litbook

Проза


Новый верстальщик0

Гера заявился в издательство к концу обеденного перерыва. В первый рабочий день следовало бы прийти пораньше, но он проспал, несмотря на заведенный будильник.

Гера вошел в комнату, где четыре женщины за одним большим столом пили чай. Они оторвали головы от чашек – трое молодых и одна постарше - и Гера представился:

- Я – верстальщик.

- А-а, новый верстальщик!

Чаепитие тут же прекратилось, молодые стали быстро убирать со стола. Та, что постарше, оказалась редакторшей. Крупная блондинка лет тридцати пяти, в ярко-красной блузке, обтягивающей плотный живот. Она переместилась к окну, к рабочему столу с огромным монитором, и указала Гере на стул – садитесь.

- Верстальщик нам нужен сейчас позарез, - сказала редакторша. – Прежний верстальщик… - она замялась. – Ну, в общем, он нас покинул, а у нас сейчас большой срочный заказ. Так что работы много. Ну, показывайте ваши бумаги, документы.

Гера полез в рюкзак и достал свой паспорт.

- А диплом, резюме, рекомендации, справки?

Гера хотел было объяснить, но тут в комнату вошел иностранец.

- Маррина! – обратился он к редакторше и быстро заговорил по-английски. Закончив речь, он добавил по-русски. – Поняла?

- Йес, Пол, окей, - кивнула Марина. – Поняла, окей.

Когда иностранец ушел, она сказала Гере:

- Вы говорили, что владеете английским.

- Да, - ответил Гера.

- Вот сейчас проверим. Скажите, о чем только что говорил Пол? Это, кстати, наш директор. Вам следует с ним познакомиться. Так что он сказал?

- Он сказал вам, что после того, как закончите, чтобы вы взяли книгу кого-то – Байкера или Бейкера - и зашли к нему в кабинет.

Редакторша кивнула и тут же взяла из стопки какую-то книгу.

- Ну понятно. Хорошо.

Она открыла его паспорт на странице с фотографией.

- У нас нет времени выбирать, Георгий.

- Можно просто Гера.

Редакторша слегка скривилась.

- У нас нет времени выбирать, поэтому считайте, что вы приняты. На испытательный срок.

Она закрыла паспорт и крикнула:

- Света!

В комнату быстро вошла пухленькая рыжеволосая девушка.

- Света, покажи Георгию его кабинет. Своди, представь его Полу, когда тот освободится. В общем, осваивайтесь, Гера. Задание я пришлю вам по имэйл.

Марина встала и, схватив книгу, вышла из комнаты. Гера потянулся за рюкзаком, чтобы убрать паспорт, как вдруг увидел, что в комнату вошли два существа. Два зверька, один побольше, другой поменьше, спокойно прошли через помещение и скрылись за дальней дверью. Животные размером с крупных котов, светло-коричневой масти, на их ушках, лапах и хвостах шерсть была темнее. Но мордочки не совсем кошачьи, а скорее похожи на персонажей каких-то грустных советских мультфильмов. Они уверенно двигались на задних конечностях, как прямоходящие, и Гере показалось, что большой держал за лапу маленького.

- А это кто, коты?

- Нет, – смущенно улыбнулась Света. – Не обращайте на них внимания. Пойдемте, я покажу вам ваше рабочее место.

Но Гера не унимался.

- А кто это? Они ходят как… Как человечки.

- Это такие животные. Как вам сказать… Ну, считайте, что они здесь просто так. Типа питомцы. Идемте! – Света повернулась и повела Геру в коридор.

В коридоре она открыла ключом небольшую дверь.

- Вот ваш кабинет.

Гера заглянул внутрь и пришел в ужас. Крошечная комнатушка с закрытым жалюзи небольшим окном, в которую еле поместились компьютерный стол, маленькое кресло и принтер на тумбе. Тесная каморка. Он тут же понял, что не может здесь сидеть.

- Вам что, не нравится? – удивилась секретарша. – Это же отдельный кабинет. Не все сотрудникам так везет.

- Я не могу здесь сидеть, - сказал Гера. – Я не могу быть один в маленьких помещениях. С самого детства.

- Почему не можете?

- Это клаустрофобия. Болезнь. Она у меня с раннего детства.

Света смотрела, не понимая, и Гера продолжил.

- Дело в том, что… Была такая история. В детстве мы были на море. И на пляже я играл с другими детьми. Мы выкопали тоннель в песке. Я залез внутрь, а остальные прыгали вокруг. И тоннель обрушился. Я сидел там, засыпанный песком, и задыхался. Очень долго. Еле спасли. Это был жуткий кошмар. Вот, с тех пор я не могу находиться в маленьких пространствах.

Секретарша с интересом выслушала историю. На ее лице появилась смесь вежливого сочувствия и какого-то странного удовольствия.

- Я вам искренне сочувствую. Но, к сожалению, вам придется работать именно здесь. Если у вас болезнь, то надо сходить к врачу, надо лечиться. Вы ведь уже не ребенок. Вы сюда работать пришли.

- Я понимаю, но… - Гера стоял возле раскрытой двери и не мог переступить порог.

- Господи, ну что вы, в самом деле, как маленький. Ну, откройте окно, оставьте дверь открытой. Найдите выход из положения.

Гера шагнул в комнату, и сердце его заколотилось в приступе паники. Утирая холодный пот, он отдернул жалюзи и стал вертеть и дергать ручку оконной рамы. После небольших усилий окно растворилось, в комнату хлынул раскаленный городской воздух, насыщенный пылью и гарью машин. Света, которая все еще стояла в проеме двери, засомневалась.

- Нет, так все-таки нельзя. У нас окна не открывают. Пойду, поговорю с Мариной. А вы пока включайте компьютер, осваивайтесь. Скоро пойдем знакомиться к директору.

Света ушла, захлопнув дверь. Гера вскочил и тут же открыл ее снова. Затем он включил компьютер и открыл почтовую программу. Почта была полна письмами, оставшимися от прошлого верстальщика, в папке «Входящие» было около двадцати непрочитанных сообщений. В теме верхнего письма значилось «Георгию».

«Георгий, приветствую! В приложении - текстовый блок книги для верстки и файл с указанием параметров. Успехов! Марина.»

Гера открыл файл с параметрами и обалдел. Помимо размеров полей и прочих обычных значений, там указывались размеры отступа каких-то дырок, заклепок, проколов швейной иглой. Все эти дырки и проколы требовалось расположить на страницах в строгом соответствии. Все параметры пестрели разноцветными цифрами, линиями и крестиками на образце страницы, а внизу к ним были даны длинные пояснения. Пару минут Гера всматривался в образец, пытаясь понять смысл значков и представить себе готовую страницу книги в бумажном виде, но это не поддавалось его пониманию.

Тогда он открыл следующий файл с текстом книги. Книга называлась «Корови». Перевод с английского. Удивившись странному названию, Гера нашел его в оригинале, но на английском книга называлась также - “Korovi”. Он стал читать текст.

 

«Я начал вести этот дневник, чтобы отделить себя от своей работы. Я вдруг подумал, что мне необходимо выделить те события, которые произошли со мной лично, те чувства и переживания, которые испытываю я сам, от того, что я выслушиваю ежедневно восемь часов подряд от своих клиентов. Иначе все сливается в один поток, мои личные эмоции растворяются в нескончаемой лавине грусти, обиды, недоумения, раздражения, злости, унижения, сожаления, которые несут и несут люди, приходящие ко мне на прием. Чтобы стать профессионалом в той области, которая является моей работой, необходимо выработать в себе состояние глубокой эмпатии, которое со временем возникает автоматически, едва клиент усаживается в кресло перед моим столом. Эмпатия не имеет ничего общего с сочувствием и сопереживанием. Человек, сидящий передо мной и излагающий свою проблему, не вызывает у меня ни жалости, ни отвращения, ни каких бы то ни было других эмоций, хотя многие просто из кожи вон лезут, чтобы задеть меня за живое. В этом я достиг если не полного совершенства, то довольно высокого мастерства. К своим клиентам я не испытываю ничего. Эмпатия, которая завладевает мной в моем рабочем кабинете, заключается в том, что я ощущаю то же самое, что и клиент. Эмоционально я перемещаюсь в его положение, представляю описанную им ситуацию и вызываю в себе те же чувства, что испытывает он. Когда я только начинал свою практику, это давалось мне с большим трудом, но сейчас, как я уже сказал, это происходит автоматически, само по себе.»

 

Гера углубился в чтение, но вдруг боковым зрением увидел в проеме двери существо. Он вздрогнул и обернулся. В дверях стояли те самые коты. Они смотрели на Геру, не переступая порога, и когда тот заметил их, старший кот улыбнулся (так показалось Гере) и вошел, оставив маленького в коридоре.

- Кис! – позвал Гера и протянул к нему руку. – Иди сюда! Ты кто такой?

Кот снова улыбнулся, вежливо кивнул головой и повернулся к тумбе с принтером. Он встал на четыре лапы, пролез между тумбой и стеной, чем-то там пошуршал и вылез. Затем он снова обернулся к Гере, кивнул и вышел.

Тут же в комнату к Гере вбежала секретарша. Она быстро, хозяйским взглядом окинула кабинет вместе с Герой и открытым файлом на мониторе, и изобразив на лице удовлетворение, сказала:

- Ну как, все нормально? Пойдемте, я вас представлю директору.

Пол сидел в своем большом кабинете, добродушный и уставший. Он поздоровался с Герой по-английски и спросил, как у него дела, все ли нормально. Гера ответил, что пока вроде все нормально, но он еще не совсем освоился. Услышав хорошую английскую речь, Пол немного оживился.

- Ну что же, Герра, я очень рад, что в нашем коллективе появился новый человек. Если у вас возникнут проблемы или просто вопросы, обращайтесь ко мне без стеснения.

Гера хотел сказать, что у него уже есть несколько вопросов – по поводу дырок в книге, и по поводу котов, и по поводу его кабинета, – но Света топталась у двери с вежливой улыбкой, и он не хотел при ней заводить эти разговоры.

Не успел Гера сесть в кресло в своем кабинете, как пришла редакторша.

- Вы получили мое задание?

- Получил, но мне не все понятно, - ответил Гера.

- Что вам непонятно?

- Я посмотрел образец верстки и… Честно говоря, я не представляю, как это будет выглядеть в книге. Эти прошивки, заклепки и прочее. Я с такой версткой никогда не встречался.

- Сейчас покажу, - сказала редакторша, вышла и через минуту принесла книгу. Гера взял в руки томик среднего размера в черном кожаном переплете с черными заклепками. Книга выглядела дорого и солидно, но на обложке не было никаких надписей – ни названия, ни фамилии автора. Гера открыл книгу посредине и прочел вверху страницы: «Глава двенадцатая. Гомункулусы покидают рабочий кабинет и уходят на задний дворик».

После того, как Гера повертел в руках книгу и положил ее на стол, Марина тут же забрала ее.

- Вообще-то, Гера, я вот о чем хотела вас попросить, - Марина слегка замялась. В кабинет не помещался стул для посетителей, и Марина нависала у него над головой так, что если бы Гера повернулся к ней лицом, то его взгляд уперся бы ей в живот и грудь, обтянутые ярко-красной блузкой. Поэтому Гера смотрел в монитор, лишь изредка скашивая глаза вверх к ее лицу. – Я хотела бы вас попросить помочь мне в переписке с американским издательством. Дело в том, что я недостаточно свободно владею английским, а мне хотелось бы, чтобы мои мысли были переданы как можно точнее и правильнее. Понимаете?

- То есть вы хотите, чтобы я переводил на английский вашу переписку с американцами?

- Три-четыре небольших письма в неделю, не больше. А я в свою очередь пойду вам навстречу в других рабочих вопросах. Договорились?

Гера не знал, что ответить.

- Я сегодня первый день… Не знаю, как пойдет моя основная работа. Не хотел бы давать обещаний. Но можно попробовать. В общем, пока не считайте мое согласие окончательным, возможно, я буду вынужден отказаться.

Марина кивнула и добавила:

- Только сами понимаете. Содержание писем не секретно, но… Не нужно рассказывать о них. Ни Полу, ни девочкам. У Пола и своих проблем достаточно, а девочкам не следует лезть не в свои дела. Хорошо?

- Хорошо, - ответил Гера.

- Ну, тогда я прямо сейчас пришлю вам письмо на перевод.

Через пять минут в почте появилось письмо Марины некоему Джо. Гера начал переводить. Письмо занимало около страницы, но деловая часть его составляла не более пяти строк. В остальном же Марина рассказывала Джо, почему в работе происходят задержки и неувязки, объясняя их собственным плохим здоровьем, неимоверной загруженностью и общей ситуацией с книгоизданием в стране. Также пара абзацев была посвящена заверениям в искреннем уважении, выражением радости от сотрудничества и добрыми пожеланиями лично Джо, его коллегам и членам семьи. Гера перевел письмо без особых усилий, но ставя подпись «Love, Marina», почувствовал некоторое смущение. Подбирая английские слова для выражения эмоций редакторши, Гера ощущал в себе отзвуки этих эмоций, и в завершении письма он уже будто бы сам писал «С любовью, Марина», отчего ощущал нелепость.

Меж тем рабочий день подошел к концу, женщины щебетали в коридоре, расставаясь до утра. В кабинет к Гере заглянула секретарша.

- Пора домой. Собирайтесь скорее, мне нужно закрыть ваш кабинет.

- Зачем? – удивился Гера.

- Так положено. Завтра утром, если придете раньше меня, найдете ключ у меня в столе в верхнем ящике под бумагами. Откроете и ключ положите обратно.

На следующее утро Гера пришел в издательство точно вовремя. Помещение казалось совершенно пустым, никого из женщин еще не было. Гера открыл ключом свою комнату и несколько секунд стоял, унимая сердцебиение. Как я мог вчера полдня просидеть в этой клетке, подумал Гера. Но быстро понял. Главное – включить компьютер. Компьютер и интернет избавляли его от ощущения одиночества и замкнутости пространства. Если сосредоточиться на экране монитора, то его комнатушка перестает давить своей теснотой.

Гера включил компьютер и пошел осматривать офис. Он заглянул в кабинет к директору. Оказалось, Пол уже давно был здесь. Он писал что-то в блокноте.

- Доброе утро, Пол! – сказал Гера по-русски.

- Доброе утро, как дела. Заходи, я только сейчас дописаю.

- Допишу, - машинально поправил Гера и сел перед директорским столом.

Через минуту Пол отложил блокнот.

- Ну что, как дела, Герра? Уже начали работать?

- Начал, но у вас верстка какая-то необычная. Эта куча отверстий на полях – я не понимаю, как их делать.

- Ну, это не так сложно. Сейчас я вам покажу.

Пол открыл чистую страницу в своем ноутбуке и стал объяснять порядок действий. Он быстро покрыл страницу разными значками.

- Да, в общем-то, не так сложно, - согласился Гера. – Только непонятно, зачем все это.

- Это для того, чтобы встраивать в корешок разные устройства. Наука не стоит на месте, и в книгопечатании тоже появились новые технологии. Вот вы берете книгу, - на столе лежала стопка книг, и Пол взял одну из них, - открываете и… Что вы видите?

Пол выключил настольную лампу и раскрыл книгу посередине. Страницы блестели чистым белым глянцем, но были совершенно пусты.

- Ничего, - удивился Гера.

- А теперь включаем лампу.

Когда на книгу упал свет, на страницах стали постепенно проявляться значки и буквы. Через полминуты это была совершенно обычная детская книга с картинками.

- Здорово, - сказал Гера. – А зачем это нужно?

- Чтобы дети не читали при плохом освещении, не портили себе глаза. Вообще на Западе уже лет пять издают такие книги с разными устройствами для разных целей. Мы надеемся, что скоро и в России такая продукция найдет своего покупателя.

- Фантастика, - сказал Гера, и в его воображении завертелись идеи о том, какие это могли бы быть цели.

На столе Пола зазвонил телефон. Гера быстро сказал «спасибо, до свиданья» и вышел.

В холле секретарша уже была за своим столом. Рядом с ней сидела дизайнер Катя. Девушки ели черешню из большой миски. Увидев Геру, вышедшего от директора, они переглянулись, приподняв брови.

- Привет, Гера! – сказала Света. – Угощайся черешней.

Гера остановился у их стола.

- Бери черешню, не стесняйся, - сказала Катя.

- Как твоя клаустрофобия? – спросила Света. – Справился?

- Да вроде справился, - ответил Гера, взяв ягоду. – Когда компьютер работает, то нормально. Как будто появляется виртуальное пространство.

- Ты бери, бери, не стесняйся, - сказала Света.

- А что ты не сходишь к доктору? Сейчас ведь все лечится, - сказала Катя.

- Наука не стоит на месте, - хихикнула Света.

- Это смотря где, - сказала Катя. – На Западе, может, и не стоит, а у нас…

- Медицина и у нас не стоит, - возразила Света. – Моя подруга ходила к пластическому хирургу, и ей все переделали так классно. Даже уши новые поставили, представляешь?

В этот момент открылась одна из дверей и в холле появились зверьки. Старший, как и прежде, вел за руку младшего. Увидев компанию возле секретарского стола, зверьки остановились и улыбнулись.

- Ну ладно, - сказала секретарша, - пора за работу.

Гера ушел в свою комнату. Он открыл файл и настроил параметры для верстки так, как ему показал Пол. Затем он открыл текстовый блок и стал читать книгу дальше.

 

«Благодаря этому качеству я имею лучшую репутацию среди коллег нашего Центра. Я единственный мужчина в нашем заведении, не считая начальника, и, если говорить начистоту, моя блестящая репутация сложилась по большей части за счет этого обстоятельства. Скорее всего, вы уже поняли, что я работаю в одном из Центров первичного приема. Все знают, что в Первичном приеме принимают жалобы от населения, все жалобы без разбора, и уже специалист на приеме решает, куда следует направить клиента. Необходимость в такой службе возникла не так давно, лет семь назад, когда сфера услуг расширилась до невероятных размеров, и люди стали теряться, путаться, создавать очереди у кабинетов узкоспециализированных профессионалов, отнимая у них массу драгоценного времени. Дошло до того, что человек, не способный заменить лампочку у себя на кухне, записывался на прием к психотерапевту, а по поводу собаки, отравившейся тухлым мясом, шел к юристу. Теперь в Первичном приеме наша задача – разобраться с жалобой клиента. Однако не все знают, что чем меньше жалоб мы переправляем в другие руки, передаем в другие службы, тем выше ценится наша работа. Решить проблему здесь, в Первичном приеме, - вот в чем состоит основная забота специалиста. И я прекрасно владею этой профессией. У меня самый просторный кабинет в угловой части здания Центра, начальник относится ко мне доброжелательно. Более того, меня называют доктор, никто и никогда не подвергал сомнению мое звание доктора, хотя я не имею никакого отношения к медицине и даже не пытался получить научную степень.»

 

В час дня Гера увидел, как в офис вошла пожилая женщина с тележкой, нагруженной сумками.

- Обед! – тут же закричала секретарша. Женщины засуетились.

Света заглянула в комнату к Гере:

- Идемте обедать.

Когда Гера вошел в большую комнату, стол был уже накрыт. Следом за ним вошла редакторша. Она отставила от себя кастрюлю с борщом, и поставила перед своей тарелкой большую миску с салатом. Гера решил, что настал подходящий момент для вопросов. Он обратился сразу ко всем:

- Можете мне объяснить, что это за звери у вас тут ходят?

- Не у вас, а у нас, - сказала секретарша. – Вы теперь тоже здесь работаете.

- Это наши авторы, - сказала Катя.

- Гера, об этом нельзя говорить в офисе. Потому что как только вы о них заговорите, так сразу они появляются, - сказала редакторша, отхлебывая борщ.

- Авторы чего? – спросил Гера.

- Книг, - ответила Катя.

- Катя, имей совесть! – грозно сказала редакторша.

Дальняя дверь приоткрылась, и в комнату вошли зверьки. Они прошли пару шагов от двери, остановились и поклонились.

- Ну и что, что они появились? – спросил Гера. – Они же животные.

- Гера, немедленно прекратите! – Марина покраснела и хлопнула рукой по столу. – Будьте добры соблюдать порядок!

Зверьки, потоптавшись еще минуту, ушли, и о них больше никто не заговаривал.

После обеда в кабинет Геры снова зашла редакторша.

- Вы знаете, - сказала она, - к нам приезжает главный редактор из нашего головного американского издательства. Тот самый Джо, для которого вы переводите мои письма. Поэтому у меня к вам большая просьба. В эти две недели, пока не приедет Джо, помогите мне с перепиской. Писем сейчас будет много, и я буду лишь в общих чертах формулировать свои мысли, а вы, пожалуйста, оформите их как следует, включая все вежливые и теплые слова, и так далее.

- Но у меня много своей работы, - возразил Гера.

- За дополнительное вознаграждение, - добавила Марина. – А с работой вы справитесь.

И Гера написал Джо еще одно письмо, где помимо деловой информации он уже своими словами выразил заверения в искреннем уважении и радость от скорой встречи. “Love, Marina.” Отослав письмо редакторше, Гера снова занялся книгой. Листая страницы, он снова увлекся чтением.

 

«Сегодня вечером я пришел домой и увидел кота. Молоденький котик, месяцев шести, на темно-серой шерсти еле видны полоски. Он просто сидел в гостиной, на полу возле столика, и смотрел на меня без испуга. Наверное, пролез в открытую форточку. Я пошел на кухню, позвал его с собой. Котик побежал за мной следом. Я разогрел себе ужин, а коту открыл банку тунца. Он ел с жадностью и вылизал миску. Изголодался, бедняга. Ну что ж, пусть живет со мной. Надо придумать ему имя».

 

Он вздрогнул, услышав громкий звонок телефона на своем столе. Голос Пола:

- Герра, зайдите ко мне, пожалуйста.

В кабинете Пола у стены стояли в ряд три стула. На двух из них сидели коты, свесив ноги. Младший грыз сосиску в тесте. Когда Гера вошел, они улыбнулись и поклонились.

- Гера, какую книгу вы сейчас верстаете? – спросил Пол.

- Корови, - ответил Гера.

- Корови, - повторил Пол. – Вы читаете текст?

- Да. Прочел немного.

- Ну и как вам?

- Интересно.

- Интересно, - опять повторил директор. – Но хочу вам сказать, Гера, вы не увлекайтесь чтением. Во-первых, работы довольно много… - Пол немного подумал, потом бодро произнес, - в общем, работы у нас очень много. Так что читать будете потом, когда книга выйдет из печати. – Он встал и кивнул зверькам. - Я слышал, что вы заинтересовались нашими животными. Вот, хочу вам представить: это Масаки, а это Рикую, - он показал на старшего, потом на младшего.

- А зачем они в офисе? – спросил Гера.

- У нас договор с японской фирмой, которая поставляет нам электронные устройства для книг. По этому договору два этих зверя должны жить у нас в офисе. Как домашние животные. Японцы проводят некий эксперимент, и эти лемуры – участники эксперимента.

- Это лемуры? – удивился Гера. – Они больше похожи на котов, чем на лемуров.

- Я, честно говоря, плохо разбираюсь в зоологии, - ответил Пол. – Но, в общем, не важно, кто они. По договору мы не должны обращать на них внимания, и они будут просто жить в офисе. Вот и все. Вот, собственно, и все, что я хотел вам сказать. У вас есть ко мне вопросы?

- Пока нет, - Гера был слегка озадачен информацией, и ему требовалось время подумать. Он стоял и смотрел на зверьков, но Пол прервал его созерцание.

- Тогда идите, Гера, у меня много дел.

Гера вернулся в свою комнату. В почте снова было письмо редакторши к Джо. «Дорогой Джо, - писал Гера, - Мы сняли тебе квартиру на время твоего приезда. До нашего офиса всего лишь десять минут пешком. Если у тебя есть пожелания по поводу культурной программы, напиши мне, и я постараюсь все устроить. Надеюсь, тебе понравится в России. Жду встречи. С любовью, Марина.» Когда Гера писал письма Джо, подпись «Марина» он уже воспринимал, как собственный никнэйм. Он невольно представлял, как пожмет руку американскому редактору, когда тот войдет в офис, - ну вот, наконец-то мы встретились, дорогой Джо.

Надо работать. Гера снова занялся версткой книги, но не стал ее читать. И только через пару часов его внимание опять привлек текст.

 

«Сегодня приснился странный сон. Маленькая, захламленная старушечья квартира. Крошечные комнаты – гостиная, спальня и кухня – завалены каким-то тряпьем, заставлены комодиками, этажерками, картонными коробками. Хозяйка, тщедушная, но бодрая старушка, снует из спальни в гостиную, снимает трубку телефона, что-то говорит, бежит обратно в спальню, оглядывается, открывает шкаф, выдвигает ящик комода, роется там, снова бежит в гостиную, смотрит в окно. На столе, покрытом выцветшей пыльной скатертью, сидит мой котик и наблюдает за действиями старухи. Все это происходит беззвучно, но как бы за кадром раздается молодой женский голос. Будто бы девушка, моя клиентка, рассказывает о своей тоске: «Я не выхожу на улицу, что мне там делать? Мой дом – моя крепость и мой склеп. Каждое утро – одно и то же. Солнце выползает с востока и ползет на запад. Ворона просыпается и каркает на старой липе. Молочник гремит своей тележкой по камням мостовой. Я сажусь на ковер и раскладываю пасьянс, который не сходится никогда. «Пасьянс» означает терпение. Если подумать, солнце, ворона и молочник занимаются тем же, что и я. Терпят еще один день.»

 

Гера не заметил, как уснул. Ему приснилось, что приехал Джо. Джо вошел в офис - бодрый веселый американец – и тут же попал в объятья Марины. «О, Лав Марина!» - сказал Джо и поцеловал ее в щеку. Гера вышел из своего кабинета пожелать ему доброго дня. Джо кивнул Гере - «привет, как дела» - и прошел мимо.

Внезапно Гера проснулся и вскрикнул от ужаса. Он сидел за столом в полной темноте. Сердце заколотилось, он тут же начал задыхаться. Наощупь добрался до двери, дернул ручку – дверь была заперта. Нашарил выключатель, пощелкал – электричество отключено. Еле сдерживаясь, чтобы не орать, он нащупал на столе телефонный аппарат, снял трубку и нажал нижнюю правую кнопку – «Redial». В трубке раздались длинные гудки. Гера подумал, что не знает, с кем соединит его телефон, - за два дня в офисе он еще ни разу никому не звонил. Наконец гудки прекратились, и Гера услышал бархатный мужской голос, который размеренно диктовал:

- Глава двенадцатая. Гомункулусы покидают рабочий кабинет и уходят на задний дворик…

- Алло! – закричал Гера.

- Алло! – откликнулся голос, тоже криком. – Кто говорит?

- Алло! Это я, Гера!

- Гера! Гера, это вы?!

- Да! – Гера не мог унять свою истерику и орал. – Это я! Меня заперли в офисе! Я не могу выбраться! Что мне делать?!

- Гера! Вы слышите меня?! Не паникуйте! – орал голос в трубке. – Открывайте окно! Открывайте окно и прыгайте! Там второй этаж! Внизу трава! Гера, вы слышите?! Прыгайте в окно!

- Хорошо! – крикнул Гера. Он бросил трубку, открыл окно и прыгнул.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru