litbook

Non-fiction


Ури Мильштейн: За кулисами операции "Защитная стена". (Перевод — Ontario14)0

Приблизительно через 8.5 лет после того, как министр иностранных дел Шимон Перес и его заместитель Йоси Бейлин заставили премьера Ицхака Рабина подписать, вопреки его воле, "соглашение Осло", Арик Шарон фактически (но не формально) его отменил. Главным практическим последствием Осло была передача 18% территории Иудеи, Самарии и Газы (т.н. "территория А"), включающей в основном города, под полный контроль Арафата и прибывших с ним из Туниса отрядов. В ходе операции "Защитная стена", начавшейся 29 марта 2002 года и закончившейся 10 мая того же года, ЦАХАЛ вновь занял всю Иудею и Самарию и с тех пор полностью контролирует эту территорию. В правительство, решившее фактически отменить Осло, Шимон Перес, получивший за соглашение Осло нобелевскую премию, входил в качестве министра иностранных дел и заместителя премьера...

 

Стражи исламской революции на "территориях"

 

Выясняется, что фактическая отмена Осло проведена Шароном с согласия президента США Буша, который находился все еще под впечатлением 9/11, и поведения Арафата. Что такого именно сделал Арафат? Привожу ниже свидетельство тогдашнего начальника генштаба генерал-лейтенанта в отставке Шауля Мофаза:

 

Шауль Мофаз

 

"В течение нескольких месяцев, во второй половине 2001 года, мы следили за попытками Арафата купить оружие в Иране. Он подготовил точный список, включавший в себя разные виды противотанкового оружия, общим весом 50 тонн, в т.ч. 2 тонны новейшего сорта взрывчатки. Все это было погружено на судно 'Карин А' в иранском порту Киш. В обмен на это, Арафат обязался предоставить 'Стражам исламской революции' плацдарм в Иудее и Самарии. Мы захватили это судно 3 января 2002 года в Красном море (операция 'Ноев ковчег') и обнаружили все оружие из упомянутого списка. Арик приказал передать информацию американцам. Затем в США направилась делегация во главе с начальником исследовательского отдела АМАН, бригадным генералом Йоси Купервассером со всеми материалами по этой истории. Через несколько дней Арик сказал мне: 'Дело там не двигается. Мы объясняем, но они не понимают. Одевай парадный мундир, езжай в Америку с самыми секретными документами этого дела, покажи им все, все подробно опиши и оставь материалы им.' Я спросил Шарона: 'Почему бы не послать одного из министров?' Шарон ответил: 'Езжай ты! Ты сидел в Боинге, в командном пункте операции  — ты и расскажешь американцам все'.

 

Я поехал. Это была моя первая встреча с Кондолиссой Райс в Белом доме. Я показал ей все материалы, рапорты, видеофильмы о захвате судна. Не нее это произвело большое впечатление. Он попросила меня подождать и побежала показать все материалы президенту. Я ждал час. Кондолисса вернулась и сказала, что они просят оставить все материалы у них. Согласно инструкциям Арика, я согласился. Переданные материалы стали основой для заявления, сделанного Бушем вскоре, о 'необходимости смены палестинского руководства'. Это имело огромное влияние. Арафат был скомпрометирован не только в наших глазах, но и в глазах американцев. И нам и им было ясно, что Арафат возглавляет террор."

В своей книге "Длинный короткий путь", заместитель Мофаза, сегодняшний министр обороны Буги Яалон писал: "До истории с 'Карин А' Арафат пользовался этой дырой ( неграмотностью специалистов государственного департамента США  — У.М.). Но затем отношение Буша к Арафату поменялось."

 

"Готовь Иудею и Самарию к войне"

 

В 1996 году подполковник Галь Хирш закончил командовать подразделением спецназа "Шальдаг". За время его командования, это подразделение получило, в присутствии президента Страны, три награды от начальника генштаба  — за героизм при проведении секретных операций. В качестве премии, начальник генштаба Липкин-Шахак включил Хирша в узкую группу офицеров, направленных на обучение на степень магистра управления бизнесом в тель-авивском университете. После учебы, Хирш должен был получить должность командира территориальной бригады в Ливане. Однако, по его словам, вызвал начальник генштаба и сказал: "Ты мне нужен в Иудее и Самарии. Я думаю, что политический процесс застопорился. Произошли столкновения из-за открытия туннеля вдоль Стены Плача. Твоя задача  — подготовить Иудею и Самарию к войне." Хирш вступил в должность и получил аналогичные указания от командующего Центральным округом Буги Яалона и командующего всеми частями Иудеи и Самарии бригадного генерала Ицхака Эйтана.

Хирш: "Ицик и я превратили штаб сил ЦАХАЛ в Иудее и Самарии в дивизию, создали батальоны и территориальные бригады, боролись с террором. Тогда я был тяжело ранен и год провел в госпитале. Затем я вернулся на службу, имея 59%-ю инвалидность."

Генерал в отставке Ицхак Эйтан: "В событиях вокруг туннеля в Иерусалиме (1996) ЦАХАЛ действовал по стандартной схеме и у нас было много убитых. Изменения стали возможны благодаря бригадным генералам  — д-ру Шимону Наве и Довику Тамари. Они разработали систему, которая на практике выражалась тем, что мы называем 'децентрализованный бой'('лехима мевузерет'). Соглашения Осло привели к тому, что на 'территориях' появились сотни вооруженных людей. Ясно было, что в следующий раз камнями, как в первую интифаду, дело не ограничится. Мы будем иметь дело с вооруженными огнестрельным оружием боевиками. Галь Хирш был моим начальником оперативного отдела  — и в Иудее и Самарии, и в Центральном округе. Мы вместе разрабатывали новую тактику в преддверии ожидаемого столкновения."

 

 

Ицхак Эйтан

 

 Шауль Мофаз возглавил генштаб в 1998 году. По его словам, "согласно анализу АМАН, ШАБАК и Моссада, в 1999 году ожидалась еще одна 'интифада'. Я объявил 2000 год годом готовности и приказал всем частям готовиться к исполнению как вторичных, так и главной задачи... Подготовка должна была включать и перевооружение. Все это должно было стоить 600 миллионов шекелей. Премьер-министр Барак сказал, что денег нет и вот-вот будет мир с Сирией и палестинцами. Я был вынужден пойти на урезание бюджета во всех родах войск, чтобы провести указанную подготовку. Вторая интифада началась в конце 2000 года, но, несмотря на это, с правительством Барака не было серьезных обсуждений возможности применения регулярной армии в Иудее и Самарии. В феврале 2001 года состоялись всеобщие выборы и премьером стал Арик Шарон. С этого момента началось рассмотрение опций, которые могут встать перед ЦАХАЛ. Мы показали Арику наши разработки, он много ездил по территориям и решил следующее: 'Если ситуация будет невыносима, нам придется занять снова всю территорию Иудеи и Самарии.'"

Перед переходом Буги Яалона с поста командующего Центральным округом на пост заместителя начальника генштаба, он назначил Галя Хирша начальником оперативного отдела штаба Центрального округа. В своей книге "История войны, история любви" Хирш писал, что "Буги захотел, чтобы я занял эту должность. Надо было возглавить реформу в оперативной работе округа  — больше атаки, инициативы. Надо было готовить оперативные планы перед лицом ожидавшихся крупных событий. Я согласился."

 

"Мы  — опустившаяся армия"

 

В июле 2001 года бригадный генерал Ицхак (Джерри) Гершон возглавил территориальную дивизию Иудеи и Самарии. До этого он командовал 98-й дивизией парашютистов, специализирующейся на операциях при десантировании с вертолетов.

Гершон: "В первые полтора года интифады ЦАХАЛ выглядел беспомощным. Через две недели после вступления в должность я собрал в Рамат-Рахель всех комбригов и комбатов, находившихся в Иудее и Самарии и слушал их 6 часов. Они были на грани отчаяния. Жаловались на отсутствие технических средств и на отсутствие позволения действовать. Один из комбатов сказал: 'Мы  — опустившаяся армия!' Выслушав всех, я сказал: 'Опустились  — лишь те, кто находится в этом зале. Мы должны действовать, а не сваливать вину на начальство. Будем работать с тем, что есть  — а у нас есть с чем! Будем делать дело самым лучшим образом, и это возможно. Иудея и Самария будут основной целью наших учений. Мы победим палестинский террор. В наших СМИ говорят, что невозможно победить террор. Я говорю  — можно. Я требую от вас  — больше инициативы'. За 2 года, пока я командовал войсками в Иудее и Самарии, мы провели 2357 операций".

 Вопрос Ицхаку Гершону: "Для проведения операций ЦАХАЛ должен был заручиться разрешением политического руководства? Вышестоящих генералов ?"

"Меня разрешения не интересовали. Я пришел на этот пост, чтобы победить террор. Входя в лагерь беженцев и хватая террористов прямо в их постелях, мы показывали, что это возможно и это влияло на правительство и генштаб, вселяло в них уверенность. Арик Шарон требовал от нас проявлять инициативу, и не думать о политических последствиях. После моего вступления в должность, он пригласил меня в свой кабинет. Присутствовали там командующий войсками в Газе, командующий Южным округом и командующий Центральным округом. Арик сказал: 'Я ожидаю, что вы обуздаете террор!' Я действовал так, как меня учили в парашютных частях. Мофаз меня полностью поддерживал.

Нашими партнерами были ШАБАК. Подразделение 'Дувдеван', под командованием Эяля Вайса (случайно погиб во время одной из операций), входило в лагерь беженцев Балата в Шхеме, а также в другие лагеря, и проводило операции в стиле Джеймса Бонда. Когда накопилась уверенность, 35-я регулярная парашютная бригада, под руководством Авива Кохави, полностью заняла Балату (27 февраля 2002 года), место, от которого все были в ужасе. В этой операции Кохави проявил инициативу, творчество  — все качества, которыми известны парашютисты. Выяснилось, что ЦАХАЛь  — не такая уж и 'опустившаяся' армия".

Через два дня Кохави подвел итог операции, в которой он применил 'гусеничную тактику' (проход в дома и из дома в дом через пробитые отверстия в стенах  — Эяль Вайс действовал так в той же Балате до него): "Балата, казавшаяся неприступной, сопротивлявшаяся всеми силами, сдалась. Тигр оказался котом. В лагере почти не осталось ни одного места, куда мы бы не проникли. Наш месседж ясен  — террору нигде не скрыться от ответственности, если надо  — мы пройдем сквозь стены."

Информация, которую передали ЦАХАЛу и ШАБАКу захваченные в Балате террористы, улучшила качество наших операций и способствовала полному занятию Иудеи и Самарии в ходе операции "Защитная стена".

 

 

Ицхак (Джерри) Гершон

 

Операция, которую провел Кохави, произвела большой шум в ЦАХАЛ. В 2005 году, на конгрессе архитекторов и философов в Барселоне попросили бригадного генерала д-ра Шимона Наве, военного интеллектуала и теоретика, представить модель "войны в городе в эпоху пост-модернизма". Наве продемонстрировал операцию Кохави в Балате и присутствующие были просто потрясены. По словам Наве, "Кохави задумался о проблеме, как если бы он был теоретиком стратегии, а не комбатом, ответственным за решение тактических задач. Серьезность проблемы заставила его думать как стратег. Он понял, что существующие тактические руководства ему не помогут и он должен найти что-то новое. Проход через проломы в стенах не были чем-то новым. Он ушел от линеарной геометрии... Он разделил бригаду на 13 частей и вошел в Балату в 13 пунктах. Террористов надо было заставить выйти на улицы  — там они или уничтожались или захватывались в плен. В такой сложной операции парашютисты потеряли лишь одного бойца"

 

Авив Кохави

 

Подробности операции Кохави изложил перед генералами американской армии, которые также были весьма удивлены.

 

"Необходима эскалация"

 

Вскоре после того, как Яалон назначил Хирша начальником оперативного отдела Центрального округа, самого Яалона назначили заместителем начальника генштаба ЦАХАЛ, а его место занял Ицхак Эйтан. В постоянном диалоге с подчиненными офицерами, Хирш сформулировал свою программу действий...

Вместе с Джерри, в течении года было проведено множество операций, самой известной из которых была захват Балаты.

Хирш: "Был резкий спор вокруг утверждения занятия Тулькарема бригадой НАХАЛь, которой командовал Яир Голан (впоследствии  — зам. начальника генштаба). План действий был подготовлен мною заранее и без разрешения начальства. После теракта на бат-мицве в Хадере 16 января 2002 года, когда террорист с автоматом ворвался в банкетный зал `Армонот Давид`, выстрелил в охранника и потом в гостей, убил 6 и ранил десятки, я решил ехать в генштаб и получить разрешение. Ицик Эйтан сказал мне, что я потеряю время и шансов на получение разрешение у меня нет. Я все-таки поехал. Вломился на совещание по оперативным вопросам. Я имел особый статус для генштаба, вне зависимости от моего звания (полковник). Меня считали `мистер спецоперации` и `мистер центральный округ`. Я положил на стол карты и оперативные планы и потребовал разрешить занять город, откуда вышел террорист. Я им сказал: `вот что надо делать, когда убивают людей в Хадере. Мы должны перейти на новую ступень`. Амос Гилад, Дан Харэль и Гиора Айланд выступили против и предлагали снизить интенсивность операций. Поднялся шум, мне говорили `Что будет с того, что займем город?!` Я еще ни разу не был в таком гневном настроении. Мофаз операцию разрешил. Я вышел на улицу и почувствовал, что сейчас упаду в обморок. Айланд подошел ко мне и спросил `Что случилось, Галь? Все были заодно, но ты появился и все пошло прахом!` Я позвонил Ицику и сообщил о произошедшем. Затем приказал Голану начать операцию и добиться успеха, т.к. в обратном случае такую операцию нам больше не разрешат. Он добился успеха  — и еще какого!"

 

 

Галь Хирш

 

После избрания Шарона премьер-министром, люди, связанные с "подразделением 101" или с его концепцией, возглавили армию. Кроме отца "концепции 101" Шарона, это были министр обороны Биньямин ("Фуад") Бен-Элиэзер ( в прошлом командир "саерет Шакед"), начальник генштаба Шауль Мофаз (в прошлом  — комбриг 35-й бригады), заместитель начальника генштаба Моше ("Буги") Яалон (в прошлом  — также комбриг 35-й бригады ), командующий Центральным округом Ицхак Эйтан (в прошлом  — комбат в "НАХАЛь муцнах", десантная часть НАХАЛь), командующий войсками в Иудее и Самарии Джерри Гершон (в прошлом  — комбат десантного 202-го батальона) и Галь Хирш (в прошлом  — комбат десантного 202-го батальона и подразделения ШАЛЬДАГ). Все друг друга знали, все друг другом командовали и друг друга понимали с полуслова. В 2001 году они подготовились к нанесению мощного удара по ословским соглашениям  — к операции "Защитная стена".

Одеяло для Иудеи и Самарии

 

У генштаба было несколько сценариев для антитеррористической операции в Иудее и Самарии: "Терновое поле  — Алеф" ("Сде коцим"), "Терновое поле — Бет" и др.

Согласно Хиршу, "Я осознавал, что генштабовские планы  — 'еще рейд, еще точечная ликвидация'  — не решат проблему. После одного из пятничных заседаний в штабе Центрального округа, я сказал Ицику Эйтану: 'Так дальше не может продолжаться. Надо подготовить операцию, которая решит проблему'. Он ответил: 'Нам никто не разрешит'. В тот же день я решил разработать соответствующий план, который я назвал 'Другое поле', а потом поменял название на 'Защитная стена'  — словосочетание из песни Хаима Хефера 'Меж границ'

 

Маленьким и слабым откроются врата,

Бедняку и старику мы — защитная стена

 

Целью плана было  — парализовать террористов быстрым нападением на них большими силами (5 дивизий). В основе лежал 'принцип одеяла': Иудея и Самария горят, надо набросить одеяло на огонь..."

 Несмотря на то, что "Защитная стена", после захвата "Карин А" и компрометации Арафата, получила легитимацию американцев, Арик Шарон, помня Ливанскую войну и события в Сабре и Шатиле, захотел заручиться поддержкой у израильской левой. Такая поддержка была получена в пасхальный Седер 27 марта 2002 года, когда произошел теракт в отеле "Парк" в Нетании. Тогда, во время чтения Агады, погибли 30 и были ранены 160 израильтян. Это был самый тяжелый теракт за всю историю Израиля.

 

 

Биньямин ("Фуад") Бен-Элиэзер

 

 Министр обороны Фуад Бен-Элиэзер и командующий центральным округом Ицик Эйтан проводили Седер с 890-м батальоном в ешиве Мидрешет Гило, около Бейт-Лехема.

Бен-Элиэзер: "Через 15 минут после начала Седера, секретарь передал мне записку  — '30 убитых'. Я сказал себе, что терпеть дальше это не буду. Я вернул жену и детей домой и помчался в Кирию. Собрал военную канцелярию и генштаб. Все явились в гражданской одежде. Все согласились, что данная ситуация продолжаться далее не может. Вопрос был: что делать? Я позвонил Арику Шарону на ферму. Он был бешенстве. Еще до того у него была идея выслать Арафата и разрушить Мукату (бывшее здание британской полиции в Рамалле, резиденция правительства автономии и место жительства Арафата). Арик был человеком, привычным к немедленной реакции, к разрушению, но до этого Седера, условия еще не созрели. Мы пришли к выводу, что нет иного выхода, кроме как возвращение ЦАХАЛ на всю территорию Иудеи и Самарии. После совещания в моей канцелярии, мы все направились в резиденцию премьера. Решили отреагировать со всей мощью и начать 'Защитную стену'. Назавтра я провел два совещания, чтобы подготовить операцию. Первое совещание, днем, одобрило общую идею. Второе, под вечер, определило график и распределение сил. Оттуда я побежал к Арику и с окончанием праздника началось бурное заседание правительства, продолжавшееся всю ночь. Арик требовал изгнания Арафата. Я был против. Я не видел в этом никакого смысла. Поднялся большой шум. Арик стал уступать после выступления Амоса Гильада, который меня поддержал. Обсуждали вопрос по Мукатъе  — сносить или нет, если нет, то 'какую стену таки да снести'. В конце заседания, операция была одобрена, при двух воздержавшихся министрах  — Шимоне Пересе и Матане Вильнаи."

Галь Хирш проводил Седер у тещи в Петах-Тикве. Он писал в своей книге: "Меня вызвали в Кирию и там я сразу же представил план 'Другое поле'... Нам разрешили начать с Рамаллы и постепенно продолжать дальше. По пути в Иерусалим, стало известно, что принято стратегическое решение и палестинский террор будет побежден."

 

Столица террора

 

Операция "Защитная стена" началась 29 марта 2002 года, через два дня после теракта. Шхем считался "столицей" террора в Иудее и Самарии, а "касба" (т.е. "старый город") Шхема являлась центром террористической активности. Считалось также, что захват "касбы" будет сопряжен с большими трудностями и значительными человеческими жертвами. Приказ овладеть Шхемом получила дивизия 720 под руководством бригадного генерала Амоса Бен-Авраhама. Приказ захватить Рамаллу и Бейт-Лехем получил Джерри Гершон, который сразу же пожаловался начальнику генштаба Буги Яалону, что не получил Шхем. Буги передал Шхем Джерри, а Бейт-Лехем  — Бен-Аврааму.

 

 

Операция "Защитная стена". Дженин

 

Генерал в отставке Джерри Гершон: "В военной истории можно встретить не так много сражений, подобных взятию Шхема в ходе операции 'Защитная стена'. Захват 'кошмарной' касбы осуществлялся тремя батальонами парашютистов, тремя батальонами 'Голани' и танковым батальоном, составленным из запасных. Все это происходило на весьма маленькой территории. Авив Кохави, камандир парашютистов и Чико Тамир, командир 'Голани', были лучшими комбригами, которых я мог только пожелать  — умными и смелыми. Мне и ранее доводилось ими командовать. Между нами было полное взаимопонимание, что является необходимым условием для успешного ведения боевых действий. Мой план был такой: сначала взять Рамаллу и не спешить разбираться с Шхемом, чтобы террористы подумали, что мы боимся связываться с этим городом, и побежали бы туда прятаться. Так и случилось. Через три дня я выставил засады вокруг Шхема и каждый, кто пытался из него бежать, уничтожался. Через три дня я вошел в Шхем с двумя отличными пехотными бригадами и одной танковой бригадой. Город опустел, сопротивления почти не было. Террористы бежали в касбу, которую я отдал Чико и Кохави. Чико действовал днем  — с танками, а Кохави  — ночью, по системе, с которой ранее зачищал Балату. Захват 'кошмарной' касбы стоил нам всего лишь одного убитого. Бой был упорный, но террористы не ожидали таких наших действий и большинство из них сдались. Потом мы легко заняли три лагеря беженцев в городе. Еще до завершения операции в Шхеме, ко мне приехали Мофаз и Ицик Эйтан. Начальник генштаба сказал, что возникли трудности с захватом Дженина. Мы обсудили возможные варианты действий. Я выступил против идеи 'выхода из Дженина, перегруппировки с целью организации повторного штурма'. Я послал в Дженин 51-й батальон 'Голани', под командованием Эфраима Бухриса. С помощью дополнительных сил, переброшенных в Дженин, город был взят. Взятие Шхема длилось неделю. Затем, в течении месяца, мы проверяли каждый дом в касбе. Были обнаружены десятки лабораторий по производству взрывчатки, огромное количество самого разнообразного оружия. Все эти годы я провожу лекции по всему миру, на которых рассказываю об этих событиях. Опытные и высокопоставленные офицеры не верят мне, что в ходе указанных операций у нас не было жертв от 'дружественного огня'".

 

"Другой путь"

 

10 апреля, во время операции "Защитная стена", террорист, житель Дженина, взорвался в автобусе 960 около кибуца Ягур. Семь человек погибли и четырнадцать были ранены.

Хирш: "Я получил сообщение о теракте, когда стоял на вершине холма недалеко от Дженина. Меня переполнило чувство досады. Мы взяли касбу в Шхеме, взяли, правда не без труда, Дженин, разгромили инфраструктуру террора в Иудее и Самарии. Однако, они сумели организовать такой теракт. Я пришел к выводу, что необходимо совершить нечто, что находилось в центре острого спора  — соорудить забор. Я вызвал главного инженера округа Элиэзера Битенского и приказал немедленно поставить два забора  — между Тулькаремом и Тайбе (там проникли внутрь зеленой черты большинство смертников) и между Бейт-Лехемом и Иерусалимом. Он спросил меня как это сделать, на что я ответил: с бульдозерами, полосами отчуждения и колючей проволокой"

 Вопрос Галю Хиршу: "Вы получили официальное разрешение политического руководства, конкретно  — Ариэля Шарона, который резко был против строительства забора?"

 Хирш: "Это была война, а на войне не нужны разрешения. Так я запустил первую стадию операции 'Другой путь'  — создание разделительного забора, которое идет до сих пор. Никто мне не сказал 'Что ты делаешь ?!' Очень быстро мы убедились в эффективности забора, остальное  — история!"

 Операция "Защитная стена" длилась 5 недель. Через месяц началась операция "Дерех нехуша" ("Неуклонный путь"), в ходе которой ЦАХАЛ медленно и основательно, с помощью ШАБАКа, прочесывал все населенные пункты в Иудее и Самарии, что в итоге привело к физическому уничтожению основной террористической инфраструктуры в этих районах.

 

"Воевать по-другому"

 

Операция "Защитная стена" ошеломила не только палестинцев, но и ЦАХАЛ тоже. С момента окончания Войны Судного дня в армии шло противоборство двух тактических школ  — "консерваторов", не хотевших перемен, и "реформаторов", требовавших глубоких перемен в организации боевых частей и способах ведения войны, чтобы приспособиться к новым условиям  — переходу от войн между регулярными армиями к войнам с террористическими организациями. Еще до Войны Судного дня, Амация Хен, командир "саерет Шакед", революционер своего дела, показал, что террор можно подавить массивной атакой на места укрытия террористов и доведения их до состояния паники. Модель Хена, созданная при поддержке командующего округом Ариэля Шарона, полностью осуществлена на практике Галем Хиршем в ходе "Защитной стены", но в 2002 году были добавлены тактики "Гусеница" и "Пчелиный рой", примененные Авивом Кохави в Балате и шхемской касбе.

 

 

Амация Хен

 

Важную роль сыграли разработки Шимона Наве и Довика Тамари, а также тактическая революция американского генерала Дона Старри...

Д-р Хаим Аса, бывший советник И.Рабина по вопросам стратегии, пишет: "В результате действий Кохави в Балате и касбе Шхема я и командующий ВМФ Едидья Яари в 2003 году начали разрабатывать стратегию 'децентрализованного боя'. Идеи эти привели к созданию начальником генштаба Яалоном особых групп военных интеллектуалов, которые затем проверяли все на практике с подразделением спецназа 'Маглан', входившим в 98-ю дивизию Авива Кохави. До Второй ливанской войны эти разработки не дошли до стадии официального принятия в ЦАХАЛе, но 'Маглан' в той войне совершила несколько потрясающих операций, используя модель 'децентрализованного боя'."

Аса и Яари в 2015 году опубликовали книгу "Воевать по-другому  — новая модель боя", где рассказали о своих идеях, практических и теоретических разработках, толчком к которым стала операция "Защитная стена".

 

Oт переводчика: сокращенная версия этой статьи была опубликована в "Маарив" 26 марта 2016 года, в "Заметках" публикуется перевод полной версии, предоставленной автором для подписчиков его блога.

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2017/Zametki/Nomer2_3/UMilshtejn1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1012 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru