litbook

Проза


Сиамские близнецы0

Ох, любим мы иногда лишнего поерничать, погоготать, как говорится, «ради красного словца не пожалеем и отца». А старики верно нас всегда одергивают: шути, да знай меру, ври – да не завирайся. У нас и все беды в жизни оттого, что удержу не знаем, чувство меры ни в чем не имеем.

Ладно, раз начал присказку, расскажу и всю историю по порядку. В тот вечер мы с моей невестой пошли в филармонию на концерт мастеров юмора. Время пролетело – не заметили, насмеялись от души, так здорово играли артисты. И нам их настроение передалось, после концерта вышли на улицу, идем, шутим, смеемся, несмотря на поздний час. Настроение такое замечательное, что петь, танцевать охота.

Подошли к своей остановке, стоим ждем, продолжая вспоминать острые фразы артистов. А уже и маршрутки редко ходить стали, и нашего номера нет, да и к ночи заметно посвежело. Вижу, моя подруга стала энергичнее пританцовывать и зубами постукивать. Она и так-то по жизни мерзлячка, а еще оделась легко, вот и начала подмерзать. Говорил я ей, вечером прохладно будет, не послушалась.

На мне же было длинное, толстое, объемное пальто, из хорошей ткани. Я его лет двадцать назад по блату покупал, до сих пор ношу. Подошел я к моей подруге, взял и завернул ее внутрь него. А чтобы ей еще теплее было, все пуговицы спереди застегнул. Добротная вещь, она в любой ситуации выручит. Надо уметь одеваться. Не то что современная молодежь. Обтянутся в какие-то тесные, короткие черные одежды и ходят, как стручки. От одного их вида холодно становится.

Чувствую, моя подруга немного отошла, согрелась, опять хохотать начала.

– Ты чего, – спрашиваю, – опять что-то вспомнила?

– Не-ет, – говорит, – представляю, кто сейчас в полумраке нас увидит, подумает, вот двухголовый человек.

И залилась смехом, я – за ней. Так начали трястись, что с асфальта на проезжую часть выкатились, аж на середину дороги. И чуть под машину не угодили. Шофер такси стекло опустил и как набросится на нас:

– Что, жить надоело? Ладно вовремя затормозил. Прямо под колеса залетели. – Затем внимательнее на нас посмотрел и говорит: – Что-то я не пойму, вы – один, или ты – двое, это что такое, вы сиамские близнецы или как?

– Вы что, сами не видите, – кричит ему невеста, – чуть не задавили нас, то есть меня, тут.

А сама меня в бок тычет, типа давай, поддержи мою игру, шути тоже.

– Что, – говорю, – дорогой, не видишь, вот до чего этот прогресс довел? Человечество задыхается от продуктов своей же жизнедеятельности. Сам видишь, как все вокруг загадили, а впереди еще большая экологическая катастрофа надвигается. Вот когда мутанты всякие полезут. Пока это только ягодки – мы, можно сказать, первые жертвы надвигающихся катаклизмов. Появились на свет о двух головах, теперь стоим на остановке, мерзнем.

Водитель глаза вытаращил, челюсть опустил. Глядел-глядел и наконец упавшим голосом произнес:

– Точно, значит, началось. Я сам сегодня в газете читал, что есть уже двухголовые коровы, фотография была там, то ли в Индии, или на Украине, не помню.

– Вот-вот, – подлила масла в огонь невеста, – не мы первые, не мы последние. История ведь повторяется, раньше тоже были всякие чудовища, драконы, дивы – с двумя, тремя, даже с семью головами. Это ведь не просто так до нас дошло.

– Ну, они вроде как в сказках только, – засомневался шофер.

– Вот и мы когда-то превратимся в сказку, – сказала моя другая голова, – сначала происходит как действительность, потом переходит в устное предание, а со временем остается в виде сказок. Вот ты завтра начнешь про нас рассказывать, кто тебе поверит, скажут – сказка, но ведь это же есть. Лет тридцать назад, если бы кто сказал, что будут частные водители, вернутся капиталисты и вокруг будет полно полуголых женщин, а американцы станут нашими лучшими друзьями, все бы тоже сказали – сказка. Но ведь произошло же. В будущем нас ждут поколения двух-, трех- и более головых людей. Прогресс неумолим.

Чувствую, шофер прямо на глазах начинает с катушек сползать, весь погрузился в задумчивость. Да и у меня уже смешливость стала исчезать, а нам еще до дома добираться на другой конец города. Попросил я его довезти нас.

Сели мы, едем, машин на улицах почти нет. Шофер на нас то в свое зеркальце поглядывает, то постоянно оборачивается, словно самому себе не верит.

– Дела, однако! Я еще думаю, почему у вас вообще одна голова мужская, а другая – женская и прически соответствующие? – спрашивает он.

– Вот такой феномен. Шутка природы, – отвечаю, еле сдерживая себя, чтобы не расхохотаться.

– Про такое я даже не читал, – вновь обернулся на нас водитель. – А как это твои... в смысле ваши, головы между собой уживаются, договариваются?

– Пусть только попробует не ужиться, – заверещала голова невесты, – будет возникать, я ему рот быстро заткну. Поцелуем.

Таксист вроде как поверил, но головой покачал:

– Оно, конечно, так. У меня тоже дома жена как начнет из себя выходить, я ее испытанным приемом – поцелуем – прижимаю к стенке. И все, она тут же оттаивает, на кровать начинает коситься…

Невеста меня тут в темноте ущипнула, дескать, слушай и на ус мотай.

Некоторое время мы ехали молча, погруженные каждый в свои мысли. Однако перспектива иметь в будущем многоголовое потомство, видимо, полностью овладела сознанием нашего водителя.

– С одной стороны, если подумать, человеку иметь две головы даже, может, и прогрессивно, – начал он философствовать, – просто пока это непривычно. Что ни говори, одна голова – хорошо, а две – лучше, посоветоваться можно, даже если другая женская. Ведь и они, – он показал пальцем наверх, – не стали бы править, будь там только одна голова. От одной башки чего ждать? Она всегда сомневается, может напороть чего-нибудь, а так — другая подскажет, отговорит или, наоборот, заставит что-то сделать. Так что, может, это все не зря, выборы, перевыборы...

После этих слов нам как-то не до шуток стало. Мы тут, понимаешь, ради смеха все это затеяли, а он начал на политику переводить. Так можно не знай до чего договориться. Пока еще какая-нибудь голова не услышала, надо выйти подобру-поздорову. Благо мы и доехали уже.

Начал я с ним расплачиваться как за одного, но таксист, как ни потрясен он был увиденным, остался таксистом.

– По сотне с носа, – говорит, – я не с тела беру, а с каждой головы. Как вижу, так и беру.

Расплатились мы, вышли, а подойдя к подъезду, дали волю смеху.

Но, оказалось, история на этом не закончилась. Через несколько дней по городу поползли слухи о том, что у нас объявилось двухголовое существо непонятного пола, которое ходит по ночам по улицам и мешает работе такси. Эта новость была у всех на устах, о непонятном человекообразном типе написали в газетах. Одна из них даже опубликовала интервью с тем самым таксистом, который нас подвез. Он был единственным, кто видел двуглавого монстра. Таксист выступил и по телевидению, принял участие в передаче с ведущими учеными разных смежных наук. Там развернулась целая дискуссия, где утверждалось, что в наше время такое возможно. В качестве главного аргумента все приводили информацию из газет о корове-мутанте, о которой мы уже слышали от нашего шофера.

Некоторые жители стали требовать проведения психиатрической экспертизы уже самого таксиста. Для этого тот даже некоторое время провел в клинике, прошел все анализы, но в результате оказался здоров как бык.

Информация о сиамском мутанте проникла в Интернет и расползлась по всему свету. Первыми в наш город приехали ученые из Японии. Они вытащили какие-то приборы, что-то везде измеряли, снимали, определяли. Затем пообещали большие деньги каждому, кто видел или разговаривал с двухголовым человеком.

Услышав про деньги, все городские милиционеры денно и нощно стали рыскать по улицам, внимательно вглядываясь в прохожих. Они без смущения разлепляли сотни пар, слепившихся друг с другом на скамейках, остановках, возле кинотеатров, в укромных уголках города, в надежде обнаружить сиамских близнецов.

Но все было тщетно. Мы с невестой со смехом наблюдали за всем этим ажиотажем, который вызвала наша шутка, первое время даже гордились, что из-за нас разразился почти мировой переполох. Но вскоре успокоились и призадумались. Кто знал, что все так обернется? И зачем нам это надо было?

К счастью, длилась вся эта шумиха недолго… Нас, как и лохнесское чудовище, не нашли, говорить, писать и дискутировать стали все реже. Наконец все вернулось к тому состоянию, которое было раньше. Ученые разъехались, журналисты стали гоняться за другими сенсациями, благо их у нас в стране каждый день предостаточно. Про наш случай стали забывать. Нам и самим казалось, что все это было не с нами. Жизнь пошла своим чередом.

Мы опять все время проводили вместе, ходили в кино, театры, встречались с друзьями. Вскоре в городе появились афиши о приезде той самой юмористической труппы, с которой все и началось. Я уговорил невесту пойти в филармонию, ведь такой вечер смеха пропустить было нельзя, это тебе не телевидение.

Возвращаться домой вновь пришлось поздно, и мы наняли такси. Только сели, глазам не поверили: за рулем оказался тот самый таксист, что и в первый раз. Мы на него смотрим, а он – на нас.

– Эт-то вы? Вот здорово! Вас что, разъединили? А вас ведь искали, – затараторил шофер. – Я как раз сегодня утром прочел, что в одной стране, не помню какой, то ли в Китае, то ли в Дубае, сделали операцию сиамским близнецам. В смысле, удачно разъединили. Но они не как вы, однополые были. А вот как вам... удивительно просто...

Мы молча кивали ему головами, чувствуя, что в этот раз он уже не так поражен встречей с чудом, как в первый раз.

– Времена меняются, – сказал он. – И нами руководили люди с одной головой, как садились, так и вертели все одной десятки лет. Нет ведь, не понравилось, нам перемен захотелось. Ну, пожалуйста. Может, с двумя, как у орла, головами повезет. Вот вы, если бы не разъединились, могли на бешеной популярности свою кандидатуру выставить в президенты. Скоро выборы. А что, народ бы за вас проголосовал, все что-то новенькое. А имидж страны как возрос бы. Президент – сиамский близнец, человек с двумя головами, причем разнополыми. Это же сенсация! Звучит, а? Да все бы за такого, или надо говорить – за таких, проголосовали бы двумя руками… Ну, теперь вас разъединили, не получится, – огорченно закончил он, махнув рукой.

Мы доехали до дома, таксист вновь взял с каждой нашей головы отдельную сумму. Будь хоть о трех головах, скидок наши таксисты не делают. Может быть, для политики две головы и хорошо, но лично для меня какая-никакая, но своя, родная одна голова все-таки лучше. Как-то ближе.

Перевод с башкирского А. Терегулова.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru