litbook

12.07.18

Семь искусств, №60

Остальные номера
0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Учреждение Радиобиологического отдела стало важнейшим шагом на пути преодоления монополии Лысенко. Дотянуться до атомного центра и задушить своими мозолистыми ладонями очередное научное учреждение в области генетики Лысенко было не под силу.
, Семь искусств, №6
0
Денни, оставшийся в юности без матери (она умерла от рака), провел лето после средней школы в тюрьме несовершеннолетних за пьяную драку. Судья отпустил его при условии, что он поступит в колледж. В течение года после окончания колледжа он создал компанию по производству строительных химикатов, чья продажа через пару десятилетий позволила ему комфортно уйти в отставку в возрасте 45 лет и отправиться во Флориду играть в гольф.
, Семь искусств, №6
0
Часто возникали по каким-то вопросам споры, в которых Леонид Иванович выступал более или менее на равных с остальными. При этом можно было с ним спорить и, случалось, отстаивать свою правоту. Но в чём не было равных с Леонидом Ивановичем — это в умении увидеть новые постановки задач, которые должны и могут быть решены. Именно поэтому у Леонида Ивановича так много учеников.
, Семь искусств, №6
0
Бродский помещает персонажа, пришедшего из произведений Окуджавы, в новые обстоятельства; образы, взятые из стихов Окуджавы, меняют окраску в непривычном контексте. Иногда Бродский поддерживает высказывания Окуджавы; часто он развивает тему или пародирует присутствующие у Окуджавы мотивы. При этом отсылки к Окуджаве за малыми исключениями не прямолинейны, а носят характер намёков.
, Семь искусств, №6
0
Искусство физика во многом сводится к верному выбору иерархического уровня, на котором следует решать задачу, умению отобрать главное и пренебречь второстепенным. В жизни мы тоже принуждены к выбору, выбору смыслов, но умение отбирать важное, жизненная мудрость, знание меры всех вещей, искусство жить требуют совсем иных навыков.
, Семь искусств, №6
0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Марку Аврелию власть досталась уже на закате могущества и славы Рима, что наложило трагический отпечаток на его судьбу, поразительную по накалу трагизма и величия. По сути, это история одиночества и изнурительных сражений без ожидания наград и сиюминутного успеха. Это жизнь правителя, никогда не искавшего посмертной славы, но которому она была дарована cвыше — и на века.
, Семь искусств, №6
0
Есть, конечно, трагедийность в том, что женщина-ученый, отдавшая свой талант, большую часть своей жизни и свою любовь украинской истории, была убита бандитами, носившими форму воинов армии независимой Украины.
, Семь искусств, №6
0
В общем, ему было понятно, что, во-первых, армия оторвалась от своих тылов, обтрепалась и износилась, во-вторых, что дисциплина у них шатается, и в-третьих — что солдаты Великой Армии полные болваны, использующие хорошие деньги на раскур и растопку.
, Семь искусств, №6
0
Хотя евреи составляли едва 8% населения Вены, их культурное влияние было непропорционально высоким. В различных сферах уверенно доминировали такие фигуры, как Густав Малер, Зигмунд Фрейд, Мартин Бубер, Людвиг Виттгенштейн, Артур Шницлер. Возможно, само их существование разогревало костёр антисемитских страстей будущего фюрера. Впоследствии он называл Вену Новым Вавилоном.
, Семь искусств, №6
0
Бесхитростная, легко запоминающаяся мелодия «При долинушке» как нельзя лучше подходила для сопровождения сцен из жизни русской деревни, окрашенных национальным колоритом. Более того, она отлично подходила для свободного варьирования.
, Семь искусств, №6
0
Такое впечатление, что написано это все о ком-то другом, но никак не о Гилельсе. Попробуйте найти что-либо подобное в статьях и книгах об Ойстрахе, Ростроповиче, Рихтере! Чтобы любая похвала, любое упоминание выдающихся качеств почти непременно сопровождалось «но…».
, Семь искусств, №6
0
Шесть полотен ярко раскрашенных архитектурных объектов Л. Павлова необъяснимо таинственным образом визуально “звучат” музыкой композитора А. Скрябина. Нет ничего удивительного в этом совпадении мистического характера, «Мистерия» — так назвал А. Скрябин своё нереализованное сочинение.
, Семь искусств, №6
0
В отношении самой картины «Въезд в город» замечу, что даже от нее, где нет людей (а может именно поэтому), веет холодом одиночества. Такое ощущение, что на Манхеттен упала нейтронная бомба. Так что, конечно, Хоппер реалист из реалистов, но всегда в его работах есть еще что-то, помимо реальности. Тем и интересен.
, Семь искусств, №6
0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Развитие (если в СССР было развитие!) и размещение промышленности в СССР решало внешние по отношению к экономике задачи, причем был явный антагонизм между военными и идеологическими группами. Так, в конце СССР деятели ВПК были за насыщение населения персональными компьютерами — а идеологи против.
, Семь искусств, №6
0
Ужасную ссору вызвало письмо моего однокурсника из армии. Кроме лирических, были там философские и политические темы, план создать что-то вроде «Группы освобождения труда». Солдат-срочник, писарь военного училища «грыз» в библиотеке труды Гегеля, Канта, Маркса, Энгельса, Ленина и забыл, что армейские письма «где надо» читают.
, Семь искусств, №6
0
Во время войны моя мама погибла в гетто, а я чудом уцелела. Это благодаря Александре Ивановне Кандаковой, воспитательнице нашего детского сада, с которой мы оказались на Волге в городе Хвалынске. А отец нашел меня потом через сестру Александры Ивановны. Находилась я тогда уже в детском доме.
, Семь искусств, №6
0
Наш знаменитый СМОГ взорвал изнутри всю московскую литературную жизнь. Так просто, без наказания кому полагается, без бдительного надзора над всеми, ни власти, ни кагебешники оставить всё это уже не могли. С молодыми надо было что-то делать, иначе — иначе мало ли чего можно от них еще ожидать? И так на Западе сколько о них пишут и говорят.
, Семь искусств, №6
0
Играя свою роль в спектакле жизни, можно отстаивать своё прочтение «либретто» и спорить с Богом или с любым другим драматургом, на свою ответственность. Необходимо помнить и соблюдать субординацию. Самый талантливый исполнитель может сыграть роль директора театра или режиссера, но не быть им в реальности.
, Семь искусств, №6
0
Горло сделалось узким,/ И ссыхается кожа./ Это трудное чувство/ Ни на что не похоже
, Семь искусств, №6
0
Она уже давно ходила в красном/ Она была решительно прекрасна/ И вспоминались ей все те же звуки,/ Холсты и краски, звуки,/ Руки, руки…
, Семь искусств, №6
0
Жизнь удалась и удалилась,/ и упилась, и утолилась./ Перебродившее вино/ глотал, поморщившись, оракул,/ пока закат клешнею рака/ кроил небесное сукно.
, Семь искусств, №6
0
Я нынче стих в зародыше убил — о том, как женщины шли сквозь туман на запах весны, весны. Но не было весны. А были сны: то каски, то папахи, и снег, и все под снегом прощены.
, Семь искусств, №6
0
Воровски, мало-мальски, вкрутую,/ Вкоротке, не внакладе, вничью/ Охраняю дорогу простую,/ Увлечение жизнью влачу.
, Семь искусств, №6
0
Действительно, через какое-то время дверь отворилась и, как в театре, появился с виноватой улыбкой Марк Шагал. Борис Мессерер сказал, что у него аж дух захватило, когда он увидел легендарного художника с растрепанными по бокам седыми волосами, как у Фавна. Все гости привстали.
, Семь искусств, №6
0
Ненависть к (собственному) состоянию внутренней разлаженности — разбалансированности душевных блоков — наводит меня на мысль о куда более основательных вещах: о глубоких корнях (экзистенциального) равновесия и не-равновесия.
, Семь искусств, №6
0
Кто валяет дурака, — как баран себя ведёт, / И зарезан как баран волчьей стаей будет тот.
, Семь искусств, №6
0
Геррика можно с полным правом назвать наследником ренессансных традиций в английской поэзии. Любовная лирика Геррика — одна из самых мелодичных в английской поэзии. Его стихи неоднократно были положены на музыку.
, , Семь искусств, №6
0
Выясняется, что Станиславский многое знал, но подыгрывал жене, ее жалея, письма свои ей диктовал, а она записывала. А сам, «по секрету» от нее и докторов, писал, к примеру, Гзовской. Не мог доверить никому «художественные интимные тайны». Гзовская его не выдавала.
, , , Семь искусств, №6
0
Три части романа, словно достопамятная триада: «Скубенты, жиды и полячишки» — враги народности. «Отлично хорошо сказано», как выражался Достоевский, в смысле отлично от рассусоливаний и экивоков. Сионские близнецы Миша Гвирцман и Борис Гордон олицетворяют гордыню еврейства, спаянно канифолят мозги по иудейской ненужности и недужности — как докторский Миша Гордон прописал.
, Семь искусств, №6
0
Случайных совпадений не бывает. Вывод напрашивается один: эти дети пережили Катастрофу. Как бы удачно ни разрешились судьбы, им суждено нести в себе непомерный груз и помимо своей воли передавать его генетически. А если говорить не только о детях?
, Семь искусств, №6
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1025 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru