litbook

Поэзия


Сквозь копчёное окно электрички0

***

 

Возьми мою голову в лодку ладоней,

такая боль затаилась в ней,

будто, измученная погоней,

дюжина дышит коней.

 

Всё – туман, и наш город в тумане

ищет огарок дней.

А могла бы жить на Кубани.

Рыжих держать коней.

 

Город жилы тянет и жёстко стелет,

болью проняв до кости.

Так саженец нежный долго болеет

перед тем, как начнёт расти.

 

***

 

есть правду алую с куста

горчинку волчьих ягод

и заступать за край листа

с пастушьей сумкой тягот

 

пусть клевер с заячьей губой

четырёхлистник прячет

я жизнь свою несу с собой

а прошлое тем паче

 

мой свет сквозь ветви зеленей

с морковным вкусом сныти

растет стихийно сад камней

и просит – соберите

 

***

 

На листе альбомном радуга и поляна,

небо синее в белых стриках.

Ждали манну, и привалила манна

в образе манной каши и детских криков.

 

Скрип качелей и скрип рессоры –

Скрепки, сшивающие пространство.

Отпусти коляску – сама покатится в гору

с пугающим постоянством.

 

Жизнь – это шликер, а слово – форма.

В небытие выливаешь густые остатки.

На спинке стула синеет форма.

И самолёт летит, вырванный из тетрадки.

 

***

 

Там ангел – капустница,

а чёрт – майский жук.

Шиповник распустится,

отбившись от рук.

 

Там скрипка-кузнечик

и флейта-сорняк.

Паук-человечек

латает гамак.

 

Латает и ловит

то сны, то росу.

На слове, на слове –

держась. На весу.

 

***

 

дачный хлам раздали поодиночке

патефон и ножную машинку Зингер

стало больше места для сна и игр

хотя дети выросли повырастали дочки

 

крепче памяти фотоснимки

на экстракте из раннего детства

и Высоцкий дороже наследства

на самопальной пластинке

 

патефон и Зингер сентиментальный хлам

вернулись на дачу нашлись на развале

но у той машинки скрипели педали

а патефон хрипотцу добавлял басам

 

***

 

жёлто-серый меланж на спицах

лес бежит за окном повдоль

день читает хронику в лицах

чёрно-белых и бритых под ноль

 

край кривой уходящий в рубчик

швы на теле пустой иглой

в электричке бухой попутчик

был на самом деле тобой

 

перекинь петлю на другую спицу

распусти стихи и свяжи рассказ

мёртвый ночью к утру проспится

и из петельки вынет нас

 

***

 

Дни заносишь в красную книгу

Тепла исчезающий вид

Собранную чернику

Свекольный сахар хранит

 

Свет узнаёшь по блику

По привкусу летние сны

И ночь добавляет чернику

В манную кашу зимы

 

***

 

Безучастное время сырое предзимье

Всё бессмысленней всё тесней

Тени леса ложатся косыми

Буквами в рукопись дней

 

Берёзовой грамоты влажный свиток

Разверни и письму внимай

Листьев и веток скромный пожиток

Ржавую накипь снимай

 

Без сапог не выходишь из дома

Серой птицей мерещишься мне

И крыло твоё в два перелома

Висит на озябшей спине

 

***

 

Красно-белая труба заводская –

Чёртов палец указующий в небо

Но ты смотришь на трубу не мигая

Как она под небом нелепа

Одинока как она бесполезна

Молчаливо как высокое горло

Был завод цветмет и железа

А теперь там склады и торговля

Сквозь копчёное окно электрички

Незаметно для себя прозревая

Каждый раз смотри по привычке

Это жизнь теперь твоя осевая

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1013 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru