litbook

Культура


Огненный пояс Земли+4

По следам кругосветной экспедиции Русского географического общества

 

(Продолжение. Начало в №№ 1—9)

 

ЗДРАВСТВУЙ, ПАНАМА!

Панама – площадь 78,2 тыс. кв. км., население – 3 млн. человек, продолжительность жизни – 73 года у мужчин, 79 лет у женщин.

 

5 июня 2011 года.

Узкий перешеек, острой мотыгой вонзившийся в громаду Южноамериканского континента, оканчивается Панамой – последним мини-государством Центральной Америки (к сведению: ударение в слове Панама делают не на вторую гласную, как принято у нас, а на третью – Панама). По уровню жизни эта страна значительно превосходит все другие государства региона, включая даже весьма благополучный туристический рай – Коста-Рику. Секрет прост: через неё проходит приносящий казне колоссальные доходы Панамский канал и имеется оффшорная зона, привлекающая в страну крупный капитал. Без этих железобетонных подпорок быть бы ей скорей всего заурядной банановой республикой.

Следует заметить, что доходами от канала многие десятилетия пользовались американцы. Но после того, как патриотически настроенные офицеры совершили в Панаме военный переворот, пришедший к власти генерал Торрихос добился от США подписания договора о возвращении канала и примыкающих к нему земель с 1 января 2000 года под юрисдикцию его страны. В результате этого судьбоносного решения Панама за довольно короткий период неузнаваемо преобразилась. Города украсили шедевры современной архитектуры, великолепные бульвары с фонтанами и зонами отдыха. Для малоимущих построены и продолжают строиться десятки больших посёлков (дома передаются в пользование с рассрочкой оплаты в тридцать лет, при этом первый взнос делает само государство). Пенсионерам на многие услуги предоставляется пятидесятипроцентная скидка, а связанные с ней потери частных компаний компенсируются из бюджета.

Нищета отступила: правительство умудряется проводить такую социальную политику, при которой обеспечивается приемлемый уровень жизни для большинства населения и в то же время поощряется большой бизнес.

То, что страна на подъёме, стало очевидно уже на КПП. Здания паспортного и таможенного контроля просторные, светлые. В помещениях кондиционеры, со вкусом подобранная мебель. Даже обработка автомашин дезинфицирующим аэрозолем автоматизирована: заезжаешь в камеру, и через пять секунд процедура завершена.

Глядя на всё это, невольно приходишь к выводу, что капитализм, который «построили» в нашей стране под диктовку американских советников, аморален. А нынешняя власть вряд ли способна вывести страну из тупика, потому как безнравственна, и её главное устремление – без предела обогащаться. Судьба народа нынешних правителей интересует лишь в той степени, чтобы не допустить взрыва, который может навредить этому, хорошо отлаженному процессу.

Встретила нас Панама безоблачным небом и ярким солнцем. После недели проливных дождей, пропитавших затхлой сыростью всё снаряжение и одежду, это было так удивительно и приятно, что мы сразу влюбились в неё. Правда, погода баловала недолго. Уже на следующий день налетел со стороны Атлантики тайфун, и всё опять погрузилось в густой туман и косые пряди дождя.

Поскольку вулканами эта страна не избалована, в нашем маршрутном задании значится только один – Бару. Он же является самой высокой вершиной Панамы – 3475 метров.

Чтобы успеть подняться на кратер до полудня, когда небосвод ещё свободен от туч, мы заночевали прямо у ворот одноимённого национального парка. Купив у охраны пермит (разрешение на восхождение), вышли на Бару задолго до рассвета. Первые километры «буксовали» по размытой потоками воды тропе, больше похожей на русло горной речки. Протекторы ботинок то и дело выдирали окатыши, скользили по влажной земле.

Потом долго поднимались по крутому скату, покрытому струпьями угловатых плит, между которых пробивалась редеющая с каждым шагом растительность. Взойдя на скалистый утёс, запечатлели на видео, как из-за горизонта проклёвывается и, на глазах наливаясь светом, выплывает пунцовая капля. Во все стороны сразу брызнули живительные лучи. В какое-то неуловимое мгновение светило оторвалось от обугленных зубцов и, на ходу раскаляясь добела, поплыло, пробуждая залитые туманом долины ото сна. Мы постарались не отстать, и через минут двадцать стояли на самой высокой точке кратера. Устремив взоры на простиравшиеся дали, долго, пока не накрыло каракулевой армадой облаков, упивались красотой открывшейся панорамы.

Горы здесь хоть и пониже, чем в Коста-Рике, однако время так причудливо изрубцевало их шрамами, что со стороны они напоминали многоярусные крепостные стены с остроконечными сторожевыми башнями. За ближними, зеленоватыми, хребтами синели отроги повыше, а за ними ещё выше, но уже светлее и голубее. А совсем уж вдали они казались полупрозрачными, как будто прикрытыми вуалью. Вся эта картина напоминала гималайскую серию пейзажей Рериха. Сознание того, что с двух сторон от нас простирается безбрежность двух океанов (на западе – Тихий, на востоке – Атлантический), только усиливало это ощущение. 

Удивительно, сколько гор уже перевидал, а душа и сердце не устают восхищаться их неповторимой, каждый раз новой, красотой. Перевожу взгляд на заросших товарищей. Они тоже потрясены. Илья широко улыбается и поднимает большой палец вверх. Мы на вершине! Мы счастливы!

Спустившись в лагерь, прежде чем отправиться к столице, провели ревизию велосипедов: подтянули ослабевшие гайки, почистили и смазали зубной щёточкой цепи, проверили давление в шинах. Первые километры я заново привыкаю к своему главному недругу – узкому и жёсткому сидению (Лёха утверждает, что оно мягкое и удобное!). Едем мимо банановых плантаций. Встречные машины мигают. На всякий случай сбрасываем скорость до 50 км в час и вовремя: за поворотом полицейский на мотоцикле с радаром дежурит. Водительская солидарность не знает границ!

Наша машина, словно предчувствуя завершение своей миссии, начинает потихоньку сыпаться. Сначала навечно застрял в замке ключ зажигания. Потом стал заедать рычаг коробки передач, следом тормозные колодки до металла стёрлись – как нажмёшь на педаль тормоза, так противный визг пронзает барабанные перепонки. А сегодня уже и дверные замки самопроизвольно закрылись. Хорошо, что ключ от двери у Илья в кармане были. Того и гляди, без водителя ездить начнёт!

Изматывающая духота угнетает. Перед привалами, а они через каждые сорок минут, посматриваем по сторонам в надежде увидеть среди плантаций банановых пальм и ананасов ручей. И как только засекаем воду, останавливаемся и ложимся в неё, даже если там воробью по колено. А на обед стараемся встать там, где речка пополноводней. 

Как-то после купания сидим в ожидании обеда на мокрых валунах. Вдруг Костя подпрыгивает с криком: «Камень шевелится!» Оказывается, он сел не на камень, а на панцирь громадной черепахи. Первая мысль у оголодавших мужиков: «Замечательный суп получится!» Но, сфотографировавшись с речной Тортиллой, подобрели – отпустили.

Крутить педали особенно тяжко после полудня, когда температура приближается к 40 градусам и из-за ежедневных дождей воцаряется ужасная духота. Пот льёт так, словно нас ежеминутно обливают водой. После обеда непременно собирается гроза. Она немного охлаждает и нас, и раскалённый воздух, но духота лишь нарастает.

Дорога до столицы Панамы оказалась довольно спокойной, без резких подъёмов и спусков. Перед городом автострада взлетела на холм, и с него как-то сразу открылся вид на громадный ажурный мост, перекинутый через залив, в который и выходит Панамский канал. Слева выгнули шеи гусаки портовых кранов, а справа, возле голубоватого острова, на рейде стоят, ожидая очереди, океанские суда. Вода в самом канале грязно-серая, но ближе к океану приобретает сочно-бирюзовый цвет. Прямо под мостом проплывал ослепительно белый пятипалубный лайнер.

Внезапно открывшаяся с моста в проёме между двух лесистых холмов плотная группа белоснежных небоскрёбов Панама-Сити произвела сильнейшее впечатление: наши глаза уже отвыкли от такого множества высоченных бетонных башен.

Въехав в город, мы опять ахнули: нас окружали фешенебельные особняки, зелень, цветы, идеальная чистота. При этом историческая зона не тронута, более того – тщательно отреставрирована. Как сказал бы Киса Воробьянинов: «Да, уж! Таких городов мы ещё не видали!» И что больше всего восхищает – всё это выросло за какие-то 10 с небольшим лет! Как только в казне появились за счет национализации канала дополнительные доходы, так правительство сразу пустило их в дело: на строительство, развитие реального сектора экономики, вызвавшее колоссальный рост числа новых рабочих мест. В итоге у людей появились деньги. Они стали покупать больше товаров, и, как следствие, начали оживать отрасли, производящие их, – страна пошла в гору. Никаких резервных фондов и никаких экономических кризисов! Начхали панамцы на них!

Как вы понимаете, в таком городе в палатке не поночуешь. Пришлось селиться в отеле, в шестиместном номере с душем, кухней, бассейном во дворе, компьютером и Интернетом. За всё это 80 долларов, то есть 400 рублей с человека. В элитном районе, среди небоскрёбов, это очень даже неплохо. Но объективности ради должен отметить, что все первые этажи в решётках, дворы за колючей проволокой. Видимо, криминал и в Панаме силён.

Днем разбрелись по городу: кто продукты подкупить, кто в посольство, кто на встречу с журналистами. Я же пошёл искать веломагазин, чтобы приобрести необходимые запчасти – Костя назначил меня главным ремонтником. Иду и попутно щёлкаю на цифровик понравившиеся городские сюжеты. Вдруг наперерез мне из здания выходит полицейский и вежливо просит сначала показать паспорт, а потом то, что я сфотографировал. Я повиновался. Просмотрев последние кадры, сержант связался с кем-то по рации, а меня попросил задержаться. Через минуты три подъехал офицер и тоже предложил показать снимки. Убедившись, что белобородый изможденный дедушка, в красных шортах, неопределённой национальности, не маджахед и не иностранный шпион, откозырял и пожелал весёлого времяпрепровождения. 

Интересно, что их так насторожило в моём облике? Кругом полно щёлкающих фотоаппаратами туристов – и ничего, а тут целое расследование устроили. Может, моя длинная борода смутила?

Что ещё, кроме такой чрезвычайной бдительности, удивило в Панаме? Весьма странно было видеть в таком чистом и суперсовременном городе спутанные в беспорядке пучки многопарных линий связи, подвешенные на столбы среди сверкающих башен небоскрёбов и роскошных особняков. Какая-то противоестественная, нелогичная картина получается (У нас в Башкирии все кабели уже лет тридцать как спрятаны в подземную канализацию.).  Ещё больше удивило то, что водители игнорируют знак «Пешеходный переход» – несутся, как оголтелые. Мне надоело ждать, когда у них проснётся сострадание к скопившейся толпе пешеходов, и я решительно шагнул на проезжую часть, демонстрируя им кулак, сдобренный для убедительности выразительными междометиями – подействовало, остановились, правда, нехотя... За мной радостно хлынули остальные. 

В целом же, народ очень спокойный, я бы даже сказал – флегматичный (видимо, нет повода волноваться). В отличие от других стран Центральной Америки, в Панаме много негров. Они живут обособленно в негритянских кварталах. Мы их проезжали: грязные улицы, обшарпанные дома… 

На следующий день к нам по поручению чрезвычайного и полномочного посла России в Панаме Алексея Александровича Ермакова приехал консул Георгий Павлович Полин – высокий, спортивного телосложения молодой и обаятельный дипломат. Он повёз нас в гости к отцу Александру, настоятелю недавно открывшейся в Панама-Сити православной церкви.

Узнав о масштабах и целях нашей экспедиции, батюшка, тоже молодой человек, с улыбкой, располагающей с первого взгляда, прочитал, стоя перед ликом Христа, охранную молитву за здравие путешествующих, а затем пригласил в дом на чаепитие.

Вскоре подъехало несколько соотечественников, хорошо знающих дороги и вулканы в Колумбии и Эквадоре – странах, в которых нам предстояло серьёзно поработать. В их числе седовласый старший советник посла Валерий Алексеевич Артасов и Алексей Воротников, талантливый, деятельный бизнесмен, регулярно оказывающий церкви щедрую финансовую помощь. Из общения с ними мы почерпнули много полезной и важной для себя информации. Тронутые столь радушным приёмом, прощаясь, оставили для нужд прихода наш автомобиль. Батюшка, даже зная о необходимости ремонта, радовался неожиданному приобретению как ребёнок.

Уезжали из устроенного неустанными трудами отца Александра и матушки Анны духовного центра в приподнятом настроении и с ощущением прикосновения к тёплому свету Отечества. Для меня было приятным сюрпризом то, что и батюшка и матушка читали мои последние романы о людях сильных духом – старообрядцах («Скитники» и «Золото Алдана»). Узнав, что я автор этих книг, они сердечно благодарили за внимание к Расколу и староверчеству, одному из самых трагических периодов в истории России, круто изменившему вектор её развития.

И ещё одна новость, правда, грустная – нашу команду по семейным обстоятельствам покидает Андрей Колодкин. Жаль, за эти месяцы мы все так сроднились!

 

 

ЭКВАДОР – ЭКВАТОР

Эквадор – площадь 283,560 тысяч кв. км., население – 15 млн. человек (столица – Кито), продолжительность жизни мужчин – 72 года, женщин – 78 лет.

 

Время летит, как быстрая птица: уже пятый месяц, как наша команда в пути. Неделю назад пересекли экватор и пылим по дорогам Эквадора в Южном полушарии. Контур этой страны, напоминающий сердце, рассечённое двумя внушительными рубцами Западных и Восточных Кордильер, довольно точно повторяет профиль Южноамериканского континента.

Казалось бы, люди хорошо изучили свою планету, тем не менее, Южная Америка по-прежнему остаётся средоточием исторических тайн, загадочных явлений. Это огромный котёл, в котором «варилась» иная история человечества. Возможно, с участием инопланетян или каких-то земных, но неведомых нам существ. Так, в Колумбии, Перу, Коста-Рике то и дело находят золотые «летающие кораблики», сделанные в доколумбову эпоху. Отличаясь в деталях, все они имеют горизонтальные крылья и вертикальный киль. Возможно, прообразом им служили летательные аппараты, возраст которых более 3000 лет!

Само название Эквадор (на испанском оно означает «экватор») у меня ещё со школы ассоциировалось с чем-то таинственным, будоражащим воображение. Это представление ещё более усилилось, когда узнал, что инки, спасая свои сокровища от алчущих конкистадоров, увезли их по тайным тропам как раз сюда, на территорию современного Эквадора, и основали среди огнедышащих вулканов царство Эльдорадо.

Скорее всего, это красивая легенда, но кто знает… Вдруг кому-то и посчастливится наткнуться на следы, подтверждающие достоверность этого мифа. Ведь сколько десятилетий циркулировал слух о том, что в Чили, на острове Робинзона Крузо, хранятся несметные сокровища, но мало кто воспринимал их всерьёз, пока один авантюрист, продав свою фабрику, не снарядил супероснащённую экспедицию и в 2006 году на глубине пятнадцати метров обнаружил клад, состоящий из шестисот бочонков золота. Эксперты оценили его стоимость в шесть миллиардов долларов США!

 

Знакомство с Эквадором начали с его столицы, города Кито, в котором мы провели два полных дня. Мегаполис вытянулся на несколько десятков километров по дну широкой впадины между двух хребтов на высоте 2800 метров над уровнем моря. Она уже не вмещает его, и город стал расползаться длинными языками по крутым межгорным распадкам. Самые крайние постройки достают теперь до облаков. Дно котловины весьма холмистое. Если Москва стоит на семи холмах, то Кито, пожалуй, – на всех семидесяти! Поэтому с высоты птичьего полёта Кито напоминает многолапого крокодила, спина которого покрыта бугристым панцирем. Примечательно, что, хотя над горами постоянно висят тучи, над самим Кито оба дня сияло солнце.

Здешний климат не соответствует названию страны: бодрящие 14 градусов никак не вяжутся с представлением об экваторе. Кстати, линия экватора проходит всего в семнадцати километрах от города и отмечена массивной тридцатиметровой стелой, на которую водружён макет земного шара, опоясанного золотой цепью. Внутри стелы находится музей истории Эквадора, а от западной и восточной стен в обе стороны отходят полосы, символизирующие экватор. Здесь можно одной ногой стоять в северном, а другой в южном полушариях и наблюдать (правда, почему-то не всегда) интересное явление: вода, сбегая в воронку, в разных полушариях закручивается в разные стороны (в южном – по часовой стрелке, в северном – против). А на самом экваторе может сливаться без видимых завихрений.

Небоскребов, таких как в Панаме, в Кито нет. Но зато сохранилось огромное количество построек колониального периода. Современные дома в основном из стекла и бетона, кубовидные, невысокие – двух-трёхэтажные, с широкими, открытыми террасами. Может, поэтому Кито и занимает такую огромную территорию. Улицы крутые, напоминающие город моей юности – Владивосток, или, как мы его ласково величали, Владик.

Двухэтажный президентский дворец на площади Независимости довольно-таки скромный и по размерам, и по отделке. Вход в него охраняют два гвардейца в форме XVIII века с красными пиками. Слева от него здание правительства. Тут же на площади отдыхают горожане с детьми: беззаботно прогуливаются, едят мороженое, кормят голубей, а президент страны и министры спокойно работают практически на виду у народа. По периметру площади расположены также кафедральный собор, магазины, рестораны, музеи. Особенно красочно смотрится площадь вечером в свете прожекторов и фонарей. 

Впечатлила внушительного размера католическая базилика с изящными, ажурными шпилями, выполненными в неоготическом стиле. Особенно запомнились её многочисленные витражи. Каждый – это красочная картина религиозного содержания, составленная из кусочков разноцветного стекла.

Но всё же наиболее яркая достопримечательность города Кито – гигантская статуя Девы Марии. Она установлена на вершине одного из холмов на постаменте, представляющем собой копию земного шара. Говорят, что это единственная статуя, на которой Мадонна изображена с крыльями. На цепи она держит змею, извивающуюся подле ног.

Многочисленные монастыри находятся в образцовом состоянии. На дверях келий даже имеются таблички с именами проживающих в них монахов. При этом, как мне показалось, самих мирян не отнесёшь к числу прилежных прихожан – во время службы костёлы полупустые.

Ещё город богат скверами, парками. В них эквадорцы играют в волейбол, танцуют, слушают игру гитаристов, аккордеонистов, поют или просто лежат на траве. Чувствуется, что горожане любят свою столицу: вокруг домов и на балконах цветы, на улицах идеальная чистота. В каждом районе имеется свой небольшой рынок.

Но, как и во всех странах Центральной и Южной Америки, лиходеи и здесь не дремлют. Посему местному населению приходится прибегать к традиционным средствам защиты: опоясывать дома кольцами колючей проволоки или замуровывать в бетонную ограду острозубые осколки стеклянных бутылок.

На второй день нашего пребывания в Кито произошло два события, красноречиво иллюстрирующие криминальную обстановку в южноамериканских государствах.

Первый касается меня.

Купив новый аккумулятор к фотоаппарату, я решил прогуляться по малолюдным старинным кварталам, чтобы запечатлеть уголки средневековья. Не знаю почему, но как-то сразу обратил внимание на коренастого крепыша лет тридцати. Он стоял в тени дерева и читал книгу. От него исходила угроза, сходная с той, которую я почувствовал, когда меня в предыдущей экспедиции «пасли» аргентинские карманники. Обернувшись через минут пять, вижу: точно следует за мной. Я нырнул внутрь квартала и, попетляв в его лабиринтах, вышел на соседнюю улицу. Оглядываюсь: парень по-прежнему на хвосте. Понятно! Выжидает удобного момента для чего-то (ограбления?) Полиции не видно. Прохожих тоже один-два. Как быть? Сделав ещё несколько безуспешных попыток оторваться, я начал злиться сам на себя: «Чего это я бегаю от него, как заяц от волка?» Развернувшись, решительно зашагал ему навстречу. Подойдя вплотную, в ярости сунул ему под нос кулак и, обложив самым выразительным набором русских словосочетаний, повернул обратно… После этого я его больше не видел.

А вот Костя с Николаем влипли, причём по-крупному. Они ехали по центру на велосипедах, как вдруг сверху на них полилось жидкое дерьмо (!). От расползающихся по телу комочков в нос ударила чудовищная вонь. Ребята в шоке остановились! Сердобольные прохожие тут же стали подавать кто бумагу, кто тряпки. Кое-как обтершись, бедолаги огляделись, и… поняли назначение этой иезуитской атаки: висевший на ручке велосипеда дорогой фотоаппарат исчез.

В Латинской Америке такого рода сюрпризы возможны в любой момент! Поэтому расслабляться опасно. Не зря здесь так много полиции. Она превосходно экипирована и оснащена. Правда, борется не только с преступностью, но и к туристам цепляется.

Два сержанта ни с того ни с сего «наехали» и на меня.

– Тут нельзя фотографировать! Уберите фотоаппарат!

А снимал я в этот момент обычный средневековый особняк. Видимо, приняв меня за янки, решили таким образом выразить свою неприязнь.

Хочется отметить, что город просто восхищает великолепным состоянием исторической части где несколько улиц выделены специально для пешеходов. В кварталах с постройками XVII-XIX веков нет ни одного новодела. Всё сохранено в первозданном виде. Более того, старые дома постоянно реставрируются и ремонтируются.

Судя по количеству «Нив» и «Лад» на дорогах Эквадора, отношения с Россией довольно тесные. Это подтверждают и знаки советской символики на стенах домов и заборах. Наших машин по сравнению с «Нисанами» и «Тойотами», разумеется, мизерный процент, но увидеть хоть изредка знакомые силуэты на чужбине всегда приятно («Нивы» действительно уникальны по проходимости, им бы ещё добавить комфорта и надёжности). Штатовских же машин практически нет.

Несмотря на обилие разнообразных исторических, природных и этнографических достопримечательностей в стране, туризм здесь мало развит. Даже в старой колониальной части Кито иностранцы – редкость. Отели полупустые, хотя цены вполне доступные. Так, номер на пятерых в хостеле нам обошёлся всего в 36 долларов.

Последние годы у власти стоят левые партии во главе с президентом-социалистом Рафаэлем Корреа, известным своим антиамериканизмом. Страна живёт по разработанной им и его сторонниками концепции «Социализм XXI века».

Население, а это в основном малорослые индейцы и метисы (испанцы + индейцы), похоже, не бедствует, что подтверждается средней продолжительностью жизни: у мужчин 72 года, у женщин – 78. Чернокожие встречаются, но реже, чем в Панаме. Радует, что население не чурается носить национальную одежду, правда, это по преимуществу люди среднего и старшего возраста (непременная шляпка и большой яркий одноцветный платок у женщин, и пончо со шляпой и шарфиком на шее у мужчин). Девушки же – в джинсах или брюках в обтяжку, а если в юбках, то в кожаных сапогах с голенищем выше колен. Женщины в этой стране, пожалуй, самые красивые по сравнению с теми, что мы видели с начала экспедиции: фигуристые, с миловидными лицами и выразительными глазами. Каждая вторая – просто красавица. Курящих ни одной не попалось. Может быть, повторюсь, но ещё раз хочу подчеркнуть, что и в Центральной и в Южной Америке курение не популярно.

Громадный Кито может гордиться тем, как грамотно и успешно решена транспортная проблема: пробок здесь почти нет, хотя машин море. Для скоростных метробусов выделены две специальные полосы, отделённые от дорог общего назначения высоким бордюром. Чтобы не препятствовать движению остального транспорта, эти полосы на перекрёстках уходят под землю. Посадка в метробусы (они похожи на комфортабельные троллейбусы) осуществляется со специальных высоких крытых площадок-павильонов. Практически это метро, только наземное.

Чтобы остановить обычный автобус, достаточно махнуть рукой. Водитель тут же притормаживает, и пассажир с помощью стюарда заскакивает в постоянно открытую переднюю дверь. На остановках народ стоит в очередь, и она строго соблюдается. Это так приятно, когда знаешь, что никого не надо одёргивать.

Автотранспортная сеть в стране развита превосходно. Регулярные пассажирские маршруты организованы во все селения. В самом Кито построен просторный, великолепно оборудованный автовокзал.

Эквадорцы очень отзывчивы. Такой пример: при отправке тёплых вещей из Панамы в город Ушуаю, расположенный на Огненной Земле, я, чтобы максимально облегчить рюкзак, вместе с пуховиком, тёплыми сапогами, шапкой, рукавицами отправил и свой пуховой спальный мешок. Уже первая ночь в Эквадоре показала ошибочность этого решения: здесь хоть и экватор, но совсем не жарко. Чтобы исправить положение, поехал в центр. Выйдя из автобуса, поинтересовался у молодого человека, как найти спортивный магазин. Так юноша, видя, что я не понимаю по-испански, вёл меня почти километр прямо до входа!!!

Семьи в Эквадоре, как правило, большие. Детей родители обожают, малыши спокойные и улыбчивые. Плачущим ни одного не видел.

Ассортимент продуктов в магазинах значительно богаче, чем в Северной и Центральной Америке. Выбор круп, мяса, сыров огромный (рис стоит 12 рублей за 1 кг, мясо 40-60 рублей). Но больше всего нас радовало то, что здешний хлеб по вкусу не уступает нашему.

В Эквадоре было запланировано восхождение на два вулкана. Крепко спящий, но зато самый высокий в стране Чимборасо (6310 м) и действующий – Котопахи (5897м).

Чимборасо, конечно, не такой рослый, как гималайские восьмитысячники, однако его вершина удалена от центра Земли дальше, чем у Эвереста (8842 м). Этот парадокс объясняется тем, что наша планета по форме не шар, а сплюснутый у полюсов особой формы эллипсоид – геоид, и имеет наибольший радиус у экватора.

К Котопахи мы отправились на велосипедах, с двухпудовыми рюкзаками на багажниках. Дорога постоянно шла в гору. У обочины то и дело видим пасущихся лам, альпак, осликов. После полудня начался дождь. На такой высоте он вдвойне неприятен. Совсем озябнуть нам не давали крутые подъёмы. Во время отдыха между ходками, подкрепляемся бананами. Их продают в деревушках связками весом по 6-7 килограммов всего за 2,5 $. 

Пока ехали по асфальту не так уставали, но когда на смену ему пошло гравийное полотно, изрезанное глубокими промоинами, стало тяжко. Частенько приходилось слезать и толкать велосипед с рюкзаком.

Вскоре дорога превратилась в натуральную полосу препятствий: сплошные бугры и колдобины. Тем не менее, пытаемся ехать. Переднее колесо из-за возросшего уклона то и дело отрывается от земли. Местные жители провожают наш караван удивлёнными взглядами, а собаки, отрабатывая свой кусок мяса, атакуют, грозно лязгая зубами.

Илья немного подотстал, но по нарастающей волне лая мы понимаем, что он догоняет. Вдруг заливистую разноголосицу прорезает душераздирающий визг, и на какое-то время воцаряется подозрительная тишина. Илья подъехал к нам с разорванной штаниной: один пёс всё же умудрился вцепиться в ногу.

– А чего собака-то визжала?

– Когда она опять прыгнула на меня, я схватил её и укусил за нос!

Представив эту картину, мы от смеха чуть не свалились с велосипедов.

С местом для ночёвки снова проблемы: вдоль дороги по посаженным вряд деревьям натянуты ряды колючей проволоки. За ней частные наделы самых разных размеров: от двух до сотен гектаров. В конце концов, от безысходности, на свой страх и риск перелазим через ограду и ставим палатки на краю пастбища. Смотрим на альтиметр – высота 3500 метров.

Утром, забравшись на очередной отрог, увидели огромный снежный купол Котопахи. Отсюда красноватая дорога стала ровней. Леса вокруг давно вырубили и горные склоны до высоты 3800-3900 метров покрыты лишь травой. Правда, молодые сосновые посадки уже кое-где зеленеют. Выше 4000 метров – одни голые камни. На них выживают одни лишайники.

За три километра до подножия Котопахи вольготно раскинулся постоялый двор с харчевней. Рядом небольшой монастырь святого Августина. Стены построек и высокая ограда по старинке обмазаны глиной, а окна большие, пластиковые. От хозяина харчевни узнали, что именно здесь проходила знаменитая Тропа Повелителя инков. Время было обеденное, и мы решили продегустировать самые известные блюда эквадорской кухни: суп локро из картофеля и сыра и жаркое из козлёнка с острым соусом ахи, но, увидев цены, сглотнули слюну… и поехали дальше.

Пока заползали по размашистому серпантину непосредственно на конус вулкана (двухсотметровый траверс давал всего 10-15 метров подъёма), нас окружили тучи, поднялся сильный ветер, и одновременно с раскатами грома посыпал град, да такой крупный, что мы не знали, куда спрятаться от болезненных ударов увесистых ледяных шариков. Покрыв за несколько минут землю трёхсантиметровым слоем, он перешёл в дождь. И мы, почёсывая горящие от ушибов тела, снова поползли сквозь водную завесу вверх – где-то там должен быть приют. Дело близилось к вечеру. Стало понятно, что до него сегодня не доберёмся и нужно останавливаться на ночёвку.

Утро порадовало ясной погодой и легким морозцем. По грунтовке через пару ходок достигаем относительно ровной площадки. Дорога из-за крутизны склона обрывается и дальше к горному приюту ведёт лишь узкая тропа. Взвалив на себя рюкзаки, поднимаемся, толкая перед собой велосипеды. Я на последнем издыхании, но иду, останавливаясь через каждые 25 шагов.

Ура! Наконец, доползли до места! Высота 4820 метров! В приюте полно альпинистов. Шумно и холодно. Недолго думая, разбиваем свой лагерь чуть выше – прямо на лавовом поле, лишённом даже намёка на растительность, у края ледниковой шапки.

Итак, за двое суток поднялись на велосипедах с 2800 до 4820 метров. Здесь уже минусовая температура. Дует сильный порывистый ветер, окрестности время от времени затягивают тучи. На наше счастье, к вечеру прояснилось, и открылась впечатляющая панорама. 

На север и восток дыбились друг за другом зубчатые цепи. Безжизненная, неприступная страна. Голо и дико кругом. Быстро смеркалось. На небосводе вызревали первые звёздочки. Опустившаяся на землю тьма потушила кровавые сгустки заката. Гребни гор помрачнели, взирали угрюмо. Дохнуло холодом. В тишине всё отчётливей раздавался монотонный крик какой-то птицы...

Познакомились с местными гидами. Они в два часа ночи поведут наверх альпинистов из Австрии. Предупредили нас о том, что наверху много трещин и ледопадов. Мы решили выходить вместе с этой группой.

Мне не спалось. В голове вместе с чувствительно пульсирующей из-за нехватки кислорода кровью металась беспокойная мысль: смогу ли подняться? Только задремал, как прозвучала команда нашего предводителя: «Индейцы, подъём!».

Мимо наших палаток, звеня железом, уже мерно вышагивали австрийцы. Надев ботинки и кошки (без них идти по оледенелому снегу опасно) двинулись за ними. Шли гуськом, ступая след в след. Подмораживало. На камнях солью выступила изморозь. Над вулканом чёрное, как прокопчённый потолок в бане, небо. На горизонте тем временем обозначилась узкой полоской заря.

Изредка поднимая голову, с удовлетворением отмечаем, что фонарики приближаются. Отдыхать садимся недалеко от стенки, с которой свисают огромные сосульки, – она хорошо защищает нас от пронизывающего ветра. Через десять минут встаём и продолжаем подъём. Вот уже поравнялись с хвостом цепочки. С удивлением отмечаем, что австрийцы идут в связках на расстоянии всего два метра друг от друга: в критической ситуации такая короткая верёвка даже опасна.

Передохнув, идём на обгон. Первым обошёл цепочку Лёха, следом Костя, за ним остальные. Вершина уже близка. На альтимитре – 5785 метров! Осталось 112! Подъём осложняли глубокие ледниковые трещины и узкие карнизы, проходящие вдоль стены, украшенной многометровыми ледопадами.

Когда я взобрался на присыпанный снегом, глубокий, в ледовых потёках кратер, ребята уже завершили измерения и приступили к фотосессии с флагами.

Вытирая выдавливаемые морозным ветром слёзы, обнял командора (Он, чтобы облегчить мне восхождение, всю дорогу нес мой рюкзак).

С высоты 5897 метров открывалась ещё более впечатляющая, чем из лагеря, картина: бесконечные гряды хребтов, заполнявшие пространство от горизонта до горизонта, вязь ущелий и долин, зажатых между ними, головоломные извивы рек. На юге над тучами грозно возвышается мрачноватый конус вулкана Чимборасо. Отсюда хорошо просматривается и впадина, приютившая столицу Эквадора. К сожалению, запечатлеть эту красоту целиком из-за лохмотьев текучего тумана не удалось.

Сильный холодный ветер пронизывал до костей. Дабы не замёрзнуть совсем, поворачиваем обратно. Навстречу выползают австрийцы. Их лица печальны, цвет кожи у некоторых напоминает цвет выжатого лимона – «горняшка» даёт о себе знать (Нас, слава богу, она уже не мучает: организм давно приучен к большим высотам). Проходя мимо, один из них пьяным голосом произнёс: «Ола! (Привет!)». Аккуратно, чтобы не зацепить его, обходим, желаем удачи и потихоньку спускаемся, вбивая кошки в лёд. С особой осторожностью перебираемся через трещины. Когда поднимались при свете налобных фонариков, эти препятствия не казались столь опасными…

 

С базового лагеря понеслись на железных «лошадках» в долину с такой скоростью, что ветер в ушах засвистел. На усеянной камнями дороге велосипед трясло так, что руль, казалось, вот-вот выбьет из рук. Когда скорость приближалась к границе, за которой теряется управляемость, притормаживали, а через минуту опять неслись, как очумелые. Поскольку тормозить приходилось часто и на совесть, колодки вскоре задымили. Пришлось остановиться. И вовремя! Оказалось, что половина гаек едва держалась на последнем витке. Ещё бы пару минут и наши «жеребцы» рассыпались бы прямо под нами.

 

 

 

1 Панамский канал – многошлюзовый, двухниточный канал, соединяющий Атлантический и Тихий океаны. Его протяженность 81,6 км, перепад высот – 26 метров.

Рейтинг:

+4
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru