litbook

Поэзия


Той тишины я не забуду0

Весенние пятистишия

Рассчитывая тензор темноты,

Весна кусала лунный карандаш,

Шуршали неба звёздного листы,

И мысли суетились, всё пусты,

И тьмой не мог наполниться пейзаж.

 

Палитра многоцветных вечеров,

Впитавшая напористость зимы,

Оттенками пятнадцати миров

Раскрасила времён глубокий ров,

Где – помню – были мы с тобою, мы...

 

Где было непонятно и светло,

Порхали мотыльки невинных фраз...

Но помню, как апрельское стекло,

Сквозь наши соты, плавясь, утекло

Туда, где никогда не будет нас.

 

Под тяжестью молитвенных минут

Пространство сокращало свой объём.

Казалось, никого не будет тут.

Свой порох соловьи напрасно жгут,

Картечью песен раня окоём.

 

Быть может, нас и не было, и нет,

А лишь светила тусклая звезда,

Касаясь некой тайны сотни лет,

И память завязала в узел свет,

Который сохранила навсегда.

 

Я помню – как флажками тишины

Махала полночь, связывая всех,

Как были ею все окружены

Под смелым приказанием весны,

В плену её был так предсмертен грех.

 

И точечными выстрелами чувств

Расстреливала воронов тоски,

Прицелившись по тонкому лучу

Звезды, которой имя умолчу,

Настойчивости текста вопреки.

 

Но тьма не наступала, и тогда

В ряды по степеням

остывших дней

Разложен был весенний кавардак,

И тихо стало – так, как никогда,

И снег пошёл, и сделалось темней...

Северная стезя

Холодной влагой северных широт

Пропитаны просторы снов и память,

Чей путь к тебе недолог и широк,

Неназванная страсти именами.

К тебе, чьи песни знает наизусть

Медвяным светом осиянный север,

Куда течёт река с названьем Грусть

И где отцвёл былого терпкий клевер...

 

О, северная светлая стезя,

Овеянная вересковым дымом!

Вернуться на стезю, увы, нельзя,

Лишь памятью такое достижимо.

 

Как не постичь случайноcтей в судьбе,

Не предсказать того, что будет с нами –

Так не остаться, прежняя, тебе

Неназванною страсти именами.

Суровой краскою разлуки

Суровой краскою разлуки

Ты рисовала дни мои,

Найдя покой в минорном звуке,

Вещавшем о небытии.

 

Времён задумчивые души

Глядели, молча, на тебя.

А я стоял,

смотрел и слушал,

Как ты рисуешь, не любя...

 

Потом – я помню – шёл куда-то,

В простор иных страстей и чувств,

И пламя раннего заката

Во мне спалило злую грусть.

 

Потерь звенящее пространство,

Едва пополнившись тобой,

Так упоительно и страстно

Довлело над моей судьбой.

 

Но в зеркалах моих печалей

Не ты одна отражена,

А все, кто плакали, кричали,

Когда рождалась тишина.

 

Той тишины я не забуду.

Она – как в солнце первый снег,

Ко мне приходит ниоткуда,

Потом прощается навек.

Совсем опустели тропинки мои

Совсем опустели тропинки мои.

Лишь память над ними совою летает,

И мысли кричат, будто вороны в стае,

Что осень дана одному – не двоим...

 

Что мир бесконечных цветных одиночеств,

Которыми чуткие души полны,

Натянут до звона осенней струны

На скрипке дождливой сентябрьской ночи.

И в танцах срываемой ветром листвы

Легко угадать отражённое лето:

Всё вроде бы то же безумие света,

Но дни в опадающем свете мертвы...

 

И циркулем в прошлом пропавшего счастья,

Его острием – воплощённой мечтой –

Очерчен магический круг несогласья

Души с приближающейся пустотой.

 

Вне круга того – декабри на излёте,

Внутри – расцветающий грозами май.

В том круге – грядущего знакам внимай

Как свету огней на туманном болоте.

Замкнутый круг

В полутьме пустых пробирок бродят

призраки открытий,

Привидением летает страшной мысли силуэт:

То бы не было забыто! Это б не было забыто!..

И морщинкой остаётся на лице от мысли след:

 

Отягчённое сознанье отучило от полёта. –

И в мечту билет на лайнер продан был позавчера! –

Я из тьмы лабораторий попадаю на болото,

Где летает по трясине тень вороньего пера.

 

А кругом гуляют люди, будто это не трясина.

Впрочем, что тут удивляться,

люди – «мыслящий тростник»!

И потом иду обратно – как фортуну не тряси, но –

Снова вонь лабораторий – то к чему давно привык.

 

Открываю я газету и читаю заголовок:

Самолёт «мечта – реальность»

прилетел в последний пункт.

Я ругаюсь – раздаётся дюже матерное слово...

А в углу лежит полоний,

массой более чем фунт...

* * *

Ольге О.

 

Полна хрустальная слеза

Хмельного счастьем вдохновенья,

Привычкой жить на небесах,

Качая звёздные мгновенья.

 

На бирюзовой высоте,

Цветы по небу собирая,

К земной стремишься ты мечте

Лучом из облачного края.

 

Приди ко мне походкой снов

По граням острого бессмертья

Под немигающей луной

В январской снежной круговерти.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru