litbook

Критика


Юрий Павлов: послесловие к юбилею+1

Юрий Павлов — русский критик.

Можно бесконечно говорить о месте литературной критики в творческом процессе, о предназначении критика и литературоведа, о необходимости внимательного анализа произведений, изучения направлений и школ, открытия новых талантов, предвосхищения важнейших движений литературного мира — все это будет пустым без главного.

Без России.

Либеральная оранжевая чума бесчинствует в нашей литературе давным-давно, задолго до «болотного» всплеска.

Юрий Павлов с этой заразой воюет с самого начала.

Нет, конечно, он способен к многомерному анализу, к тонким литературоведческим наблюдениям, он легко переходит и к «высшему пилотажу», — к проникновению в самую суть художника, но у Павлова преобладает именно критический взгляд, и вот почему...

Вера наша должна быть воинствующей.

Южный, кубанский темперамент, бойцовский характер статей и книг Юрия Павлова не случаен — казаков недаром называют последними рыцарями Европы.

Южнорусская школа литературоведения и критики, ставшая заметной в России, возникла не на пустом месте — на ее знамени ясно виден профиль Юрия Селезнева. Но без организаторского дара его тезки и ученика Юрия Павлова вряд ли бы она состоялась.

Северный характер — это размышление, молитва, аскетические упражнения, приближение к тайне бытия.

Южный характер — это действие.

Любовь к своим личным врагам и решительный бой с врагами Божьими, с врагами Отчизны, с врагами Слова.

Потому и крушит их Павлов, отправляя в утиль то, что и должно там находиться: русскоязычную литературу, точнее, псевдолитературу, — настолько она омерзительна в своем русофобском оскале.

Литературная критика Юрия Павлова публицистична, но и вся наша литература рубежного времени такова.

Его ненависть к штампам, к забронзовевшим мифам и репутациям легко объяснима — взыскующие правды иного не ищут.

Совершенное отсутствие самолюбования и «самовыражения», служение не самоутверждению, а великой русской литературе, без оглядки на опасности и собственное здоровье — вот его кредо.

Юрий Павлов принципиален до ужаса (его врагов).

Павлова невозможно приручить, потому что идеал его — христианский, а не содомский, раскрывшийся сейчас, в последние времена, во всем своем откровенном бесстыдстве.

Высокий смысл земной жизни, замысел Творца о русском человеке не разгадан полностью, но сила и точность Его слов должна быть ясна: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли».

В будущем Он пошлет ангелов Своих отделить зерна от плевел, но, по словам Святых Отцов, человек выше ангела!

Потому зерна от плевел мы должны отделить уже здесь, на земле.

В своей душе, в жизни, в России.

В русской литературе.

Юрий Павлов делает эту неблагодарную работу уже много лет — не от ненависти, а от любви.

Поэтому даже у наших врагов он пытается найти что-то светлое, доброе, искреннее.

Он, вероятно, склонен верить в лучшее, исходя из известного тезиса о том, что пока жив человек, есть и надежда на его спасение. К сожалению, это только миражи, искры от былого огня сожженных душ. Великое притяжение русской литературы и огромный пласт национальной культуры, которого они касались, заставляет даже их светить, — но фосфорическим, могильным светом.

Сегодняшняя русская литература, по словам Леонида Бородина, — это литература изгоев.

Но ведь именно последние станут первыми...

Главный бой еще впереди, Юрий Михайлович!

Все впереди.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru