litbook

Перевод

29.09.2016 0
Франция — классическая страна централизованного планового хозяйства, её судьба — непрерывная оптимизация территории, со времён Римской империи. Под руководством королей, императоров, президентов строились дворцы, крепости, фабрики, склады, каналы, шоссейные и железные дороги, создавалась почта и общественный транспорт, перепланировались города.
, Семь искусств, №9
30.08.2016 0
Столько дождя, столько жизни, как в распухшем небе этого черного августа. Сестра моя, мое солнце, высиживает что-то в своей желтой комнате и не показывается. Все валится в преисподнюю, горы кипят, словно чайник, реки выходят из берегов, а она не поднимется, чтобы выключить дождь.
, Семь искусств, №8
22.08.2016 0 (выбор редакции журнала «Слово\Word»)
, Слово\Word, №91
16.08.2016 0
Большой вклад в развитие ивритского сонета внесла Лея Гольдберг, написавшая несколько десятков стихотворений в этом жанре, в том числе несколько циклов, лучшим из которых по праву считается «Любовь Терезы дё Мюн» (1952). Кроме того, Гольдберг перевела на иврит сонеты Петрарки и написала несколько теоретических работ по этой теме.
, , Заметки по еврейской истории, №7
16.08.2016 0
Вся семья поэта погибла в Катастрофе, и у него был глубокий личный мотив создать книгу-памятник. А кроме того у Гринберга была вера: народ возродится не только для новой жизни, но и для того, чтобы выполнить своё предназначение.
, , Заметки по еврейской истории, №7
08.08.2016 0
До сих пор ещё думают, что полёты очень рискованны, тогда как на самом деле они не опаснее обычной прогулки в море или же в фиакре. Если материал шара добротен, аэронавты осторожны и опытны, а таковы господа Жовис и Малле, то можно возноситься к облакам с душевным спокойствием более полным, чем если б отплывали в Америку, что не кажется сегодня таким уж пугающим.
, Семь искусств, №7
27.06.2016 0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
В завещании определённо слышится голос разочарованного Окуджавы, — но одновременно он знает, что нигде литература не значила так много, как в России, что люди в этой стране, сейчас как и всегда, жаждут Слова. Мне кажется, что именно между этими двумя полюсами — между тотальной безнадежностью и осознанием вечной силы сопротивления русской литературы — простирается искусство его прозы.
, Семь искусств, №6
27.06.2016 0
А земля, как уставшая мать, как голодный ребёнок, Так просила о ласке, о слове, о деле меня: То кричала во сне, то меня поносила спросонок, То в раскаянье бурном дарила рубины огня. То меня ревновала ко всем сквознякам, то в раденьи Расстилала ковры самых нежных фиалок своих… И тогда я узнала, что значит полёт и паденье, Что такое соблазны, и лица какие у них.
, Семь искусств, №6
14.06.2016 0 (выбор редакции журнала «Заметки по еврейской истории»)
С тех пор, однако, мы увидели как две великие цивилизации, Индия и Китай, пробудились и бросили вызов экономическому господству Запада. Третья цивилизация, ислам, испытывает сотрясения. В то же время финансовый крах 2008 года показал, что целый ряд стран, в том числе Соединенные Штаты и большая часть Европы, живет за пределами своих средств, одалживая все больше, производя все меньше и все глубже погружаясь в личные и коллективные долги. Изнутри Запад может выглядеть по-прежнему сильным, прежде всего в техническом и научном планах, но со стороны многим уже кажется, что Запад прошел пик своего развития. Таким образом, сравнение современной Европы с Римской империей на грани упадка заслуживает серьезного внимания.
, Заметки по еврейской истории, №5-6
14.06.2016 0
Однако, для других вычеркнуть Исход из иудаизма означает подрубить под корень иудаизм как таковой. В конце концов, рациональность библейского обета сынов Израиля Богу основывается не на восприятии ими Его как Творца или на Его недосягаемой моральной высоте, а на том факте, что Израэлиты-рабы в Египте воззвали к Нему из их рабства и Он спас их. Это единственная движущая сила, стоящая за строкой, открывающей Десять Заповедей « Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства»
, Заметки по еврейской истории, №5-6
10.06.2016 0
На кухне за столом действительно сидел Марио и пил кофе с молоком. Но это не был ни Марио-краснодеревщик, ни Марио-продавец фруктов, ни Марио, сын свинобоя, и также ни один из тех Марио, о которых я думал, идя по улице. Это был брат Филомены, попавший на два года в тюрьму за кражу со взломом. Зная, что он в один прекрасный день освободится, я сказал жене, что видеть его в моём доме не желаю и даже разговаривать с ним не хочу. Но она, бедняжка, любила брата, пусть он и был вором, и потому хотела видеться с ним в моё отсутствие.
, Семь искусств, №5
21.05.2016 0
А во мне местечко дремлет, и мерцает в сердце детство с угловатыми плечами… Вот и козочка белеет на рассвете у порога… О, мои слепые предки! Сколько мне ещё скитаться по неверным вашим тропам, и терзаться вечным страхом под ногой увидеть бездну?!.
, Заметки по еврейской истории, №4
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1012 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru