litbook

Культура


Земля Обетованная. Главы из новой книги «Колония Агриппины» (продолжение)0

(продолжение, начало в №1/2016 и сл.)

Реликвии Романо-германского музея

Несмотря на нестабильность власти в столице, в Колонии Агриппины некоторое время ещё сохранялось затишье. Разбогатевшие отставные легионеры украшали город прекрасными виллами, на останках одной из которых, чтобы сохранить старинную мозаику, возвели Романо-германский музей.

На мозаике центральное изображение посвящено греческому богу виноделия Дионису (в римской мифологии Бахус, Вакх). Он славился как бог, освобождающий людей от забот и скуки размеренного быта. Ещё в Древней Греции в честь этого бога, ответственного не только за виноделие, но и за плодородие, устраивали мистические служения. Подобные праздники в честь Вакха в Древнем Риме (так называемые «вакханалии») нередко превращались в разнузданные оргии.

Мозаика Диониса на полу римской виллы III в. (Романо-германский музей Кёльна)

Мозаика Диониса на полу римской виллы III в. (Романо-германский музей Кёльна)

Мозаика со свастиками создана на той же вилле в III в., когда свастику (ещё за тысячу лет до новой эры) знали лишь как символ плодородия земли, благополучия и солнца. Увы, «культурологи» Третьего рейха сумели настолько испоганить свастику, что её ныне воспринимают как символ нацистов.

Мозаика со свастиками на полу римской виллы III в. (Романо-германский музей Кёльна)

Мозаика со свастиками на полу римской виллы III в. (Романо-германский музей Кёльна)

В Романо-германском музее Кёльна немало стеклянных сосудов, особенно для вина, которые производили местные античные ремесленники. Вино потребляли в огромных количествах. И хотя виноград вызревал немного южнее, но и в Колонии занимались виноделием, доводя до нужных кондиций вино, доставляемое в бочках по Рейну. Производство стекла имело уже к тому времени многовековую историю. Ещё в III тысячелетии до н.э. его выплавляли из смеси песка, соды и извести в Месопотамии и Египте. Тогда же с помощью добавок стали придавать стеклу различную окраску. То стекло использовали, в основном, для производства украшений. Во II тысячелетии до н.э. научились изготавливать стекло для мозаик, а ещё через несколько веков — прозрачное стекло. Уже во времена Цезаря в Сирии изобрели стеклодувную трубку, после чего началось массовое производство различных сосудов. Техника обработки стекла быстро совершенствовалась. Новшества проникали и в рейнскую Колонию, население которой представляло пёструю смесь со всех концов огромной Римской империи, и к III в. город стал одним из главных центров Европы по производству изделий из стекла.

Высшей ступенью мастерства здешних стеклодувов было производство диатрет. Диатрета (др.-греч. diatreton— прорезать, пробивать насквозь) представляла собой сосуд с двойными стенками: тулово сосуда находилось внутри внешней стеклянной ажурной «сетки» прорезной работы. Предполагают, что античные диатреты изготавливали двумя способами: 1) узор сетки сначала шлифовали как рельеф, а затем удаляли лишний материал за рельефным рисунком за исключением нескольких стеклянных перемычек; 2) стеклянную заготовку отливали по слепку из гипса и подвергали шлифовке.

Использовали диатреты, в основном, как сосуды для напитков, о чем свидетельствуют сделанные на них надписи-тосты. Стоимость их была столь высока, что известны античные законы, определяющие наказание шлифовальщиков за порчу диатрет. Самые ранние экземпляры диатрет датируют I в. н.э., а расцвет производства относят к III-IV вв. Ныне известно около 50 экземпляров античных диатрет. Одна из самых знаменитых была изготовлена в Колонии Агриппины (IV в.), а в XIX в. подарена королю Баварии Людвигу I в знак благодарности за вклад в строительство Кёльнского собора.

Кёльнская диатрета, подаренная в XIX в. баварскому королю (хранится в мюнхенской глиптотеке)

Кёльнская диатрета, подаренная в XIX в. баварскому королю (хранится в мюнхенской глиптотеке)

Служивший в легионах на Нижнем Рейне в середине I в. Плиний Старший (у него «списали» Тацит и другие более поздние историки немало сведений о древних германцах) воочию наблюдал зарождение здесь ремесленного производства. Результаты наблюдений, дополненные изучением произведений древних авторов (в большинстве своём до нас не дошедших), Плиний позже изложил в своей «Естественной истории» (уже во времена правления Нерона). Это произведение много веков считалось одной из лучших энциклопедий античности. Однако, так как сам Плиний был лишь летописцем, немало изложенных им «естественных» историй ныне выглядят весьма наивно.

В частности, по поводу происхождения стекла Плиний приводит легенду о том, как однажды финикийские купцы на песчаном берегу, за неимением камней, сложили очаг из перевозимой ими африканской соды — утром на месте кострища они обнаружили стеклянный̆ слиток. Так в пламени костра из смеси песка и соды родилось стекло. Этот миф долго переписывали из книги в книгу (стеклодувы Плиния не читали). А много позже попытались воспроизвести эксперимент. Увы, как ни старались разжигать костер пожарче, стекла так и не получили. Сейчас уже известно даже школьникам (а в античные времена ремесленникам, занимавшимся производством стекла), что для получения стекла, как правило, нужна температура не ниже 1000 градусов Цельсия, которую легко получить в специальных печах, но никак не получить в пламени костра.

Кстати, стекло из Колонии использовали не только для производства сосудов и женских украшений, но и как один из компонентов изготовления мозаики, которой украшали полы и стены богатых вилл и общественных зданий. Техника изготовления мозаики пришла в Рим из Египта, где ею украшали дворцы и троны фараонов. Римские мозаики создавали из кусочков мрамора, камня и разных видов стёкол, которые делали работу технически более тонкой, примером чего служит упомянутая выше «мозаика Диониса».

Эта мозаика пользуется огромной популярностью и в наши дни. Ярким примером этого стало лето 1999 г, когда канцлер Шрёдер захотел удивить лидеров стран «восьмерки», устроив им «рабочий обед» в Романо-германском музее Кёльна, где столы были расставлены непосредственно на полу античной̆ римской виллы. Правда, мозаику Диониса лидеры могли наблюдать лишь у себя под ногами сквозь фальшпол из прочного стекла. На Клинтона и Ельцина это произвело сильное впечатление (к счастью, они не стали повторять сей эксперимент на античных мозаичных полах музеев своих стран).

Кризис власти III века

Однако, наряду с созданием столь прекрасных произведений искусства, в Колонии уже чувствовалось приближение кризиса империи. Рейнская провинция часто подвергалась германским набегам, и жители города прятали от разграбления самое ценное. Один из крупных кладов римских золотых и серебряных монет того времени был найден на Гертруденштрасе. Его хозяину не повезло: спрятанные на чёрный̆ день деньги так ему больше и не понадобились.

В 235 г окончилось 40-летнее правление династии Северов, и в империи началась новая чехарда власти, названная «кризисом третьего века», или временем «солдатских императоров». Солдаты в провинциях всё чаще провозглашали императорами своих командиров. В условиях ослабления центральной власти внешние враги всё более теснили пределы государства. На восточных границах появился новый мощный враг — Государство Сасанидов (персидская династия, свергшая парфянскую). Не меньшую опасность создавали в Причерноморье достигшие этих мест огромные племена готов.

От переселения готов со скандинавского полуострова в конце II в. нередко отсчитывают начало европейского «Великого переселения народов». Покорив почти всю Восточную Европу, готы начали атаковать границы Римской империи ещё при императоре Каракалле (в 210-е гг.). Не сумев одолеть готов, римляне почти двадцать лет откупались от них. Однако слабость римской власти увеличивала аппетиты варваров и вскоре разразилась длительная Скифская война (она же Готская война III века — в 238-271 гг.). К реальным скифам она отношения не имела, так как последний оплот в Крыму некогда могучего Скифского государства пал в это время под натиском готов, но греческое население продолжало по инерции называть «скифами» всех варваров Северного Причерноморья.

На северных границах объявился ещё один грозный̆ противник — алеманы (Alemannen — от немецкого Alle Mannen — «все люди»). Этот новый огромный союз образовался из свевав (позже «швабы») и ряда других германских племён, живших поначалу в южной части бассейна Эльбы, а затем (в процессе того же «Великого переселения») оттеснённых к упомянутым ранее Десятинным полям (часть римской территории между Дунаем и Верхним Рейном). Об алеманах впервые упомянул Дион Кассий, когда они ещё при Каракалле пытались прорваться через лимес. К середине III в. войны уже бушевали на всех границах империи.

В 250 г готы и их союзники перешли по льду Дунай. Император Деций попытался отразить вторжение. Поначалу его военная кампания развивалась успешно. Однако в решающем сражении готы заманили римлян в болото, нанеся им сокрушительное поражение. Тело императора так и не нашли. Предполагают, что он после полученных ран утонул в болоте. Сенат утвердил императором Галла (военачальника Деция), при котором в империи вновь началась эпидемия чумы, длившаяся 15 лет.

Вскоре убили ещё пару императоров, и в 254 г на престоле оказался Валериан, назначивший соправителем своего сына Галлиена. Через два года алеманы прорвали северную границу, заняв Десятинные поля. Валериан сумел на время вытеснить их оттуда, после чего сосредоточился на борьбе с персами, направляя против них всё новых военачальников. Однако почти каждого из них при первой же победе солдаты провозглашали императором. Пришлось Валериану в 259 г самому отправиться на поле боя, где вследствие предательства приближенных он попал в плен к персам. Там и погиб. Его сын-соправитель даже не пытался выкупить отца из плена («зачем столько платить всего за одного человека»).

Сам Галлиен усидел на троне почти 15 лет, однако при нём происходила самая активная чехарда «императоров» в приграничных областях империи (хотя время его правления назвали «эпохой̆ тридцати тиранов», их число не превышало двух десятков).

Галльская империя

Одним из немногих стабильных регионов Галлиену казалась Галлия, куда он направил правителем своего сына Салонина. Помогать ему было поручено командиру преторианской гвардии Сильвану и командующему легионами Постуму. Вытеснив германцев с захваченных территорий и отразив несколько набегов алеманов, Постум осмелел и вступил в конфронтацию с Салонином и Сильваном, обосновавшимися в Колонии Агриппины. Легионы Постума осадили Колонию и штурмом захватили город, после чего Постума провозгласили императором, а Сильвана и Салонина казнили.

Очередной солдатский император, столь успешно оборонявшийся от германцев, был признан не только его подчиненными, но и большинством других легионов Галлии, Верхней̆ и Нижней̆ Германии, Испании и Британии. На огромной территории в 260 г была провозглашена так называемая «Галльская империя». Объявив Колонию Агриппины своей столицей, Постум создал здесь собственную администрацию, включавшую сенат, двух ежегодно выбираемых консулов, преторианскую гвардию. При нём город стал расти и отстраиваться. Одним из главных источников информации о том времени, оказались монеты, которые чеканили в Колонии.

Монета Галльской империи с профилем Постума

Монета Галльской империи с профилем Постума

Постум заявлял, что лишь выполняет задачу, возложенную на него Галлиеном, — защищать Галлию. Однако Галлиен не был доволен подобным разделом империи, и в 263 г начал кампанию против Постума. В одном из сражений Галлиен был серьёзно ранен, после чего вернулся в Рим. Но через несколько лет римский император предпринял новый поход против Постума, который было поручено возглавить Авреолу. В это время на высшие воинские должности нередко назначали недавних «варваров», ставших римскими гражданами. Римские источники сообщают, что Постум был галлом, а Авреол даком.

Авреол к этому моменту уже прославился блистательными победами, благодаря созданному им вместе с Галлиеном корпусу тяжёлой кавалерии. Он разгромил нескольких узурпаторов из списка «тридцати тиранов» и успешно начал кампанию против Постума, одержав в Галлии несколько побед. Продвижение было остановлено в связи с тем, что императору пришлось срочно отправиться на восточную границу, где готы совершили мощный прорыв. Авреола он оставил в Северной Италии охранять альпийские проходы от возможного нападения Постума. Авреолу захотелось самому стать императором. Захватив власть в Медиолане (Милане), он предложил Постуму объединиться против Галлиена и даже стал чеканить монеты с профилем Постума. Постум проигнорировал призыв Авреола, а без его поддержки вернувшийся Галлиен разгромил Авреола. Сам Галлиен пал от рук заговорщиков, а Авреола казнил новый римский император.

И в Галльской̆ империи не прекращались смуты. Против Постума восстал один из его военачальников, но был разбит возле Могонтиака (Майнца) и казнён. Однако и победитель Постум был убит своими же солдатами, разъярёнными запретом грабить поверженный̆ ими Могонтиак. Так печально закончилась жизнь первого императора Галльской империи, отдавая дань которому за усердие в развитии Колонии, его отнесли к 124 избранным, чьи фигуры украшают ныне башню исторической кёльнской̆ ратуши.

Его преемники продержались во главе этой империи до 274 г, переместив вскоре свою столицу в Августу Треверов (Трир). Новый римский император Аврелиан «закрыл» Галльскую империю, вернув отпочковавшиеся провинции под власть Рима. Справившись и с другими восстаниями в провинциях, Аврелиан вновь объединил империю. Но и его успешное правление длилось всего пять лет. Ещё несколько лет происходила чехарда императоров, и лишь в 284 г Диоклетиан завершил кризис власти III в.

Фиванский легион

В нынешнем хорватском Сплите (бывшая колония Салона — столица римской провинции Далмация) находится один из памятников Всемирного культурного наследия — дворец Диоклетиана, где он провел последние годы жизни. Будущий император, сын вольноотпущенника, начинал восхождение к власти простым солдатом при Галлиене, достигнув должности наместника Мёзии при Пробе. В 283 г он возглавлял охрану императора Кара, отправившегося на войну с персами. Кар умер, его наследников убили заговорщики. Последних покарал Диоклетиан, которого осенью 284 г командиры легионов провозгласили императором. Он восстановил единство империи и, отвергнув заигрывания с сенатом (принципат), утвердил не только de facto, но и de jureабсолютную монархическую власть (доминат, от лат. dominatus — господство).

Желая воссоздать «золотой век» Антонинов, он сделал соправителем своего друга Максимиана, хоть и малообразованного, но смелого и преданного ему воина. Оставив за собой общее руководство империей, Диоклетиан сосредоточился на управлении её восточной̆ частью, а западную вверил Максимиану. Хотя оба августа-императора довольно успешно воевали, подавляя восстания в пограничных провинциях, через несколько лет они решили, что и каждому из них нужен помощник. В 293 г они назначили цезарей: Диоклетиану — Галерея, а Максимиану — Констанция Хлора — породив тетрархию (правление четырёх).

Для закрепления этого союза Галерию было велено развестись с женой и жениться на дочери Диоклетиана, а Констанцию Хлору — оставить свою наложницу Елену и жениться на падчерице Максимиана. По сути, заложником стал и 18-летний Константин, сын Констанция Хлора и Елены, оставленный служить при Диоклетиане. Тетрархи на время добились единства империи и усмирения бунтовщиков на её границах. В связи с общей реформой управления Нижнюю Германию преобразовали в провинцию Германия Секунда (Germania II), главным городом которой осталась Колония (300 г).

Сложнее было добиться единодушия поданных, поклонявшихся разным богам. В течение первых трёх веков новой эры авторитет языческих богов (Юпитера, Марса, Меркурия и других) снизился. Среди рабов и нищих всё большую силу набирало христианство. Долгое время христиан не слишком притесняли. При Диоклетиане их даже принимали на государственную службу. Однако были и жертвы, а предания о великомучениках той поры дожили до наших дней. Одной из самых популярных стала история Агуанских мучеников, главным злодеем которой был выведен император Масимиан, а его жертвами солдаты Фиванского легиона.

Подробности тех же событий описаны в V в. епископом Евхарием Лионским. После успешного разгрома очередного восстания багаудов (это движение колонов-крестьян, обнищавших горожан, беглых рабов и армейских дезертиров в III-V вв. терроризировало галльские провинции империи). Фиванский легион был отведен на постой в город Агаунум (ныне французский Сен-Морис д’Агон). Максимиан приказал всем легионерам в честь победы совершить жертвоприношения римским богам. Маврикий, командир легиона, призвал своих воинов сохранить верность лишь тому Богу, которому они «присягнули» ещё при крещении. Легионеры единодушно отказались поклоняться языческим богам, за что были подвергнуты децимации (казнь каждого десятого). Легионеры не дрогнули, и вскоре были уничтожены почти все воины легиона, стоявшие лагерем в Агаунуме (отсюда «Агаунские мученики»).

Несколько небольших отрядов того же легиона были отправлены Маврикием по служебной необходимости в рейнские опорные крепости римлян. В Колонию Агриппины прибыл отряд (по Григорию Турскому, из 50 легионеров) под командованием офицера Гереона. Местное армейское начальство уже знало о расправе в Агаунуме и потребовало от Гереона выполнить приказ Максимиана о принесении жертв римским богам. Пришедшие легионеры-христиане не дрогнули. Их ожидала та же участь, что и ранее казнённых единоверцев.

Нежелание христиан признавать римского императора в роли бога приводило к непримиримому противостоянию. Упорство иудеев императоры ещё как-то понимали — всё же иудаизм был верой лишь одного небольшого народа, связанного кровными узами. «Всечеловечность» христианства явно выбивалась из античных традиций культов других народов Римской империи, к которым римляне проявляли заметную толерантность.

При отказе принести жертву обожествлённому императору непокорных казнили, порождая предания о новых христианских мучениках. Среди тетрархов наиболее толерантными казались Диоклетиан (жена и дочь — христианки) и Констанций Хлор (по своей натуре). Суровость Галерея и Максимиана породила, напротив, немало рассказов об их жестокостях. Одним из самых ярких было вышеупомянутое предание о гибели Фиванского легиона. Однако в исторических анналах, где подробно описывают 50 легионов, когда-либо созданных в Древнем Риме, легиона с таким названием не обнаружено.

Настораживало и молчание по этому поводу большинства летописцев того времени, а сам рассказ вызывал массу вопросов. Кому пришло в голову формировать целый легион из христиан, да ещё в только-только замирённом Диоклетианом Египте? Зачем этот легион направлять из Египта в Альпы? Мероприятие дорогостоящее и бессмысленное. Один из самых образованных историков церкви А.П. Лебедев писал в конце XIX в., что основой этого мифа стало сообщение блаженного Феодорита о гибели в правление Диоклетиана в сирийской Аламее римского военного трибуна Маврикия и нескольких воинов-христиан вместе с ним. На Запад было перенесено имя мученика. Из простого военного трибуна он превратился в легата, а 70 его солдат (неполная центурия) в целый легион полного состава времён Августа (6600 воинов).

В католической церкви св. Маврикию и воинам Фиванского легиона посвящены церкви и памятники. В учебниках архитектуры нередко фигурирует кёльнская церковь св. Гереона, одной из особенностей которой служит 10-гранный купол, т. н. декагон. Число граней купола церкви должно напоминать о децимации, когда казнили каждого десятого, чтобы добиться повиновения остальных легионеров.

Вид декагона на потолке церкви св. Гереона

Вид декагона на потолке церкви св. Гереона

Святого Гереона считают одним из покровителей Кёльна. Ему посвящены створка знаменитого триптиха Лохнера, одной из главных достопримечательностей Кёльнского собора, и скульптура Гереона, возведенная на башне ратуши уже во второй половине XX в.

Предание о гибели Фиванского легиона настолько потрясло воображение одного из местных скульпторов (турецкого происхождения), что он создал несколько огромных скульптурных голов, которые выложил рядом с церквями, посвящёнными мученикам, в частности, возле церкви св. Гереона в Кёльне.

«Голова Гереона» (работа турецкого скульптора Искандера Йедилера)

«Голова Гереона» (работа турецкого скульптора Искандера Йедилера)

Эдикты Диоклетиана

Легенда о гибели Фиванского легиона в 286 г была лишь прелюдией ко многим другим преданиям, появившимся во время Великого гонения на христиан (303-313 гг.), о чём следует рассказать чуть подробнее. Гонения на христиан начались на девятнадцатом году правления Диоклетиана. Согласно сведениям Лактанция (одного из самых просвещённых писателей-современников Диоклетиана и Константина), преподававшего в ту пору латынь в Никомедии, толчком к перемене отношения к христианам в худшую сторону у Диоклетиана стало отсутствие знамений во время жертвоприношения богам Срыв государственного обряда был приписан злому умыслу христиан.

Император настолько разгневался, что повелел уволить всех христиан из армии и с государственных постов, если они не совершат положенных лояльным к римским богам и к императору подданным жертвоприношений. Но непосредственных репрессий пока не было. Поводом для их начала часто считают поджог дворца Диоклетиана в Никомедии. В поджоге также незамедлительно обвинили христиан, хотя Константин, пребывавший в те дни в Никомедии, совершенно определенно называл причину пожара в императорском дворце — удар молнии.

Конечно, это был лишь повод. Умный политик Диоклетиан давно понимал, что должен усмирить непокорных христиан, и 23 февраля 303 г был издан первый эдикт против христиан и разосланы грамоты, предписывавшие разрушить до основания христианские храмы, сжигать их книги, самих христиан лишать всех государственных должностей, находящихся в услужении лишать свободы, если не откажутся от христианства. Немедленно отреклись от христианства жена Диоклетиана Приска и его дочь Валерия. За первым последовали ещё три эдикта, повелевавшие заключать христиан в оковы и всеми мерами принуждать к жертвоприношениям римским божествам и «гению» императора.

Репрессии были жесточайшими. Скоро гонения распространились по всей восточной и центральной части империи. Именно от времени гонений Диоклетиана в церковном мартирологе засвидетельствовано более всего имён мучеников.

Самым знаменитым из них следует признать св. Георгия. Он был по происхождению земледельцем из Малоазиатскй области Каппадокии, служил в римских легионах. Во время объявленного Диоклетианом гонения на христиан Георгий отказался отречься от христианской веры, и был за это безжалостно замучен палачами. Христианское предание утверждает, что после смерти он вновь явился на землю, совершая разные чудеса. В честь Георгия стали строить христианские храмы на месте прежних святилищ Диониса. В восточной части империи Георгий стал одним из главных христианских святых. Эту традицию во многом унаследовало восточное христианство — православие.

Сильнейшие гонения были на Востоке, где ими руководил сам старший август. Ненавистником христиан вначале Великого гонения был и его цезарь Галерий. С именем Максимиана христиане связывают гибель св. Пантелеймона (ему в Кёльне также посвящена одна из церквей). Он был уроженцем Никомедии, принял крещение, обратил в веру своего отца, после смерти которого раздал бедным всё имущество. Пантелеймон стал врачом, лечил безвозмездно, что вызвало возмущение других лекарей. В 305 г на него донесли Максимиану. Врач был подвергнут пыткам и казнён. Св. Пантелеймон почитается как покровитель медиков.

И лишь Констанций Хлор, цезарь Максимиана, нередко лишь формально выполнял распоряжение Диоклетиана. Как свидетельствует всё тот же Лактанций: «Что касается до Констанция, то, опасаясь, чтобы кто не подумал, что он не одобряет решения императора, он дал дозволение разрушить несколько церквей, которые можно было легко восстановить, но не позволял, чтобы гонение простиралось на самих христиан».

Диоклетиан сдержал обещание, что через 20 лет правления нынешних августов сменят цезари, и 1 мая 305 г по договоренности Диоклетиана и Максимиана, они оба ушли в отставку. Цезари Галерий и Констанций были провозглашены августами, а в цезари были возведены Север и Максимин. Остаток жизни Диоклетиан провел в своём дворце (упомянутый памятник ЮНЕСКО в Сплите). Очередная легенда гласит, что, когда Максимиан предлагал ему вернуться к власти, Диоклетиан лишь посмеялся: «Если бы ты видел, какую я выращиваю капусту, ты не предлагал бы мне этого».

Галерий, сменивший Диоклетиана, продолжал удерживать при себе Константина, сына Констанция Хлора. Всё же Константину удалось сбежать из Никомедии к отцу на запад. В 306 г Констанций Хлор умер, и легионы провозгласили Константина императором. Его резиденцией стала Августа Треверов (Трир). Галерий был вынужден признать нового императора, но, сославшись на его молодость, назначил лишь цезарем при августе Севере. В борьбе за власть участвовали и обойденные претенденты. Вскоре восстал Максенций, сын Максимиана, вызвавший из отставки отца. Максимиан привлёк к бунту своего зятя Константина. Все трое (Максенций, Максимиан и Константин) одолели Севера, и Галерий назначил вместо него августом Запада Лициния, а его цезарем Константина. Максенцию места среди тетрархов опять не досталось, хотя ему, помимо Рима, подчинялись также африканские провинции — житница Рима.

Памятник тетрархам в Венеции

Памятник тетрархам в Венеции

Памятник этой чехарде в эпоху тетрархов украшает одну из центральных площадей Венеции. А в истории Древнего Рима стремительно приближался один из самых ярких её периодов, связанный с восхождением Константина (Великого).

(продолжение следует)

 

Оригинал: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer7-gimelfarb/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru