litbook

Non-fiction


У истоков избранности0

Пессимизм — это роскошь,
которую евреи не
могут себе позволить.

 Голда Меир

1

История антисемитизма, чья живучесть сравнима разве что с живучестью «древнейшей» профессии, настолько богата самыми изысканными плодами человечьего творчества, что поистине странным представляется отсутствие музея, посвященного этому несравненному феномену мировой культуры. А ведь такой музей в наши дни мог бы стать полноправной достопримечательностью практически каждого из современных цивилизованных государств.

Стержень собрания, наверняка, составила бы внушительная портретная галерея. Предполагаю, ее открывало бы скрупулезно реконструированная антропологами-энтузиастами статуя легендарного отца-прародителя всех земных юдофобов — Амалека. А вслед за ним — нескончаемая череда разномастных особ, персон, личностей, по мере сил и дарований проявивших себя на славном поприще евреененавистничества: столпы и светочи античной мысли, величавые венценосцы и плебеи, священнослужители и атеисты, вдохновенные служители муз, благородные рыцари и бритоголовые юнцы, мудрые политики, бравые солдаты во всевозможных чинах и регалиях, а так же простые добропорядочные обыватели различных возрастов, национальностей и политических симпатий.

Искушенные посетители, несомненно, по достоинству оценили бы секцию тематических экспозиций, посвященных, например, крестовым походам, практике инквизиции, кровавым наветам и т.д. Центральное место в этом разделе, конечно же, по праву принадлежало бы и по сей день поражающим воображение творениям германского гения. Немалый интерес вызвали бы материалы об экзотических образцах антисемитизма — например, японского, сингапурского, еврейского…

Стены коридоров и фойе можно было бы украсить карикатурами, фотографиями, граффити; в кафетерии — демонстрировать старые кинохроники и любительское видео, а в сувенирной лавке предлагать гостям разного рода имитации расхожих артефактов, к примеру — действующие макеты инструментария концлагерей, разноцветные коробочки с мацой, изготовленной по особому рецепту, подарочные издания «Протоколов» и т.п. Кроме того, при музее мог бы функционировать круглогодичный лекторий по истории, теории и практике еврейских погромов, организованный на основе богатого собрания архивных материалов. Несомненно, найдется немало доброхотов, по-прежнему пытливо разрабатывающих эту тему и всегда готовых безвозмездно озвучить перед заинтересованной аудиторией новейшие достижения своей неутомимой мысли. Удивительно, что до сих пор никому не приходило в голову осуществить проект подобного музея, несмотря на его очевидную актуальность, тем более, что наша стремительно меняющаяся действительность по издревле установившейся традиции беспрестанно готова пополнять его и без того небедную коллекцию.

Литература об источниках, мотивах и тенденциях в проявлении антисемитизма необозрима и широко доступна, посему нет необходимости пересказывать то, что уже произнесено и написано авторами самых различных уровней глубокомыслия. Стоит только отметить — какими бы тщательными ни представлялись исследования причин и аспектов этого явления, в конце концов приходится признать, что оно по сути своей сугубо иррационально, точнее, никак не объяснимо в категориях вразумительной логики и душевного здоровья.

«Пусть народы расходятся в своих стремлениях и инстинктах — в своей ненависти к евреям они протягивают друг другу руки; в этом единственном пункте они все согласны. В какой степени и форме проявляется нерасположение к евреям — это зависит от культурности того или другого народа, но сущность этого нерасположения повсюду остается одной и той же, ничуть не изменяясь, проявляется ли оно в форме насилия, завистливой ненависти, или же скрывается под личиной терпимости и покровительства»[1].

Эти слова, произнесенные в 1882 году, сегодня можно лишь дополнить понятием «нерасположение к государству Израиль».

Если согласиться с тем, а это далеко не оригинально, что антисемитизм — древняя болезнь человечества, причем болезнь психическая, то в стремлении искоренить ее оказывается до боли очевидной напрасность всех наших всесторонне обоснованных «не распинали», «не подмешивали», «не спаивали» и т. п., всех наших статистик с нобелевскими лауреатами, шахматистами, героями Сов. Союза и проч., а, главное, всех наших бесконечных, облитых слезами мартирологов. Они никогда никого ни в чем не убеждают. Неоднократно высказывалось заключение о том, что в основе антисемитизма лежит глубоко запрятанный животный страх, проявляющийся в самых разнообразных формах — от глобального мистического трепета до мелкой плебейской зависти. Повторять это незачем, зато о первопричине юдофобии, исходной точке, в которой болезнь возникла, проявилась и, перейдя в хроническую форму, пропитала подсознание человечества, стоит поразмышлять.

 2

Прежде всего — об избранности. Впервые мы услышали о ней, когда выйдя из Египта, остановились у подножья Господней горы. Звалась ли та гора Синай или Хорэв, Джабал-Сирбал или Джабал-Муса, значения не имеет. Там провозгласил Всевышний: «Вы будете царством священников — народом святым»[2]. Вряд ли мы понимали тогда, что Ему просто-напросто понадобился инструмент, дабы открыть миру свою Единственность и Вездесущность. Ему нужен был народ, способный выживать в любых природных и социальных обстоятельствах, от Севера до Юга, в окружении христиан, мусульман, язычников или безбожников, в условиях изобилия и голода, процветания и геноцида, инквизиции, исламизма, фашистской чумы и Советской власти. Он выбрал нас, потому что ко всему этому в то время готовы были только мы — хабиру.

Хабиру, хапиру, апиру, иври — этими родственными по происхождению именами называли пришельцев, бездомных мигрантов, во множестве бродивших по просторам Плодородного Полумесяца. Беженцы, покинувшие свои общины, бесправные чужеземцы, о них упоминается в документах из Алалаха и аккадских манускриптах из Угарита. Разнородные по этническому составу, жертвы политического вакуума, царившего тогда на Ближнем Востоке, они промышляли тяжелым физическим трудом в строительстве и сельском хозяйстве или становились наемниками в войсках местных царьков. Но чаще занимались набегами, разбоем, грабежом. Внутри этих пестрых сообществ выживали наиболее сильные, предприимчивые, агрессивные, наделенные специфической бандитской харизмой. Психология «вольных людей» с разбойничьей романтикой и фольклором сформировала тип человека «жестоковыйного», свободолюбивого, прошедшего бескомпромиссный естественный отбор. Кто же мог быть лучшим проводником в мир идеи Единого Бога?

Писание повествует, что по прибытии в Египет, численность потомков Иакова составляла семьдесят человек. А через четыреста тридцать лет: «И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф, до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей. И множество разноплеменных людей вышли с ними…»[3]. Словосочетание «эрэв-рав» (???-??), традиционно переводимое как «иноплеменники», на самом деле означает «сброд», «сборище». «Шестьсот тысяч» в данном случае может, конечно, обозначать не число, а «огромное количество», но похоже, что тех немногих, которые вели свою родословную от Иакова, щедро разбавили хабиру, разделявшие с ними египетское рабство.

Эти люди уже не были мирными кочевниками, в их жилах текла гремучая смесь, сплавившаяся за четыре века в потрясающую по силе генетическую основу будущего народа. Могли бы они, превратившиеся в потомственных рабов (четыреста тридцать лет — это, по крайней мере, восемь поколений), выйти из Египта вооруженными, «обобрать египтян», да так, что хватило на целое золотое изваяние? А еще разгромить армию Амалека? Господь совершил свой выбор безукоризненно!

«Истинный Бог, избравший Израиля и избранный им, есть Бог сильный, Бог самосущий, Бог Святой. Сильный Бог избирает себе сильного человека, который бы мог бороться с Ним; самосущий Бог открывается только самосознательной личности…». [4]

В чем же суть избранности? Несомненно, в первую очередь в том, что Господь предпочел нас, чтобы открыть миру знание о Себе. Кроме того, само существование еврейского народа, его роль в эволюции человечества являются неоспоримым доказательством существования Высшего, организующего Мироздание Разума. Ведь известно, что прогресс любой системы невозможен без того, что ее равновесие периодически нарушается проявлением чего-то неординарного, будоражащего, выходящего за ее границы, тем самым способствующего ее развитию. Как здесь не вспомнить, что попытка Творца создать мир без евреев провалилась настолько, что для ликвидации ее последствий потребовался Всемирный потоп?

Есть еще кое-что: когда говорил Всевышний: «Смотри, предложил я тебе сегодня жизнь и добро и смерть и зло…»[5]; « В свидетели призываю на вас сегодня ныне небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословление и проклятие, Избери же жизнь, дабы жил ты и потомство твое…»[6], когда говорил это Господь, мы еще не понимали, что избирать жизнь и благословение, а потом исчезать в глубинах веков — привилегия других народов. История же, записанная с момента Сотворения мира, показывает, что нам,помимо нашей воли досталось все — и жизнь, и добро, и смерть, и зло, и благословение, и проклятие — весь арсенал, весь спектр проявления Всемогущего в сотворенном Им мире. И оказывается, что оборотная сторона избранности евреев в том, что у них никогда не было выбора. И, похоже, в обозримом будущем не будет.

Отношение евреев к бремени своего предназначения разворачивалось в широчайшем диапазоне — от эйфорической гордости до скорбных проклятий. И это понятно — слишком тяжела ноша, слишком высока плата за нее, да и что можно требовать от обычных людей, если даже самому Моисею далеко не всегда удавалось сохранять душевное равновесие. Возможно, это и послужило причиной рождения мессианской идеи.

Великий Рамбам считал веру в приход Мессии одним из основополагающих принципов иудаизма, поскольку «Мессия (буквально «помазанник») — идеальный царь, потомок Давида, который будет послан Богом, чтобы осуществить избавление народа Израиля»[7].

В мечтах о приходе Мессии, в декларациях и связанных с ними событиях, лирика переплетена с драматизмом, комическое с трагическим, надежды с разочарованиями, но, по сути, не всегда произносимой вслух, Мессия должен избавить еврейский народ от страданий, т.е. освободить его от избранности. Говоря о потугах отдельных сынов Израиля спастись от судьбы народа и обрести этническое равенство можно с сожалением вспомнить, например, о призывах к активной ассимиляции в странах рассеяния или о многократных случаях принятия другой религии, конечно же, об активном участии евреев в разнообразных революциях и т.п. Однако наиболее радикальной и слишком далеко зашедшей попыткой бегства от избранности явилось христианство. Оно возникло в лоне иудаизма как стремление низвести Вседержителя до земной осязаемости, до воплощения в смертном человеке, дабы, переложив на него всю тяжесть избранности, сравняться со всеми другими народами. По сути, история жизни Иисуса — это опоэтизированное неизвестным автором воспроизведение судьбы еврейского народа от рождения («Сын Мой, первенец Мой, Израиль»[8]), сквозь вражду и непонимание, до распятия, воскресения и бессмертия. Что, как известно, не помешало христианству водрузить Иисуса на знамя самостоятельной религии, захватить полмира и пролить реки еврейской крови. А евреи так и остались при своем несладком предназначении. До скончания времен или до прихода Мессии.

«Нужно сказать, что со всякой материалистической и позитивно-исторической точки зрения этот народ давно должен был бы перестать существовать. Его существование есть странное, таинственное и чудесное явление, которое указывает, что с судьбой этого народа связаны особые предначертания. Судьба эта не объясняется теми процессами приспособления, которыми пытаются объяснить материалистически судьбы народов. Выживание еврейского народа в истории, его неистребимость, продолжение его существования как одного из самых древних народов мира в совершенно исключительных условиях, та роковая роль, которую народ этот играет в истории, — все это указывает на особые, мистические основы его исторической судьбы»[9]. 

 3

Около трехсот лет, прошедших после Потопа, понадобилось Всевышнему[10], чтобы выбрать из массы обновленного человечества одного, того, кому суждено было стать прародителем народа Израиля, и лишь одному Ему, Всевышнему, известно почему, за какие выдающиеся качества именно Аврааму было отдано предпочтение. Объяснения можно найти в комментариях мудрецов, но для обсуждаемой темы это определяющего значения не имеет. Важнее отметить, что Тора называет Авраама «иври»[11], утверждая тем самым, что тот был первым на Земле евреем.

Жизнь патриарха, как и положено, богата драматическими откровениями и многозначительными событиями, и потому несколько обескураживает довольно неприглядный эпизод его биографии: придя в Египет и опасаясь за свою жизнь, Аврам малодушно выдал собственную жену за сестру. «…И взята была она в дом фараона. И Авраму хорошо было из-за нее…». Но тут вмешался Всевышний и «…поразил тяжкими ударами фараона и дом его за Сару, жену Аврама»[12]. Однако, если оставить в стороне этические предубеждения, можно понять, почему автор Пятикнижия включил эту историю в свою летопись. Прежде всего, здесь впервые Господь продемонстрировал Аврааму, и, естественно, прочим смертным свое могущество. И властитель Египта, высокородный сын одного из местных божков рассыпался в любезностях перед безвестным кочевником. «И дал о нем фараон повеление людям, и проводили его, и жену его, и все, что у него было»[13]. Возможно, это было рождением печальной закономерности, действующей и в наши дни: только чудодейственная сила выступает аргументом, безотказно убеждающим как фараонов, так и плебеев. Еще одна важнейшая деталь, имеющая непосредственное отношение к обсуждаемой теме: в первоисточнике кара, ниспосланная Всевышним фараону, обозначена словами נגעים  נגעים (негаим гдолим), что в Синодальном переводе обозначается, как «тяжкие удары», а в переводе Д. Йосифона[14] — как «большие язвы», что представляется более соответствующим оригиналу. Как бы то ни было, похоже, речь идет о свалившихся на египтян катаклизмах.

Конечно, на сегодняшний день невозможно с достаточной точностью сопоставить даты библейских событий с результатами археологических исследований древних цивилизаций. Это во многом оправдывает позицию тех, кто скептически относится к информационной достоверности Священного писания. Однако доподлинно известно, что в середине второго тысячелетия до н.э. в Эгейском море, на острове Тира (Санторин) произошло мощнейшее извержение вулкана, оказавшее на долгие годы пагубное влияние на климат стран Средиземноморья и Египта. Существует гипотеза, связывающая повышение сейсмовулканической активности в этот период с приближением к Земле кометы Галея. Все эти явления наверняка сопровождались землетрясениями, запыленностью атмосферы, засухой и голодом, о котором, кстати, Тора упоминает.[15]Кроме того, и это подтверждено генетическими исследованиями найденных останков, в Древнем Египте периодически вспыхивали эпидемии, уносившие миллионы жизней. Весьма вероятно, что в неискушенных мозгах египтян все эти жуткие напасти как-то связались с появлением на сцене богатого «чужеземного пришельца» вместе с белолицей красавицей-женой и многочисленной свитой. И по понятным причинам это не могло не вызвать мистического страха. Можно, конечно, говорить о случайном совпадении, но ясно, что здесь речь идет о первых шагах на пути создания Богом еврейского народа, без которого, как уже было сказано, Мироздание нежизнеспособно.

Похоже, что слухи о могуществе еврейского Бога, а заодно и страх перед евреями распространялись недостаточно быстро и, видимо, потому по прошествии четырехсот лет Господь вновь решил явить людям Свою мощь. Ведь Ему ничего не стоило вывести избранный народ из Египта тихо-мирно, без лишнего шума и кровопролития. Но Он предпочел устроить египтянам десяток жестоких казней, творить чудеса в пустыне и тем самым напомнить миру — кто есть кто[16]. А возможно, усомнился в способности смертных понять это по-хорошему.

 4

Произошло то, что Фрейд в свое время назвал вытеснением — окружающие народы были не в силах конструктивно осознать и адекватно воспринять катастрофические события, связанные с появлением иудаизма на арене истории, и посему страх перед евреями обратился в комплекс и прочно утвердился в подсознании человечества. Явление, которое, согласно классическому психоанализу, становится причиной невроза.

В пестрой мозаике земной жизни каждому народу Всемогущий отвел свою роль, без сомнения достойную и незаменимую. Нам же выпала доля, кроме всего прочего, противостоять неврозу под названием «антисемитизм» — болезни хронической, тысячелетней и, судя по всему, неизлечимой. Это, конечно, подстегивает нас, заставляет всегда сохранять форму, но и учит тому, что отношение к подобному недомоганию должно быть пронизано скорее жалостью, чем стремлением переубеждать, скорее состраданием, чем поиском разумных аргументов, опровергающих испражнения помутненного ненавистью рассудка, скорее терпимостью, чем желанием мстить.

Если, конечно, больной не буйствует, не размахивает кулаками и не пытается укусить.

Тогда уж пусть пеняет на себя.

Май 2017 г. Иерусалим

 Литература

[1] Л. Пинскер. АвтоэмансипацияПинскер Леон (Лев Семенович, Иехуда Лейб); 1821 – 1891 г., общественный деятель, лидер движения Ховевей Цион.)

[2] «Исход» (Шмот) 19:6. Здесь и далее в скобках указано название главы Торы в ивритской транскрипции.

[3] «Исход» (Шмот) 12:38.

[4] В. Соловьев. Почему Бог избрал евреев.

[5] «Второзаконие» (Дварим) 30:15.

[6] «Второзаконие» (Дварим) 30:20.

[7] Краткая еврейская энциклопедия (КЕЭ), т.5 кол. 307-314

[8] «Исход» (Шемот) 4:22.

[9] Н. А. Бердяев. Смысл истории.

[10]  Элиэзер Шульман. Последовательность событий в Библии. Изд. Министерства обороны 1990 г.

[11] Есть несколько версий значения этого слова: «чужеземный пришелец», «перешедший реку», «потомок Эвера». См., напр., Рами Юдовин. Почему еврея называют еврей?

[12] «Бытие» (Берешит) 12:15-17 Синодальный перевод. Здесь патриарх зовется Аврамом, Имя Авраам он получит позже, см. Бытие 17:5.

 [13] «Бытие» (Берешит)12:20.

[14] Издание Мосад арав Кук. Иерусалим 1978. См. так же Иврит-Русский словарь под редакцией Шломо Эвен-Шошана и Иехезкеля Керена.

[15] «Бытие» (Берешит)12:10.

[16] Стоит отметить, что в последнее время появилось множество публикаций об исследованиях, результаты которых подтверждают достоверность Исхода и сопровождавших его событий.

 

Оригинал: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer11-12-bukengolc/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1007 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru