litbook

Эссе

08.08.2016 0
Настоящая беда состоит в том, что Ренессанс перевернул христианскую культуру с ног на голову, возродив неумирающую по сей день тягу к язычеству [и вызвав теологическую реакцию на нее], в том числе – к высокому искусству, имевшему во все времена ясные нуминозные черты. Именно поэтому Ахматова с Гумилевым, да и прочие, обожествляли слово, естественно солидаризируясь с поздними переводами Евангелия...
, Семь искусств, №7
08.08.2016 0
Путешествие в его метафорическом понимании, перемещение не по реальному географическому пространству, «путешествие» как литературный жанр и т.п. в настоящей статье не рассматриваются. Наша задача состоит в ином — показать, что организация путешествий, своих или для других людей, может рассматриваться как своеобразный вид искусства в традиционном, даже в не очень современном смысле слова.
, Семь искусств, №7
24.05.2016 0 (выбор редакции журнала «Север»)
, Север, №3-4
24.05.2016 0
Адриан Ондрусовский в контексте истории
, Север, №3-4
21.05.2016 0
“Еврейский Сократ” Мендельсон высказал главное: даже в самых тяжелых условиях разум, знания всегда ценились его соплеменниками более всего. И те, кто относился к ним, как к мошенникам и плутократам, не желали знать, что в отличие от христиан, все иудеи были поголовно грамотны, а успешные торговцы, менялы и ювелиры были, как правило, наставлены в Еврейском Законе. Поразительно, но именно “презренное” гетто Франкфурта славилось как центр учености. Здесь было четыре синагоги и три хедера. Сюда, в Юденштрассе, за консультацией по вопросам религии съезжались иудеи со всех концов Германии. В середине XVIII века в городе жительствовали известные талмудисты, восемь раввинов, двенадцать меламедов, пять канторов, нотариус и два доктора. Работали ритуальная общественная баня, лечебница и пекарня.
, Заметки по еврейской истории, №4
01.04.2016 0
Большое яблоко стучит ногами, люди, как муравьи, разбегаются, читала Кузьмовна и морщила лоб. Ей нравилось это яблоко с ногами (кстати, так оно и было нарисовано: яблоко чуть не на весь лист, на двух ногах, похожих на крючья). Зловещее, однако, получилось яблоко, но это и естественно: чудо хорошенькое да принаряженное бывает только на открытке. Настоящее ЧУДО выглядит довольно жутко. Как человек с горбом – что красивого? Чудо – горб на лице природы… Возьмите-ка избушку на курьих ножках. Ого! Куриные ноги, многократно увеличенные, в пупырышках и неровной желтоватой коже… Много лет назад Кузьмовне один знакомый дал почитать рассказ, где человек видит в окошко своего дома гигантскую куриную ногу. Кузьмовна прочитала и окоченела от страха. Вот вам и чудо…
, Семь искусств, №3
16.03.2016 0
Рубрика «Фонограф»
, Южное сияние, №13
16.03.2016 0 (выбор редакции журнала «Южное сияние»)
Рубрика «ЛитМузей»
, Южное сияние, №13
16.03.2016 0
К чему я все это пишу? Чтобы показать – Роберт Ли не выбирал того пресловутого Потерянного Дела, символом которого его сделали. Он поступал как солдат, которого долг зовет защищать свою страну, оставляя другим политический выбор, куда этой стране идти. Оправдывать этот выбор благородством Ли – красиво, но неверно; Ли был против такого выбора. Будь дело Конфедерации ему близко и дорого – он мог бы еще до войны принять предложение представителей Техаса в феврале, или предложение военного министра Конфедерации в марте 1861 года. Когда Ли делал выбор сам, он выбирал Юнион, а не Конфедерацию. Два десятка делегатов конвенции в Ричмонде, которые сочли, что им по пути в мире – с Юнионом, а в войне – с Конфедерацией, выбрали Конфедерацию для Ли – за него и без него. И в этом трагедия самой красивой легенды американской Гражданской Войны, генерала Роберта Эдварда Ли. Впрочем, не только его. И не только в той войне.
, Семь искусств, №2
16.03.2016 0
Второй Машкин жених тоже был симпатичный, умный и образованный, а работал адвокатом в какой-то адвокатской конторе. Происходил он, по его словам, из рода Аракчеевых, но фамилию носил простую – Кузькин. Он так клиентам и представлялся: «Адвокат из старинного дворянского рода Аракчеевых Сергей Кузькин. Какая у нас проблема?» Адвокат он был настоящий, работал много, в выходные пил виски и ругал клиентов за жадность, иногда ходил в гости к другим адвокатам, где они пили виски и ругали клиентов за жадность, ещё он копил деньги на «БМВ» и на кожаный портфель, ненавидел начальство и имел две супермечты – стать главным адвокатом и уехать в Америку. Потому что «в этой стране нам, Аракчеевым, делать нечего».
, Семь искусств, №2
15.02.2016 0 (выбор редакции журнала «Ковчег»)
Публикация под рубрикой "Наедине с природой"
, Ковчег, №49
31.01.2016 0
«…Компьютерные архивы почти каждого из нас хранят многие тысячи файлов, среди которых нет-нет да попадётся некая не особо умело снятая фотография, на которой запечатлено вроде бы ничем не примечательное место, но именно этот полузабытый кадр вдруг поднимает в нашем сердце бурю воспоминаний...»
, Литературный меридиан, №6-8
27.01.2016 0
Несколько лет Матвей не по-мужски плакал, когда вспоминал свою Лялю в плоском, обитом дешёвой красной тканью гробу. Почти каждую ночь Ляля приходила к нему во сне. Просыпаясь утром, он разговаривал с ней, как с живой. Постепенно всю свою любовь к покойной жене Матвей перенёс на маленькую Юльку. Он отказался от всего – от весёлых компаний, развлечений. Если бы было можно, он перестал бы ходить на работу, но надо было как-то выживать.
, Семь искусств, №1
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru