litbook

Поэзия


Мой неправильный двойник+2

Алексей Шевченко

Родился в 1986 году в поселке Начало Россошанского района Воронежской области. В 10-м классе начал сочинять стихи. В 2003 году поступил в Воронежский государственный педагогический университет на физмат. В 2009-м приехал в Москву и работал по специальности. Посещал семинары Евгения Рейна в Литературном институте им. Горького. Кандидат в мастера спорта по шахматам.

***
В светлом небе льдинка от луны,
утренний весенний танец.
На столе горячие блины,
в шифоньер заброшен ранец.

Значит, третья четверть позади,
день летит по небосклону.
Мяч возьми и друга позови,
и шуруйте к стадиону.

Там футбол, там шумная лапта,
на дворе повсюду дети,
и уже без шапок – теплота,
в никуда авто̀ проедет.

По совхозной улице промчит
с тонировкой брат «Фиата»,
и корова в стойле замычит,
завизжат вдруг поросята.

Нагонять на поле аппетит –
это радости каникул.
И ещё никто так не звонит –
нет мобил. Авто̀ бибикнет.

КОННЫЙ ЛУЖОК

Не льётся дождь, а лишь
накрапывает скромно.
Намок речной камыш
и пышной ивы крона.

В реке смешной малёк
с теченьем бьётся, юркий.
Ты под дождём намок
в осенней тонкой куртке.

И ты идёшь домой,
как будто бы впервые
увидев шар земной
и травы полевые.

Зачем заметил ты
цветок в бесхозном поле? –
неяркие цветы
тревожат сердце боле.

И юркие мальки,
и меловые горы,
деревья у реки,
овраги и просторы.

***

Мечтать и смотреть интересно,
как редкий январский снежок
летит на любимую местность
с названием «конный лужок».

Хребта мелового громада,
речушка под этим хребтом –
и большего просто не надо,
чтоб не сожалеть о другом.

По этой грунтовой дороге,
вдоль этих больших тополей
гулял я охотно и много –
всё в памяти детской моей.

Снежок на ладони искрится,
а в сердце и радость, и пыл.
Я с девушкой здесь проходил,
которая всё ещё снится.

***

Утки прилетают ниоткуда,
на̀ воду садятся кое-как.
Вот в руке зелёная посуда.
Откупорим – будет всё ништяк.

Мы бутылку красного сухого
на троих разделим – детский сад.
Выпьем прямо здесь, а что такого?
Посмотри, пожалуйста, назад.

Обернись не то что бы на воду,
посмотри в прошедшие деньки.
Это всё чудесная погода,
бабье лето у Москва-реки.

Ты напрасно спор свой затеваешь
(беспредметный, к слову говоря),
потому что очень мало знаешь
о слезах кровавых сентября.

Но и мы ведь не вполне конкретно
осязаем музыку твою.
Предлагаю я одномоментно
в споре зафиксировать ничью.

Пианистка, милое созданье,
позабудем враз о чепухе.
Стань на миг прекрасным изваяньем
в бабье лето на Москва-реке.

***
Бабье лето – спасенье
от тоски и невзгод,
только в лужах осенних
паутинкою лёд.

Городские качели,
даже если умру,
заскрипят, как скрипели,
на холодном ветру.

Осыпаются листья,
обрывается жизнь.
Вслед за беличьей кистью
на холсте появись

в романтичном пейзаже,
где полно синевы,
красной курткою – скажем –
среди жёлтой листвы.
1 октября 2011

ПЕРВЫЙ СНЕГ


1. ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ
Я доложу вам лишь одно:
я вёл урок – вторая смена –
прошла спокойно перемена,
и было за окном темно.

Я объяснял пример для всех,
как он решаться должен, но
тут кто-то бросил взгляд в окно
и радостно воскликнул – снег!

Летели хлопья над дворами
и пропадали во дворах.
Пример решался впопыхах,
и я не знал, что будет с нами.

Забыв как будто про урок,
на снег смотрели без затей –
и невнимательных детей
я упрекнуть ни в чём не мог.
8 ноября 2011

2.
Равнодушным ярким светом
залит снег – белым-бело.
Можешь ты не быть поэтом,
ну а мне не западло.

Перед зеркалом в прихожей
задержался я на миг:
как мы всё-таки похожи,
мой неправильный двойник!

Наливай, товарищ, ухнем
за тебя, за нас, за всех.
Я взглянул в окно на кухне
и увидел – первый снег.

Он лежал как покрывало,
блеском свадебным стращал,
он – не много и не мало –
что-то тайно сообщал.

Первый снег наполнил светом,
животворным светом грудь.
Можешь ты не быть поэтом –
человеком только будь.

***
Так сладко жить и всё-таки опасно –
боюсь влюбиться в милую Лолиту.
Я представляю лик её прекрасный,
когда ложусь под штангу деловито.

Цвети цветком – как сказано поэтом –
и улыбайся миру, улыбайся.
Ты только навсегда в душе при этом
ребёнком безупречным оставайся.

Ты только навсегда люби и помни,
люби и помни всё на этом свете,
ты только навсегда меня запомни –
учѝтеля в трагическом расцвете.

Ведь дождик был, но к вечеру прошёл он,
была картинка, а теперь не стало,
где я в азарте лезвием дешёвым
оценку вырезаю из журнала.

Расти, мой свет, жестокая Лолита,
и ни на что так просто не решайся.
А ты, поэт, главенствуй деловито,
кури в окно, молчи и сокрушайся.

ЗНАК

Не надо ни вопросов, ни ответов –
ты всё поймёшь, когда увидишь знак.
Как выдумка детей, проходит лето,
а мы с тобой не встретимся никак.

А если вдруг такое приключится,
и дождь пойдёт, я не раскрою зонт –
в твои глаза с оттенками горчицы
перемещусь я, как за горизонт.

За горизонтом можно на рассвете
на жизнь свою с изнанки посмотреть.
Мы наблюдаем, как взрослеют дети,
но сами не торопимся взрослеть.

И в нас живёт застенчивый подросток…
Настанет день когда-нибудь, как все
переходя по «зебре» перекрёсток,
мы встретимся… на белой полосе!
лето 2012

ТЕЛЕГРАФ

Ты учебник меняешь украдкой,
чтобы справиться лучше с тоской,
и сидишь не над школьной тетрадкой,
а за шахматной старой доской.

Ты учился не шатко, не валко,
ты учился неплохо порой,
но теперь тебе больно и жалко,
то что всё это было игрой.

И спустя десять лет ты припомнишь,
как однажды почти что зимой
на турнир ты приехал в Воронеж
и звонил с телеграфа домой.

– Мам, привет. «Как сыграл?» – Проиграл я.
«Брось ты шахматы эти, сынок!»
- Понимаешь, зевнул я фигуру
и спастись без фигуры не смог.

– Мам, привет! «Как дела?» – Представляешь,
должен выполнить третий разряд!..

Иногда ведь и ты побеждаешь,
хоть и пешки не ходят назад.

…И спустя десять лет ты увидишь
телеграф – он как будто другой;
может быть, даже трубку ты снимешь,
чтобы номер набрать дорогой.

Женский голос услышишь ты снова,
зашевелится что-то в душе,
только сказано важное слово,
и турнир завершился уже.

***
Столичными бессмысленными днями
мне не уйти от кольцевых дорог
туда, где за покатыми полями
затерян дядин Васин хуторок.

Там тихий пруд – я не забыл дорожку –
и кладбище цветное средь берёз.
Там я любил весь мир не понарошку,
там плакал и смеялся – всё всерьёз.

РОССОШЬ

Поезд идёт в направлении станции Россошь.
С севера? С юга? Откуда? С какой стороны?
Я не отвечу, а ты никогда и не спросишь.
Высчитай путь, если скорость и время даны.

Время проносится, скорость бывает различна,
путь, он, как правило, долог, и то не всегда.
Вот из Воронежа в Россошь идёт электричка.
С севера, с юга идут и идут поезда.

Значит, в окошке – хребта мелового полоска.
Значит, вдоль речек – ракиты, в полях – чернозём.
Значит, опять перед смертью красиво, неброско
тихое солнце закатится за окоём.

Я не отвечу, а ты никогда и не спросишь.
Пусть вдалеке, словно в тире, стоят тополя.
Я не отвечу… Сойдём перед станцией Россошь
в тихом посёлке, где плещется память моя.

Рейтинг:

+2
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru