litbook

Культура


Земля Обетованная (Главы из новой книги «Колония Агриппины»)-продолжение0

(продолжение, начало в №1/2016 и сл.)

Мост Константина

Власть Константина признали легионы римской Германии, Галлии, Британии и Испании, где становилось всё больше наёмников из местных «варваров». Для расплаты с ними требовалось немало денег, и уже в 309 г Константин решил чеканить собственную монету — солид.

Рис.1. Золотой солид Константина (Великого)

 Золотой солид Константина (Великого)

 

Содержание золота (4,55 г) в солиде (от латин.solidus — твёрдый̆, прочный̆, массивный̆, отсюда и прилагательное «солидный̆») было выше, чем в ауреусах Диоклетиана, и вскоре он стал основной монетой̆ Римской империи. Кстати, от солида, которым много веков продолжали расплачиваться с воинами-наёмниками, произошло и слово «солдат» (термин появился лишь в XIII в., но здесь используется современная лексика и для гораздо более ранних событий).

Хотя внутренние распри империи отвлекали Константина, не менее важной проблемой оставалось укрепление границы на Рейне, с правобережья которого всё активнее атаковали германские племена, объединявшиеся в мощные военные союзы. Одним из главных врагов (помимо свевов) теперь были франки.

В 309 г Константину в очередной раз пришлось форсировать Рейн. Тесть Максимиан уговорил его половину армии оставить в Трире — в целях безопасности столицы. Как только Константин удалился вглубь вражеской территории, Максимиан проделал трюк, который уже неоднократно проделывал раньше, — оделся в пурпурные императорские одежды и прилюдно в 310 г объявил себя императором, призвав не подчиняться Константину. Срочно вернувшись, Константин застал Максимиана врасплох, и тот бежал в Марсель. Войска Южной Галлии признали бывшего августа императором, однако жители Марселя выдали его Константину, который опять привёз его в Трир, не желая наказывать отца своей жены Фаусты. Максимиан не унимался. Он стал уговаривать дочь оставить двери спальни незапертыми и уменьшить количество стражи, о чём она тут же рассказала мужу. Константин приказал положить на своё место осуждённого на смерть евнуха. Максимиан прокрался ночью в спальню и зарезал его. После этого Константин предложил тестю самому выбрать вид казни — и тот предпочёл повеситься.

В 310 г Константин закончил строительство грандиозного моста через Рейн в Колонии Агриппины.

Мост Константина между Кёльном (справа) и крепостью Дойц (слева) (рисунок XVII в.)

Мост Константина между Кёльном (справа) и крепостью Дойц (слева) (рисунок XVII в.)

 

Это был первый стационарный мост на 19-ти каменных опорах и мощных деревянных сваях, вогнанных в дно реки. Его длина составляла чуть более 420 м, а ширина более 10 м. Была предусмотрена возможность прохождения судов по Рейну. Дубовые сваи основания моста, поднятые при археологических работах, хранятся в Романо-германском музее Кёльна.

Опорные сваи моста Константина (Романо-германский музей)

Опорные сваи моста Константина (Романо-германский музей)

 

Крепость Дойц

С противоположной стороны Рейна была построена крепость «Дивиция» (Divitia — «богатство», это латинское название постепенно модифицировалось в немецкое Deutz, Дойц — ныне один из районов Кёльна). Связавший крепость с Колонией Агриппины постоянный мост на сложенных из камня быках (деревянный, легко разбиравшийся, наводился время от времени и раньше) не имел здесь аналогий ни ранее, ни позднее, вплоть до XIX в. У кёльнского берега размещался один из отрядов рейнской флотилии. Крепость Дойц стала первым предмостным фортом на правом берегу Рейна. Там в казармах разместили XXII легион, основанный ещё при Калигуле и повоевавший на разных границах империи. Попасть на мост можно было только через внешние и внутренние ворота крепости. Этот «шлюз» надёжно защищал город и позволял легионам совершать быстрые вылазки на германскую территорию.

Окончив строительство, Константин сразу же предпринял столь мощную экспедицию в зарейнские земли, что немало германских племён окончательно признало власть Римской империи. На некоторое время усмирив германцев, Константин смог вновь вернуться к междоусобным «разборкам» в борьбе за главенство над Римской империей.

Эдикт о веротерпимости

В это время в Никомедии мучительно умирал старший август Галерий. Вероятно, решив, что это кара небес за его репрессии против христиан, он в апреле 311 г издал в Никомедии официальный эдикт о веротерпимости: «Так как эдикты, изданные нами с целью поддержания поклонения богам, подвергли многих христиан опасностям и бедствиям, так как многие из них претерпели смерть, а многие другие, в более значительном числе, до сих пор упорствуют в своём нечестивом безрассудстве, лишены всякого публичного религиозного культа, то мы желаем распространить и на этих несчастных людей наше обычное милосердие. Поэтому мы дозволяем христианам свободно исповедовать их религию и собираться на их сходки без опасений и препятствий лишь с тем условием, чтобы они всегда оказывали должное уважение существующим законам и властям. Мы надеемся, что наша снисходительность побудит христиан возносить к Богу, которому они поклоняются, молитвы о нашей безопасности и о нашем благополучии, а также об их собственном благоденствии и благоденствии государства». Раскаяние не помогло. В мае он умер, и гонения на христиан в провинциях, не подвластных Константину, возобновились.

Константин, отогнав германцев от рейнской границы, отправился в поход против засевшего в Риме Максенция. Согласно христианской легенде, накануне решающего сражения с противником Константин узрел на небе христианский крест с надписью (в довольно вольном переводе) «Сим знамением победишь». Враг был разгромлен неподалеку от Рима, Максенций во время бегства утонул в Тибре, а Константин (опять же согласно легенде) решил прекратить преследования христиан по всей империи. Но, став августом Запада, он занимал в диоклетиановой табели о рангах лишь второе место. Старшим августом после смерти Галерия был Лициний, с которым пришлось и воевать, и договариваться.

Одной из главных договоренностей августов явился «Эдикт о веротерпимости», провозглашённый Лицинием и Константином в Милане в 313 г. По существу, он повторял недавний эдикт Гонория 311 г, однако в истории остался главным документом, кардинально повернувшим Римскую империю от язычества к христианству. Признание христианства обоими августами было лишь прагматическим пониманием целесообразности отказа от борьбы с упорными последователями Христа. Гораздо полезнее было использовать их всё возрастающее влияние в гражданском обществе и в армии на благо империи. В том же 313 г умер Диоклетиан, затеявшей̆ своим эдиктом Великое гонение на христиан (303-313 гг.), но лишь укрепившее христианскую веру.

Константин проявлял веротерпимость и по отношению к еврейским общинам, которые в годы его правления уже существовали в рейнских провинциях (подробнее об этом шла речь в №193). Старейшей считают общину Кёльна на основании обнаруженного письма кёльнских евреев, датированного 321 г, в котором они спрашивали Константина о возможности занимать муниципальные должности. Император дал положительный ответ, который ныне оценивают по-разному. Одни видят в этом подтверждение равноправия граждан империи независимо от вероисповедания. Другие считают, что этим Константин лишил евреев привилегии, освобождавшей их от тяжёлых пошлин городских общин.

Реформы Константина

Мир между августами сохранялся недолго. В конце концов, Лициний был повержен, и в 324 г Константин стал единственным правителем всей Римской империи. Хотя тетрархия как «правление четырёх» окончательно рухнула, Константин продолжил развивать административную структуру, заложенную Диоклетианом.

Он сохранил деление империи на четыре части, которые стали называться префектурами. Во главе их стояли префекты. Каждая префектура включала в себя несколько диоцезов. Ими управляли викарии — чиновники, подчинённые префектам. Всего в империи было 12 диоцезов. Каждый диоцез состоял из нескольких провинций. Во главе провинций стояли ректоры. Должность префекта была превращена в гражданскую. Командование армией было изъято из рук префектов и передано четырём военным магистрам (два начальника пехоты и два начальника конницы). Префекты и военные магистры подчинялись непосредственно императору. Разделение военной и гражданской магистратур было задумано с целью ослабления самостоятельности местных властей, которые к тому же должны были контролировать друг друга.

Колония Агриппины, в которой в это время проживало около 30 тыс. человек, была лишь крошечной частью огромной империи. Она входила в состав префектуры Галлия (столица в Трире), в Галльский диоцез этой префектуры провинции Германия II (ранее Нижняя Германия). На протяжении всего правления Константин издавал эдикты с целью упорядочения поступления в казну налогов и обеспечения рабочей силой сельского хозяйства и ремёсел в провинциях.

Продолжалось начавшееся при Диоклетиане прикрепление к месту жительства и работы куриалов, ремесленников и колонов. Материально-ответственным за поступления налогов от горожан — куриалам — запрещалось переселение из родного города и уклонение от выполнения муниципальных повинностей.

Прикрепление к земле колонов получило законодательное оформление в конституции Константина «О беглых колонах», изданной в 332 г. Уход колонов приводил к запустению или к ухудшению обработки больших участков земли. Это вело к затруднениям при сборе налогов, так как налоги могли поступать полностью только при условии обработки всех земель. Император приказывал возвращать беглых колонов в имения, к которым они были приписаны, и в наказание заставлять их работать закованными в цепи, как рабов.

Была завершена и военная реформа. Оставалось деление на пограничные и маневренные войска. Из последних были выделены привилегированные дворцовые войска, расквартированные в столицах империи и провинций. Функции преторианской гвардии были переданы отрядам дворцовой стражи. При Константине ещё в большей степени, чем при Диоклетиане, армия пополнялась отрядами из варварских племён. Поступавшие на римскую военную службу варвары приобретали римское гражданство.

Так как восточная часть империи несколько меньше, чем западная, подвергалась набегам варваров, туда ещё Диоклетиан перенёс свою столицу, в качестве которой он и Галерий выбрали Никомедию. Константин облюбовал расположенную неподалёку от неё, на европейском берегу Босфорского пролива, греческую колонию Византий, существовавшую с VII в. до н.э. В 324 г, став единым правителем Римской империи, он начал строить здесь дворцы, перестроил ипподром, возвёл церковь Апостолов, крепостные стены. Отовсюду в город свозили произведения искусства. В 330 г он перенёс сюда столицу Римской империи. Официально город назвали Новым Римом, но более прижилось название Константинополь.

Епископ Матернус

Константин, оставаясь язычником, как владыка империи был верховным судьёй при разрешении споров среди лидеров христианской церкви. А разногласия оказались немалые. Расхождения с воззрениями апологетов христианской церкви объявлялись ересями, одной из главных среди которых стало арианство. Александрийский пресвитер Арий утверждал, что Христос лишь сотворён Богом, но не равен Ему. Главным оппонентом Ария были александрийские епископы Александр и Афанасий, отстаивавшие триединство Бога (Отец, Сын и Святой Дух). Споры в Александрии переросли в уличные стычки сторонников и противников Ария, а вскоре распространились по всей империи.

Для установления истины Константин собрал в Никее Первый Вселенский Собор, куда пригласил христианских лидеров со всей империи. После долгих споров противники Ария сумели убедить Константина в своей правоте. Арианство было осуждено как ересь, а сам Арий отправлен в ссылку. На соборе в Никее была уточнена система христианской иерархии. Во главе клира провинций были поставлены архиепископы, а в городах клир возглавляли епископы. В 313 г в качестве участника синода в Риме впервые упоминается кёльнский епископ Матернус. Он основал в Кёльне в IV в. первую церковь св. Петра (на её месте стоит сейчас знаменитый Кёльнский собор).

После Никейского собора Константина вновь переубедили, и он поддержал арианство, которое имело сильные позиции среди епископата на Востоке. В 328 г из ссылки были возвращены лидеры ариан. А само учение ещё долгие годы сохраняло немало приверженцев в империи. Особенно много их было среди германских легионеров. Последние годы жизни Константин провёл вблизи своей столицы. Умер он в 337 г, незадолго до смерти приняв христианство. Крестил его сочувствовавший арианам епископ Евсевий.

«Константинов дар»

С именем императора связана и легенда о «Константиновом даре» — некой грамоте, выданной папе Сильвестру, в которой Константин будто бы объявлял, что передает папе власть над всей западной частью Римской империи, сам же удаляется в Константинополь. Грамота была сфабрикована в папской курии около середины VIII в. для обоснования возникшей светской власти пап и в особенности их притязаний на верховенство над мирскими властями на Западе. Окончательно доказал факт подлога итальянский гуманист Лоренцо делла Валла в сочинении «О даре Константина», опубликованном в 1517 г.

Несмотря на то, что имя Сильвестра было использовано в весьма скандальной истории, его не только канонизировали, но и связали дату его смерти (31 декабря 335 г) с встречей Нового года. В ночь св. Сильвестра во всех католических странах гремят петарды, и народ веселится, отгоняя злых духов, как в языческие времена.

Из-за религиозных метаний Константина Великого и возникших вокруг его имени (а также имени его матери – позже канонизированной святой Елены) массы вымыслов отношение к обоим в разных христианских деноминациях неоднозначное. Однако всё же именно Константин Великий стал первым христианским императором, и по избранному им пути много веков двигалась Европа.

Натиск франков

Объединение древнегерманских племен в военные союзы привело к появлению на Рейне в III в. «франков». В этом союзе упоминают хамавов, сукамбров, бруктеров и ряд других племён. Во время правления Галлиена им удалось прорвать рейнскую границу и опустошить Галлию. Галльский узурпатор Постум в 261 г отбросил франков за Рейн. Константин (Великий) позже основательно защитил границу империи от их набегов.

После смерти Константина трое его сыновей поделили империю и власть. Старший, Константин II (21 года), получил Запад: Британию, Галлию, Испанию. Констанций II (16 лет) получил Восток: Константинополь, Фракию, Малую Азию, Сирию, Египет. Третий, Констант (15 лет), — середину империи: Дунай, Италию, Африку.

Братья-августы «во имя церковного мира» отпустили из ссылки осуждённых ранее епископов. Однако борьба между последователями Афанасия и арианами вскоре разгорелась с новой силой. Евсевий Никомидийский, духовник покойного Константина, склонил к арианству Констанция II, властвовавшего в Константинополе, что привело к укреплению «ереси» и в других частях империи.

Мир между братьями продолжался недолго. Воспользовавшись междоусобицами правителей империи, в декабре 355 г Колонию захватили и разграбили франки, удерживавшие город 10 месяцев. Юлиан (будущий император) сумел освободить Кёльн, восстановив оборонительные укрепления города. Но в 388 г франки вновь разграбили Колонию. Империя больше не могла эффективно противостоять натиску германской стихии. В 402 г главнокомандующий Стилихон отозвал с Рейна войска, и стало ясно, что агриппинцам осталось уповать только на милость германских вождей. Большинство зажиточных семей начало покидать город, уходя в южные районы Галлии. В последующие десятилетия население сократилось примерно в 4 раза, а город приходил во всё больший упадок. В это время анархии и беззакония единственным местом, где остатки романизованного населения могли найти хоть какое-то утешение, оставалась христианская церковная община. Колония Агриппины стала центром епископства.

Переход Кёльна под власть франков связан с различными событиями, имевшими место между 420 и 470 гг. Согласно «Книги истории франков» (хроника VIII в., известная также под названием «Деяния франкских королей»), они окончательно захватили город к концу 450-х гг. Известно, что Аэций, имперский главнокомандующий при Валентиниане III (425–454 гг.), ещё рассматривал Левобережье как зону влияния империи и отвоевывал у франков земли на Рейне. Гунны во главе с Аттилой, перед тем, как получить отпор от Аэция на Каталаунских полях (451 г), побывали под стенами Колонии.

Легенда о святои Урсуле

С появлением гуннов на Рейне связана одна из знаменитых легенд христианского мира – о святой Урсуле. Согласно преданию, Урсула жила в середине IV в. и была обратившейся в христианство дочерью британского короля. Пытаясь избежать замужества с принцем-язычником и вместе с тем оградить своего отца от угроз могущественного претендента на её руку, она дала согласие на брак при весьма  жёстких условиях. Её жених должен принять христианскую веру, а сама Урсула со свитой посетит в Риме главу христианской церкви. В этом паломничестве её должны сопровождать десять знатных девиц, в свите каждой из которых будет по тысяче служанок-девственниц. Все они на кораблях должны отправиться в путь, посвятив три года своему девичеству.

Жених принял все эти условия, и корабли отправились в путь. Разные варианты легенды по-разному излагают причину, по которой корабли оказались в Кёльне, где Урсуле будто бы явился ангел и сообщил, что на обратном пути из Рима она примет в Кёльне венец мученической смерти. Доплыв по Рейну до Базеля, девы прошествовали пешком в Рим. Там их принял папа Кириак (мифический персонаж), знавший об уготованном Урсуле и её спутницам мученичестве и пожелавший разделить его c ними. Он торжественно сложил с себя сан и присоединился к странницам. Когда на обратном пути они приблизились к Кёльну, оказалось, что город осажден гуннами. Пленённый красотой Урсулы вождь гуннов предложил ей стать его женой. Получив твердый отказ, он велел уничтожить Урсулу и всех её спутников.

Всевышний наказал гуннов, наслав на них войско небесных ангелов, под натиском которых гунны в страхе сняли осаду с города. Жители Колонии с той поры считают Урсулу своей спасительницей. Отцы церкви причислили её к лику святых, а Кёльн выбрал Урсулу и Гереона, погибших за христианскую веру, покровителями города. Св. Урсуле посвящена одна из самых красивых церквей города с куполом в виде короны.

Купол церкви св. Урсулы

Купол церкви св. Урсулы

Легенда как легенда, если бы ей не придавали историческую реальность. И тут началась откровенная путаница с хронологией. В наиболее распространённом варианте предания сообщают, что Урсула погибла в 383 г. Называют и более ранние даты.
Но тогда причём здесь гунны? Они, действительно, прошли под стенами города незадолго до «битвы народов» (на Каталаунских полях в 451 г). Судя по всему, они стремились к богатой добыче в городах Южной Галлии (и чуть позже Италии), а тратить время и силы на штурм Кёльна вряд ли входило в их планы. Однако эту очевидную хронологическую «неточность» (как минимум в две трети века) лишь изредка констатируют.

Св. Урсуле посвящено большое число произведений искусства. Прекрасный цикл картин средневековых мастеров кёльнской школы украшает музей Вальрафа-Рихарца.

 Гибель св. Урсулы (цикл картин 1440 г, музей Вальрафа-Рихарца)

Гибель св. Урсулы (цикл картин 1440 г, музей Вальрафа-Рихарца)

В соборе (и в других церквях Европы) можно увидеть скульптуры св. Урсулы, прикрывающей плащом своих спутниц. Интерес к легенде проявился вновь, когда в XII в. на одном из древних кладбищ Кёльна при раскопках обнаружили тысячи женских останков со следами насильственной смерти. «Подлинность» событий уже ни у кого не вызывала сомнения. Красота легенды пленила даже отнюдь не сентиментального Христофора Колумба, который, открыв новые острова в Карибском море, назвал их Виргинскими в честь св. Урсулы (Santa Úrsula y las Once Mil Vírgines, или кратко Las Vírgines).

Романтические жители Кёльна снисходительны к историческим неточностям. Они по-прежнему почитают свою святую покровительницу и отвели ей центральное место в гербе города.

Герб Кёльна на двери одного из домов

Герб Кёльна на двери одного из домов

Этот герб представляет собой геральдический щит, поле которого разделено на две части. В верхней изображены три короны в честь трёх волхвов (на Западе называемых «святыми королями»). В нижней части герба изображены 11 капель крови, как напоминание об 11 великомученицах. Изображение этого герба в Кёльне повсюду — на римских воротах, на стенах и дверях домов. Скульптура св. Урсулы среди кёльнских «святых» на башне исторической ратуши города.

Неподалеку от Урсулы на башне ратуши фигура Северина Кёльнского, третьего епископа Кёльна, умершего в 400 г. Именно во время его епископства (судя по легенде) погибла св. Урсула. Называть «святой» мифическую фигуру не возбраняется. Реально живший кёльнский епископ Северин в списках «святых и блаженных католической церкви» не значится. Его часто путают со св. Северином Норикским, жившим позже (410-482 гг.) и прославившимся в качестве просветителя римской провинции Норик (территория современной Австрии).

Именем св. Северина названа одна из самых высоких романских церквей города, куда лишь в XI в. (ещё в недостроенную базилику) были перенесены мощи кёльнского епископа. Скорее всего, эта церковь посвящена всё же третьему кёльнскому епископу, которого кёльнцы произвели в «святые» без прохождения принятой в римской церкви процедуры канонизации. Сведений о жизни Северина Кёльнского сохранилось немного, а о прибытии в Кёльн св. Урсулы в его правление вообще какая-либо информация отсутствует. Умер Северин Кёльнский задолго до нашествия гуннов, тогда как Северин Норикский это нашествие пережил. Возможно, путаница с Северинами в какой-то степени отразилась и в легенде об Урсуле (где она будто бы приняла смерть от гуннов в 383 г).

(продолжение следует)

 

Оригинал: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer10-gimelfarb/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru