litbook

Поэзия


На приграничье Слова0

РЕМЕСЛО

 

Красные, синие полосы;

Локоны красные, синие.

Волки мы разноголосые,

Птицы мы некрасивые!

 

Крайние и блестящие

Лезвия на пути.

Выросли настоящие —

Не буди, не буди!

 

Синим вихрем закрутимся

В красное «ни при чём».

Это не наша улица?

— Учтем, учтем.

 

— Это не ваше логово!

— Будем кусать сильней.

Идолу тащат Богово,

Синее всё красней.

 

Синее в мак сливается,

Поле горит огнем —

Это закат срывается

С вечной узды конем,

 

Это судьба красуется

В сером эскизе дней,

Чтобы не наша улица

Стала вольней, вольней,

 

Чтобы не наше поле

Через асфальт росло.

 

Красное — наше горе;

Синее — ремесло.

 

 

СТИХИ ОБ УХОДЯЩЕЙ ЭПОХЕ

 

Когда она стареет на глазах,

Ей остается только мерный взмах

Расправленных до нетерпенья крыльев.

И трепет их по ветру величав:

Так расстилают флаги на парчах

И план рисуют на машинах пыльных.

 

Когда она кидается с моста,

Не досчитав (положено до ста),

Устав на девяносто (два, четыре?),

Она летит — и воды напрямик

Её влекут на бежевый родник,

Где прошлые крылатые почили.

 

Другою будут люди вспоминать —

Её судьбу им строить и стирать,

Но где-то там, на приграничье Слова,

Она опять ступает, голосит,

А молодых ребенок веселит,

И это всё не повторится снова.

 

 

АНГЕЛ РИМА

 

Ты меняешься так искренне в лице,

Что в этом виновато подсознанье,

И в Царскосельский в Питере лицей

Тебя влекут гордыня и призванье.

 

А я иду обочиной дорог,

Мне ни к чему колонны и лепнина,

Но дорог я тебе как скоморох,

А ты мне дорога как Ангел Рима.

 

И разница меж нами все сильней,

Когда пути и ближе и короче.

Порежу я на завтрак сельдерей,

А ты морковь граненую захочешь.

 

 

ШОРОХИ ЖУЖЕЛИЦ В СЕНЕ

 

Шорохи жужелиц в сене,

Горевший от праздника форт,

Метущий по улице веник

И тлеющий зимами торф.

 

Вот вещи, смешавшие с мраком

Движение тощих планет,

Как булку печеную с маком

И с порохом твой пистолет.

 

Заряжено всё от начала,

Начинка пресыщена — смерть.

Ты маком сегодня чихала,

Ты порохом чистила клеть!

 

Не видел я больше такого,

Но знаю, что скоро капут,

Ведь жужелиц в сене так много

И веника выверен прут.

 

 

V. U.

 

Слишком тоненькая — так, что боюсь сломать.

Только скажи слово — и «мир, держись!»:

Будут ветра по берегам стенать,

Будут валы в море утюжить жизнь.

 

Если уйдет в мысли, что глубоки,

Если веки покроют, как пеленой, глаза —

Это услышат как соловьиный крик

Или как будто рядом летит стрекоза.

 

Поговори теперь или иди на покой —

С нею всегда выбор: одно из двух.

Она кружит голову теплотой,

А глубиной захватывает дух.

 

 

ПО ЛЕЗВИЮ И ОБУХУ НОЖА

 

Хожу по лезвию и обуху ножа,

Мне все равно, зачем и где ходить,

Ты на меня пытаешься нажать,

А я тебе пытаюсь угодить.

 

И это обух только, оборот.

Я по иной ступаю стороне

И по-другому открываю рот,

И говорю «изыди» сатане.

 

Вот круговой назначенный мне путь:

Спиралью вверх и по спирали вниз.

И ты про это помни, не забудь:

Матерый волк и очень хитрый лис.

 

Внутри раздор и почва для стихов

Не заживает грифельной грядой,

И стая белых ласковых волков

Бежит сюда за небом и едой,

 

А стая рыжих огненных лисиц

Скрывается за выжженным холмом.

Бывает сон у вешних даже птиц.

На дне своих запущенных хором

 

Они сидят и ждут рассветный час,

На них находит времени набег,

Что каждого живущего из нас

Преображает в жаркий майский снег.

 

Напиться бы водою из ручья

И по ножам огромным не ходить.

Была бы ты, поэзия, ничья,

Но кто же будет в храме том кадить?

 

И на алтарь, забрызганный вином,

Не меньше сердца ежедневно класть.

Поэзия: украсить и украсть?

Поэзия в ином.

 

 

В ПОЛУПУСТОМ ВАГОНЕ

 

В полупустом вагоне

Сумрак и галдеж.

По городу ветер гонит

Пудру,

И ты идешь

 

Заснеженная, как остров

Тропический в ураган.

И оплетают остов

Пряди твоих лиан.

 

 

ГОСПИТАЛЬНЫЙ ВАЛ

Розе Солнцевой — моей бабушке

 

Рыжая в белую проседь

Женщина без каблука

В самую позднюю осень

Хилого прёт старика.

 

В серых щитах голубятни

Птичий разносится гул.

Сторожу было приятней,

Что у больницы уснул.

 

И проходя сквозь ворота

От Госпитального, 5,

Верила ты, что работа

Душу согреет опять.

 

«Мал золотник, да дорог!» —

Ей поговорка шла.

 

Искренне твой потомок,

Выросшая душа.

 

Всё, что сказать имею,

С нужного дня пишу.

Ты поняла затею?

Или я просто шут?

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1012 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru