так и будет.

  Примечания

    Антошевский, И.К. Евреи христиане. Историко-генеалогические заметки» — С-Петербург, 1907 — 52 с. Энциклопедический словарь, Т. 7 — С — Петербург: изд. Брокгауз и Ефрон, 1890 —  952 с. Либрович, С.Ф. На книжном посту. Воспоминания. Записки. Документы — Петроград и Москва: Т-во М.О. Вольф, 1916 — 507 с. Документов о крещении отца и деда не обнаружено 400 лет русского книгопечатания, 1564 – 1964, М. 1964 — 663 с. Гусейнов, Г. Непрерванная нить; Кучерская, М. Царица Катарина; Зиньковский, О. Берлин: Книжный магазин с питерскими корнями и столичными амбициями; аудиорепортаж из уникального книжного магазина; Автор: Олег Зиньковский.

 

Оригинал: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer4-krutova/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1013 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru