litbook

Культура


Путешествие в порталах времени. О педагоге-лингвисте Владимире Кузовлеве0

Меня всегда привлекают мудрые, талантливые, позитивные люди: без них человеческая цивилизация могла бы давно погибнуть от накопившегося зла. Из космоса наша голубая планета смотрится очень красиво, но иногда мне кажется, что в духовном диапазоне она выглядит по-другому. Земля покрыта некой материей, сотканной из негатива. Недаром в мире не прекращаются войны и насилие. Сколько еще на Земле слез, разочарований и горя. Поэтому в моем сознании планета представляется темным пятном, и слава Богу, что не всепоглощающей черной дырой. Отрадно, что сквозь ужасный покров кое-где еще пробиваются светлые лучи духовности. Они появляются там, где произносятся непрестанные молитвы священнослужителей, действуют благостные слова миротворцев, совершаются акты милосердия и сострадания, идет беззаветное служение просветителей, живущих ради пользы и славы не только своего народа, но и всего человечества. И чем больше светлых поступков, тем меньше темных пятен на духовном одеянии Земли. Поэтому о тех, кто творит добро, я и стараюсь рассказывать.

В Липецкой области в Лев-Толстовском районе есть небольшое село Кузовлево. Всего двести жителей. Его иногда шутливо называют «селом с одной фамилией». По преданию, оно было основано в 1680-е годы двумя братьями Кузовлевыми, переселенцами из Тульской губернии. Среди ее жителей сейчас особым уважением пользуется семья, в которой четверо Кузовлевых — ученые! Несколько десятилетий назад у ветеринарного врача Петра Ивановича и его супруги, директора сельской школы, Александры Ивановны родились сыновья: Валерий, Олег, Владимир и Сергей. Двое стали докторами наук, двое кандидатами, причем старший из них — Валерий Петрович — долгое время был ректором известного института, а сейчас уполномоченный по правам человека в Липецкой области. И дело не только в научных званиях, хотя и они впечатляют. Все братья — неутомимые созидатели. Они-то и должны быть героями книг и примером для подражания. Так, кстати, делают американцы, активно популяризируя своих героев. В США убеждены, что простой человек может достичь всего. Есть даже выражение American dream (американская мечта), обозначающее идеал жизни. А такие люди, как Кузовлевы, по-моему, являют собой нашу, русскую мечту!

В качестве примера расскажу об одном из братьев Кузовлевых — Владимире Петровиче, кандидате педагогических наук, профессоре, авторе более 150 научных и методических работ, заведующем отделом АСУП Центра лингвистического образования издательства «Просвещение», руководителе авторского коллектива линии УМК «English 2-11» для общеобразовательных учреждений. Его книгами по английскому языку пользуются студенты и школьники самых престижных российских вузов и школ. Как специалист он хорошо известен многим, но как человек? Чтобы ответить на этот вопрос, расскажу один случай, свидетелем которого я стал лично.

Несколько лет назад ушел из жизни удивительный человек — народный артист России Анатолий Дмитриевич Безденежный. Как и положено, во время гражданской панихиды говорилось о невосполнимой утрате, которую понесло творческое сообщество, о весомом вкладе певца в культурную жизнь области и России. Часто повторялись шаблонные фразы: «ушел от нас», «мы его ценили», «мы ему помогали». И вот от имени близких друзей Безденежного выступил Владимир Кузовлев. В его словах чувствовались неподдельная искренность и сопереживание.

— Сегодня мы, его друзья, осиротели, — с чувством произнес Владимир Петрович, не замечая, что от свечи, которую он держал, загорелся клочок бумаги, защищающий руку от расплавленного воска. И лишь когда пламя обожгло пальцы, Кузовлев резким движением инстинктивно затушил огонь и продолжил речь.

Прошло время, и когда я напомнил Владимиру Петровичу об этом эпизоде, он искренне удивился. Кузовлев был удручен постигшей его утратой и на горящую бумагу не обратил внимания.

 

Родители — лучший пример

 

Известно, что становление человека как личности начинается с раннего детства. Как правило, если семья верующая, то в ней присутствует духовная атмосфера, если семья пьяниц и развратников, то там часто случаются ссоры и блуд, если в семье культивируется трудолюбие, то дети растут трудолюбивыми.

Отец Владимира Кузовлева Петр Иванович — участник Великой Отечественной войны, инвалид второй группы. Работал ветеринарным врачом — а представитель этой профессии всегда считался на селе серьезной и уважаемой фигурой, тем более что ответственность за результаты его труда была весьма серьезной: если, например, в колхозе пала корова, ветврача могли и посадить.

Работа Петра Ивановича начиналась с четырех утра, так как колхозники из окрестных сел ехали к Кузовлеву спозаранку: одни — чтобы заклеймить на продажу мясо скотины, другие просили оказать помощь заболевшей корове или лошади. Телефона у Кузовлевых не было, поэтому около дома выстраивалась вереница посетителей.

Одно из семейных кузовлевских преданий гласит, что Петр Иванович был вынужден покинуть собственную свадьбу: его прямо из-за стола забрали приехавшие «посетители». Ветврач не смог им отказать: осознание своего долга оказалось выше собственного семейного благополучия. Он вообще никогда никому не отказывал: словно «скорая помощь» помогал в любое время суток.

— У отца было несколько волкодавов, — рассказывает Владимир Петрович. — И многие удивленно спрашивали: «Петр Иванович, зачем тебе такие прожорливые собаки?».

Люди не знали, что ветврач ездил с ними от деревни к деревне. В те времена было много волков, и если лошадь чуяла хищников, становилась неуправляемой, но эти волкодавы хорошо охраняли ветеринара. Они часто сопровождали не только Петра Ивановича, но и его супругу Александру Ивановну. Та раз в месяц ездила в район за зарплатой, исполняя одновременно обязанности директора школы, бухгалтера и кассира. Дорога проходила через поля, и зимой в метель часто заносило снегом и всадников, и лошадей. Чтобы лошадь не теряла дорогу, Петр Иванович приучил своих собак идти впереди нее, выполняя не только роль охранников, но и проводников.

— Однажды мама поехала за зарплатой и задержалась. В РОНО затянулось собрание, были еще какие-то нестыковки, поэтому домой пришлось выезжать с большим опозданием, — вспоминает Владимир Кузовлев. — Обычно ожидая хозяйку, собака находилась рядом с лошадью. В тот раз на волкодава нажаловались маме, он кого-то облаял и напугал. Александра Ивановна строгим голосом отчитала собаку и минут через двадцать отправилась домой в деревню. Когда вышли из райцентра, началась сильная метель. Лошадь потеряла дорогу и остановилась. Собака, следовавшая за ней, тоже встала, а потом легла. Мама стала ее гладить, уговаривать, чтобы та показывала дорогу, но обиженное животное не трогалось с места. Мама уговаривала собаку часа два, и чувствуя, что замерзает, а помощи ждать неоткуда, заплакала. Тут собака встала и как ни в чем не бывало повела за собой лошадь.

Александру Ивановну и в селе, и райцентре уважали. Она семнадцать лет достойно работала в Кузовлево, а затем восемнадцать лет в поселке Лев-Толстой, став почетным гражданином районного центра. Рассказывая о матери, Владимир Петрович говорил: «Не помню я ни одного случая, чтобы кто-то в селе не поклонился или не снял шапку, когда мы шли с ней по улице». Такое вот было тогда отношение к учителям, и в частности к Александре Ивановне.

— И то, что все мы нашли свой путь в науке, — заслуга родителей. Это наследственность, — убежден Владимир Петрович. — Смотрите, как разделились гены: отец ветврач — двое сыновей, Олег и Сергей, хирурги, причем оба заслуженные врачи Российской Федерации. Мать педагог — Валерий Петрович и я пошли по ее стопам, и Валерий к тому же стал заслуженным деятелем науки РФ. И что удивительно, эта наследственность и это деление продолжаются и сейчас. У меня две дочки-двойняшки: одна ветврач, вторая — педагог, как и мой сын, который по образованию тоже учитель.

 

***

В жизни Владимира Петровича бывало много интересных событий, но то, что произошло с ним четверть века назад, можно считать отдельной строкой в его биографии. И вот что об этом поведал мне Владимир Кузовлев.

 

Жизнь в одно мгновение

 

В детстве я мечтал поступить в суворовское училище, потому что там давали диплом военного переводчика, а у меня всегда был интерес к иностранным языкам и педагогической деятельности. И все сложилось. Хотя в военное училище я не попал, зато успешно окончил факультет иностранных языков Липецкого педагогического института и через год был призван в Советскую Армию, в Ленинградский военный округ.

Так как я владел иностранными языками и имел хорошую физическую подготовку (активно занимался боксом), меня направили служить в батальон особого назначения, одной из задач которого являлось осуществление радиоперехвата. Отслужив срочную службу, я еще тринадцать лет находился в группе резерва спецназа ГРУ.

На одном из военных сборов произошел трагический случай, заставивший осмыслить всю мою жизнь и взглянуть на нее со стороны.

После выполнения запланированной программы по горной подготовке, мы на военном автомобиле спускались вниз с горы Арагац, входящей в горный массив на западе Армении. Слева в кузове сидела одна группа, справа другая. Я с земляком находился между группами, около кабины. Все шло по плану, как вдруг у машины отказали тормоза и она начала набирать скорость. Впереди показался крутой поворот, за которым зияла пропасть. Водитель и сидевший рядом полковник ГРУ пытались затормозить движение машины, но она не вписалась в поворот и перевернулась. Те, кто находились справа, вылетели из машины на скалы. Кто-то поломал позвоночник, кто-то получил сильное сотрясение мозга, кто-то разбился насмерть о камни. Тех же, кто сидел слева, придавило бортом машины. От наших двух групп по двенадцать человек не получили повреждений только двое, причем мы оба — липчане. Хорошо, что среди нас были хирурги. Они хоть и получили ранения, но тем не менее стали оказывать возможную в тех условиях помощь.

В то мгновение, когда машина перевернулась, перед моим мысленным взором, словно в кино, в хронологическом порядке прошли кадры, на которых были запечатлены самые яркие, значимые и в основном позитивные события всей жизни. Тут же пронзила мысль: жаль, что так мало и что этого больше не будет. И самое интересное, заканчивалось все это туннелем, в конце которого — светлый луч солнца и человек в белом одеянии. Я не знаю, кто это был, Иисус ли, еще кто, было немного расплывчато, но он как бы меня перекрестил — и в следующее мгновение я пришел в себя.

Когда мы уже возвращались домой, я рассказал своему товарищу то, что мне привиделось. Оказалось, он видел то же самое! Я до сих пор хорошо помню ту картину. Она запечатлелась в моей памяти очень ярко. Не могу сказать, что я истово верующий и чем-то в той аварии заслужил спасение, просто старался жить не подличая.

 

Возвращение долгов

 

В селе Кузовлево, как и во многих российских селах, в тридцатые годы прошлого века яростно выдавливалось любое упоминание о Боге, активно и целенаправленно уничтожалась духовная культура, созидавшаяся на Руси веками, ширились репрессии в отношении духовенства, не прекращалось повальное закрытие храмов. В 1929 году в Кузовлево был арестован и осужден на три года священник храма Святого Георгия Победоносца Сергей Гаврилович Лебедев, а в 1932 году — его преемник, священник Василий Иванович Погонин, получивший пять лет лагерей.

Последняя служба местного храма состоялась в 1935 году, и после этого были снесены колокольня и две главки с крестами. Обезглавленное здание превратили в зерновой склад.

— Однажды отец признался моему брату Олегу, что, когда был молодым, принимал участие в разрушении церкви в родном Кузовлево.

Затронув эту тему, Владимир Петрович стал вспоминать:

— Несколько лет назад мы отмечали юбилей нашего старшего брата Валерия, ему тогда исполнилось шестьдесят пять лет. Олег приехал из Москвы, Сергей из Калининграда, я из Липецка. Решили посетить родное село и увидели полуразрушенную церковь, вид которой произвел на нас удручающее впечатление. Олег взобрался по лестнице на крышу полуразрушенного здания, долго смотрел на Кузовлево и, когда спустился вниз, сказал: «Если наши отцы под влиянием тогдашней идеологии совершили такой акт, то кто восстановит церковь? Только дети. Еще несколько лет, и эта церковь окончательно разрушится, а ведь без нее и села не будет!»

С тех пор брат по мере возможности стал спонсировать ее восстановление, поддержав прежние усилия сельчан. Тогда, в 1989 году, закоперщиками восстановления церкви являлись два бывших парторга: председатель тогдашнего колхоза Михаил Владимирович Кузовлев и председатель местного сельского совета Николай Иванович Кузовлев. Они, по-видимому, также отдавали долги Господу за содеянное: сделали ворота, как могли, перекрыли кровлю, даже самостоятельно построили небольшую колокольню. Не имея возможности приобрести настоящий колокол и испросив благословения у батюшки, приспособили под него газовый баллон: отрезали половину, прикрепили язык — и звук получился приличный. Нашли несколько икон и принесли в храм. Благодаря их настойчивости и активной работе состоялась первая после закрытия храма служба. Однако для серьезной реконструкции здания требовались деньги, причем немалые, и поэтому работа застопорилась. Наша помощь оказалась действенной. Главным вдохновителем, организатором и спонсором работ по восстановлению храма стал Олег Петрович, ныне генеральный директор ЗАО «МЦК». Поддержал проект и Валерий Петрович. При его участии, кстати, велись также работы по восстановлению усадьбы И.А. Бунина в селе Озерки Становлянского района. Посильную помощь оказываем и мы с Сергеем. Проведенная нами работа дала хорошие результаты: были реконструированы разрушенные стены, установлены купола, проведены газ, отопление и вода, построены подсобные помещения, произведена роспись храма. И мы искренне рады, что храм ожил, в нем, как и положено, проходят службы. Он стал символом духовного возрождения родного села и района. Недаром теперь около храма проходит областной православный музыкальный фестиваль «Малиновый звон», на который приезжают артисты из Москвы и Липецкой области.

 

Дополнительное познание мира

 

Владимир Петрович достиг в своем деле завидного профессионализма. В 1996 году его пригласили провести авторскую мастерскую на Всемирном конгрессе преподавателей английского языка в США, в Чикаго. С 2004 года Кузовлев работает в издательстве «Просвещение», где возглавляет Липецкий филиал. Учебники английского языка, разработанные коллективом липецких авторов под руководством Владимира Петровича, используются в учебных заведениях страны. Многие переиздавались более десятка раз.

Владимир Петрович проводит большую работу с учителями в регионах России. Им было проведено около трехсот авторских курсов, семинаров, вебинаров и мастер-классов, на которых присутствовало более двадцати тысяч учителей!

По мнению Владимира Петровича, иностранный язык — это еще одно средство познания. Если по каким-то причинам невозможно получить информацию на родном языке, требуется другой. Действительно, как обойтись без английского, если во всемирной сети на этом языке 80 % информации. Недаром у нас в стране его хотят сделать третьим обязательным предметом, по которому с 2020 года у российских школьников будут экзамены.

— Как ни странно, но благодаря английскому языку мне удалось увидеть всю Россию, за исключением двух-трех ее регионов, а также другие страны мира. Общение с коллегами — это прежде всего встречи с интересными людьми, оставляющие в душе добрые воспоминания, — считает Владимир Кузовлев.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1014 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru