litbook

Проза


Капризный день+5

ХУЛИГАНКА НЮРОЧКА

Утром Нюрочка проснулась ни свет ни заря и мир показался ей удивительным и таинственным. На стенах ещё лежали голубые ночные тени, похожие на крылья спящих мотыльков, а в окне качалась голая ветка ореха.

«Никто меня не любит», – решила Нюрочка, зевая и спуская ноги в пушистые тапочки.

Она подошла к кошке, свернувшейся в прихожей калачиком.

– Ты меня любишь? – спросила она у кошки. Кошка хотела ответить, но Нюрочка стукнула её по носу пальцем и поплелась в кухню. В кухне она открыла кран и сунула под него ухо. В ухо радостной струёй потекла вода. «Наберу полное ухо воды и умру от разрыва уха», – решила Нюрочка.

Вскоре эта затея надоела Нюрочке. Она принесла краски и кисточку и стала разрисовывать обои. Она нарисовала двух инопланетян, зелёный автобус с крыльями и тощего слона в очках и на роликах.

Потом она принесла кошку и провела для неё экскурсию по выставке. Кошка оказалась равнодушной к искусству. Она упиралась и пыталась улизнуть.

«Надо её оштрафовать», – решила Нюрочка. В виде штрафа она покрасила кошку зелёной краской, а её хвост – оранжевой. Довольная своей работой, Нюрочка отпустила кошку и пошла кормить рыбок.

Она сварила им манной каши, нарезала колбасы и солёных огурцов и бросила всё это в аквариум. Одну рыбку она пересадила в маленькую банку и вынесла во двор.

Посреди двора стоял послушный мальчик Савва и меланхолично стучал палкой по дереву.

– Хочешь рыбку? – спросила Нюрочка.

– Хочу, – сказал Савва.

– Я тебе её подарю, если ты поможешь мне напугать Светочку, – сказала Нюрочка.

– А Светочка испугается? – спросил Савва.

– Испугается, – уверила Нюрочка.

– Ну пошли, – сказал Савва.

Они подошли к Светочкиному подъезду и стали ждать, когда она выйдет.

– А чем мы будем пугать Светочку? – спросил мальчик Савва.

–Тобой, – сказала Нюрочка.

Она всучила Савве рыбку в банке и побежала домой за краской и кисточкой.

Разрисовывать Савву было сплошным удовольствием. Особенно хорошо получились усы и борода, а также огромный синяк под глазом.

– А вдруг Светочка не испугается, – засомневался Савва.

– Тогда придётся пугать кого-нибудь другого, – вздохнула Нюрочка.

В этот миг раздались шаги на лестнице. Нюрочка спряталась за Савву, а Савва остался стоять возле парадного с банкой в руках. Из банки в полумглу подъезда таращилась рыбка.

Светочка испугалась. Она так испугалась, что проснулись все соседи и тоже испугались. Даже те, которые жили на пятом этаже и вообще ничего не боялись.

Но больше всех испугалась Нюрочкина бабушка. Она вышла из Нюрочкиного подъезда, а за ней следом вышла Нюрочкина оранжево-зелёная кошка. Они увели Нюрочку домой и три дня не выпускали гулять.

И так как пугать Нюрочке было некого, она сидела дома и пугала сама себя. А когда становилось совсем страшно, она залезала под подушку и считала до ста. Или до тысячи.

 

ЗАБЛУЖДЕНИЕ САШИ

Однажды Саша решил заблудиться. Он стоял посреди двора и думал, как это лучше сделать. «Самое правильное, – подумал Саша, – начать двигаться в неизвестном направлении. Желательно выбирать незнакомые улицы и стараться не запоминать, куда они ведут».

Саша достал платок, высморкался и пошёл заблуждаться.

Всё вокруг было в снегу – земля, деревья, и с неба тоже летел снег и это было очень кстати – легче заблудиться.

Саша шёл и смотрел только на снег и даже иногда открывал рот, чтобы снег туда залетал и таял на языке.

Сначала заблуждаться было неинтересно – всё ему было знакомо. Вот хлебный, куда он ходит с бабушкой. Вот дом тёти Маруси, и даже видно её окно – можно запустить в него снежком. Но если это сделать – выйдет толстая тётя Маруся и отведёт его домой. Саша прошёл мимо дома тёти Маруси и ещё мимо нескольких домов, и ещё, и ещё, и, наконец, очутился на Совсем Незнакомой Улице. В знак встречи с Незнакомой Улицей Саша воткнул в снег прутик, а на него повесил одну варежку.

– Отсюда начинается Настоящее Заблуждение, – сказал сам себе Саша и пошёл дальше.

Снег летел на его ресницы, брови, а он представлял себе, что находится на другой планете, где живут Инопланетяне, умеющие превращаться в снежинки и можно с ними даже поговорить.

– Бурале тумбикут, – сказал Саша снежинке, слетевшей ему на нос.

– Варле мус, – ответил он за снежинку.

Улицы становились всё незнакомей и незнакомей. Саша почувствовал холод в той руке, на которой не было варежки. Из этой руки холод кочевал по всему Саше и попадал в нос. А из носа холод вытекал мокрой струйкой, которая замерзала на морозе. Саша шмыгал носом и то и дело доставал платок. Заблуждение становилось всё грустней и непонятней.

«Всё, я уже заблудился, – наконец решил Саша, – пора домой».

От этой мысли он почувствовал радость и  развернулся, чтобы идти обратно.

Но куда идти – было совершенно неизвестно. Мало того, что всё вокруг было незнакомым – это незнакомое было засыпано снегом и на него, словно волшебная ткань фокусника, опускалась Темнота. Темноты Саша боялся, хотя был очень смелым.

«Надо спрятаться от Темноты», – решил Саша.

Он зашёл в незнакомый подъезд, где горела пыльная лампочка. Это был Чужой Дом.

– Я хочу домой, – сказал сам себе Саша жалобным голосом.

Он представил, как дома его родители и бабушка с дедушкой пьют чай с вареньем.

– Где наш Саша? – спрашивает бабушка.

– Не волнуйся, – говорит дедушка, – он ,наверное, заблудился.

– А… – говорит бабушка. И пьёт чай.

От этой мысли в носу у Саши защипало, словно там завелась маленькая злая сороконожка. А в глазах поплыл туман, сквозь который мерцала одинокая жёлтая лампочка.

Саша попытался представить, что Чужой Дом – заколдованный замок, в котором живут короли, но у него ничего не получилось.

– Никакой это не замок, – сказал сам себе Саша. – Хочу домой.

Он выглянул на улицу. Там, на улице, вовсю хозяйничала Темнота. Если бы сейчас зажгли свет хотя бы на час и устроили день, он бы, конечно, нашёл свой дом.

«По красной варежке», – подумал Саша. А так – попробуй, найди.

«Надо позвонить кому-то в дверь и во всём признаться», – подумал Саша.

«Если, конечно, здесь не живут бандиты…» – сказал кто-то тонко-тонко внутри Саши.

Сердце Саши бешено забилось. Он подошел к первой попавшейся двери и прислушался.

– Ты – вислоухий дурак! – закричал чей-то громовой голос.

Саша в ужасе отпрянул. Он подошёл к другой двери. За ней чей-то голос звонко пел.

«Бандиты петь не могут, – подумал Саша, – разве что в мультиках». Саша позвонил в дверь.

Дверь открыл высокий, очень грустный дяденька в роговых очках. Он удивлённо сверху вниз посмотрел на Сашу.

– Здравствуйте, – сказал Саша. – Я заблудился.

– Понятно, – грустно сказал дяденька. – Заходите.

Саша осторожно зашёл в прихожую. Там были чучела разных зверей – лисы, белки, попугая, совы, крокодила и ещё много других.

Дяденька проводил Сашу в комнату. В комнате тоже были чучела зверей, а среди них сидела очень весёлая, лохматая тётенька и громко пела.

– Это Алевтина, – сказал дяденька всё так же грустно.

Тётенька посмотрела на Сашу, не прекращая петь.

– Почему у вас столько игрушечных зверей? – спросил Саша у дяденьки.

– Это чучела зверей, – сказал дяденька. А я – зоолог. Изучаю зверей.

У зоолога в доме было так необычно, что Саша даже забыл, что он заблудился.

– Вы их всех убили на охоте? – спросил он у Зоолога.

– Нет, что вы… – воскликнул Зоолог. – Я по натуре очень добрый человек.

И он покосился на тётеньку, которая продолжала петь.

– Давно вы заблудились? – спросил Зоолог у Саши.

– Недавно, – сказал Саша.

– Все мы заблудились, – сказал Зоолог.

Саша пожал плечами. Странный какой-то Зоолог, сидит себе дома – где он мог заблудиться?.. И тетенька вроде не совсем заблудилась.

– Я хочу домой, – сурово сказал Саша.

– А где вы живёте? – поинтересовался Зоолог.

– Там – хлебный рядом, – сказал Саша. – И школа…

– Королёва? – спросил Зоолог.

– Точно, – сказал Саша.

– Ну, идём, – сказал Зоолог и стал одеваться.

Тётенька прекратила петь и молча смотрела, как Зоолог одевается. Потом она достала помаду и стала красить губы. Саша сказал ей «До свиданья» и они с Зоологом вышли в темноту и снег.

– Вы боитесь темноты? – спросил Саша.

– Нет, – ответил Зоолог. Он вдруг развеселился. – Темнота сама по себе не страшная.

– А что – страшное? – спросил Саша. – Привидения?

– И привидения – не страшные, – сказал Зоолог.

– А что – страшное? – спросил Саша.

– Пугает всегда то, чего мы не знаем, – сказал Зоолог.

Саша задумался.

– Я всё знаю, – сказал он.

– Тогда вам нечего бояться, – сказал Зоолог.

И они подошли к Сашиному дому.

– А что вам скажут ваши родители? – спросил Зоолог.

– Не знаю, – ответил Саша.

– Когда в следующий раз заблудитесь – заходите в гости, – сказал Зоолог, пожимая Саше руку.

– Хорошо, вы тоже, если заблудитесь – заходите, – ответил Саша. И пошёл домой.

 

ЧЕЛОВЕК-НЕВИДИМКА

Нюрочка с Сашей играли в лото. Нюрочка выигрывала. На её лице сияло торжество победителя. К тому же она была старше на год, а это тоже немалое преимущество.

– Твой ход, – говорила Нюрочка снисходительно.

Саша сопел, но не сдавался. Он был серьёзным мужчиной, и хотя Нюрочка – женщина, это ещё не повод уступать ей в игре.

– Ты не махлеришь? – на всякий случай уточнил Саша.

– Нет, – чистосердечно призналась Нюрочка.

И вдруг выигрывать начал Саша. Его конопатое лицо раскраснелось, на нём появились бисеринки пота – так он хотел обыграть Нюрочку.

Нюрочка прикусила губу и стала строго следить за фишками. Игра неумолимо шла в пользу Саши. Проигрывать Нюрочка не хотела.

– Что-то я устала, – сказала она зевая. – Пойду, отдохну…

– Нет, давай доиграем, – потребовал Саша.

Нюрочка вздохнула. Сейчас Саша победит, а потом будет всем хвастаться. А это, как считала Нюрочка, самое ужасное в Саше.

– Тебе пора домой, Саша, – сказала Нюрочка. – Твоя мама отпустила тебя до восьми.

– Доиграю и пойду, – неумолимо сказал Саша.

Нюрочка недовольно заёрзала на диване. И вдруг ей в голову пришла мысль. Она широко открыла глаза, изображая ужас, и уставилась в полумглу комнаты.

– Твой ход, – важно сказал невыносимый Саша.

Но Нюрочка продолжала широко открытыми глазами смотреть в никуда.

– Твой ход, – повторил Саша.

Но Нюрочка не отзывалась.

– Что ты там увидела? – спросил Саша, крутя пальцами фишку.

– А ты разве не видишь? – страшным голосом спросила Нюрочка.

– Что?

– Человек-Невидимка, – ужасным шёпотом произнесла Нюрочка.

– Его не бывает, – сурово сказал Саша.

– Вот он… – зашептала Нюрочка, указывая пальцем в направлении книжного шкафа.

– Это шкаф, – рассудительно сказал Саша.

– Нет, рядом со шкафом. Он стоит и смотрит на нас.

Саша поёжился.

– Ты честно его видишь? – спросил он у Нюрочки осторожно.

– Главное, чтобы он на нас не напал, – сказала Нюрочка на ухо Саше.

– А он может напасть? – начинал верить Саша.

– Конечно, – убедительно шептала Нюрочка. – Он только этим и занимается.

– А на тебя уже нападал? – поинтересовался Саша.

– Ещё нет, – трагически сказала Нюрочка. – Если он сейчас нападёт, тебе придётся меня защищать.

Саша икнул.

– Я же его не вижу, – тихо сказал он.

– Всё равно придётся, – категорично заявила Нюрочка.

– Ладно, – вздохнул Саша.

Он посмотрел на книжный шкаф.

– Где он сейчас?

– Всё там же, – сказала Нюрочка. – Стоит, смотрит.

Саша вглядывался в сгустившуюся темноту. Что-то там такое было, а что – непонятно.

– Видишь? – спросила Нюрочка.

– Вижу, – вдруг сказал Саша.

– Что видишь? – удивилась Нюрочка

Саша молча вглядывался. Ему показалось или нет?

– Человек-Невидимка, – прошептал Саша и закрыл глаза.

– Ты его видишь? – упавшим голосом спросила Нюрочка.

– Бежим! – закричал Саша, и они бросились вон из комнаты.

Нюрочке стало очень страшно.

– Давай спрячемся в прихожей, – сказала она.

– Давай, – согласился Саша, икая.

– Закрой дверь в комнату, – прошептала Нюрочка. – Чтобы он не вышел.

Саша закрыл дверь.

– Ты его видел, Саша? – спросила Нюрочка.

Саша молча кивнул.

– Какой он?

– Очень страшный, – признался Саша.

– Что же нам делать? – ужаснулась Нюрочка. – Как назло никого дома нет…

– Я, наверное, тоже пойду домой, – сказал Саша, снимая с вешалки шубу.

– И не вздумай, – сказала Нюрочка, отнимая у Саши шубу. – Ты должен меня спасать.

– А как? – спросил Саша.

– Давай будем громко петь, – предложила Нюрочка. – Он испугается и уйдёт.

– Я не умею петь, – сказал Саша. – Я на уроке пения только рот открываю, когда все поют.

– Ладно, – вздохнула Нюрочка. – Я буду петь, а ты открывай рот. Главное, чтоб он испугался.

И Нюрочка запела.

– Пой так, как будто ты его не боишься, – посоветовал Саша.

– Хорошо, – кивнула Нюрочка и запела ещё громче.

Она спела свою самую любимую песню. А потом ещё одну. А потом ещё три.

– У меня уже горло болит, – наконец сказала она. – Посмотри, он уже ушёл?

Саша подкрался к двери.

– Я боюсь, – признался он.

– В щёлочку посмотри, – посоветовала Нюрочка.

– Не хочу, – сказал Саша. – Сама посмотри.

– Я не могу. Я пою, – сказала Нюрочка.

– Ты сейчас не поёшь, – сказал Саша.

– Пою, – сказала Нюрочка и запела.

Рукой она подталкивала Сашу к двери. Саша упирался.

– Одним глазом посмотри, – прервав песню, сказала Нюрочка. – Одним глазом не так страшно.

– Не могу.

– Значит, ты трус, – заявила Нюрочка.

Трусом Саша быть не хотел. Он осторожно приоткрыл дверь и заглянул в комнату. Там горела настольная лампа, а полкомнаты было в тени. В этой Тени и прятался Человек-Невидимка.

– Он спрятался, – сказал Саша.

– Значит, он очень хитрый, – сказала Нюрочка. – Слушай, давай его выкурим, – предложила она. – Сейчас я принесу папины сигареты.

И она принесла папины сигареты, а также спички.

– Я не умею курить, – сказал Саша.

– Придётся научиться, – сказала Нюрочка и стала учить Сашу курить. Она сама, правда, не умела, но видела, как это делают папа и дедушка, а раз у них получалось, у Саши это тоже должно получиться.

Она так увлеклась обучением Саши, что не услышала скрежета ключа в замке и не заметила, как на пороге появилась бабушка. И Сашина мама.

– Мы выкуриваем Человека-Невидимку, – объяснила им Нюрочка серьёзно.

Но они ничего не поняли. Они забрали сигареты, спички и начали проветривать квартиру. При этом они очень сердились.

– Сейчас Человек-Невидимка точно испугается, – прошептала Нюрочка на ухо Саше.

– Ясное дело, – согласился Саша.

Он хотел добавить ещё что-то очень важное о Человеке-Невидимке, но тут мама увела его домой. Она даже не поинтересовалась, кто такой Человек-Невидимка. Саша попытался ей объяснить. Но она ничего не поняла. Или не поверила. А может, и то, и другое.

 

СНЕЖНАЯ ТАЙНА

– Я пойду погуляю, – сказала Нюрочка бабушке.

– Ты же не ела, – возмутилась бабушка.

– Я приду и поем, – пообещала Нюрочка. – У меня сейчас нет аппетита.

С точки зрения бабушки это было неправильно. Сначала человек ест. Потом он может заниматься более важными делами. Но на пустой желудок важные дела не получаются. Грош им будет цена. Она попыталась объяснить это Нюрочке.

– Я нагуляю аппетит, – резонно заметила Нюрочка. – И съем в два раза больше.

В этом была своя правда, а против правды, как говорится, не пойдёшь.

Нюрочка вышла во двор, довольная своей победой. Во дворе была Светочка, она лепила из снега куличи.

– Что ты сегодня ела? – спросила Нюрочка у Светочки.

– Кашу, – вздохнула Светочка.

– А я – ничего, – гордо заявила Нюрочка.

Светочка с завистью посмотрела на Нюрочку. Но не выдала своей зависти – продолжала лепить куличи.

К ним подошел Саша.

– Что делаете? – спросил он.

– Что ты сегодня ел? – поинтересовалась у него Нюрочка.

– Бутерброд с колбасой, – ответил Саша и облизнулся.

– А я – ничего, – важно сказала Нюрочка.

Саша задумался. Завидовать или нет? С одной стороны – бутерброд с колбасой был очень вкусным, а с другой стороны…

– Я совсем ничего не ела, – повторила Нюрочка, чтобы Саша всё-таки позавидовал.

– И что ты будешь делать? – не сдавался Саша.

– Я буду есть снег, – сказала Нюрочка первое, что пришло в голову.

– Он холодный, – сказала Светочка. – И твоя бабушка всё увидит из окна.

– Мы пойдём к другому дому. Там и снега больше.

– Пойдём, – поддержал Саша.

– Меня мама будет ругать, – осторожно сказала Светочка.

– Плакса-вакса, – заявила Нюрочка. – Сиди здесь одна.

Светочка вздохнула. Она грустно посмотрела на своё окно, а потом на Другой Дом и задумалась, сколько до него шагов.

– Хорошо, – сказала она наконец. – Идём.

И они пошли к Другому Дому.

– Видите сколько здесь снега! – радостно воскликнула Нюрочка так, словно это она его выдумала.

– Здесь по нему почти никто не ходил, – заметил Саша, внимательно разглядывая снег.

– А по нашему все ходили, – сказала Светочка, тыкая в снег прутиком.

Нюрочка села на снег и зачерпнула немного варежкой. Потом попробовала его на вкус. Снег обжёг рот, губы, язык, и в зубах зазнобило, но Нюрочка честно съела весь снег, что был в варежке.

– Вкусно? – недоверчиво спросила Светочка.

– Как мороженое, – сказала Нюрочка гордо.

– Я тоже хочу, – сказала Светочка. – Но мне мама не разрешает.

– Так тебе и надо, – сказала Нюрочка, цокая зубами, и зачерпнула новую порцию снега.

– Я тоже хочу, – солидно сказал Саша и сел на снег рядом с Нюрочкой. Он зачерпнул снега и глотнул его.

– Ну как? – поинтересовалась Нюрочка.

– На минеральную воду похоже, – сказал Саша.

Светочка стояла и нерешительно смотрела на снег.

– Я боюсь, – призналась она.

– Иди домой, – сказала Нюрочка. – Ты нам мешаешь есть снег.

Светочка вздохнула.

– Это опасно, – сказала Светочка, трогая снег пальцем.

– Пусть манную кашу ест, – сказала Нюрочка Саше, зачерпывая очередную порцию снега. Светочка посмотрела в сторону и собралась плакать.

Нюрочка и Саша не обращали на неё внимания. Они вкушали снег, и по их лицам было разлито блаженство.

Светочка поразмышляла – заплакать или нет и в конце концов передумала.

– Он горький? – осторожно спросила она у Нюрочки и Саши.

– Не говори ей, – шепнула Нюрочка Саше.

Саше было немного жаль Светочку. Он хотел что-то сказать, но Нюрочка поднесла палец к губам. Саша вздохнул и промолчал.

– Попробуй сама, – сказала Нюрочка, глотая очередную порцию снега.

Светочка сдалась. Она села рядом, зачерпнула снега и поднесла к губам. Сначала она его внимательно разглядела, потом лизнула, потом проглотила.

Нюрочка и Саша с видом превосходства смотрели на Светочку.

– Ну что? – хором спросили они.

Светочка закашлялась, и её пришлось бить по спине.

– Ну что? – опять спросили они.

– Он мокрый, – сказала Светочка. – И холодный.

– Привыкнешь, – успокоила её Нюрочка. – Давайте каждый день собираться и есть снег.

– А если он растает? – поинтересовалась Светочка.

– Не растает, – пообещала Нюрочка. – Мы напишем письмо в «Прогноз погоды». Чтоб всё время шёл снег.

– Я не хочу всё время снег, – сказала Светочка. – Пусть иногда тает.

– Нет, мы напишем, чтоб не таял, – не согласилась Нюрочка.

– А они послушают? – засомневался Саша.

– Конечно, послушают, – сказала Нюрочка и зачерпнула ещё снега. – Мы им будем каждый день письма писать.

– У меня нет времени каждый день письма писать, – сказала Светочка. – У меня музыка по понедельникам и четвергам. Пусть он по понедельникам и четвергам тает.

– Вот ещё! – возмутилась Нюрочка. – Из-за твоей музыки чтоб снег таял! Делать ему нечего…

Светочка вздохнула.

– Мы ещё долго будем есть снег? – спросила она.

– Тут ещё много снега, – заметил Саша, оглядываясь по сторонам.

– Я уже не очень голодная, – сказала Светочка.

– И я уже не голодный, – сказал Саша.

Нюрочка задумалась.

– Я, по-моему, тоже не голодная, – наконец сказала она. – И горло почему-то болит.

– Давайте доедим снег завтра, – предложил Саша.

Нюрочка кивнула. Ей почему-то стало очень-очень жарко, а в глазах всё плыло.

– Я уплываю, – сказала она тихо.

– Куда? – испугалась Светочка.

– Не знаю, – сказала Нюрочка и закрыла глаза.

– У неё температура, – вдруг догадался Саша, потрогав Нюрочкин лоб.

И они повели Нюрочку домой. А потом сами пошли домой. И у них тоже началась температура и заболело горло.

А их родители звонили друг другу и ничего не понимали.

– Что вы делали на улице? – допытывалась мама у Саши.

– Ничего, – отвечал Саша.

– Вы не могли ничего не делать, – подозрительно говорила мама.

Но Саша ей так и не рассказал, что они делали. В конце концов, имеют они право на свою собственную тайну или нет?

Даже если она может растаять…

 

ОБЛАКА ПОД НОГАМИ

Саша вышел из дома именно в тот миг, когда дождь заканчивался. Дождь словно долистывал последние страницы книги – с веток  проворно и звонко падали капли, а в небе образовались голубые, свободные от туч пространства, и из них засквозило синим.

– Подожди ещё немного… – сказал Саше дождь.

– Ладно, – согласился Саша и подошёл к широкой и длинной, а значит и глубокой луже. Лужа была что надо. Вообще, мелких луж Саша не любил. Они быстро высыхали и в них нельзя было устроить кораблекрушение. Настоящее, а не какое-нибудь.

А эта лужа была словно создана для кораблекрушений.

Саша взял палку и стал измерять глубину лужи. Для этого он зашёл в неё босиком и ткнул палкой в воду. По воде пошли коричневые круги. Но это только казалось, что круги коричневые – в них переливалось небо, а ещё – ветки деревьев, а ещё – солнечный свет.

– Здорово, – восхитился Саша.

И стал ждать, когда круги кончатся, и вода в луже снова станет спокойной. Теперь небо и ветки, отражённые в луже, были отчётливыми, хотя и неяркими.

«Словно их кто-то уронил в лужу», – подумал Саша.

Во дворе было тихо, и Саше вдруг перехотелось устраивать кораблекрушение. Тем более, для этого надо было идти домой и делать из бумаги кораблики.

А Саше так хорошо было стоять в красивой, отливающей небом луже и смотреть на облака под ногами. Потом он задрал голову и посмотрел вверх.

Над головой тоже плыли облака.

«Облака – под ногами, облака – над головой», – пришло Саше в голову. И получилось похоже на песенку.

Тогда он повторил её ещё раз, а потом ещё и при этом смотрел то на облака в луже, то на облака в небе.

И вдруг ему пришла в голову ещё одна строка: «Пахнет солнцем и травой…»

«Я стих сочинил», – вдруг догадался Саша. Эта мысль так удивила и обрадовала его, что он совсем забыл о задуманном с утра кораблекрушении. Он стоял в луже и ждал, чтобы кто-то прошёл мимо. Тогда можно будет прочитать ему стих.

Но мимо никто не шёл. Саша вылез из лужи, надел ботинки и подошёл к Нюрочкиному балкону.

– Нюра! – крикнул он.

Нюрочка вышла на балкон в широкой красной шляпе. Щёки и губы у неё почему-то тоже были необычайно красные, а в руке был зажат красный карандаш.

– Что? – спросила Нюрочка очень тонким голосом.

Саша так удивился Нюрочкиному виду, что даже позабыл свой стих.

– Ты чего такая красная? – спросил он у Нюрочки.

– Я принцесса, – сказала Нюра ещё более тонким голосом. – И выхожу замуж.

– За кого? – удивился Саша.

– Не скажу, – ответила Нюра и очень громко чихнула.

– А я стих сочинил, – признался Саша.

– Сам? – Нюрочка недоверчиво оглядела Сашу, словно за его спиной стояла целая гвардия взрослых, очень серьезных поэтов.

– Сам, – гордо сказал Саша.

– Прочти, – попросила Нюрочка и натянула шляпу на глаза.

Саша на всякий случай посмотрел на лужу, чтобы проверить, стоит ли о ней читать стих. Лужа была такая же прекрасная и широкая, и в ней всё так же плыли облака. Тогда Саша прочёл:

 

«Облака – под ногами,

облака – над головой.

Пахнет солнцем и травой».

 

Нюрочка внимательно слушала стих.

– Это не ты сочинил, – наконец сказала она важно.

– Как не я? – у Саши от обиды даже в ушах защекотало. И под носом (когда он обижался, у него всегда щекотало в носу и в ушах).

– Это – другой поэт. Мне его бабушка читала, – сказала Нюрочка и снова поправила шляпу.

– Это какой же поэт? – злорадно поинтересовался Саша.

– Это Пушкин, – сказала Нюрочка.

От обиды Саша стал краснее Нюрочкиной шляпы, щёк и губ.

– Хочешь, я тебе докажу, что это я написал? – закричал он.

– А как докажешь? – тонким голосом спросила Нюрочка.

– Выйди, докажу, – сказал Саша.

– Хорошо, – Нюра с важным видом развернулась и исчезла за дверью.

Долго её не было. Наконец, она вышла из своего подъезда на высоких каблуках и в длинной ночной сорочке. На голове её была та же самая красная шляпа.

– И тебе разрешили так выйти? – удивился Саша.

– Бабушка спит, – сказала Нюра.

– А чего ты так пищишь? – спросил Саша.

– Все принцессы так разговаривают, – объяснила Нюрочка, и Саша заметил в её руке маленький бумажный веер.

– Так ты говоришь, что не я стих написал?

– Не ты, – подтвердила Нюрочка, обмахиваясь веером.

– Идём, – зловеще сказал Саша и повёл Нюрочку к луже.

– Видишь, какая лужа? – он снял ботинки и снова зашёл в лужу. По воде пошли цветные весёлые круги.

– Вижу лужу, – Нюрочка окинула Сашу торжественным и высокомерным взглядом, каким должны смотреть принцессы. – Всё равно стих не ты написал.

– Заходи в лужу, – скомандовал Саша.

– Принцессы не ходят по лужам, – заметила Нюрочка резонно.

– Тогда ты ничего не поймёшь, – вздохнул Саша.

Нюрочка с любопытством посмотрела в лужу.

– А если зайду – пойму? – спросила она с сомнением.

– Поймёшь, – кивнул Саша.

Нюрочке жалко было снимать туфли на каблуках и она зашла в лужу в них. В луже было прохладно и Нюрочка поёжилась.

– Ничего не понимаю, – сказала Нюрочка, глядя, как розовые оборки сорочки тонут в луже. И вдруг она увидела. Облака в луже.

Может быть, совсем не так как Саша, а как-то по-другому. Она даже позабыла про свой веер, красную шляпу и влюблённого в неё принца.

Принц был придуманный, а облака – совершенно настоящими, – и в луже, и в небе.

– А ну, прочти ещё раз своё стихотворение, – попросила она Сашу уже своим обычным голосом.

И Саша прочёл.

А Нюрочка подумала, что Саша, наверное, настоящий поэт. Но если об этом сказать Саше – он сразу зазнается. Поэтому она с достоинством вышла из лужи и громко чихнула. А потом чихнул Саша. Он так громко чихнул, что облака покачнулись в луже и тоже чихнули. Словно были живыми. А может, они и вправду живые.

 

КАПРИЗНЫЙ ДЕНЬ

Однажды Нюрочка проснулась очень-очень капризная. Она это почувствовала сразу: капризы так и сыпались из неё, хотя капризничать по-настоящему она ещё не начала, так как все в доме спали, а капризничать для себя самой было неинтересно. Нюрочка лежала в кровати и ждала, когда же наконец все проснутся, чтобы начать капризничать.

Но все даже во сне почувствовали страшную опасность, исходящую от Нюрочки, и ещё сильнее укутались в одеяла и притворились спящими.

«Безобразие», – подумала Нюрочка и вдруг услышала льющуюся на кухне воду.

«По-моему, наводнение», – обрадовалась Нюрочка и побежала на кухню.

Но это была всего лишь бабушка, которая открыла кран и смотрела, как вода льётся на грязные тарелки. Нюрочка встала в дверях и приготовилась капризничать. Она несколько минут думала, с чего начать и смотрела на льющуюся воду.

– Ты чего не моешь посуду? – спросила она бабушку.

– А не хочу, – вдруг сказала бабушка.

– Как это не хочешь? – удивилась Нюрочка.

– А так… – сказала бабушка и стукнула вилкой по тарелке так, что брызги полетели в разные стороны и даже попали Нюрочке на нос.

– Ты не можешь не хотеть мыть посуду! – ещё сильней удивилась Нюрочка. – Ты её всё время моешь!

– А тем более не хочу!

– А что хочешь?

– Я ещё не придумала, – сказала бабушка и снова стукнула вилкой по тарелке.

И тут Нюрочка догадалась: бабушка капризничает.

Это было таким открытием для Нюрочки, что она даже забыла про свои собственные капризы.

– Я всё дедушке расскажу, – сказала Нюрочка, не на шутку испугавшись за бабушку.

Она пошла в дедушкину комнату и увидела, что он спит, укрывшись газетой.

– Вставай, – Нюрочка громко зашуршала газетой, из-под которой торчали только нос и очки дедушки и раздавались свистки и гудки. Дедушка открыл один глаз и недовольно посмотрел на Нюрочку.

– Не хочу, – сказал дедушка и полез под газету.

– Как это не хочешь? – возмутилась Нюрочка.

– А что хочу, то и делаю, – сказал дедушка и забарабанил по газете.

– Тебе надо на работу, – напомнила Нюрочка.

– Хочешь секрет? – спросил дедушка из-под газеты.

Нюрочка кивнула.

– Не хочу на работу, – сказал дедушка и захихикал.

И он так громко чихнул, что газета взлетела над ним, повисла в воздухе и снова накрыла его с головой.

– Ты капризничаешь? – осенило Нюрочку.

– Ну да… – признался дедушка и защёлкал по газете пальцами.

Нюрочка, возмущённая, вышла из комнаты дедушки и пошла к маме. Мама, оказывается, уже проснулась. Она сидела на подоконнике с ногами, чего Нюрочке никогда не разрешала.

– Ты что тут делаешь? – спросила Нюрочка строго.

Мама замотала ногами в воздухе, и с её ног на спину спящей кошки упали тапочки. Кошка недовольно сощурилась и отошла в сторону.

– Хочу кушать! – сказала Нюрочка маме.

– Не буду готовить! – радостно закричала мама.

– Почему? – страшным шёпотом спросила Нюрочка, хотя уже всё знала наверняка. Мама капризничает.

Мама подмигнула Нюрочке чёрным глазом.

Нюрочка вздохнула недовольно и поплелась в прихожую. В кухне всё ещё громко лилась вода, в комнате дедушки шуршала газета и слышалось хихиканье, а в другой комнате сидела на подоконнике непослушная мама.

Одна кошка Соня, сбежав в прихожую, сидела на коврике и не капризничала. Она благоразумно вылизывала свою пепельную шерсть.

– Давай подождём, когда они закончат капризничать, – предложила Нюрочка кошке.

– Давай, – взглядом ответила кошка и очень строго посмотрела на Нюрочку. А Нюрочка – очень строго посмотрела на кошку.

Рейтинг:

+5
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru