litbook

Проза


Теодицея+1

Часть II. ДУША

 

Часть I «Материя» опубликована в №10 ВЛ

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Раздел 3. СОЗНАНИЕ

§11. Диалектика субстанции. 1. Самотождественность бога. 2. Логическая необходимость бога. 3. Тождество бога и разума. §12. Тождество бога и сознания. 1. Выполнение тождества бытия и мышления в сознании. 2. Порог сознания. 3. Определение «я» как личностной формы души. 4. Чистое сознание. 5. Чувственное и познавательное измерения сознания. 6. Психофизическая поляризация мышления. 7. Тождество знания и сознания себя. §13. Самосозерцание. 1. Дуализм непосредственного и опосредованного сознания себя. 2. Самосозерцательное представление. 3. Отраженное самосозерцание.

Раздел 4. ДУХ

§14. Дуализм бога и духа. 1. Дуализм души и духа. 2. Дух божий. 3. Тождество духа и поля мышления. 4. Пространственное измерение непространственного поля мышления. 5. Определение духа как ипостаси божией. §15. Дуализм духа и форм духа. 1. Дуализм духа и материи. 2. Непространственная геометрия пространства. 3. Триада абстракций: замыслы – понятия – иллюзии. 4. Числа. 5. Статика и динамика законов природы. 6. Поляризация духа как поля самосозерцания и созерцания. 7. Понятийное происхождение иллюзий в воображении. 8. Отражение физического мира в воображении. 9. Чистый дух в основе мира. 10. Тетрада реальности: абсолютной – духовной – физической – иллюзорной. 11. Дуализм материи и пространства как форм духа. §16. Древо жизни. 1. Троица бог – дух – душа. 2. Иллюзия бытия. 3. Дуализм духовной реальности как чистого духа и нематериальных форм духа. 4. Субстанциальная сеть. 5. Закономерное русло мышления.

Раздел 5. «Я»

 

 

 

 

Раздел 3. СОЗНАНИЕ

 

§11. ДИАЛЕКТИКА СУБСТАНЦИИ

 

1. Самотождественность бога

 

Дуализм бытия божия как бытия в себе и бытия в творчестве есть дуализм мышления (см. п.1 §6). Бытие в творчестве есть создание творческих продуктов мышления, то есть чего-то, отличного от творца и противоположного творцу как творение. Бытие в себе есть пребывание мыслящей субстанции в тождестве с собой – выполнение формулы: субстанция равна самой себе, субстанции: бог есть бог. Бог есть нечто самотождественное, равное себе, богу, и ничему другому. Бог остается собой вне творения: вне мира: вне пространства и времени: в вечности: в себе. В пространстве и времени тождество какой-либо вещи с собой есть воспроизводство этой вещи в ряду квантов времени (см. §§7-9). Бог существует вечно. Вечность есть противоположность времени. Подобно тому как пространство можно помыслить как бесконечно большую величину, делимую на бесконечно малые величины (точки), вечность можно помыслить как бесконечный интервал времени, делимый на бесконечно малые интервалы, но сие абстрактное и воображаемое деление вечности на стадиальные части (временные интервалы) не делает делимым вечное бытие, которое не может складываться из квантов времени: этапов жизни: циклов существования.

 

2. Логическая необходимость бога

 

Всему есть причина, кроме бога. В числе своих имен бог получил от философов имя первопричины, ввиду логической необходимости обозначить начало причинно-следственного ряда, где каждый элемент выступает причиной по отношению к последующим звеньям и следствием по отношению к предшествующим звеньям цепи. Первопричине ничего не предшествует, и сама она не предшествует себе, ибо она действительна вне времени, а причинно-следственный ряд есть ряд происходящего во времени: цепь событий. Поэтому является скорее каламбуром, чем верным умозаключением, знаменитое изречение Спинозы: субстанция есть причина самой себя. О боге нельзя спросить: откуда он вообще и по какой причине взялся? Вопрос поставлен неправильно. У бога нет причины, иначе он был бы чем-то, порожденным самим собой, что абсурдно. Невозможно родить самого себя. Бог не может быть своим же творением. Но как он вообще может быть? Такой вопрос корректен как эквивалентный вопросу, что такое бог. Ответ на сей основной вопрос философии состоит в логичном определении бога, но не в алогичных поисках причины первопричины. Зачастую вместо слова причина лучше оперировать термином логическая необходимость, позволяющим уму выйти за смысловые рамки причинно-следственного детерминизма. Возьмем, к примеру, умозаключение: бог логически необходим как противоположность ничто. Этим высказыванием логический нуль бытия (ничто) не объявляется причиной бога, обусловливающей и порождающей бога как следствие. Слово ничто есть здесь логическая мера в определении бога как некой реальности (нечто), логически поляризованной с нереальностью (ничто). Противоположности логически необходимы в паре: если мыслится одна, то мыслится и другая, по диалектическому закону мышления. Раз мыслимо нечто, мыслимо и ничто как другой полюс диады. Логическая необходимость реальности, называемой людьми богом, устанавливается посредством различных умозаключений, в том числе следующим простейшим путем: ничего не возникает из ничего, следовательно, всегда была и будет некая первичная противоположность ничто, относительно коей все прочие противоположности ничто вторичны, порождаясь ею в самой себе.

 

3. Тождество бога и разума

 

То, что называется мышлением, имеет две диалектические стороны (два измерения): с одной стороны, мышление есть мыслительный процесс, осуществляемый мыслящим субъектом, с другой стороны, мышление есть сам мыслящий субъект, противоположно соотносящийся с собственной мыслительной деятельностью. Определение бога как мыслящей субстанции состоит из двух слов, где первое слово (мыслящая) обозначает определяющий признак того, что обозначается словом субстанция и что не равно себе за вычетом этой неотъемлемой, ибо сущностной, характеристики, составляющей разумную сущность субстанции. Субстанция разумна: субстанция есть нечто, обладающее способностью к мышлению (разумом) и самотождественное, применяя эту способность (мысля). Обладатель разума (мыслящий субъект) – это сам разум, ибо разум составляет естество (сущность) своего обладателя. Разум и мыслящая субстанция – это разные имена бога. Разум действителен (реален) как нечто действующее: работающее: производящее мыслительные операции: решающее задачи: мыслящее: творящее. Мыслящий субъект – это работающий разум. Разум не может не работать (не мыслить). В работе разума мышление диалектически поляризовано как тот, кто мыслит, и как мыслительный процесс, осуществляемый мыслящим субъектом. Поскольку мышление божие есть творчество, постольку бог самоидентичен как творец. Нет творения без творца, и нет творца без творения.

Примечание. В основе творчества лежит и в нем реализуется творческая идея. Некоторые философы помыслили бога как идею. В философском смысле слова, например, платоновском и гегельянском, идея есть абсолютная реальность, противоположная мировой реальности. Платоновские эйдосы мало чем отличаются от проектных идей (замыслов), это еще куда ни шло, но определение бога как идеи – это не лучшая идея в теологии.

 

§12. ТОЖДЕСТВО БОГА И СОЗНАНИЯ

 

1. Выполнение тождества бытия и мышления в сознании

 

Только находясь в сознании, каждый из нас может сказать: я существую, ибо я мыслю. В бессознательных состояниях мы не можем этого сказать. Тождество бытия и мышления выполняется в сознании. Следовательно, то, что зовется сознанием, и то, что зовется богом, - это одно и то же. Сознание есть бог, ибо в боге действительно тождество бытия и мышления, действительное в сознании. Мышление, тождественное богу, есть сознательное мышление. Наше пребывание в сознании есть сознание себя. Переставая сознавать себя, наше мыслящее «я» куда-то пропадает. И так, и этак, будучи хоть в сознании, хоть без сознания, «я» представляет собой нечто, а не ничто, но во втором случае (сомнамбулическом: бессознательном), оно этак разлучено с самим собой, находясь, как говорят, не в себе, а в первом случае, когда человек отождествляется с самим собой, находясь в своем сознании (в себе), там же, в нашем сознании, должен отождествляться с самим собой и бог, почему в человеке и выполняется тождество бытия и мышления, не выполняясь в мире бессознательных сомнамбул (животных). Сознательное мышление явным и априорным образом тождественно бытию, а значит, и богу, но бог противопоставляется сам себе в нашем сознании как другой мыслящий субъект: человек. Бог – это бог, а человек – это человек, но в человеке бог равен себе ипостасным образом, так что бытие бога и бытие человека – это одно и то же бытие в двух лицах: ипостасях.

 

2. Порог сознания

 

Нет никакой теоретической нужды называть как-то иначе то, что исстари зовется душой. Штука в определении души. Душа подпадает под определение мыслящего субъекта, сознавая себя, то есть пребывая в сознательном состоянии и мысля сознательно. Это называется находиться в своем сознании, в своем уме, в себе. Находясь то в себе, то не в себе (в сознании и без сознания), душа уподобляется вещи, переставляемой с места на место по стороны границы, зовущейся порогом сознания. По ту сторону порога сего душа как будто бы вообще исчезает, словно сливаясь с чем-то, а по эту сторону она как будто бы заключена в теле, словно в сосуде, так что наше пребывание в сознании выглядит пребыванием в теле, а потеря сознания походит на покидание душой тела в манере представлений древних язычников, полагавших, что во сне душа где-то путешествует, выходя из тела. Находясь в сознании, мы сознаем себя слитыми воедино с телом и не представляем себя порознь с ним, как будто пребывать в сознании и пребывать в теле – это одно и то же, но это обман чувств, обусловленный тем, что, пребывая в сознании, мы чувствуем свое тело, а выпадая за порог сознания, не чувствуем. Отключение нашего сознания, подобно лампочке, физиологически описываемое в терминах вроде торможения коры, походит на приостановку (временное прекращение) существования, откуда происходит метафора сна как подобия смерти, видать, не лишенная доли правды. Сознание есть бог. Строго говоря, сознание не может включаться и выключаться, как электроприбор. Эффект включения и отключения сознания – это что-то, происходящее в мышлении, осуществляемом в нас творцом.

 

3. Определение «я» как личностной формы души

 

Нечто мыслящее, пребывая в сознании, пребывает в самом себе и тождественно сознанию. Сознание есть нечто мыслящее. Это верно в отношении и бога, и человека, но бог не имеет формы, человек же самоидентичен в личностной форме. Личность – это другое имя мыслящего «я». Душа нематериальна и снабжена нематериальной формой, обозначаемой местоимением «я». Существование души – факт как сознательное существование, оно же сознательное мышление. Пребывая в сознании, душа едина с телом в своем существовании (мышлении), но тело не может быть формой души, в согласии с исконным определением души как чего-то нематериального, не состоящего из электронов и протонов. Природа души – природа сознания. Строго говоря, наше сознание никакое не наше. Множество душ не есть множество сознаний, а есть множество мыслящих созданий, существующих в одном сознании: в боге: в мыслящей субстанции. В создании божием, называющемся человеком, субстанция мыслит, по меньшей мере, трояким образом: во-первых, таким же, как и при сотворении неживых тел из частиц материи, во-вторых, таким же, как и в любом организме, управляемом генетической программой и инстинктами, в-третьих, субстанция мыслит в форме нашего мыслящего «я», потому и мыслящего, что, в действительности, это мыслит бог, но мыслит, что называется, от другого лица и в другом лице, так что налицо другой мыслящий субъект – человек.

Примечание. За вычетом мыслящего «я» о живом теле (организме), как и о неживом, нельзя сказать, что оно существует: живет. Организм, однако, каким-то образом субстанциален, обладая живой сущностью. Лейбниц назвал бы это монадой. С точки зрения диалектики, нет логической необходимости ни в бессчетном множестве всяких-разных субстанций вроде лейбницевских монад, дочерних относительно породившей их отчей субстанции, ни в нескольких различных субстанциях типа картезианских. Достаточно одной субстанции.

 

4. Чистое сознание

 

Слово бытие, как и слово мышление, - это отглагольное существительное. То же касается синонимов жизнь и существование. Глаголами быть, жить и существовать обозначается некое длящееся действие, а существительными бытие, жизнь и существование обозначается некоторая действительность: реальность. Бог есть некая реальность. Выясняя, какая именно, мы определяем бога и отвечаем на вопрос, что такое бог. Вопреки софистическим прибауткам, дескать, бог непостижим, недоказуем и немыслим, можно уверенно утверждать, что мы нос к носу сталкиваемся с реальностью по имени бог, сталкиваясь с самими собой в сознании. В согласии с определениями бога как мышления и как бытия в себе, противоположного бытию в творчестве, сознание, взятое, что называется, в чистом виде, следует определить как мышление, противоположное творчеству, то есть ничего не создающее. Тот, кто мыслит (а строго говоря, мыслит только бог), есть чистое сознание как противоположность всего, им производимого (творимого). Но нет творца без творения, стало быть, нет и чистого сознания, то есть такого сознания, какое не проделывает никаких мыслительных действий: ничего не производит. Определение бога как чистого сознания есть определение одного из двух сущностных измерений мышления, составляющих двойственную природу мышления. Нет одного без другого. Порознь чистое сознание и творческое мышление недействительны (нереальны).

Примечание. Пускай мы не найдем точных слов, расшифровывая смысл слова сознание, но главное, что нам как сознательным существам, что называется, непосредственным образом дано и прямо в нас самих, в нашем мыслящем существе, присутствует то, что обозначается этим словом, и употребляя его, мы подразумеваем именно то, что оно означает, как будто отлично знаем, что такое сознание, хотя спроси нас, что оно такое, и только самонадеянный глупец не затруднится с ответом.

 

5. Чувственное и познавательное измерения сознания

 

Пребывание «я» в сознании по-другому называется сознанием себя (в глагольном смысле слова), но что это, собственно, значит – сознавать себя? Укажем, во-первых, на два хорошо заметных измерения, в которых мы сознаем себя, и назовем их познавательным и чувственным. В познавательном измерении сознание себя есть понятие о себе, составленное в порядке самопознания посредством накопления информации о себе, удерживаемой в памяти наряду с прочей информацией, истинной и ложной, в первом случае называемой знаниями. В чувственном измерении сознавать себя – значит ощущать себя в единстве со своим телом, которое ты чувствуешь и которым управляешь собственным произволением, а кроме телесных ощущений, ты испытываешь еще и так называемые душевные чувства, например, радость и печаль. Все наши ощущения (чувства) являются характеристиками сознательного состояния души, почему они и сознаются, а в бессознательном состоянии мы ничего не чувствуем. Наше сознание себя бывает ясным и смутным. Между сознательным и бессознательным состояниями души есть третье среднее – полусознательное состояние, когда ты находишься на пороге сознания. При ежеутреннем пробуждении ощущение такое, как будто сознание этак вливается в тело, словно жидкость в бутыль или свет в темную комнату, но сознание не измеряется в длину, ширину и высоту, как тело. Чувственный эффект наполнения тела чем-то нематериальным и сознательным, несомненно, связан с мозговой деятельностью и функционированием нервной системы, ответственной за телесные ощущения, но объяснять его надо в логических рамках дуализма тела и души.

Примечание. Без всяких доказательств, изыскиваемых научными институтами, изучающими мозг, невооруженным глазом видно, что наша способность к мышлению тесно связана с наличием мозгов в черепной коробке и их работоспособностью, понижаемой, к примеру, алкоголем или простудой. Мыслит, однако, не мозг, а душа, точнее, бог в ипостаси души. Мыслительные процессы, протекающие в физической форме, производятся сознанием (мыслящим субъектом), а его не измеришь линейкой и не разложишь на последовательные мыслительные действия и операции, им же производимые и не составляющие сознание как таковое: как то, что оно есть. Сознание неделимо, бесконечно и самоидентично вне пространства и времени.

 

6. Психофическая поляризация мышления

 

К удовольствию материалистов, в человеческом теле бог мыслит так, как будто это мыслит мозг, и так, что сознание выглядит продуктом мозговой деятельности, но сама эта деятельность, как и вся жизнедеятельность организма, есть форма мышления, осуществляемого создателем организма. В отличие от прочих живых тел, в человеческом организме творец добавил к конструкции некую функцию, с помощью которой он мыслит еще и в форме всего того, о чем мы думаем, все равно что он мыслит вне тела, как если бы то, о чем мы думаем (и что сознаем), производилось без физического посредника, называемого мозгом. Мышление, осуществляемое богом в ипостаси души, поляризовано как физическая (материальная) форма мышления (тело) и как психическая (нематериальная) форма мышления (мыслящее «я»). Сия психофизическая поляризация мышления, вероятно, служит чем-то вроде трансмиссии мышления, обеспечивая ипостасное раздвоение сознания. Наше человеческое сознание должно соотноситься с отчим (чистым) сознанием как нечто, тождественное ему по своей мыслящей природе, с одной стороны, и противоположное ему, попросту говоря, как ограниченная способность к мышлению, с другой стороны. Ограничителем тут надо счесть в первую очередь тело, ввиду очевидной связи между нашими умственными способностями и кондицией мозга на данной ступени эволюционной лестницы. С точки зрения диалектики, повторим лишний раз, человеческое сознание нельзя считать ни множеством субстанций (сознаний), ни особой субстанцией, размноженной в мыслящих «я» и противоположной богу как таковая (как субстанция). Ипостасный дуализм сознания носит не какой-нибудь формальный, а субстанциальный (сущностный) характер, однако сущность у бога и человека – одна: сознание: нечто мыслящее. Мысля в человеческом образе (форме), это нечто раздвоено в ипостасях как отец и сын, где сын есть душа, противоположная богу в своей личностной форме как отдельное «я».

 

7. Тождество знания и сознания себя

 

Русское слово сознание – производное от слова знание с прибавкой приставки. Видать, и тут меткий народный язык метит не в бровь, а в глаз. Приставка со- как будто намекает, что речь идет о некоем совместном знании, о знании сообща с кем-то еще, например, заодно с другими людьми или на пару с самим богом, с тем, кто знает все и с оглядкой на кого умный говорит: я знаю, что ничего не знаю. Сознает себя тот, кто знает нечто о себе как о чем-то существующем и особном. В познавательном и чувственном измерениях сознания сие знание имеет степень, варьируясь в рамках некоторого минимума и возможного максимума. Выражая знание о себе по минимуму, каждый из нас может сказать, что тот, кто смотрит на меня в зеркале, - это я. При этом производится умозаключение, которое не способен сделать, например, пес, лающий на зеркало, не узнавая в нем себя. Наше сознание себя есть встреча с собой как с предметом мышления в поле мышления, выступающем в роли зеркала, в коем происходит узнавание себя (приобретается знание о себе) посредством мыслительных операций, проделываемых самим богом, но их проделывание есть мышление, тождественное бытию души и преобразованное в ее, души, собственное (личное) мышление. Так называемая психика, по-другому именуемая душевной жизнью, представлена, по традиционному делению, чувствами и мыслями, различаемыми как две основные разновидности душевных явлений и два измерения психики. Что касается мыслей, само их название (иначе следует называть это другим словом) роднит их с мыслящим «я», безотносительно к их происхождению в нашей голове как в месте, где они крутятся, в силу психофизической механики мышления, так что мы даже ощущаем, будто они крутятся в голове, а не где-то в области живота, например. Но тот, кто мыслит (нечто мыслящее), и то, о чем он мыслит (нечто мыслимое), - это, как уже не раз замечено нами, не одно и то же во всех измерениях мышления. Мыслимое есть предмет мышления. Мысля что-либо, мы составляем так называемое представление об этом чем-либо, в том числе о себе. Истинное представление о чем-то называется знанием. В тождестве с знанием сознание есть истинное представление о себе как сознание себя. Наше сознание себя может быть и ложным, имея степень как полное или частичное, ясное или смутное знание себя в двух измерениях, чувственном и познавательном. Теперь заметим, что эти измерения вторичны относительно первичного сознания себя, называемого философами самосозерцанием.

 

§13. САМОСОЗЕРЦАНИЕ

 

1. Дуализм непосредственного и опосредованного сознания себя

 

Отличающая нас, людей, способность к мышлению, называемая разумом и умом, функционирует подобно зеркалу, отражая действительность как предмет мышления (мыслимый объект). Ярко выраженный зеркальный характер наше мышление носит при обработке разумом данных, попадающих в поле мышления в виде так называемых чувственных восприятий, особенно зрительных. Преобразовывая зрительные картинки в информацию, упакованную в памяти, разум работает наподобие компьютеризированной видеоаппаратуры. Знания об окружающей действительности (о так называемом внешнем мире), приобретаемые посредством органов чувств, носят информационный характер и служат операционным материалом мышления, используемым душой при решении жизненных задач в порядке самоуправления в бытии. В составе чувственной информации особое место занимает наше физическое самочувствие, представленное телесными ощущениями, производимыми нервной системой и доступными осознанию, то есть попадающими в поле мышления в преобразованном виде как информация о состоянии тела, благодаря чему мы, надо полагать, и осознаем (все равно что ощущаем) свое тело и сознаем себя слитыми воедино с ним. Чувственное тождество сознания себя и ощущения себя не выполняется, например, в парализованном теле в отношении его парализованных частей (не ощущаемых). Если наш организм привести в такое состояние, в каком нервная система не функционирует, отключены все органы чувств, но при этом разум работает в режиме сознательного мышления, душа будет сознавать себя только в сверхчувственном измерении сознания, двояком как непосредственное и опосредованное (информативное) сознание себя. Закрой глаза, и в наступившей тьме возобладает сверхчувственное сознание себя. Не открывая глаз, попробуй ни о чем не думать, притормози поток мыслей своих, и в заторможенном состоянии души станет явственным сознание себя, именуемое философами самосозерцанием и осуществляемое непосредственным образом без помощи мыслительных операций, состоящих в обработке информации о себе. Самосозерцание следует считать главным признаком сознательного мышления и чем-то сущностным, отличающим сознание как таковое. Сознательное состояние души есть пребывание души в самосозерцательном режиме мышления, характеризующемся тождеством мыслящего субъекта и мыслимого объекта.

 

2. Самосозерцательное представление

 

Предмет самосозерцания есть сознание: субстанция: бог: нечто нематериальное, неделимое, бесформенное, непространственное (хотя норовящее совпасть в нашем человеческом умозрении с пространством (см. пп.2-3 §10)). Это нечто созерцает каждый из нас, сознавая себя в сверхчувственном измерении сознания, в коем мыслящий субъект является мыслимым объектом, мысля себя. Мыслить себя – значит неким образом отражаться в своем мышлении. Сие мыслительное отражение подпадает под определение представления о себе, но речь идет об особенном представлении, тождественном самосозерцательному мышлению. При точном соответствии представления о мыслимом предмете самому этому предмету представление называется истинным представлением, а по-другому, знанием. Самосозерцательное представление о себе истинно и равнозначно знанию, ибо мыслящий субъект, производящий это представление, есть бог, знающий все обо всем, включая себя самого, как обладатель бесконечной способности к мышлению. Представление бога о самом себе, будучи истинным представлением, должно один к одному, как под копирку, отражать то, что он есть: то, что он, бог, представляет собой. Но речь идет о некоем сущностном отражении, больше похожем на порождение чего-то чем-то, нежели на отражение чего-то в чем-то, как в зеркале. Если не манкировать смысловой аналогией с отражательными явлениями в физическом мире, то самосозерцание больше напоминает не отражение, а излучение и свечение, где световой источник (излучатель) есть сознание. Свет сознания – это меткая метафора. Отражательный смысл самосозерцания связан не с отражательными метаморфозами света сего (имеющими место в душе), а с производящей причиной самосозерцания, отраженной в нем, самосозерцании, подобно тому как и всякая причина отражается в своих порождениях, определяя их характер и заключая в себе их суть. В самосозерцательном сознании себя выражается суть сознания: отражается то, что оно есть. Недаром слово сознание и словосочетание сознание себя трудно различить по смыслу, а смысл-то противоположный.

 

3. Отраженное самосозерцание

 

Проделаем мысленный эксперимент. Представим себе пустую комнату без окон и дверей и мысленно подвесим в центре замкнутого пространства световой источник в виде свечи, чей свет символизирует мышление, осуществляемое богом в форме мыслящего «я» при помощи машины по имени человеческий мозг. Примем в условиях эксперимента, что стены, пол и потолок в комнате покрыты зеркалами и что зеркала на ночь закрываются черной завесой, в соответствии с дуализмом сознательных и бессознательных состояний души, а полусознательным состояниям будут соответствовать мутные зеркала с пониженной отражательной способностью. Разница экспериментальных световых эффектов в том, что при открытых шторках зеркала отражают свет свечи, что равнозначно в эксперименте сознанию душой себя в трояком измерении: самосозерцательном, чувственном и познавательном. Отраженный свет, заполняющий комнату, – это в первую очередь самосозерцательное сознание себя. На самом деле (в чем убедимся в разделе 4), самосозерцательное тождество мыслящего субъекта и мыслимого объекта действительно вне пространства (вне тела), но на то и макет, чтобы наглядно проиллюстрировать это тождество, вообразив мыслящее «я» души запертым в замкнутом пространстве, все равно что в теле. В нашем макете тело – это комната, а свеча (воск с фитилем) – это мозг или серое вещество, но наша символическая комната логически удвоена как пространственное вместилище тела и непространственная обитель «я», имеющая привязку в пространстве, в силу единства тела и души. Заметим, далее, что в самосозерцательном мышлении мыслящий субъект отражается не так, как предмет в зеркале, где создается световой фантом, соотносящийся с отражаемым предметом (оригиналом) как нечто иллюзорное с чем-то подлинным. Отражение предметов в зеркале есть оптический эффект, производимый светом, исходящим от светового источника. В отличие от отраженных предметов, отраженный свет остается тем, что он есть, отражаясь зеркалом. Свет – это свет, хоть отраженный, хоть не отраженный. Сознание (субстанцию: бога) не изобразишь в виде горящей свечи, и если уж вообразить себе сей абсолютный источник мышления в виде источника света, то логическим макетом сознания как субстанции, мыслящей себя, будет самосветящееся бесконечное пространство, полностью, без черных прорех, заполненное светом, неделимым на частицы. На деле, а не на макете, субстанция не может быть чем-то пространственным (геометрическим объектом), стало быть, и мыслит она себя (созерцает) как нечто непространственное. В силу единства тела и души, проделанное нами логическое макетирование, однако, вполне позволительно с той стороны, с которой в замкнутом пространстве, занимаемом телом, имеет место поляризация мышления в физическом (пространственном) и психическом (непространственном) измерениях. Комнатой и куском воска с веревкой (свечой) представлено в макете первое, а светом свечи – второе. Смакетированная комната периодически залита отраженным светом, символизирующим сознание себя, бишь, нечто психическое (нематериальное), а не физическое. Соответственно, и макетные зеркала относятся к психической реальности и заключены в природе мыслящего «я», потому что отражатель света сознания окажется чем-то мыслящим, если взять в расчет эквивалентность отражателя и излучателя света как источников одного и того же света, а свет здесь есть мышление божие в ипостаси души и в форме «я». Предпринятый эксперимент призван довести до ума читателя ту мысль, что наше самосозерцательное (непосредственное) сознание себя не есть какая-то иллюзия, а есть самосозерцание божие, но неким образом отраженное в нас. Как отраженный свет есть свет, так и отраженное самосозерцание есть самосозерцание, а не что-то другое.

 

Раздел 4. ДУХ

 

§14. ДУАЛИЗМ БОГА И ДУХА

 

1. Дуализм души и духа

 

Жизнь есть бог. В этом логическом уравнении не должно быть логической ошибки, но будет тотемизмом сказать, будто бы в живых существах, например в тараканах, воплощен бог. Бог не может воплощаться ни в каких физических телах, включая наше человеческое. Если, кроме собственной души, поискать место, где представлены самые убедительные аргументы против материализма, - это морг, куда, кабы это было гуманно, следовало бы ежедневно водить материалистов, пока до них не дойдет, что в живом теле есть что-то еще, опричь материи. Но если это не бог, то что же? Называй это как угодно, но нет нужды изыскивать замену слову дух, с тотемистических времен употребляемому людьми как обозначение противоположности материи, только вот не худо бы прояснить смысл этого многозначительного и многозначного слова. Как в философской, так и в простонародной традиции дуализм души и тела имеет близкородственный смысл с дуализмом духа и материи. В просторечии словосочетание человеческий дух звучит как другое имя души, но с ощутимым смысловым акцентом на сверхличностной и безличностной подоплеке нашего существа, тогда как слово душа имеет подчеркнутый личностный смысл, отличающий каждую душу как индивидуальность («я»), даже когда говорят о народной душе, словно множество маленьких «я» объединены в народ как в большое «я». Вместе с этим объединением, однако, душа приобретает смысл чего-то всеобщего, индивидуализированного в каждом из нас. То же самое происходит, когда о душе говорят, что она у всех у нас устроена одинаково, будучи чем-то, по-разному проявленным в индивидах. За вычетом своего мыслящего «я» душа перестанет быть отдельным мыслящим субъектом, существующим в личностной форме (как «я»), и превратится в нечто сугубо всеобщее, не индивидуализированное, к чему больше подходит слово дух. То, что зовется духом, есть противоположность души как нечто, лишенное мыслящего «я».я

 

2. Дух божий

 

Представим себе, что вселенной нет, еще не сотворена. Вместе с этим нам придется представить не ничто, а нечто, причем нечто мыслящее, по определению бога как мыслящей субстанции. Предположим, далее, что субстанция ничего не мыслит, кроме самой себя, а это значит, что она созерцает себя и имеет в себе самосозерцательное представление о себе как о чем-то бесконечном во всех отношениях и неделимом никоим образом, то есть не состоящем ни из каких частей, иначе она потеряла бы тождество с собой в своих частях, каждая из которых была бы чем-то другим (противоположным) относительно целого, а вместе они составляли бы синтетическое целое, равное себе как сумма своих частей, связанных воедино чем-то еще, наподобие того как связаны воедино части организма и любого составного тела. Субстанция – это как раз и есть то, что связывает части какого бы то ни было целого, будь то вселенная и будь то организм, а сама она не есть нечто целое, а есть производящая основа всякого целого. Субстанция не может не мыслить, коль скоро ее природу составляет мышление. Мысля, она является творцом и что-нибудь создает силою мысли. Абстрагировав творца от творения и представив себе логическую ситуацию, в которой субстанцией ничего не производится, кроме самосозерцательного мышления, мы оставили в поле мышления единственный предмет мышления – ее саму, субстанцию, мыслящую только себя и отраженную в своем же мышлении сознательным образом, в согласии с определением бога как сознания, иначе бог окажется сомнамбулой, как у некоторых философов, скорее впавших в логическую ошибку, чем сказавших истину, объявив бога чем-то бессознательным и потому подобным животному, таракану какому-нибудь. Как отражательное производное чистого сознания (попросту говоря, как копия с оригинала) самосозерцание божие подлежит определению в тех же терминах, что и чистое сознание, сиречь как нечто нематериальное, неделимое, бесформенное, непространственное и субстанциальное (сущностное). Самосозерцательное мышление, не тождественное субстанции, но являющееся неким подобием субстанции, - это и есть то, что христиане называют духом божиим, или святым.

 

3. Тождество духа и поля мышления

 

Всякое другое мышление, кроме самосозерцательного, осуществляемое богом и имеющее предметом что-либо, кроме него самого (бога), есть формообразование, представляющее собой осуществление творческих замыслов божиих (проектов). Вселенная создана по геометрическому проекту и подобна рисунку на листе и изображению на экране. Спрашивается: что выступает в роли листа и экрана? Условившись называть это мировым пространством, люди оперируют удобным термином, позволяющим, по завету Канта, абстрагироваться от бога в объяснении мира. Этот термин, устраивающий научное мировоззрение в новой интерпретации (вакуумной), никогда не устраивал философию, ввиду абстрактности пространства как чего-то из области геометрии. Геометрия абстрактна, следовательно, и пространство абстрактно и, по сути дела (а не по форме), не может содержать в себе вселенную, а может содержать только геометрические абстракции, мыслясь вместе с ними и тоже будучи абстракцией. Местонахождение вселенной есть поле мышления, с виду (по форме) совпадающее с мировым пространством, а на деле (по сути и по природе своей) поле сие есть нечто, отличное от пространства, с одной стороны, и от своего создателя (бога), с другой стороны. Всякий мыслимый мыслящим субъектом объект, кроме него самого, противоположен ему, субъекту, и отделен от него, содержась в чем-то третьем. Вот это третье и есть дух. Наряду со своим первичным определением как самосозерцания божия, дух божий подлежит логической идентификации как тотальное поле мышления, содержащее в себе все сотворенное. Местонахождение вселенной можно и нужно уточнить: она находится в духе божием. Это, разумеется, не значит, что мировое пространство заполнено духом или тождественно духу, ибо дух, как и бог, не имеет пространственного измерения (в длину, ширину и высоту), не будучи геометрическим объектом, каковым объектом является вселенная, почему она и выглядит находящейся в пространстве.

Примечание. Бога не измеришь в парсеках и никак не измеришь, он бесконечен во всех отношениях, то есть во всех системах измерения, содержащихся в законах мышления и применяемых мыслящим субъектом к мыслимым предметам, в том числе к себе. Если, абстрагировавшись от своего тела, созданного в пространственном измерении мышления, мы попытаемся помыслить себя в том же измерении как нечто бесплотное, протяженное в длину, ширину и высоту, выйдет одно фантазерство, ибо ни дух, ни душа, ни ее «я» – это не геометрические объекты, в отличие от тела. Абстрактное пространство разум может помыслить как бесконечное потому, что бесконечен он сам. Его бесконечность отражается в пространственном измерении мышления как безграничность пространства, о чем попросту говорят, мол, пространство простирается без конца во все стороны из любой точки. На самом деле, никуда оно не простирается ни из какой точки, ибо его нет как такового, но есть пространственное мышление, создающее иллюзию пространства вместе с геометрическими объектами. Мы способны воображать в уме пространственные объекты любых размеров, а не только маленькие, укладывающиеся в объем черепной коробки, как должно было бы быть, кабы поле нашего мышления совпадало с пространством, занятым нашим телом. Чтобы помыслить вселенную в масштабе, близком к истине, нашему уму требуется знать расстояние до квазаров в единицах длины и не требуется создавать абстрактную копию мирового пространства как места, занимаемого вселенной. А когда он создает такую копию, охватывая мыслью космическую пустоту, он мыслит абстрактное пространство, укладывающееся в голове, невзирая на свой вселенский масштаб, ибо оно иллюзорно. Мировое пространство тоже абстрактно, но это особенная абстракция, представляющая одну из самых заковыристых философских головоломок.

 

4. Пространственное измерение непространственного поля мышления

 

Поле мышления соответствует предмету мышления и создается вместе с ним, а потому логически необходима дифференциация поля мышления, соответственно дифференциации предметов мышления. Например, научное мышление составляет специфическую сферу мышления, дифференцированную по специфическим областям, соответственно разным предметам научного мышления, так что каждой научной дисциплиной (предметом) представлено отдельное поле мышления, причем непространственное. Такие словосочетания, как сфера мысли, область исследований, пространство идей, - это чистые метафоры, востребованные благодаря тому, что поле мышления имеет смысл чего-то вместительного и объемного, но речь идет не о пространственных объемах, измеряемых в кубических единицах. Наше первоначальное определение мирового пространства как поля мышления продиктовано фундаментальным смыслом пространства как трехмерной системы координат, в которой созданы космические объекты и которая отличает поле математического мышления, непространственное само по себе, но содержащее в себе пространственные объекты на уровне замысла (проекта). Вселенная есть предмет мышления (мыслимый объект), сотворенный во всеобъемлющем поле мышления, вмещающем все предметы мышления, кроме бога, и идентифицированном нами как дух, пользуясь традиционным термином. Вместе с нею, надо полагать, сотворено соответственное объекту поле мышления, которое имеет пространственное измерение по своей принадлежности к объекту, то есть как измерение мыслимого объекта (вселенной), а по своей принадлежности к мыслящему субъекту (богу), оно является чем-то из непространственной области математического мышления, представленного, например, мыслительными операциями с числами. Вселенная создана и ежемгновенно создается (воспроизводится) по геометрическому проекту, словно копия с оригинала, находящегося в разуме геометра (творца) как замысел (проект). В одном мгновении (в единичном акте творения) проделывается что-то, напоминающее проявление фотоснимка в химическом растворе и возникновение картинки на мониторе. Компьютерное изображение имеет цифровую запись, сделанную на языке программирования. По аналогии и, как говорится, в первом приближении, позволительно заключить, что геометрический проект вселенной содержится в разуме программиста как математический шифр. Чтобы сей непространственный (программный) проект вселенной преобразовался в геометрическую структуру вселенной, создатель долженствует проделать что-то, похожее на то, что проделывается в нашем воображении, когда в нем возникает и удерживается образ чего-либо, например, умозрительный снимок заоконного пейзажа, увиденного глазами и воспроизведенного умом в поле мышления, называемом воображением и совмещенном с самосозерцательным полем мышления как поле в поле, так что воображаемое созерцается нами, так сказать, на фоне самих себя и прорисовывается в нашем духе, подобно экранному изображению.

Примечание. Продукты так называемого образного мышления (образы) являются мысленным изображением, о коем, в отличие от явно пространственных космических объектов (физических тел), трудно сказать, пространственное ли оно, но раз оно имеет геометрическую форму, его допустимо счесть пространственным, хотя пространственность нематериального (воображаемого) изображения, скорее всего, иллюзорна, представляя собой, вероятно, какой-то информационный фокус божий, проделываемый в непространственном (самосозерцательном) поле мышления: в духе.

 

5. Определение духа как ипостаси божией

 

Созерцая себя, бог совершает мыслительное действие, равнозначное сотворению богом чего-то, отличного от него, но подобного ему. На вопрос, в чем состоит отличие между богом и подобием божиим, называемым духом, логика нашего рассуждения заставляет ответить: дух не есть нечто мыслящее. Но дух не есть и нечто мыслимое, коль скоро мыслимым объектом тут является бог, созерцающий (сознающий) себя в своем мышлении (в духе), не тождественном ему, богу, меж тем как сам он, бог, тоже есть мышление. Это определение режет слух из-за глагольного смысла слова мышление, но это существительное, а не глагол. Благозвучней уравнение: бог есть нечто мыслящее. Но это определение эквивалентно определению бога как мышления, коль скоро, составляя сущность мыслящего нечто, мышление есть само это нечто. Отглагольное существительное мышление – это двусмысленное слово, обозначающее одновременно некий предмет (как существительное) и некое действие (как глагол). В синтетическом смысле слова имеем действующий предмет: мыслящее нечто, тождественное себе как мыслящее, то есть совершающее мыслительное действие или действия. Мысля себя, это нечто раздвоено в себе как бог и дух, что христиане зовут ипостасями. Взяв в расчет логическую ситуацию, в какой бог ничего не мыслит, кроме себя, мы заключили, что ипостасный дуализм бога и духа есть дуализм мыслящего субъекта и его мышления, определяемого как непосредственное сознание себя: самосозерцание. Раз мышление тут больше ни в чем не заключается, то оно тождественно самосозерцательному представлению, а также полю мышления, созданному в мыслящем субъекте как нечто, отличное от него и не являющееся ни чем-то мыслящим, ни чем-то мыслимым (ни субъектом, ни объектом), являясь мыслительным действием, в сугубом глагольном смысле слова. Дуализм бога и духа сложно, но можно помыслить, рассудив по аналогии с тем, как мы, мыслящие подобия божии, представляем себе себя непосредственным образом. Зачистив поле нашего сознательного мышления от всех мыслимых объектов, в том числе от информативных представлений о себе из области чувственного и познавательного сознания себя, получим чистый дух, по определению духа как самосозерцательного мышления. По этому определению, дух человеческий и дух божий – это одно и то же.

 

§15. ДУАЛИЗМ ДУХА И ФОРМ ДУХА

 

1. Дуализм духа и материи

 

Сказать, что вселенная находится в духе, - значит сказать, что она есть мыслительное действие в составе мыслительного действия. Дуализм духа и материи есть дуализм мышления, тождественного духу, но перманентно, из мига в миг, претерпевающего поляризацию, происходящую как материальное формообразование в нематериальном, бесформенном и неделимом мышлении: в духе. Коль скоро это мыслится наблюдателем в пространственном измерении мышления, то легко подумать, будто бы мировое пространство заполнено духом, но если оно чем-то заполнено, то лишь частицами материи, занимающими свои расчетные места в пространственной системе координат как геометрические объекты с материальным наполнением: материализованные, как повелось говорить. Если взять примером материализации проектов божиих (замыслов) живое тело, вырастающее из оплодотворенной яйцеклетки путем ее деления, это более демонстративный, нежели в неживой природе, случай материализации проектной формы тела за счет имеющегося в окружающем мире молекулярного стройматериала. Сам этот материал ежемгновенно создается в духе по проекту вселенной. Сказать, что материя есть формообразование в духе, - все равно что сказать, что материя есть форма духа.

 

2. Непространственная геометрия пространства

 

Чистые (нематериальные) геометрические объекты определяются в учебнике геометрии как формы пространства и являются абстракциями, как и само пространство. Нарисуй на бумаге кружок – вот простейший пример материализации геометрических абстракций с использованием подручного материала. Каким образом бог создает этот стройматериал, мы располагаем возможностью рассудить, а точнее, приступить к рассуждению, вообразив в уме тот же кружок и получив в непространственном духе своем воображаемый пространственный объект. Этого опыта достаточно для констатации того логического факта, что пространственные объекты, хоть материальные (физические тела), хоть нематериальные (воображаемые изображения), создаются в непространственном поле мышления (в духе), способном приобретать пространственное измерение. Дабы получше это уразуметь, надо держать в виду то логическое обстоятельство, что геометрическое мышление, будучи математическим мышлением, дуалистично как пространственное, представленное геометрическими объектами, и непространственное, представленное числами и числовыми соотношениями (уравнениями). Чтобы мыслить треугольник, необязательно воображать в уме треугольник, достаточно мыслить числовое соотношение его сторон в единицах длины; треугольник содержится в числовой формуле треугольника. Геометрический проект вселенной есть формула, зная которую, разум может создать (вообразить) абстрактный прообраз вселенной, соответствующий тому, какой она будет в реальности в любом моменте времени, по проектной формуле. По своим теориям, долженствующим отражать эту формулу (иначе это фантазии, а не теории), физики моделируют (изображают) вселенную, какой она была и будет, задействуя при этом свое воображение и представляя человечеству его познавательные плоды, в том числе, в виде компьютерных картинок. Цифровая запись изображений вселенной на компьютерном языке программирования – аналог непространственного геометрического проекта вселенной (программного), чье пространственное осуществление – аналог работы компьютерной программы, дающей картинку на мониторе.

Примечание. Монитор, кстати заметить, плоский, и если картинка на нем объемная, сей обман зрения называется перспективой. Изобразительная перспектива – это оптическая иллюзия пространства, создаваемая посредством уменьшения, например, одних деталей нарисованного пейзажа относительно других, вместе с чем возникает эффект удаленности первых от наблюдателя, и созерцаемое изображение кажется объемным. А вот удаленность космических объектов от наблюдателя, а с тем и пространственность вселенной, не назовешь кажущейся: иллюзорной. Иллюзия мирового пространства создана не так, как плоды нашего воображения.

 

3. Триада абстракций: замыслы – понятия – иллюзии

 

Вселенная не может находиться в пустоте, стало быть, пустота находится во вселенной, а строже говоря, вместе со вселенной создана иллюзия пустоты. Пустота – это ничто: противоположность нечто, мыслимая логически и абстрактно. В нашем человеческом уме дело тут, как водится, не обходится без участия воображения. Вообрази себе, что все исчезло, ничего нет, ни мира, ни тебя, ни бога, - и получишь в мышлении абстрактное ничто: пустоту. Это значит, что пустота (ничто) – это продукт мышления, полученный указанным или каким-либо другим мысленным путем. Все мыслимое, кроме бога, есть сотворенное и находится в духе тем или иным образом, в том числе воображаемым. Раз пустота мыслится, стало быть, она сотворена (иллюзорным образом) в поле мышления (в духе), а мыслится она как ничем не занятое (пустое) место, которое может быть занято, но пустует, и которое отведено подо что-то в составе чего-то, как и обстоит дело во вселенной. Космическая пустота, которая по-другому называется пространством и в которую резонно отказывается верить наш ум, созерцающий звездное небо при помощи глазного яблока, есть некая абстракция, созданная в непространственном духе божием вместе с пространственной вселенной как материализованной геометрической структурой. Абстракции – это не только то, что называется отвлеченными понятиями, но все абстракции, по смыслу этого слова, суть нечто отвлеченное (абстрагированное) от того, что мыслится при их посредстве, то есть от мыслимых предметов. Слово понятие – синоним слова представление. Иметь понятие о чем-либо – значит создать в уме, а точнее, в поле мышления (в духе), представление об этом чем-либо и получить там же, в духе, нечто другое, соотносящееся с представляемым (с мыслимым предметом) как мысленная копия с оригиналом и отражение с отражаемым. При составлении понятия происходит копировальное удвоение мыслимого предмета, ибо абстракция сама есть мыслимый предмет, противопоставленный мыслимому с ее помощью предмету, бишь, мыслимому опосредованным образом, а не непосредственным, как в самосозерцании. Кроме самосозерцательного представления, не являющегося мыслимым предметом, всякое представление абстрактно, являясь мыслимым предметом, дублирующим мыслимый предмет (представляемый). Самосозерцательное мышление не абстрактно, ибо мыслимый объект здесь не абстрагирован и не абстрактен, являясь мыслящим субъектом. Хотя он оказывается за пределами поля своего мышления и тоже дублируется в оном (отражается), сие отражение и подобие божие (дух) не есть мыслимый предмет, в отличие от нашего понятийного представления о себе, абстрагированного от мыслимого предмета (себя) как другой мыслимый предмет (понятие о себе). Бог вряд ли составляет понятие о себе, как это делаем мы. Тот, кто все знает, не нуждается в понятийных помочах, необходимых для приобретения знания о чем бы то ни было, включая себя самого. Наше понятие о себе – это наш двойник, соотносящийся с нашим подлинным «я» как информативная копия с оригиналом: альтерэго (второе «я»), чья степень соответствия оригиналу зависит от умственных способностей и обстоятельств бытия. Часто люди говорят о чем-либо, мыслимом ими самими: это, мол, пустая абстракция, бишь, что-то, оторванное от реальности и не отражающее ее. Дуализм истинных и ложных представлений есть дуализм абстракций, соответствующих и не соответствующих мыслимому объекту, во втором случае будучи фантазиями, а в первом – правильными понятиями, посредством коих познается истина и приобретается знание. От понятийных абстракций принципиально отличаются проектные абстракции: замыслы: идеи: планы, реализуемые на практике. Посредством понятий реальность познается, а посредством замыслов она создается. Дуализм замыслов и понятий – фундаментальный дуализм состава мышления. Воображаемые абстракции – это что-то третье и вторичное относительно оной диады. Плоды воображения суть иллюзии, составляющие воображаемую реальность, ненастоящую, но похожую на настоящую; достаточно сослаться на сновидения, в них не отличишь явь от иллюзии. В числе плодов воображения свое место занимают образные иллюзии, способные с фотографической точностью копировать мировую реальность, что роднит их с верными понятиями (точными определениями реальности) и что характерно для искусства, создаваемого людьми с развитым образным мышлением (художниками). Итак, налицо триада абстракций: замыслы – понятия – иллюзии.

 

4. Числа

 

Убедительный пример фундаментальности проектных абстракций являет математика. Все, что имеет количественную величину, подчиняется законам математики, в частности закону сложения, по которому составное целое представлено целым числом частей, поддающихся счету: раз, два, три и так далее. Если составное целое обозначить числом один, то закон сложения примет универсальный вид: множество равно единице. Эта единица состоит из единиц, называемых дробями, в чьем числителе значится число один, а в знаменателе – целое число долей единицы. Материальный мир (вселенная), будучи количественной величиной и продуктом мышления, подчиняется закону сложения, а потому число каких бы то ни было частей вселенной, гигантских и микроскопических, есть целое число, рациональное. Иррациональные числа не имеют штучного выражения, а число частей вселенной можно сосчитать поштучно. Как число долей единицы оно равно единице, независимо от его изменчивости как множества частей вселенной. Выполнение этого равенства равносильно выполнению закона сохранения энергии во вселенной. Количество энергии во вселенной постоянно, ибо постоянна единица. Предположим, что закон сохранения энергии, он же закон сохранения материи, не выполняется во вселенной. Предположение означает, что в таком-то мгновении либо прибывает, либо убывает количество материи во вселенной. Во втором случае надо взять в рассмотрение действие, называемое в математике вычитанием, например: 1 – 1/3 = 2/3. В левой части уравнения фигурирует отрицательное число (минус треть), которое станет положительным, если его перекинуть в правую часть, вместе с чем уравнение примет вид: 1 = 2/3 + 1/3. С единицей ничего не делается, она остается единицей, делясь в уравнении на разные доли, в сумме дающие единицу, как их ни тасуй в составе уравнения. От перестановки слагаемых местами их сумма не меняется и равна единице, если в исходном уравнении они измерены оператором (разумом) как доли единицы. Приняв количество энергии во вселенной равным единице в одном мгновении, можно быть уверенным, что с этой единицей ничего не случится в следующем мгновении, она останется постоянной, что равнозначно выполнению закона сохранения энергии как математического закона мышления, гласящего: 1 = 1. Математика абстрактна, абсолютна и представлена числами и числовыми соотношениями (уравнениями), а что такое, собственно, число? В простейшем смысле слова, число – это штучное количество. Сие количество дуалистично как единица (один предмет) и множество единиц (предметов). Минимальное множество – это число два: две штуки: две единицы. Единица делима как составное целое: как множество единиц: как определенное количество (целое число) частей чего-либо. Делимая единица содержит в себе весь ряд целых чисел как долей единицы и как дробных величин. Нецелые числа (иррациональные) – это не величины, а соотношения величин, например, число p есть отношение длины окружности к диаметру: одной величины к другой. Как составной элемент множества (одна штука) единица неделима. Эта неделимость единицы не представляет трудности для понимания. Потрудней взять в толк неделимость единицы как минимальной величины, потому и неделимой, что меньше ее быть не может. Множество частиц материи во вселенной есть множество единиц (штук). Минимальный элемент этого множества есть искомая физиками мельчайшая частица материи: минимальное количество того, что называется материей: мельчайший квант энергии.

 

5. Статика и динамика законов природы

 

В замысле божием (в проекте: в идее) вселенная абстрактна. Замысел абстрактен как нечто, обособленное (отвлеченное) в мышлении от своей же, как говорится, реализации на практике. Замысел творения вечен и содержится в мышлении, тождественном  богу, стало быть, там же, прямо в боге, он и обособлен (абстрагирован) от творения, действительного в духе. Осуществление замысла творения принято описывать как действие законов природы, в том числе математических. Закон есть принцип действия, проявляющийся в своем же действии как таковой: как закон, принцип, правило, а не что-то другое. Закон есть нечто действующее, иначе это не закон. Законы природы дуалистичны как нечто статичное (в своем абсолюте) и динамичное (в своем действии). Парадоксальным образом, в обоих отношениях, статическом и динамическом, мы имеем дело с мыслительными действиями, но они противоположны как нечто проектное и как нечто, происходящее по проекту. Абстрактное мышление фундаментально как вневременная последовательность логических действий, не представляющих собой что-то длящееся, что лучше всего видно на примере арифметических действий как ступеней решения задачи и частей уравнения. Один плюс один плюс один равно трем. Посредством двух арифметических действий получено число три из единиц. Математическое уравнение относится к абсолютной реальности и действительно вне времени, хотя мы только что решили его во времени, сложив сначала две единицы, а потом прибавив еще одну. Сложение – это обратное действие по отношению к делению. В логической (вневременной) последовательности мыслительных действий, прежде чем сложить вселенную из частиц материи, надо поделить единицу на множество частей.

 

6. Поляризация духа как поля самосозерцания и созерцания

 

Иллюзии – это не только фантазийные продукты мышления, не соответствующие действительности, образуя в духе свою собственную (выдуманную) реальность, что называется, оторванную (абстрагированную) от жизни. Бог – художник, но уж никак не фантазер. Иллюзия пространства – это не фантазия, а составной элемент вселенной, созданной по проекту, обладающему абсолютной реальностью. Реализация проекта сего равнозначна преобразованию в духе одной реальности (абсолютной) в другую реальность (мировую). Противоположность реального – нереальное: ничто. Из ничего не возникает ничего. Иллюзия космической пустоты возникает не из ничего, а из духа вместе со вселенной. То, что называется мировым пространством, а по-другому, вакуумом, - это некая реальность, подпадающая, по логике нашего рассуждения, под определение иллюзорной реальности, но не фантазийной (воображаемой). Она сотворена по тем же законам, что и вселенная, а это не только геометрические законы. Здесь мы имеем дело с тем, что диалектика определяет как переход чего-либо в противоположность и как поляризацию (раздвоение) чего-либо в самом себе. В данном случае речь идет о поляризации духа и превращении духа в нечто противоположное: пространственное. Достаточно помыслить точку, чтобы непространственный дух приобрел пространственное измерение и превратился в созерцательный экран, на коем мыслящий субъект созерцает мыслимые им пространственные объекты. Будь эти объекты материальны (как физические тела) или нематериальны (как воображаемые геометрические тела), они содержатся в духе, но дело выглядит так, будто бы они находятся в пространстве, ибо пространство равнозначно полю созерцания, развернутому в поле самосозерцания. Резюмируем по пункту, что дух поляризован как поле самосозерцания и поле созерцания. К последнему относится всякий мыслимый объект, отличный от мыслящего субъекта.

 

7. Понятийное происхождение иллюзий в воображении

 

Возьмем в толк, что в нашем уме иллюзия пространства возникает за счет понятия о пустоте, а это не геометрическое понятие, ибо пустота – это то же самое, что обозначается словом ничто, а потому пустотой называется не только пустое место между космическими объектами. Люди то и дело поминают, например, душевную пустоту, как будто душа – это нечто объемное и заполняемое чем-то, за отсутствием чего возникает ощущение душевной пустоты. Кабы не понятие о ничто, никому никогда и в голову бы не пришло, что между космическими телами ничего нет и что сами эти тела почти пусты, как выяснили физики. Коль скоро понятие о ничто дано в диалектической паре с понятием о нечто, мы способны хорошо понимать как достоверную истину, что из ничего не возникает ничего и что нечто, в том числе вселенная, не может находиться в ничто (в пустоте), а потому те же физики в свое время сформулировали понятие эфира, а после провала этой идеи пришли к понятию вакуума; им осталось признать, что они толкуют о чем-то нематериальном и что, составив понятие о физическом вакууме, они потщились решить метафизическую проблему пространства. За одним исключением, всякое понятие призвано быть верным мысленным отражением реальности, мыслимой путем составления понятия об этой реальности. Исключением является понятие о том, чего нет: о ничто: о нереальном как о логической и абстрактной противоположности реального. Это понятие истинно, в его логической основе нет логической ошибки, оно аксиоматически достоверно в рамках чистого логического дуализма нечто и ничто: реального и нереального. Раз понятие о пустоте истинно, стало быть, мысля с его помощью космическую пустоту, мы мыслим поистине пустоту (в понятии), но созерцаем при этом (в воображении) не пустоту, а ее пространственную иллюзию, ибо пустоты нет, она ничто. Ничто можно помыслить только чисто логически, вообразить же можно только нечто, а воображаемое нечто есть иллюзия. Когда мы мыслим мировое пространство, в поле мышления удерживается воображаемый объект, созданный посредством понятия о ничто. За плодами воображения кроются понятия. Треугольник мыслится с помощью понятия о треугольнике, развернутого в учебнике геометрии в целую теорию, представляющую собой логическую абстракцию математического типа. Воображаемый треугольник есть иллюзия, как и воображаемое пространство, мыслимое нами благодаря понятию о ничто. Раз это понятие истинно, то и воображается поистине пустота: пустое пространство: ничем не заполненное место, мыслимое, например, как площадь треугольника, выделенная в пространственном поле мышления тремя точками, или как объем куба, выделенный там же вершинами куба. Если вершины соединить частицами материи, как мы представили дело в мысленном эксперименте, куб останется пустым, но это будет не воображаемая пустота, созданная посредством понятия о ничто в нашем воображении, а космическая пустота, как раз и отраженная в воображении, но сама по себе она есть нечто, созданное в духе божием на пару со вселенной, в чьем составе мы изобразили тело с кубической формой как составное мыслительное действие из четырех одномоментных действий, тождественных простым частицам материи, лежащим на параллельных ребрах куба (см. п.5 §4).

 

8. Отражение физического мира в воображении

 

Если геометрическая форма частиц материи и впрямь спиральная, а не только в нашем экспериментальном предположении, то мысля эту материальную спираль, мы воссоздаем ее в воображении один к одному по геометрической форме. Воображаемая спираль есть чистая иллюзия и созерцательная абстракция, представляющая собой отражательную копию спиралевидного физического объекта, продублированного в поле созерцания (в воображении), словно в зеркале. Обладая разной реальностью, обе спирали, воображаемая (нематериальная) и физическая (материализованная), созданы в духе и являются пространственными объектами, помысленными и тем самым созданными мыслящим субъектом. Как только он их помыслил, так сразу они и возникли, а возникли они не из ничего, а из духа по своей проектной формуле, относящейся к абсолютной реальности и способной срабатывать двояким образом, претворяясь либо в физическое тело, либо в чистое геометрическое тело (воображаемую абстракцию). Обе метаморфозы происходят не в пустоте, а там, к чему не подходит слово там, а подходит слово дух. Логически идентифицировав дух как самосозерцательное мышление, мы должны идентифицировать все, что происходит и создается в духе, включая материю и сотканную из нее вселенную, как нечто умозрительное, воспользовавшись старым добрым и метким философским термином. Умозрение есть созерцание и потому носит отражательный характер, но отражение отражению рознь, как и созерцание, двоякое прежде всего как самосозерцание и созерцание. За исключением самосозерцания, наше человеческое умозрение опосредовано понятиями. Спираль мыслится и воображается (созерцается) нами с помощью понятия о спирали, долженствующего возникнуть, например, у ребенка, впервые увидевшего пружинку. Спираль, помысленная богом, не есть воображаемый, а есть физический объект с геометрической формой. Сей объект, однако, как и воображаемый, есть нечто созерцательное (умозрительное), мыслимое творцом в поле мышления, раздвоенном как поле самосозерцания и созерцания, о чем позволительно судить по аналогии с тем, как мы, люди, одновременно мыслим себя и что-либо еще в едином поле мышления: в духе.

 

9. Чистый дух в основе мира

 

Дух подпадает под определение творения как длящееся мыслительное действие, то есть как нечто, производимое (творимое) творцом, но это действие есть сущностная характеристика бога как мыслящего субъекта. Дабы быть таковым, богу необходимо и достаточно мыслить самого себя, откуда логически вытекает ипостасный дуализм бога и духа и определение духа как самосозерцательного мышления. Дух субстанциален как определяющий признак мыслящей субстанции. Дух есть ипостась божия, составляющая сущность бога, его природу, его духовное (мыслящее) естество, а потому дух вечен и бесконечен. Бесконечен – значит ничем не ограничен и лишен формы, в противоположность миру. Всякое творение, кроме духа, подпадает под определение формообразования, и этому формообразованию больше негде происходить, кроме как в духе. Дух есть тотальное поле мышления, содержащее в себе все создания божии как продукты мышления. По поводу всякой формы возникает вопрос: это форма чего и чему она придана? На самом деле, геометрическая форма придана не материи, а чему-то другому, ставшему материей, обзаведясь этой формой, за вычетом которой материя исчезнет как таковая, а за вычетом материи эта форма будет созерцательной абстракцией (иллюзией), определяемой в учебнике геометрии как форма пространства, что вполне логично, если и само пространство, как заключаем мы, есть созерцательная абстракция, двоякая как мировое пространство и его отражательный дубликат в нашем воображении. В каждом мгновении геометрическая структура вселенной статична и прорисована частицами материи, занимающими свои проектные места в космической пустоте, как будто это не пустота, а однородная среда с вкраплениями инородных тел. В нашем лампочном макете мирового пространства мы предложили помыслить пространство как нечто нематериальное, способное становиться материальным в месте нахождения частицы, изображенной в виде вспыхнувшей спиральки, подобно нити накаливания (см. п.4 §9). Предложим помыслить дело еще и так. Представим себе (вообразим), что пространство – это одна реальность, а материя – это другая реальность, этак просвечивающая сквозь первую в местах расположения частиц материи, так что эти места окажутся дырками в пространстве, заполненными материей. На этом макете дух будет третьей и скрытой (ибо непространственной) реальностью, содержащей, однако, в себе обе другие. Можно, впрочем, сказать, что эта третья реальность как раз и зияет в макетных дырках, но это зияние придется интерпретировать как преобразование духа в материю путем придания бесформенному и динамичному духу геометрической (статичной) формы. Дух есть субстанциальная основа мира, включая неживую и живую природу. На вопрос, из чего же все-таки бог сотворил мир, следует ответить: из духа. Возникает необходимость в понятии чистого духа для уточнения определения духа как ипостаси божией, остающейся равной себе, претерпевая диалектические превращения, эквивалентные формообразованию. Дуализм бога и духа есть дуализм чистого сознания и чистого духа, где чистый дух есть самосозерцание: непосредственное сознание себя и ничего больше.

Примечание. Получается вроде бы тавтология: дух есть сознание сознания, раз бог есть сознание, а дух есть сознание богом (сознанием) себя (сознания). Тавтология исчезнет, как только возьмешь в толк, что слово сознание, как и слово мышление, двусмысленно как существительное и глагол. Дуализм бога и духа есть дуализм бога (сознания) в двух смыслах слова сознание, статическом и динамическом. Сознание поляризовано сущностным (ипостасным) образом как нечто статичное (чистое сознание) и динамичное (чистый дух). Это, как говорят в таких случаях, две стороны одной медали. Сущность у сознания одна, засим и сознание одно, но в глагольном смысле слова оно противоположно самому себе как действие (сознание себя), производимое тем, кто сознает себя. Сознающий себя обладает сознанием, которое есть его определяющий признак, составляя его сущность (природу: естество). Сущность чего-либо есть само это что-либо. Сущность сознания есть сознание. Сущность обладателя сознания есть сознание, и сам он есть сознание, ибо его сущность есть сознание, но эта сущность (мыслящая субстанция) двойственна как чистое сознание и чистый дух, согласно вышеизложенной логике, разложенной по пунктам и параграфам.

 

10. Тетрада реальности: абсолютной – духовной – физической – иллюзорной

 

Вместе с материей в духе действительно (сиречь представляет собой некую реальность: действительность) нечто нематериальное и абстрактное, называемое мировым пространством и являющееся чем-то третьим по своей природе относительно и духа, и материи. Это третье физики называют вакуумом и говорят, будто бы оно порождает материю. Это вряд ли, ибо это равнозначно проделыванию мыслительных действий. Считать вакуум порождающим материю – это все равно что назвать бога вакуумом и святить вакуум как бога. Зато не будет абсурдом сказать, что материя находится в пространстве (или в вакууме), как и заведено говорить, почему бы нет, ввиду пространственности материи. Точнее, материя действительна в духе, но геометрия материи есть геометрия пространства. Вообразив частицу материи в виде спиральки, мы сталкиваемся в самих себе (в духе своем) с той же самой, только отраженной с помощью понятия о ничто, космической пустотой, что простирается вокруг нас и походит на экран, воспринимающий изображение. Вселенную, однако, можно назвать изображением лишь метафорически, ибо осуществление ее абстрактного (математического) проекта, напоминая живописание по эскизу на холсте, не есть изобразительная копия замысла божия, позволяющего помыслить его как программный шифр, по аналогии с компьютерной программой, но строго говоря, абсолютная реальность не может быть представлена какими бы то ни было структурами (формами), ибо она есть бог: субстанция: чистое сознание. Общим образом позволительно сказать, что все находится в боге, включая его самого, находящегося в себе, но творец противопоставлен в самом себе своему творению, начиная с дуализма бога и духа. Постулируя сей дуализм, мы должны уточнить, что всякое формообразование действительно не в боге, а в духе божием. А происходит оно по законам мышления, в том числе по законам математики, которые можно записать в виде формул (понятийных абстракций), но бог не винчестер: в боге (в абсолюте) законы мышления содержатся не информационным, а сущностным образом как то, что присуще мышлению по его природе (сущности), характеризуя его как таковое. Закономерность творения абсолютна, засим абсолютна и геометрия вселенной, имеющая творящую силу закона. Геометрия есть абсолютная абстракция, заключенная в боге бесструктурным образом как закон мышления, чье действие в духе придает духу (мышлению) геометрическую форму, причем двоякую как материя и пространство (вакуум). Сотворение вселенной в духе равносильно приобретению непространственным полем мышления (духом) пространственной формы, дабы в нем мог возникнуть пространственный объект (вселенная), подобно тому как в нашем душевном поле самосозерцания возникают воображаемые пространственные объекты, фигуры какие-нибудь и картинки, но вселенная не плод воображения, она настоящая, в отличие от миражей, порождаемых нашим человеческим умом посредством понятий, истинных и ложных. Подлинная (не иллюзорная) реальность есть реальность бога, но соответственно дуализму бога и духа, двояка и подлинная реальность как абсолютная и духовная, а сотворение вселенной есть создание третьей, материальной (физической), реальности, противоположной и абсолютной, и духовной реальности. Все три эти реальности подлежат определению как подлинные, в противоположность какой бы то ни было иллюзорной реальности, неподлинной, представляющей собой диалектическое третье среднее между нечто и ничто: между реальным и нереальным. Вот такова и есть, в первую очередь (вперед прочих иллюзий), космическая пустота, реальная как нечто сотворенное (как иллюзия пустоты) и нереальная по смыслу слова пустота, ибо это смысл слова ничто. Имеем тетраду реальности: абсолютной – духовной – физической – иллюзорной. Тетрада состоит из диад, первичной (абсолют и дух) и вторичной (материя и иллюзии). Вместе с тем, в составе тетрады логически выделяется триада духовной, физической и иллюзорной реальности, соотносящаяся с абсолютом как творение с творцом: как производное с производящей основой (субстанцией).

 

11. Дуализм материи и пространства как форм духа

 

Раз подлинная реальность не пространственна, стало быть, подлинность материи связана с ее непространственной природой, невзирая на пространственную форму материи (парадокс и апория). В логической (абсолютной) основе дуализма материи и пространства просматривается дуализм нечто и ничто. Мировое пространство есть иллюзия ничто, представляющая собой нематериальное нечто и продукт мышления, похожий на созерцательный плод воображения, но не являющийся таковым, являясь пространственным полем мышления, в котором, словно на экране, создаются физические тела. Мысленно зачистив (абстрагировав) от них сей нематериальный экран, получим чистое пространство (вакуум) как абсолютно пустое место, ничем не заполненное, ни материей, ни духом, ни, тем более, богом. Раз пространство действительно в духе, значит, оно, как и материя, подпадает под определение формы духа. В форме пространства мыслящий субъект (бог) мыслит пустоту и тем самым создает созерцательную иллюзию пустоты. Речь идет о геометрической пустоте, выступающей местом под геометрическую постройку: вселенную. Постройка соткана из материи, соотносящейся с пространством как одна форма духа (материальная) с другой формой духа (нематериальной). Чисто геометрически эти формы противоположны как нечто структурированное и нечто бесструктурное. Чистое пространство лишено структуры, как и дух, и потому созерцается как нечто бесформенное, но оно само есть форма. Геометрическая структура вселенной, прорисованная материей в пространстве (почему и определяемая как структура пространства), есть структурная форма в бесструктурной форме. В форме пространства богом мыслится ничто, а в форме материи богом мыслится нечто, спроектированное им же и действительное как реализуемый замысел, с чем и должна быть связана подлинность физической реальности. Вселенная есть материальное нечто, отражательным образом соотносящееся со своим проектом как с абсолютным нечто. Вселенная есть отражение нечто, тогда как пространство есть отражение ничто в поле мышления божия: в духе. Свою подлинность (истинность) материя и сотканная из нее вселенная черпают в своем абсолютном проекте, чья реализация есть материализация, подразумевающая проектное соответствие между физической реальностью и абсолютной реальностью, меж тем как космическая пустота лишена соответствия чему-либо реальному. В форме пространства мыслится не нечто, а ничто, и тем самым создается иллюзия ничто (пустоты) в пространственном измерении мышления в длину, ширину и высоту. В отличие от всех других абстракций, дублирующих (отражающих) некое нечто (некоторую реальность) либо проектным, либо понятийным, либо иллюзорным образом, божественная абстракция по имени пространство является созерцательным дубликатом ничто, то есть иллюзией ничто, которая как нечто (как иллюзорная реальность) противоположна всякому прочему нечто, сиречь всей остальной реальности, включая абсолютную, духовную, физическую и всю прочую иллюзорную реальность, кроме чистого пространства (вакуума).

Примечание. Если иллюзорной реальностью считать только плоды нашего воображения, то мировое пространство придется причислить к подлинной реальности, но прежде не худо бы решить философскую проблему иллюзий, весьма замысловатую. Что они, собственно, такое? Что это за реальность, общим образом классифицированная нами как иллюзорная? Внятный ответ на сей вопрос – это отдельная и обширная тема.

 

§16. ДРЕВО ЖИЗНИ

 

1. Троица бог – дух – душа

 

Организмы принято классифицировать как формы жизни, почему бы нет, однако жизнь организмов – это не жизнь, ибо живет тот, кто мыслит, а никакой организм не есть мыслящий субъект. Согласно тождеству бытия и мышления, формы жизни суть формы мышления, осуществляемого мыслящей субстанцией, а сама она бесформенна и равняется жизни, составляя сущность жизни. Жизнь самотождественна и истинна не в формах своих, а в сущности своей, тождественной богу. Соответственно дуализму бога и духа, жизнь диалектически поляризована как нечто абсолютное и духовное. Душа должна обладать абсолютной реальностью, недостающей в организме. Абсолютная реальность есть реальность сознания: мыслящей субстанции: бога: того, кто мыслит и чье мышление есть дух, самотождественный как самосозерцательное мышление, эквивалентное сознанию себя. Душа созерцает себя как нечто абсолютное, действительное в чистом сознании: в боге. То обстоятельство, что душа мыслит с помощью физического инструмента по имени мозг, не противоречит умозаключению об абсолютности души, ибо мозг входит в состав физической формы духа, а дух есть ипостась божия. На самом деле, это бог шевелит нашими извилинами и вместе с этим существует в ипостаси души вдобавок к ипостаси духа. Налицо христианская троица: отец – сын – дух, только сын здесь не Христос, а каждая душа человеческая как нечто мыслящее (сознание). Раздвоившись как дух и тело, дух служит в троице двояким полем мышления: пространственным и непространственным. Соответственно, душа сознает себя существующей в двух измерениях: физическом и духовном (психическом). Но в строгом и точном смысле слова, существование души есть сугубо духовное существование, действительное в поле самосозерцания божия (в чистом духе), а вместе с тем и в сознании (в абсолюте). Пребывание души в сознании есть существование души в боге и бога в душе: существование бога в ипостаси души.

 

2. Иллюзия бытия

 

Жизнь животных есть диалектическое третье среднее относительно бытия и небытия: иллюзия бытия. Слово небытие – синоним слова ничто. Небытие есть логическая противоположность бытия, лишенная реальности и наделенная измерительным смыслом, напоминая ноль в математической системе мер. Бытие реально, небытие нереально. Еще Платон прозорливо заметил, что о небытии нельзя сказать ничего правдоподобного за отсутствием предмета, который требуется определить и о котором можно спросить: что это такое? Однако слово небытие небессмысленно, больше того, смысл его фундаментален, наподобие того как в математике фундаментальны термин пространство и цифровой знак, называемый нулем. Небытие – это, так сказать, диалектический ноль бытия и логический измерительный знак, позволяющий определить бытие простейшим образом как нечто, противоположное небытию. Диалектическая, как и математическая, система измерений есть система смысловых тождеств: логических уравнений. Бытие равно мышлению. Если в этом уравнении обнулить левую часть, обнулится и правая. Это будет абстрактной логической операцией, как абстрактны математические действия. Они фундаментальны и абсолютны (лежат в основе некоторой реальности), если правильны. В силу тождества бога и бытия, обнуление бытия невозможно, это было бы равносильно обращению бога в ничто и выполнению невыполнимой, ибо неверной, формулы: нечто равно ничто. Смерть бога, возвещенная лжеучителями, логически запрещена (невозможна): бог не может обратиться в ничто, зато может породить в себе (сотворить) нечто другое, отличное от себя.

 

3. Дуализм духовной реальности как чистого духа и нематериальных форм духа

 

В параграфе пятом мы указали на броскую логическую аналогию между формообразованием в физическом мире (простая частица – сложная частица – атом – молекула) и словообразованием в языке (элемент алфавита – часть слова – слово – словосочетание). Словообразование относится к духовной реальности, известной как психика и душевная жизнь. Душа, что называется, выражает свои мысли и саму себя в живой речи: в словесной форме. Все формы мышления суть формы духа. За ними кроется абсолютная реальность, тождественная мыслящей субстанции в своей ипостасной связке с духом. Двоица бога и духа, как и троица бога, духа и души, действительна вне организма. С учетом всего сказанного в разделе, дух, однако, подлежит определению как двоякое мышление, во-первых, лишенное формы (самосозерцательное), во-вторых, действительное в различных формах, о чем мы можем достоверно судить по нашему собственному мышлению, протекающему в языковой форме, нематериальной и непространственной как таковая (как именно речь, а не что-то другое). Вот и нематериальная сущность организма есть некая непространственная форма духа, единая с его пространственной формой (физическим телом). Языковое мышление материализуется в письменном виде на бумаге и в электронном виде на мониторе посредством информационных преобразований языковых форм мысли. Вот и организм есть материализованная мысль, долженствующая иметь, кроме материальной, еще и нематериальную (и непространственную) форму, делающую тело живым. Если, по нашему обыкновению, помыслить это с помощью какой-нибудь наглядной схемки, то самое простое – взять в руки кусок пластилина и слепить макет дерева, получив визуальную метафору древа жизни, широко распространенную как пространственная интерпретация непространственной сути дела. Живые существа и их популяции подобны ответвлениям древесного ствола, символизирующего в метафоре нечто всеобщее, проявленное в единичном. Принимая какую бы то ни было форму, дух претерпевает диалектический переход в противоположность. В неживой природе эта противоположность есть физическое тело, а в организме, наряду с физической (бессодержательной) формой, подлежит идентификации содержательная (сущностная: субстанциальная) форма духа, которую Лейбниц назвал бы монадой (отдельной субстанцией). Логичней постулировать дуализм духовной реальности как чистого духа (бесформенного) и нематериальных форм духа, поляризованных, в свою очередь, как чистые духовные (вроде психических явлений) и как материализованные. Древо жизни, представленное организмами, есть нематериальная форма духа в материальной форме духа: материализованная: воплощенная в живых телах. Древо жизни буквально вмонтировано в физический мир, образуя мир в мире и представляя собой откровенную лестницу эволюции. В животном царстве древо жизни – это иллюзорное бытие, больше похожее на живописный шедевр, чем на бытие, но корень его абсолютен и в абсолют погружена крона его, коль скоро оно увенчано мыслящим существом.

 

4. Субстанциальная сеть

 

Запрограммированную геометрическую форму тела, неживого и живого, допустимо назвать информационной структурой, согласно общепринятому определению всего программного как информационного. Так называемая информация записывается на физических носителях. Простейший пример записи – рисунок, процарапанный на камне. Сложнейшая из известных информационных структур – генетический код, считающийся записанным на молекуле ДНК как последовательность нуклеотидов и их триад (кодонов). Генетический код есть программный элемент биосистемы, чья единая организация напоминает программное обеспечение сетевой группы умных машин: компьютеров. Работающий компьютер состоит из трех базовых элементов: физический носитель – программный пакет – электропитание. Если рассудить по аналогии с компьютером, а почему бы и нет, организм представляет собой похожую триаду: физическое тело, система управления и некий третий элемент, напоминающий электричество в этой аналогии и отличающий живое тело от неживого. Ежевечерне каждый из нас ощущает усталость, как будто села батарейка и разрядился аккумулятор, а во сне происходит восстановление так называемых жизненных сил, вместе с чем в душе и теле ощущается бодрая заряженность к действию, эквивалентная воле к жизни. Сия энергетическая подкачка имеет явно нематериальную природу, в отличие от калорийной зарядки организма за обеденным столом. Смерть похожа на отключение организма от некой энергосети. При превращении организма в труп молекула ДНК перестает выполнять свою организаторскую функцию и генетический код уподобляется неработающей компьютерной программе при отключенном электропитании. Спрашивается: чем отличается одна и та же молекула в живом теле и в трупе? Почему генетическая программа в первом случае работает, а во втором – нет? Закодированная организация живого тела дуалистична как строение (анатомия) и функционирование (жизнедеятельность) организма. Жизнедеятельность организма дуалистична, в свою очередь, как функционирование его систем (физиология) и функционирование организма в составе всей биосистемы в целом и своей популяции в частности. Что касается строения организма, логически очевиден следующий дуализм сей постройки божией: с одной стороны, материя организована в живых телах таким же образом, как и в неживых; с другой стороны, материальная форма организма синтезируется по генетическому проекту из молекулярного стройматериала, что известно как обмен веществ. Метаболизм походит на бытие не больше, чем любой другой круговорот материи в природе. Организм ничем не отличался бы от компьютера, кабы жизнь сводилась к программной организации материи, более сложной в живых телах, нежели в неживых. Физический состав тех и других, на радость материалистам, представлен одинаковыми частицами материи: нуклонами и электронами, организованными в более хитроумные конструкции в организмах. Возьмем в расчет дуализм неорганических и органических веществ. Синтез последних считается границей между неживой и живой природой. Их царица – молекула ДНК. Кислота сия не является живым телом (существом). ДНК обеспечивает способность организма к воспроизводству, входя в состав живой клетки, а эта способность – обязательный признак организма. Вирусы представляют собой третье среднее между неживыми и живыми телами, потому что их копировальная машинка (ДНК) работает путем паразитического вмешательства в чужой метаболизм. Организм налицо там, где налицо клетка. Спрашивается: за счет чего протекает обмен веществ в живой клетке, останавливаясь в мертвой? Генетическая программа, ответственная за синтез и деление клетки, работает, пока организм является функциональным элементом биосистемы, то есть связан с другими организмами в одно живое целое (в древо жизни) неким сетевым образом. Спрашивается: что выступает в роли соединения этой машины с сетью и что это за сеть? По компьютерной аналогии сие соединение походит одновременно на электропитание и на передачу информационного сигнала двоякого типа: электронного по проводам и беспроводного, передаваемого посредством электромагнитных волн. То, что связывает материю в телах, с некоторых пор зовется физическим полем и описывается как нечто силовое. Силовая природа поля есть его программная природа (см. п.7 §9). Термин физическое поле логически темен и невнятен рядом с универсальным словом программа, подходящим для обозначения любой организации материи в замкнутом пространстве. Программная и сетевая организация материи во всех телах нематериальна, субстанциальна и абсолютна, ибо эквивалентна действию абсолютных законов природы.

 

5. Закономерное русло мышления

 

Творец – программист. Не только неживые, но и живые тела напоминают компьютеризированные механизмы, управляемые искусственным интеллектом, который есть программный продукт естественного интеллекта: разума. Наш человеческий разум выступает программистом в первую очередь как воля, осуществляя наше самоуправление в бытии, равнозначное самопрограммированию как программирование (проектирование: планирование) своего бытия. Наше самоуправление заключается прежде всего в волевом распоряжении своим телом, подвластным душе и ее мыслящему «я», как автомобиль водителю, образно говоря. Волевая деятельность души детерминирована причинами, называемыми мотивами. Мотивация воли всячески поляризована, в том числе как статическая (постоянная) и динамическая (изменчивая, смотря по житейской ситуации). За второй кроется первая, в чьем составе фундаментальное место занимают правила поведения, усваиваемые душой с детства и подобные программным установкам, имея силу закона, обязательного к волевому исполнению под контролем извне (по общественному договору) и изнутри (по совести и просто по здравомыслию). Правила поведения, они же морально-правовые принципы жизни, похожи на правила дорожного движения и служат программным руслом (заданными рамками) самоуправления и самоопределения мыслящего «я» в жизненном пути. Человек – путник. Наш разум перманентно отслеживает окружающую действительность, словно дорожную обстановку, и оперативно вырабатывает волевые решения, которые правильны (благотворны) в рамках законов и неправильны (злотворны) вне законов, регулирующих наше бытие, в числе коих основным и всеобъемлющим является нравственный закон. Волевое решение есть решение жизненной задачи и команда к действию, императив к поступку. Верные решения логичны, неверные нелогичны. Жизнь, как любят говорить люди, - сложная штука. Цена жизненных ошибок велика. То и дело мы теряемся в догадках, как нам быть, как поступить, как жить. Решение сложной задачи есть ряд мыслительных действий (умозаключений, суждений, оценок), связанных в поэтапный ход мысли, эквивалентный выведению логической формулы, действительной как таковая вне времени и подобной многоступенчатому решению математического уравнения. Всякая задача решается душой в рамках некоторого логического тождества, чья левая часть в общем виде представляет собой ряд мыслительных операций над задачей, а правая – их целевой результат. Сие уравнение служит закономерным (и мотивировочным) руслом волевой активности, которая есть мышление. Это верно и для воли божией, создающей мир по законам природы, выступающим руслом творческой деятельности бога, разложимой во времени на акты творения, каждый из которых закономерен и благ: целенаправлен к логическому результату, обозначаемому словом добро.

Примечание. В пояснение сказанного в пункте возьмем в рассмотрение простейшую житейскую задачку. Например, человек пришел за справкой в учреждение, а там два окошка для выдачи справок, и перед каждым очередь, подлиннее и покороче. Целевая задача тут сводится к получению справки. Благовоспитанный индивид не полезет без очереди и решит задачу, руководствуясь правилами хорошего тона, имеющими силу закона, поставившего людей в очередь, водворив моральный порядок в их бытии в данное время в данном месте, иначе возникла бы толпа дерущихся за возможность просунуться к окошку. Душа каждого из стоящих в очереди держится в рамках нравственного закона, чье душевное действие состоит в его соблюдении людьми. Наш индивид достигает цели, терпеливо стоя в очереди и тем самым преодолевая препятствие, возникшее на пути к цели в виде очереди, то есть в виде потерь времени на достижение цели. Душа сокращает эти потери, заняв ту очередь, что покороче, и изыскав способ чем-нибудь себя занять в период ожидания, например, помечтав о чем-то. Формула, по которой здесь решается задача, есть моральное правило, запрещающее преследовать свой интерес, не считаясь с интересом других людей, и заставляющее получать нужное в порядке очереди, образованной такими же нуждающимися. Исполнение морального императива есть решение логического уравнения, чья левая часть представлена мыслительными операциями над задачей, а в правой части фигурирует целевой результат, общим образом называемый добром. В разобранном примере благой смысл имеет нужная справка, а сделано сие полезное приобретение посредством волевого акта, держащегося в рамках нравственного закона и являющегося исполнением оного.

 

Продолжение следует

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1010 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru