litbook

Non-fiction


Человеческий фактор0

 Исследователь Торы, израильский профессор Йегуда Айзенберг пишет: «Одним из важнейших положений Каббалы является идея о прямой и непосредственной связи между поведением человека и судьбой нашего мира и всего мироздания». Предлагаю, основываясь на этом утверждении взглянуть на кажущиеся хаотичным набором стихийных бедствий египетские казни. Вода, превращенная в кровь, лягушки, вши, дикие звери, мор скота, нарывы, огненный град, саранча, тьма, смерть первенцев… Между ними, казалось бы, нет  логической связи. Но она существует, и человек не случайная жертва «беспощадности» еврейского Б-га, а главное действующее лицо, затеявшее противостояние с Б-гом. И началось оно не с казней, а с эпизода с посохами, предопределившего дальнейшие события.

 «И бросил Аарон свой посох пред фараоном и его слугами, и посох стал змеем. И призвал фараон мудрецов и чародеев, и сделали также они, маги (ворожеи) Египта, своими заклинаниями то же. И они бросили каждый свой посох, и стали их посохи змеями, и поглотил посох Аарона их посохи»  (7:10-11)*.

 Один посох Аарона, олицетворяющий, на мой взгляд, веру в Единственного Истинного Б-га, в миг уничтожил множество египетских, подразумевающих многобожие и идолопоклонство, то есть ложные ценности. «Но фараон не захотел увидеть столь очевидное превосходство, а обратил внимание лишь на то, что его приближенные могут сделать нечто подобное тому, что сделали Моше и Аарон» («Сончино»). Поэтому ему совершенно не нужно еврейское служение непонятному чуждому Б-гу. Его вполне устраивают его идолы и божества. Но что ожидает человечество, если еврейское служение не состоится? В классических комментариях к Торе сказано: «Кровопролитие и идолопоклонство всегда сопровождают друг друга». Не потому ли первой казнью стала вода, превращенная в кровь?

 «И поднял Аарон посох, и ударил воду, которая в реке, на глазах у фараона и на глазах у его слуг, и превратилась вся вода, которая в реке, в кровь. И сделали то же маги Египта своими заговорами». (7:20; 22)*.

Зачем нужна видимость равенства возможностей? Расхожее выражение «реки крови» подразумевает масштабность  человеческой жестокости. Для чего же Всевышнему устраивать «реки крови»? Люди сами запросто творят подобное. Но неужели для этого надо, как египетские жрецы, обладать столь обширными познаниями, столько лет получать соответствующее образование? Разве мало в истории случаев, когда подобное устраивали непонятно как дорвавшиеся до власти недоучки, выскочки, примитивы или люди, имеющие психические отклонения? Полагаю, египетские жрецы в своем стремлении продемонстрировать равные возможности с Моисеем и Аароном даже не удосужилась призадуматься о сути происходящего. Они, восприняв только внешнюю сторону и стремясь угодить фараону, сделали противоположное тому, что следовало сделать. Этакая бездумно-поверхностная амбициозность, непростительная государственным деятелям. Вот если бы они реки крови обратно в воду превратили, то есть продемонстрировали свое умение противостоять злу. Но, увы… 

 Первая казнь наглядно демонстрирует две противоположные позиции, две идеологии, два мировоззрения. Для бесчисленного множества «фараонов» и иже с ними «реки крови» являются демонстрацией собственного могущества. Да, им под силу сделать так, чтобы «была кровь по всей земле египетской» (7:21)*. И не только египетской… Поэтому вода, превращенная в кровь Моисеем и Аароном означает принципиально иное. Что именно?

  «О, все жаждущие, идите к водам. Слушайте внимательно Меня, и вкушайте благо, и жива будет душа ваша» (Иешаягу, 55:1-2) – обращается к людям Всевышний. Еврейские мудрецы подчеркивали: «Человеку необходимо соприкоснуться с источником, который дает понимание обязанностей человека». Не в этом ли лучшая защита от фараоновских «рек крови»? Поэтому учитывая, что «душа тела – в крови она» («Ваикра», 17:14), вода, превращенная в кровь Моисеем и Аароном, подразумевает  распространение и наполнение мира исходящей от Всевышнего духовностью. «И наполнится земля знанием славы Г-сподней, как воды наполняют море» (Хавакук, 2:14). В этом цель Исхода, поскольку зачастую и земля, и вода, и люди «наполняются» иным… Чем именно?

 2-ая казнь – нашествие лягушек. «И сказал Господь Моше: Скажи Аарону: Простри твою руку с твоим посохом над потоками, над протоками и над озерами, и наведи лягушек на землю Египта. И простер Аарон свою руку над водами Египта, и поднялась лягушка, и покрыла всю землю египетскую. И сделали то же маги своими заговорами, и навели лягушек на землю Египта» (8:1-3)*. Значит и люди способны делать подобное. Полагаю, объяснение этого в следующем.

 Что за «поднимающаяся лягушка»? Ведь ранее говорилось о множестве лягушек: «И воскишит вся река лягушками» (7:28)*. 

  Раши объясняет:

«Это была огромная лягушка, которая  распадалась на многочисленные скопища лягушек». Множество лягушек, расползающихся из одной огромной, подразумевает, на мой взгляд, идеологию, которая начинается с правительственных кабинетов и проникает во все сферы жизни, поскольку сначала «поднимутся они, и войдут в твой (фараона – Е.Д.) дом», и после этого «в дом твоих слуг, и в дома твоего народа, и в твои печи, и в твои квашни» (7:28)*. Почему в квашни? Может потому, что ложные ценности становятся для большинства «хлебом насущным»?  

  «И в тебе (фараоне – Е.Д.), и в твоем народе, и во всех твоих слуг окажутся лягушки» (7:29)*. «Они (лягушки)», – объясняет Раши, – «проникали в их внутренности и квакали там», что подразумевает, на мой взгляд, искажение и разрушение внутреннего человеческого мира и его проявлений. Мысли, чувства, взгляды и выражающие их слова проявляются одинаковым для всех кваканьем.

  Поэтому распространяется и утверждается подавляющее свободную человеческую личность понятие «мы». Отрицательным и попираемым становилось понятия «я», то есть индивидуальность и неповторимость каждой человеческой личности. Но при этом все происходящее должно выглядеть однозначным благом.

  Как утверждают исследователи, «египтяне считали лягушку священным животным. Она очень почиталась  из-за своей плодовитости, ей приписывалась власть над разливами Нила, от которых зависел урожай, что символизировало плодородие», а, значит, и хорошую, безбедную жизнь, — именно то, что каждая власть всегда обещает, но крайне редко способна исполнить обещанное. При этом вместо недоверия и осуждения большинство людей, запуганных перспективой «крови по всей земле египетской», то есть жестокостью власть имущих, восхваляют и прославляют фараона и его чародеев за хорошую жизнь. Может именно это глубоко аллегоричная Тора называет внутренними квакающими лягушками, изобличающими тех, у кого ложь и жестокость вызывают восхищение, благодарность, слепое бездумное повторение, исходящего от правителей. Действительно, сколь велики возможности египетских чародеев! Они вновь продемонстрировали равные возможности с Моисеем и Аароном: «И сделали то же маги своими заговорами, и навели лягушек на землю Египта» (8:3)*. Так,  может, казнь лягушками демонстрирует неосознаваемую рабскую психологию, заключенную в слове «мы». Ведь заквакали все: сам фараон, его слуги и народ. Какое неоспоримое свидетельство всеобщего равенства, братства и демократии.

 Чем завершилось столь обильное нашествие «хорошей» квакающей жизни? «И собрали их (лягушек – Е.Д.) в груды, и зловонною стала земля» (8:10)*. Вместо хорошей жизни смердящие кучи…

 В самих лягушках не было непосредственной угрозы человеческой жизни, но в них, как и в любой ложной идеологии, была заложена неизбежность этого. Искаженные понятия формируют искаженные «отношения людей и их общностей к социальной действительности и в целом друг к другу», что подтверждается 3-ей казнью.

 «И простер Аарон свою руку со своим посохом, и ударил прах земной, и была вошь на человеке и на скоте, весь прах земли стал вшами по всей земле египетской» (8:13)*.

  Как известно, вши – постоянные спутники  социальных и стихийных бедствий. Например, уносящие множество жизней эпидемии тифа, переносимого вшами. Одна никчемная, малюсенькая незрячая вошка убивает несопоставимо огромного по сравнению с ней, полного жизненных сил и возможностей человека. При нашествии вшей смертельная опасность таится в каждом, находящимся рядом. Так и в изуродованном «кваканьем» обществе. Любой находящийся рядом может оказаться желающим твоей погибели негодяем. Столь много определяющее библейское понятие «ближний» обретает противоположный смысл. В обществе воцаряется панический, преследующий практически каждого от «раба» до «фараона» страх. Постоянный страх порождает ненависть. Что напоминает объятое страхом и ненавистью человеческое общество?

  4-я казнь – нашествие диких зверей. «И вошло скопище бесчисленное хищных зверей и гадов в дом фараона и в дом его слуг, и вся страна Египетская погибала от них» (8:20)*. Почему нашествие зверей началось с дома фараона? У него же была могучая хорошо вооруженная армия, имеющая реальную возможность не пустить их в покои хозяина. Полагаю, эта библейская аллегория подчеркивает, что все зверское и хищное начинается с правительственных кабинетов. 

Как очень верно заметил Станислав Ежи Лец: «Если политические сказки говорят о зверях – значит времена бесчеловечные».

  Более того, наши учителя объясняют, что «в результате нашествия диких зверей «пострадали не только египтяне и их скот: было остановлено нормальное течение жизни» («Сончино»). «Земля подвергалась опустошению и разрушению», – подчеркивает Раши.  Итак, к морально-этическим проблемам добавились экономические. Не случайно 5-я казнь – мор скота.

 «…на конях, на ослах, на верблюдах, на крупном скоте и на мелком мор очень тяжелый. И вымер весь скот Египта» (9:3; 6)*. «Невозможно было исчислить убытки», – подчеркивают еврейские мудрецы. 

  В Торе домашний скот является одним из главных признаком благосостояния. Наши далеко не бедные праотцы Авраам, Ицхак и Яаков владели огромными стадами. На мой взгляд, поголовный мор скота подразумевает разрушение экономики страны и обнищание ее жителей, что неизбежно усиливает страх перед завтрашним днем и, соответственно, подпитываемую этим страхом ненависть.

 «Ничто так не портит народ, как привычка к ненависти», — утверждал известный итальянский писатель Алессандро Мандзони. Порочные разрушительные проявления этого ни скрыть, ни приукрасить, ни завуалировать. Есть такое расхожее выражение: «нарывы общества». О них, на мой взгляд,  6-я казнь – кожные воспаления.

 «И сказал Г-сподь Моше и Аарону: Возьмите себе полные пригоршни печной золы, и пусть бросит ее Моше к небу на глазах у фараона. И распространится она пылью по всей земле египетской. И будет от нее воспаление на коже человека и животных, образующее нарывы, по всей земле египетской» (9:8-9)*.

  Нарывы. Люди носит на себе отвратительную, вызывающую боль и дискомфорт пагубную извергающуюся наружу гниль, в которую превращается их живая плоть и кровь. Но если «душа тела в крови», то не подразумевает ли эта казнь, что в такую же мерзопакостную гниль, в которую начинают превращаться человеческие души? Кроме того, почему в отличие от прежних казней ничего не говорится о нарывах фараона? Ведь Моисей бросил золу, находясь в поле зрения фараона, то есть не далеко от него. Значит на фараона, эта, вызывающая воспаление и нарывы зола, попала раньше, чем на множество других людей.

  Полагаю, объяснение и этого, а также 7-й и 8-й казней в следующих словах Всевышнего: «Ибо на сей раз Я пошлю все кары Мои в сердце твое (фараона — Е.Д.), и на слуг твоих, и на народ твой» (9:14)*. Почему «все кары» сначала «в» сердце фараона, а последствия «на» его слуг и народ? Может потому, что зачастую человеческие проявления являются зеркальным отражением тщательно скрываемой внутренней гнили «фараонов», уверенных, что их прогнившее нутро никому  не видно?  Но их же приближенные в первую очередь изобличают их: «И не могли маги устоять пред Моше из-за нарывов» (9:11)*. Рав Зеев Дашевский подчеркивает: «Когда Египет поражался очередной казнью, то поражались все сразу. А тут говорится, что нарывы сначала были на заклинателях, а потом – на остальном Египте».

 В связи с этим необходимо упомянуть следующее. Когда  евреи ушли из Египта, фараон бросился догонять их. Вот как Тора рассказывает об этом: «…запряг фараон свою колесницу, и свой народ взял он с собою. И взял он шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египта, и предводителей над всем» (14:6-7)* и помчался догонять уходящих из рабства. Тут опять есть момент, имеющий  непосредственное отношение к предмету нашего  разговора. 
  «…и свой народ взял он с собою». Зачем? Для чего? Что подразумевает эта аллегория? Нерушимое «единство» народа и фараона, заключающееся в чисто советском единогласном «одобрямсе» воинственно-сумасбродного правителя? «Народ и партия, то есть фараон, едины»? А может Тора хочет подчеркнуть, что действия правителей и большинства их подданных непреодолимо связаны между собой. Если правитель творит непотребное, то преобладающее большинство его народа поневоле оказывается втянутым в это? И если обезумевший фараон, рвется, как следует из дальнейших событий, к своей погибели, то множество тех, кого он неизбежно «берет с собой», также обречены. Вспомним Советский Союз или нацистскую Германию.

 Кроме того, как, не имея практически ничего кроме колесниц, отвлечь людей от весьма ощутимых политических и экономических проблем, от осознания полнейшего бессилия фараонов с их приближенными исправить, изменить ситуацию? Лучший способ – развязать где-нибудь вооруженный конфликт или войну. «К войне как к крайнему средству прибегают лишь государства-банкроты. Война — последний козырь проигравшегося и отчаявшегося игрока, отвратительная спекуляция мошенников и аферистов», – писал Ромен Ролан. Но при этом войны пробуждают имперский патриотизм, означающий любовь к своей «могучей» державе и её «великому» распространяющему гниль правителю. Французский философ и государственный деятель Анн Тюрго назвал это лакейским патриотизмом.

 «Преимущество патриотизма в том, что под его прикрытием мы можем безнаказанно обманывать, грабить, убивать. Мало сказать, безнаказанно – с ощущением собственной правоты», – утверждал английский писатель и философ Олдос Хаксли. Полагаю, именно этим объясняются две следующие казни фараона: огненный град и саранча.

 7-я казнь – огненный град. «…и дал Господь громы, и град, и огонь полетели к земле. И был град и огонь полыхающий внутри града. И побил град по всей земле египетской все, что было в поле, от человека и до скота, и всю траву полевую побил град, и всякое дерево полевое сломал» (9:23-25)*.

  Не напоминает ли это бомбардировки с воздуха или артиллерийский обстрел, то есть военные действия? Неужели у столь часто используемой ракетной установки «Град» библейское название?

Поэтому нападающей стороне необходимо учитывать следующее.

  В Гафтаре (заключении) к недельной главе Торы «Ваэра», рассказывающей о первых семи казнях, говорится: «Так сказал Г-сподь, Всесильный Б-г: вот Я – против тебя,  царь Египетский, громадный крокодил, разлегшийся среди рек своих и  сказавший: «Нил мой и я сам себя создал» » («Иезекииль», 29:3). Почему? «Громадный крокодил» возомнил себя божеством. Позволили ему это.

  «В древнем Египте крокодил был очень почитаем. Существовал  главный культовый центр крокодилов. Тот крокодил, которого объявляли воплощением души бога нильских вод, жил при храме в большом вольере, окружался заботой и почётом, жрецы украшали его золотыми браслетами, амулетами и кольцами», –

рассказывают исследователи. И что, на мой взгляд, особенно актуально для нашего времени, человека, которого загрыз крокодил, хоронили с особыми почестями. Не в этом ли аналогия с лжепатриотизмом и смертью с именем тирана на устах? «За Ленина, за Сталина, за Гитлера, за правое дело победы коммунизма. Слава героям, отдавшим жизнь». За что? За кого? За возомнившего себя божеством крокодила? Да стоят ли эти хищные рептилии того, чтоб ради них гибнуть? Разве торжественные похороны крокодильих жертв так притягательны и заманчивы?

 «Последствиями войны всегда будут всеобщее бедствие и всеобщее развращение… Люди, которые признают войну не только неизбежной, но и полезной и потому желательной, – эти люди страшны, ужасны своей нравственной извращенностью», — утверждал Лев Толстой.

  Налетчики-захватчики, убивающие и калечащие людей – лучшее Б-жье творение, разрушающие не созданное ими и грабящие не принадлежащее им напоминают саранчу. Неспроста следующая, 8-я казнь, – нашествие саранчи.

 «И покроет она лик земли и не сможет никто видеть землю; и истребит саранча остаток, уцелевший у вас от града, и объест она всякое дерево, растущее у вас в поле. И наполнятся ею твои дома и дома всех твоих слуг, и дома всех египтян» (10:5-6)*.

«И покроет она лик земли».  «Насекомые заслоняют солнце и покрывают землю, заполняя воздушное пространство на всем том расстоянии, куда хватает глаз. Чудовище, которому нет конца» («Сончино»). Нашествие, порождающее чувство безысходности, беспросветности… Может поэтому 9-ой казнью стала тьма.
 «И сказал Господь Моше: Простри руку твою к небесам, и будет тьма на земле египетской» (10:21)*. «Никакая сила огня не могла дать людям свет, никакое сияние звезд не было достаточным, чтобы осветить тьму этой ночи» («Сончино»). Почему физические источники света были бессильны и бесполезны? Может, потому, что речь идет о внутренней человеческой тьме, вытеснившей из человеческих душ тот нематериальный Б-жий свет, с которого началось сотворение нашего мира? «И не видели люди друг друга, и не поднимался никто со своего места три дня» (10:23)*.

 Страшно жить, когда люди «не видят друг друга». Но для многих всеохватывающая тьма становится весьма удобным оправданием собственного бездействия. А что я могу сделать? Безразличие, разобщенность, оцепенение…

  Практически все предшествующие казни фараона сопровождаются упоминанием об ожесточении  его сердца. На мой взгляд, 9-я казнь свидетельствует об ожесточении сердец его народа. И это, по сути, является принимаемыми и одобряемыми реками крови, с которых начинались египетские казни. Не в этом ли наглядное свидетельство «непосредственной связи между поведением человека и судьбой нашего мира и всего мироздания», о которой говорит профессор Айзенберг? Так, может, 1-ая, очень непохожая на последующие, казнь  предупреждение о последствиях неприятия еврейского служения Всевышнему, одной из главных целей которого является раскрытие миру основополагающего понятия Торы – «ближний». Но сколь фальшиво, нелепо и неуместно звучит это слово, когда люди «не видят друг друга». У такой человеческой общности нет будущего, что подтверждает последняя 10-я казнь: «И умрет всякий первенец на земле египетской, от первенца фараона, восседающего на его престоле, до первенца рабыни» (11:5)*.

  Первенец в семье является главным свидетельством продолжения рода и, значит, будущего. Не абстрактно-теоретического, не обещанного кем-то, а своего собственного, реального и ощутимого. Тьма и последовавшая за ней гибель всех первенцев являются, на мой взгляд, библейской аллегорией, подразумевающей полнейшую беспросветность ситуации, как сейчас, так, и в ближайшем будущем.

 «В социологии, культурологии и публицистике «духовностью» часто называют объединяющие начала общества, выражаемые в виде моральных ценностей и традиций, источником которых, как правило, является религия», — говорится в ряде источников.

Как следует из десяти казней, понимание этого иногда приходит слишком поздно…

*Цитаты из книги «Шмот».

 

Оригинал: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer5-6-derevjanchenko/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru