litbook

Проза


Жизнь и приключения Уильяма Дампира0

Утерянный дневник неожиданно появляется на свет

В 1725 году  в издательстве Pearson’s вышла книга Дугласа Дампира: «Мой дядя – Уильям Дампир». Из названия видно, что воображение автора было весьма скудно, и решил он сыграть на известности произнесенного имени. Новоиспечённый литератор творил более семи лет, только книга успеха не имела, а заёмные средства, которые были привлечены для издания, серьёзно опустошили бюджет автора-племянника. Не помогло и обильное использование записей дневника дядюшки, который достался после его смерти – старшему брату Джорджу, а позже перешел к сыну того – Дугласу, о чем чересчур подробно и невыносимо длинно описал он в предисловии.

После более чем 200-летнего забвения книга эта могла бы стать библиографической редкостью, если бы не была так скучна. Один экземпляр творения Дугласа Дампира оказался в коллекции знакомого библиофила Z. Великолепный том, изданный на чудесной бумаге и обтянутый изумительной кожей порфирного цвета с золотым тиснением, которое за два столетия почти не истерлось. Видимо, книгу не часто брали в руки. Я пролистал с десяток страниц и с удивлением обнаружил несколько незнакомых цитат Уильяма Дампира; похоже, автор в самом деле работал с тем самым дневником, который в конце концов был утерян. Книга Дугласа Дампира явно приобретала для меня интерес.

Z. разрешил мне приходить дважды в неделю, по средам и пятницам с 10 до 14 часов, чтобы прочесть трёхсотстраничный том, а также выписать из него всё, что я пожелаю. Единственным его условием было: перед тем, как пользоваться книгой, обязательно надевать белые хлопковые перчатки. Для работы Z. предоставил мне отдельную небольшую комнату.

Когда я приходил в отведённое время, в комнате этой, на столике, поджидая меня, лежали: пара хлопковых перчаток, сама книга, несколько отточенных карандашей и стопка чистых листков бумаги. Z. был крайне педантичен.

За две-три недели я прочел книгу и сделал множество записей, которые необходимо было обработать, чтобы попытаться воссоздать хронологическую последовательность дневника. Я рассуждал так: пускай, это не все записи из утерянного документа, но такой бесталанный писатель постарался бы выжать из записей своего знаменитого дядюшки “все соки”. Закончив работу, я чувствовал себя исследователем, которому удалось вызволить из тьмы забвения то, что считалось давно утерянным. Сердечно поблагодарив Z., я принялся за кропотливую работу по восстановлению дневника Уильяма Дампира.

Прошло время, работа моя подходила к концу. Признаюсь, было жалко расставаться с ней, но в литературном творчестве, как только автор заканчивает книгу, она начинает существовать своей, отдельной жизнью…

Тогда и приснился сон. Всё в нём происходило будто наяву, и такое же чувство преследовало меня после пробуждения. Так вот…

   Картина в Лондонском музее

В здании Национальной галереи, на Трафальгарской площади, среди двух с половиной тысяч картин, висит портрет британского художника Томаса Мюррея. На портрете – немолодой человек в простом камзоле зеленого сукна, без парика, в правой руке у груди он держит красиво изданную книгу. Это единственный изящный предмет, нарисованный на портрете. У изображенного художником мужчины: длинные до плеч волосы, разделённые прямым пробором, крупный нос, волевой подбородок упрямца, плотно сжатые губы (нижняя – слегка выдается вперед) и тяжелый взгляд. Кое-кто принимает его взгляд за острый, проницательный и немного надменный; мне он кажется уставшим. Глядя на портрет, чувствуется, что повидал человек этот многое и был далеко не прост. Рядом с полотном висит табличка: “Уильям Дампир – пират и гидрограф”.

Как сплелись два таких различных рода занятий в одном человеке? Удивительно, зачем художник взялся писать портрет Уильяма Дампира? Ведь мало-мальски талантливый портретист той эпохи (да, в общем, и любой другой) старался заполучить заказ от знатных и влиятельных людей: венценосных особ, государственных  деятелей, знаменитых военных, прославленных писателей или поэтов, выдающихся ученых мужей, но уж никак не человека, чей род деятельности (пират и гидрограф) вызывает, по меньшей мере, недоумение.

Многие называют У. Дампира “самым известным в истории пиратом ”, “королём пиратов” –  вот нелепость! Ничего сколько-нибудь заслуживающего пиратского уважения или разбойничьей славы человек сей не совершил, мало того, подвиги его в качестве корсара(1) более чем скромны. Состояния грабежом и разбоем он не нажил, а капитаном был скверным (правда, штурманом и картографом – неплохим). В пиратской карьере Дампира одно лишь заслуживает внимания – он трижды! - принял участие в кругосветных плаваниях.

Ответы на вопросы эти скорее можно найти не в пиратском ремесле, а в другой области его деятельности, да ещё – в литературном таланте. Этот сельский выскочка, обладавший довольно склочным характером, невероятным упрямством и несомненной верностью выбранной цели, талантами, данными ему Господом Богом, сумел пробиться в Британское Королевское Общество, свести знакомство с могущественными людьми Англии, быть представленным Её Королевскому Величеству, королеве Анне. Шесть книг, написанных Уильямом Дампиром на основе личных дневников и наблюдений, стали бестселлерами ещё при жизни автора. Его знал Даниэль Де Фо, а Джонатан Свифт упоминал в своём бессмертном романе, что Лэмюэль Гулливер “был кузеном капитана Дампира”. Труды пирата-гидрографа по изучению ветров и течений в Тихом океане пользовались самым пристальным вниманием моряков и ученых ещё долгое время после смерти талантливого пирата. “Нелегко назвать имя какого-либо другого ученого или путешественника, который дал бы такое полезное описание мира, кому купец или моряк были бы столь же многим обязаны или кто передал бы свои сведения более простым и понятным языком. И это он сделал с замечательной скромностью, без жеманства и каких-либо выдумок”(2). А ещё Дампир был ботаником, зоологом, отчасти этнографом и основателем нового жанра в литературе – записок о морских путешествиях. Помимо этого, он выступал экспертом в Совете по торговле и плантациям по вопросам основания новых колоний и борьбе с пиратством. Личность такого масштаба, такой известности вполне подходила для портрета Томасу Мюррею.

Вот что я думаю относительно судьбы этого человека: то, к чему стремился Уильям Дампир всю свою жизнь (славе, признанию, положению в обществе), он получил сполна, но вовсе не так, как сам того хотел. Господь всё мудро устроил и уберег Дампира от легкой наживы, развращающей человека, разжигающей праздность и нежелание упорно трудиться и, в конце концов, губящей талант. А талант Уильяма Дампира не пропал, он воплотился в книгах-исследованиях, получивших справедливое признание и известность.

Впрочем, одним современникам, особенно из пиратского окружения, Дампир казался выскочкой, совершенно сумасшедшим и забиякой, готовым на любую жестокость, а также – лизоблюдом богачей. Другие его современники придерживались иного мнения: известный писатель и публицист той эпохи Джон Ивлин, так описывает Уильяма Дампира, с которым познакомился после издания первой его книги(3): “Он производит впечатление более скромного человека, чем можно было бы вообразить, учитывая среду, к которой он принадлежал. Он принес карту ветров Южных морей, составленную по его наблюдениям, и уверял нас, что подобные карты, до сих пор существовавшие, все были неправильны в части, относящейся к Тихому океану”.

Когда возникают такие, совершенно противоположные мнения о человеке, истина (для тех, кто желает её отыскать) находится где-то посередине. Все упомянутые качества, скорее всего, переплелись в Уильяме Дампире, и каждый круг, в котором он общался, замечал в нём лишь те качества, которые Дампир припас для этого круга. Но - человек не всегда является хозяином своего характера!                                                             

Откуда взялся Уильям Дампир и чем он занимался
                                 до того, как приобрел известность

Удивительно, что нигде не упоминается точная дата рождения Уильяма Дампира, известен лишь день его крещения – 5 сентября 1651 года. Родители его были мелкими арендаторами. Лет в четырнадцать Уильям остался сиротой (отец умер на несколько лет раньше матушки). Помимо Уильяма и старшего – Джорджа, в семье было двое сыновей: о них ничего не известно. Скорей всего, они умерли в младенчестве.                    
Местный сквайр, полковник У. Хеляр позаботился о юном Уильяме, отправив его в школу городка, лежащего недалеко от деревни Ист-Кокер в Сомерсетшире, где жили Дампиры. Закончив школу, Уильям – волей случая – попал на торговое судно юнгой, “удовлетворяя свою рано возникшую страсть увидеть мир”(4). Затем он принял участие в англо-голландской войне, где едва не погиб. После войны мысль отправиться к заморским землям на поиски богатств всё чаще приходила ему на ум, и он пошел путём, по которому суждено было пройти тысячам его сверстников в ту неспокойную эпоху, когда бродяги, землепашцы, горожане и прочий простой люд считали, что путешествие к заморским землям непременно сделает их богатыми.

Поэтому когда упомянутый полковник Хеляр, унаследовавший сахарную плантацию на Ямайке, предложил Уильяму отправиться туда торговым агентом, тот долго не раздумывал и согласился. Дампиру хотелось подзаработать деньжат, да вот только у управляющего плантацией были на сей счет иные планы: он не желал ни с кем делиться...

Скоро Уильям Дампир покинул плантацию и примкнул к ватаге заготовителей кампешевого дерева. Это были те ещё проходимцы: помимо торговли ценной древесиной, сброд сей не гнушался разбоем, нападением на небольшие городки и деревни испанцев, они забивали скот, похищали людей ради выкупа – одним словом, обогащались как могли. Около трех лет провел Уильям Дампир среди сих джентльменов.

Поднакопив денег, в августе 1678 года он возвращается в Лондон, покупает участок земли и женится на родственнице герцога Графтона, некой девушке по имени Юдифь. Был ли счастлив Уильям Дампир с молодой женой? Похоже – не совсем. Проходит несколько месяцев, и, задумав купить имение в Достершире, Дампир в 1679 году вновь отправляется на Ямайку, чтобы раздобыть денег. С Юдифью он более не встречался. Детей у них не было.

На Ямайке старый приятель Дампира, некий мистер Хобби, предлагает вновь заняться торговлей кампешевым деревом. Волею судьбы их корабль заходит в гавань Порт-Моранта, где на якоре стояла целая флотилия пиратских судов. “Адмиралом” у пиратов был Джон Кокс. Властям буканиры(5) заявили, что они негоцианты и собираются идти в Гондурасский залив за кампешевым деревом. На самом же деле – планировали взять приступом и ограбить Портобело, а здесь шла вербовка людей. На купцов эти пиратские физиономии походили мало, к тому же город наполнился слухами о предстоящем походе, да только городские власти, напуганные количеством полупьяных бандитов, не собирались вести расследование.

Едва команда корабля, на котором приплыл Уильям Дампир, прознала о планах пиратов, как весь экипаж судна мистера Хобби перешел к “джентльменам удачи”. Дампир, после некоторых раздумий, также склонился к мысли, что будет лучше всего отправиться вместе с остальными.

После доброй резни и славного грабежа в Портобело, пиратская флотилия распалась. Каждый вновь был сам по себе, как частенько и бывало у сих “джентльменов”. Дампир плавал под началом нескольких пиратских капитанов, приняв участие в разграблении ещё одного города – Санта-Мария. В результате бесславного штурма Панамы часть экипажа  Барталомью Шарпа вскоре покинулa судно капитана-неудачника. Среди них был Уильям Дампир. Капитан Шарп поступил весьма разумно, мирно отпустив половину своей команды восвояси, выделив им несколько лодок, амуницию, порох и припасы.

Высадившись на берег, пираты избрали себе в предводители Джона Кука – “разумного, очень интеллигентного человека, бывшего несколько лет приватиром(6) ”, - пишет в своем дневнике, который с того времени и начинает вести, Уильям Дампир. Надо признать, достаточно странно звучат слова “очень интеллигентный человек”, если принять во внимание, что сей “интеллигент” принимал участие в резне, учиненной пиратами в Портобело и в Санта-Марии.

Отряд Кука решает пройти сквозь джунгли к Карибскому берегу – отчаянные же были эти ребята! Впрочем, что им ещё оставалось делать, когда под носом маячили корабельные пушки капитана Шарпа, готового поквитаться с дезертирами?

С огромным трудом отряд прошел через девственные леса, совершенно незнакомую местность, преодолевая бурные реки. Уильям Дампир во время привалов заносил в свой дневник описания местной флоры и фауны, а также – жизнь и повадки индейцев, с которыми пиратам приходилось сталкиваться в джунглях. Мало того, он довольно часто вызывался возглавлять вылазки за провизией, заставляя своих спутников подробно рассказывать обо всем, что им приходилось видеть в зарослях. "Я понимаю, – писал Дампир, –  "походы за провиантом" не совсем обычный метод ученых изысканий, но зато вполне безопасный – ведь мои люди неплохая охрана для ученого. Мои своеобразные ассистенты частенько врут о своих открытиях, но я умею отличать ложь от истины".

Как видно, Дампир не рассматривает себя разбойником, но гордо именует ученым, а своих отпетых головорезов милостиво возводит в ранг ассистентов. Приходится признать, что Господь удивительнейшим образом смешал в одном человеке пирата и замечательного исследователя, обладающего острым умом. "Стараясь сберечь свои бумаги, я раздобыл большую бамбуковую трубку, которую с обеих концов законопатил(7), дабы в нее не попадала вода. В ней я хранил свои дневники и рисунки, когда на нас обрушивался дождь или приходилось плыть"(8).

23 дня отряд пробирался по джунглям и, наконец, вышел к побережью Карибского моря. 24 мая 1681 года они обнаружили пиратское судно французского капитана Тристьяна. Дампир вместе с несколькими измученными долгим и тяжелым переходом людьми присоединился к французским флибустьерам. Более трёх месяцев корабль капитана Тристьяна болтался у панамского побережья; здесь же, подобно акульей стае, кружили ещё с десяток пиратских судов. Добычи на всех не хватало. Вскоре Дампир оставляет Тристьяна и перебирается на корабль капитана Райта, записывая в дневнике, что ему “надоело жить с французами”.

Капитан Райт также не обладал особым везением, и половина экипажа покинула его судно (разумеется, Дампир был в их числе). На небольшом паруснике эти люди отправились в Северную Америку. Там Уильям Дампир трудился на табачных плантациях Виргинии, пока в апреле 1683 года в Часопикском заливе не появился корабль “Ривендж”, которым командовал старый приятель Дампира – Джон Кук.

«23 августа 1683 года,— записал Дампир в дневнике, — мы отплыли из Виргинии под командованием капитана Кука, направляясь в Южные моря». Очень скоро пришел черед разбою и грабежу: недалеко от побережья Виргинии пираты “ощипали” голландское судно, затем, совершив переход к берегам Африки, они повстречали датский фрегат. С помощью обманного маневра пираты взяли фрегат на абордаж. В трюме датчане везли на невольничий рынок негритянских женщин: можно представить, что творилось тогда на борту фрегата… Интеллигентнейший капитан Кук, с одобрения команды, после разнузданной оргии дал кораблю новое имя – “Услада холостяка”; прежнее свое судно пираты сожгли. Затем они вновь пересекли Атлантику, обогнули мыс Горн и вошли в Тихий океан. В начале июля 1684 года умер Джон Кук. Капитаном выбрали quartermaster’a(9) Эдварда Дэвиса.

Перебравшись с “Услады холостяка” на корабль Чарльза Свана, Дампир плавал с ним до марта 1686 года, пройдя Тихий океан до острова Гуам и Филиппин. У острова Минданао часть команды ушла от капитана Свана (конечно же, Дампир был среди дезертиров) и выбрала себе главарем Джона Рида.

“Сигнит”, корабль капитана Рида, ограбил несколько испанских судов у Филиппин, затем отправился в Сиамский залив, достиг Тайваня и взял курс на Новую Голландию(10).

5 января 1688 года пираты высадились на пустынном северо-западном берегу. Они провели там около двух месяцев. Дампир не терял времени даром: он предпринял вылазку в глубь тех земель, описал невиданных доселе животных: фламинго, морского льва, морского слона, морского котика. Он изучил ветры-пассаты и выдвинул теорию их возникновения; исследовал течения в южной части Тихого океана и первым из англичан описал австралийских аборигенов: “Жители страны самые жалкие люди на свете. Готтентоны Мономотапы хотя и безобразные люди, но по сравнению с ними выглядят просто джентльменами”. А ведь всё это делал пират и сын фермера, едва получивший сносное образование и неизвестно каким образом воспылавший страстью к научным исследованиям. Воистину, неясны нам пути твои, Господи!

В марте 1688 года пиратское судно покинуло воды Новой Голландии и отправилось к Суматре. Здесь Дампир решает покинуть “Сигнит”, где деспотичная власть капитана сплелась с беспробудным пьянством экипажа. Его утомила эта “сумасшедшая команда”. У Никобарских островов капитан Рид разрешает Дампиру и нескольким матросам-малайцам покинуть корабль. Раздобыв у туземцев каноэ, они выходят на утлой лодочке в открытое море, чтобы добраться до султаната Аче, на севере Суматры. Такое безумие могли совершить только отчаянные головы и отважные сердца. Несмотря на шторм, который едва не погубил этих храбрецов, они добрались до цели. “Тяжелые размышления о прошедшей жизни пронеслись в моей душе, и я с ужасом омерзения оглянулся на свои прошлые поступки, от которых и раньше испытывал стыд”, – занес тогда в свой дневник Дампир. Если верить его записям, на берег из крохотного каноэ вышел совершенно переменившийся человек.

Быть может, Дампир и покончил (или же, только писал, что покончил?) с пиратством, но ему нужно было как-то существовать. Некий капитан Уэлдон, с которым Дампир познакомился в Аче, предложил принять участие в торговом рейсе в Тонкин. Там Уильяма Дампира едва не убили за неподобающее поведение на церемонии похорон. Затем последовали путешествия в Малакку и Мадрас, и, наконец, он устроился бомбардиром в голландскую факторию Бенкулу, на западном побережье Суматры.

Похоже, суша не могла удержать морской души У. Дампира на долгое время: в январе 1691 года он бежал, прихватив свои записи и мальчика-раба. Этот побег напоминал приключение из авантюрного романа: "Я вылез ночью через бойницу в стене форта. Меня ждал корабль, я захватил дневник и большую часть зарисовок"(11). На судне капитана Хита, взявшегося доставить соотечественника на родину, Дампир пересек Индийский океан, вышел в Атлантику и в сентябре 1691 года вернулся в Лондон, который покинул 12 лет назад.

К Уильяму Дампиру приходит известность, слава
                         и расположение сильных мира сего

  16 сентября 1691 года Уильям Дампир ступил на родную землю. В карманах у него было пусто. Единственным ценным имуществом являлся “раскрашенный принц” – мальчик по имени Джоли, татуированный с ног до головы причудливыми рисунками, да ещё зарисовки, записи и дневник, который Дампир вел много лет. Дампир рассчитывал получать деньги за показ иноземного мальчугана, покрытого удивительными татуировками, но бедняга Джоли не вынес сырого климата и умер. Стоит отметить, что все деловые начинания Уильяма Дампира заканчивались крахом.                                               

Точно неизвестно, сам ли Дампир решил написать книгу или мысль эту заронил в его сознание кто-либо из слушателей, кому У. Дампир читал свои записи. Как бы там ни было, в феврале 1697 года издатель Джеймс Нептон выпускает книгу “A New Voyage Round the World”. Она принесла автору широкую известность. То обстоятельство, что бывший пират посвятил книгу президенту Королевского Общества, несомненно, сыграло роль в дальнейшей карьере Дампира. Уже летом 1697 года он получает должность в таможне, и его приглашают консультантом в Совет по торговле и плантациям. Привлекали Уильяма Дампира  в качестве эксперта по вопросу борьбы с пиратством в районе Мадагаскара. Популярность этого морского разбойника (о чем уже никто не хотел вспоминать) росла, точно на дрожжах. Многие высокопоставленные люди желали видеть новоиспечённую знаменитость, а из всех углов доносились разговоры, что сам король снаряжает судно для экспедиции. Корабль сей, водоизмещением 200 тонн, с 12-ю пушками и полсотней человек команды, именуется “Роубак”. Руководить научной экспедицией, разумеется, поручено капитану Уильяму Дампиру.                                                                           

4 января 1699 года “Роубак” вышел в открытое море и взял курс на Канары. Задачей экспедиции было исследовать берега Новой Голландии и Новой Гвинеи. Только вскоре обнаружилось, что корабль стар, корабельный плотник ничего не смыслит в своём деле, штурман – плох, а первый помощник – лейтенант Джордж Фишер – клянет судьбу, которая послала ему в командиры бывшего пирата. Неприязнь лейтенанта вышла наружу в открытой Атлантике: он прилюдно обозвал капитана “негодяем” и “старым пиратским псом”. “Старик” набросился на опрометчивого лейтенанта, одной только тростью загнал его на полубак, да там и запер в каюте. На Фишера надели кандалы, а по прибытии в Бразилию Дампир попросил португальского губернатора поместить “бунтовщика” в тюрьму. Быть может, капитан Дампир поступил чересчур сурово, но чего собственно ожидал этот лейтенант, тем более от бывшего пирата, который хорошо знал, чем может обернуться неповиновение в открытом море?

Дальнейшее плавание до Новой Голландии прошло спокойно. Экспедицией были открыты острова, проливы, нанесены на карту новые территории. Сам Дампир вел дневник. Он описал птиц Новой Голландии и неплохо зарисовал их. Ещё он собрал коллекцию местной флоры. Кто и когда обучил его этому?
На обратном пути прогнивший корпус начал давать обильную течь, и в феврале 1701 года Уильям Дампир вынужден был посадить корабль на мель в Атлантике, у острова Вознесения. Он спас научные записи, образцы и даже гербарий, но потерял все своё личное имущество. Экипаж не пострадал. Через месяц их подобрала английская флотилия в составе торгового корабля ост-индийской компании и трех военных судов.                              

В августе 1701 года команда и капитан “Роубака” вернулись на родину. В Лондоне Уильяма Дампира поджидали: слава исследователя новых земель, успех второй книги “ Voyages and Descriptions”, которая была издана во время его отсутствия, и вызов в адмиралтейский суд по обвинению, выдвинутому лейтенантом Джорджем Фишером.

Неприятности, которые серьезно не затрагивают У. Дампира, и новые путешествия

8 июня 1702 года в Спитхеде, на борту корабля “Ройал Соверен” собрался суд, чтобы разобрать дело лейтенанта Дж. Фишера против капитана У. Дампира. В состав суда входило 4 адмирала и 33 капитана – собрание довольно представительное. Председательствовал адмирал сэр Джордж Рук. В ходе разбирательства суд признал вину капитана Дампира в жестоком обращении со своим первым помощником и постановил: “упомянутый капитан Дампир не тот человек, который может быть использован как командир какого-либо корабля флота Ее Величества”. Кроме того, Дампир должен был заплатить штраф в размере трёх годовых зарплат. После этих событий имя лейтенанта Фишера более не встречается в исторических документах.                                                                         Опустошив сбережения капитана Дампира, приговор не нанес урона его репутации. Уже весной 1703 года лорд-адмирал принц Джордж представил Дампира королеве Анне, в связи с изданием первой части новой его книги “A Voyage to New Holland ”. 16 апреля 1703 года “The London Gazette” в своем номере сообщала: “Незадолго до того, как отправиться в новое плавание к берегам Вест-Индии, Уильям Дампир удостоился чести приложиться к руке Ее Величества”.

В газете была опубликована намеренная дезинформация, предназначенная для испанских шпионов. На самом деле целью экспедиции было каперство(12), но не в Карибских водах. Дампир, оставшись без средств, сумел убедить бристольских купцов снарядить судно для захвата “манильского галеона”, в самых радужных красках описав размеры возможной добычи.

30 апреля 1703 года в город Кинсейл (Ирландия) отправился 26-пушечный корабль “Сент Джордж” с командой в 120 человек; там они дожидались, пока к плаванию не подготовится галера “Синк порт” под командованием капитана Чарльза Пикеринга. В сентябре оба судна покинули порт, взяв курс на юг, затем пересекли Атлантику и подошли к берегам Бразилии.

Здесь неожиданно умер капитан Пикеринг; место его занял Томас Стрэдлинг. Первым помощником становится Александр Сэлкирк, моряк с весьма скверным характером. В Тихом океане, на островах Хуан-Фернандес приватиры отдохнули от трудного перехода и, пополнив запасы, принялись искать испанские и французские суда. Добыча их была смехотворна. Тогда капитан Дампир, припомнив свои пиратские подвиги, составил план набега на богатый город Санта-Марию, который он уже захватывал в составе пиратской шайки четверть века назад.

Поход не оправдал надежд. Испанцы были оповещены и успели приготовиться к бою. Их силы превосходили англичан, и те, попав в засаду, ни с чем вернулись на свои суда. После этой неудачи “Сент Джордж” и “Синк порт” разделились. Корабль Стрэдлинга ушел на юг, где попал в бурю и затонул. Все погибли, кроме желчного Александра Сэлкирка, который незадолго до гибели судна и экипажа разругался со Стрэдлингом и потребовал высадить себя на безлюдном острове, только чтобы не видеть ненавистного капитана.                                                                            

Уильям Дампир на “Сент Джордже” занялся мелким разбоем и грабежом – тем, чем он промышлял, когда был членом пиратских команд. Они захватили 10-тонный барк, которому дали название “Дракон”. Его капитаном Дампир назначил некоего Джона Клиппертона. Пока команда “Сент Джорджа” кренговала(13) и ремонтировала судно, капитан “Дракона” захватил 40-тонный испанский корабль. Поразмыслив, сей Клиппертон скрылся на нем с большей частью своей команды, прихватив почти половину провизии и снаряжения, принадлежавшего Дампиру, а также и Letters of Marque(14). 

С конца октября капитан Дампир крейсировал севернее Акапулько, точно одержимый, захваченный одной целью – не упустить “манильский галеон”. Его рассказы о богатствах на борту “испанца”, о безбедной жизни до самой смерти, о славе, которая ожидает их в Англии, взвинтили нервы команды до предела. Каждый матрос видел себя в мечтах чуть ли не лордом, но никто и думать не желал о том, что он может погибнуть в бою.

Галеон появился на горизонте 6 декабря 1704 года. Все попытки захватить его успеха не имели. Вместе с пробитыми бортами, испанские ядра разнесли в прах мечты английских корсаров о богатстве. Тогда ярость команды вырвалась наружу – многие требовали возвращения на родину. От бунта спасло решение капитана о разделении команды: 35 человек на “Драконе” отправились в обратный путь, остальные 27, отремонтировав “Сент Джордж”, согласились продолжить корсарский промысел. Их ждал успешный набег на остров Пуна.
Разграбив испанские асьенды и захватив бригантину, команда Уильяма Дампира ушла на ней вместе с награбленным в воды Голландской Индии(15). “Сент Джордж” бросили в Панамском заливе вместе с несбывшимися мечтами. Трофейную бригантину англичане переименовали в “Уиндикейшн”(16) – слабое оправдание перед теми, кто снарядил экспедицию. В довершение несчастий, голландские власти Батавии(17) задержали судно и арестовали капитана Дампира, обвинив его в пиратстве. Но он сумел доказать, что не вел пиратской деятельности. В Англию “Уиндикейшн” прибыл только в конце 1707 года. Добычи не хватило, чтобы покрыть расходы на экспедицию. В качестве капитана Уильям Дампир более не выходил в море.

Оставшись без средств к существованию, У. Дампир недолго оставался на суше. Уже в следующем году он принял участие в корсарской экспедиции капитана Вудса Роджерса, в качестве штурмана. 1 февраля 1709 года корабль капитана Роджерса подобрал Александра Сэлкирка, который провел на необитаемом острове четыре с половиной года(18). В Англию экспедиция Вудса Роджерса вернулась в 1710 году. На долю Уильяма Дампира из захваченной добычи пришлось 1500 фунтов. Он постарел, морские путешествия давались ему непросто, да и покоиться  хотелось на суше, а не в морской пучине...

Остаток жизни Уильям Дампир провел в уединении. Он поселился на Колмен-стрит в Лондоне, где и жил до самой своей смерти. От прежней громкой славы не осталось и следа. Те, кто раньше желали знакомства, позабыли о его существовании. Круг общения сузился до кузины Грейс Мерсер, которая ухаживала за ним, и старшего брата Джорджа. Им У. Дампир  завещал свое имущество и участок земли.

Умер Дампир в марте 1715 года. Указанное в завещании движимое и недвижимое имущество продали, чтобы погасить оставшийся за покойным долг в 2000 фунтов. Место погребения Уильяма Дампира ныне неизвестно.

 

Так вот, мне приснилось, будто бы я разговариваю с мистером Дампиром. Где, в какой обстановке – не помню. Помню, в руках мы держали стаканы. Разговор вел я, а господин Дампир внимательно слушал, изредка высказывая свои мысли по вопросу, вокруг которого шла наша беседа. Кажется, там во сне, мы хорошо знали друг друга. Выглядел мистер Дампир так, как Томас Мюррей изобразил его на портрете, только взгляд был более живой, веселый…Помню, я спросил его: “Что Вы думаете по этому поводу?” Мистер Дампир улыбнулся в ответ, поставил стакан и вышел.

На этом сон мой кончился.

1 –  частные лица, которые с разрешения властей воюющего государства использовали вооружённое судно (называемое капером, приватиром или корсаром) с целью захватывать купеческие корабли неприятеля, а в известных случаях — и нейтральных держав. То же название применяется к членам их команд.

2 – английский историк тихоокеанских открытий, адмирал Сесил Барни.

3 – A New Voyage Round the World (1697).

4 – из дневника У. Дампира.
5 –
buccaneer (англ.) - название пирата в водах Америки.

6 – английское название капера или корсара.

7 – в таких трубках буканьеры (не путать с буканирами) хранили порох.

8 – из дневника У. Дампира.

9 – (англ.) первый заместитель капитана, он же – командир абордажной команды.

10 – Австралия.

11 – из дневника У. Дампира.

12 – частное лицо, получившее от государства лицензию (грамоту, патент) на захват и уничтожение судов неприятельских и нейтральных стран в обмен на обещание делиться добычей с нанимателем.

13 – кренить, наклонять судно набок в целях осмотра, окраски или ремонта подводной части.

14 – каперское свидетельство (лицензия, патент).

15 – Индонезия.

16 – (англ.) оправдание.

17 – Джакарта.           

18 – его история легла в основу знаменитого романа Даниэля Де Фо “Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка…”

 

Кулаков Сергей Анатольевич. Родился в 1964 г. в Архангельске. Закончил театральный институт. Работал актером. Пишу стихи, прозу, пьесы, перевожу англоязычных поэтов. Публиковался в журналах: «Сибирские огни», «Союз писателей» (Харьков), «Южная звезда».                              

                                                                                    

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1010 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru