litbook

Политика


Нынешние события в арабских странах в свете культурологии. (Интервью с Евгением Борисовичем Рашковским)0

Сокращения ниже: Елена Алексеевна Биргауз (ЕАБ), Евгений Борисович Рашковский (ЕБР)

 

Не будет преувеличением сказать, что бурные события в арабо-мусульманском мире привлекают пристальное внимание всей планеты. И основные комментарии подавляющего большинства СМИ лежат, конечно, в области политологии. Но современному человеку вовсе небезынтересно и небезразлично, по-моему, посмотреть на проблему и с точки зрения культуры. И в этом отношении, пожалуй, не найти собеседника более эрудированного и творческого, чем мой коллега и товарищ, востоковед, культуролог доктор исторических наук Евгений Борисович Рашковский. Интервью с ним я и представляю Вашему вниманию.

ЕАБ. Е.Б., Вы, безусловно, одна из звёзд первой величины на небосклоне российской культурологии. Тем не менее, представьтесь, пожалуйста, нашим читателям.

ЕБР. Ну, в звёзды я никогда не рвался и всю свою жизнь довольствовался статусом скромного россиянина-еврея… Что же касается моей работы, то их у меня в настоящее время целых две. Во-первых, вот уже более 20-ти лет я тружусь в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, в том самом Отделе (теперь это Центр проблем модернизации и развития), где мы с Вами, уважаемая Е.А., в своё время были сотрудниками. А с недавних пор я ещё и возглавляю Научно-исследовательский центр религиозной литературы Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы. И это чрезвычайно важный и интересный для меня род деятельности.

ЕАБ. Е.Б., для начала у меня к Вам вопрос общего плана. Какова, по Вашим оценкам, доля культурной компоненты в нынешних переворотах и подвижках в арабо-мусульманском мире?

ЕБР. Доля эта огромна. И связано это с целым рядом фундаментальных обстоятельств. Во-первых, это предметное содержание ислама как такового (к этому мы ещё вернёмся). Во-вторых, социокультурные традиции арабских обществ с их устоявшимися семейно-клановыми и племенными структурами.

А в-третьих, это особые социально-экономические и геополитические позиции арабских стран в нынешнем мире. И тут во весь голос заявляют о себе, с одной стороны, сугубо современный момент: ведь арабо-мусульманские страны владеют едва ли не контрольным пакетом нынешнего всемирного топливного ресурса. А с другой стороны, хотим мы того или нет, налицо такая вот история с географией: страны, о которых мы говорим, расположены на гранях трёх континентов: Европы, Азии и Африки. В результате из всех этих гео-историко-геологических и технологических концов завязывается весьма непростой, как Вы догадываетесь, цивилизационный узел, тем более что нефтяной потенциал арабо-мусульманского мира разрабатывается, с одной стороны, благодаря наиболее передовым западным технологиям, а с другой, - с помощью привлечения неквалифицированной рабочей силы из наиболее отсталых стран.   

ЕАБ. На эту тему недавно попались мне в интернете – а ведь это настоящий кладезь современного фольклора – любопытные, я бы сказала афористичные, строчки: «О Б-же правый, в Cудный день как резко нефть подорожает!..» Но вернёмся к нашей беседе. Когда сегодня говорят об исламе, то характеризуют его как фактор радикализации, фундаментализма, агрессии, пассионарности. Какое из этих определений, по-вашему, наиболее адекватно?

ЕБР. Знаете, этот перечень напомнил мне старую индийскую притчу о бродячих слепцах, которые решили узнать, что такое слон. Один пощупал ухо, другой – ногу, третий – хобот,  четвёртый – бивень. В результате каждый узнал что-то, но цельного, правильного представления они так и не получили.

Так вот для меня наиболее важным и содержательным в обсуждаемой нами проблеме являются не такие частные определения, а то системообразующее обстоятельство, что на протяжении первого 10-летия нынешнего века в арабском мире круто изменился основной идеологический проект.

Проект предшествующий я бы определил как национал-социалистический. Он включал в себя такие моменты как культ национального государства, вождизм, веру в технологический прогресс и в собственную способность триумфально встроиться – через механизмы авторитарного государства – в современный западно-центристский мир, причём мир, расколотый холодной войной. Отсюда и ключевые фигуры тогдашнего арабского ареала - если перечислять их с Запада на Восток – Бумидьен, Бургиба, Каддафи, Насер, Арафат, Хафез Асад, Саддам Хусейн. Неизбежными спутниками развития и укрепления национал-социалистических «вертикалей» на деле оказались внутренний террор, коррупция, профессиональная некомпетентность, деморализация общества, гипертрофия потребительских ожиданий.

Но ныне – в изменившихся глобальных и региональных условиях – на смену доморощенному национал-социализму пришел качественно новый проект. А именно, идеология исламского альтер-глобализма, противопоставленная идеологии глобализма западно-центрического и технологического. Смысл альтер-глобализма прост – это выдвижение в качестве глобального культурно-исторического проекта самой идеи ислама как такового.

ЕАБ. Итак, из Вашего анализа мы видим: арабо-мусульманский мир шагает вполне себе в ногу со временем. В эпоху торжества национального государства они также – на свой манер – отстаивали  это кредо. Теперь, в эпоху глобализма выдвинули собственную альтернативу этой идеи. Прямо-таки буквально «национальное по форме, общемировое по содержанию». Что касается глобализма, то из Вашего анализа следует, что на новом витке исторической спирали по-новому прозвучала практически старая панисламская идея? Т.е. ничто не ново под солнцем, как говорили древние…

ЕБР. Возможно. Тем паче, что ислам – это религия активно прозелитическая, т.е. стремящаяся вовлечь в «обитель ислама» не только отдельные личности, но и целые народы. При этом следует отметить, что на смену прежней властной вертикали – в новых условиях – приходит сетевой способ самоорганизации общества.

На смену центристским формам идеологического принуждения –  газета, радио, TV – приходят формы тех электронных контактов, которые опираются на прямую личную связь, в частности и заочную. И что характерно: все эти исторические и культурно-информационные сдвиги – будучи следствием технологического прогресса на Западе – в арабо-исламском мире оказались предпосылкой идеи возвращения назад, к истокам, к тому первоначальному, чистому исламу, который в реальном-то прошлом едва ли существовал. Идеи некой исламской Реформации…

ЕАБ. Для меня в этой связи интересно и другое обстоятельство. Культурно-информационные сдвиги – будучи следствием технологического прогресса на Западе – в арабо-исламском мире, прежде всего, против этого Запада и направлены. Призывы к ликвидации «прогнившей» западной цивилизации, к победе шариата над Конституцией и  т.п. Мои интернет-наблюдения говорят о том, что сегодня как раз лозунги антиамериканизма, антиизраилизма и антисемитизма являются наиболее агрессивными и эффективными цементирующими идеями. Они объединяют левых и правых, технократов и фундаменталистов, улицу и коридоры власти, шиитов и суннитов и т.д. Повсюду встречаешь клише «рука Вашингтона», «происки сионистов». В прошлом месяце на Facebook открылась страница с призывом к уничтожению Израиля и евреев. Моментально появилось более 200 000 подписей «за». Когда же противники этой идеи потребовали от админа закрыть страницу как разжигающую национальную ненависть, тут же была озвучена наглая угроза: “If Facebook blocked this page, all Muslims will boycott Facebook for ever!” («Если Facebook заблокирует эту страницу, все мусульмане объявят Facebook’у бойкот навеки.») При этом заметим в скобках, что создатель и хозяин Facebook Цукерберг – американский еврей, самый молодой из миллиардеров.  Что Вы скажете на всё это, Е.Б.?

ЕБР. То же самое, о чем говорил раньше: яростный «сетевой» тоталитаризм, воссоединяющий в себе заимствованные технологии и атавистические страсти.  Во всяком случае, арабский национал-социализм уходит с трудом, с большой кровью (опыт Ирака, Ливии, Сирии), уступая свое место исламскому альтер-глобализму, по всей видимости, не более созидательному, но не менее кровавому…

ЕАБ. Т.е. несмотря на кровавые разборки, Вы усматриваете чёткую преемственность между уходящим с Каддафи арабским национал-социализмом и нынешней волной исламского альтер-глобализма?

ЕБР. Да, конечно, преемственность. И связано это с тем, что в обоих случаях в основе пропаганды и мобилизации масс лежит принцип демонизации. Прежде всего – Израиля и еврейского народа, но кроме того – крестоносцев, т.е. западной цивилизации, и особенно «американского шайтана». Такому подходу неизбежно способствует известная прямолинейность исламского мышления.

Хотя надо отметить, что в эпоху расцвета ислама мусульманские богословы и философы предпочитали более тонкую модель окружающего мира. Опираясь на некоторые аяты Корана, они настаивали на многообразии вселенной, многообразии вер и культур. А ислам мыслился великим и примиряющим посредником.

В суфизме долгое время держалась идея, что различные формы веры и мышления – суть лучи невыразимого солнечного света, которые человеческий ум объять не может. Конечно, ислам мыслился лучшим из лучей, но всё же не единственным.

Что же касается 20-21 вв., то эта сложная картина мира уступила место картине упрощенной, чёрно-белой, манихейской. Причём эта манихейская картина сегодня имеет не только внешнюю мобилизационную функцию. Она стремится перекрыть и внутренние, подчас неразрешимые противоречия: социально-экономические, региональные, этнические, а также и вероисповедные (между различными толками ислама). Так что и Израилю, и евро-американскому и российскому мирам ещё долго иметь дело с этой мобилизационной чёрно-белой концепцией.

В частности с концепцией джихада. Понятие «джихад» - воинственная напряжённая борьба – имеет в исламе две стороны. Самая важная из них – борьба с нелюдем, со зверем в самом себе. Но ныне на передний план вышла не эта старая гуманистическая трактовка, а концепция джихада как борьбы с инаковерием. Благо, для этой концепции есть огромный мобилизационный материал: массы интеллектуально и культурно обескоренённых и недовольных своим положением людей, особенно молодёжи. А до предела упрощенная современная технология масмедиа как нельзя лучше способствует культурной люмпенизации огромных человеческих масс, если не сказать – одичанию. 

ЕАБ. А я, уважаемый Е.Б., поостереглась бы делать столь однозначные выводы. История развития средств информации показывает, что на каждом повороте, по мере увеличения круга образованных людей, любое распространение культуры и грамотности вширь неизбежно происходит за счёт глубины.

А потом жизнь так или иначе справляется с этой проблемой.

ЕБР. Так-то оно так. Но сегодня, по-моему, ситуация ужесточается, поскольку уже сама незрелость современной электронной культуры подталкивает ее потребителей к вульгаризации и упрощению.

ЕАБ. А я, напротив, в исследованиях самих исламских культурологов встретилась с таким утверждением, что как раз расширение грамотности, в частности с помощью интернета, отвлекает многих мусульман от примитивной веры суфиев в пользу Корана, т.е. классического «литературного» ислама.

ЕБР. Есть такое мнение. Но я считаю, что в нынешней атмосфере раскалённого шовинизма суфии проигрывают именно потому, что не склонны к агрессии. Но если и принять «Вашу» версию, то надо учесть, что чтение – очень выборочный процесс. В читаемом тексте человек находит, прежде  всего, то, к чему сам расположен. Так что в будущем ислам ждёт большой гэп, разрыв между культурами элитарной и люмпенской. Но сегодня последнее выигрывает.

ЕАБ. Е.Б., а вот эта Ваша декларация не сопрягается ли с обращением Христа из его «Нагорной проповеди» к «нищим духом» о том, что «их есть царство Б-жие»?

ЕБР. Нет, Е.А. Дело в том, что евангельское «нищие духом» является калькой с ивритского «шфалей руах» (см. «Пиркей авот») и имеет ввиду людей скромных, не наглых, непритязательных. А таковыми вовсе не назовёшь современную, возбуждённую арабо-мусульманскую толпу. Так что это совсем другая «опера».

ЕАБ. Е.Б., а сейчас вернёмся к «предметному содержанию ислама».

ЕБР. По-моему это, прежде всего, жёстко акцентированная идея Единоб-жия, Таухида. В иудаизме эта жёсткость скомпенсирована понятием «Шехины» - Б-жественного присутствия, относительной самостоятельности мира как такового; в христианстве – идеей Троичности Единого Б-га. В исламе же отсутствие такой компенсации порождает и оправдывает чёрно-белую, манихейскую картину мира. Однако некоторые исламские богословы таки пытаются скомпенсировать эту жесткость идеей высокого призвания человека. У этой идеи есть серьёзные теологические  предпосылки. По Корану, Аллах, сотворив Адама, призывает ангелов поклониться ему. И только один ангел Иблис уклонился от поклона. Он-то и стал предшественником шайтана (сатаны). Но чтобы усвоить эту тонкую религиозно-философскую конструкцию, нужны особая духовная «музыкальность» познания и добрая воля.

ЕАБ. Вот этого, на мой взгляд, как раз и недостаёт, прежде всего, мусульманским элитам. А вот из общения с простыми людьми порой узнаёшь удивительные вещи. Однажды в разговоре с работающими в нашем ешуве строителями-арабами один из них признал, что в Коране по крайней мере 5 раз упоминаются обращённые к Мохаммеду слова Аллаха о том, что евреи рано или поздно вернутся на землю своих отцов. Так ли это, Е.Б., и каково вообще отношение Корана к евреям?

ЕБР. Многозначное, Е.А… Как, впрочем, и к христианам.

ЕАБ. И последний, Е.Б., вопрос на сегодня. Дело в том, что в интернете несколько раз мне попадались утверждения или предположения о том, что нынешние события в арабо-исламском мире – а тут еще и Япония – неизбежно возрождают древние апокалиптические настроения, подтверждают достоверность древних текстов, в частности кумранских, о борьбе сынов света и сынов тьмы, о приближении конца света, наступлении 1000-летнего царства… Что говорит об этом современная наука культурология?

ЕБР. «Я вам не скажу за всю Одессу»… Только вот надобно иметь в виду, что с точки зрения религиозного сознания и религиозного опыта каждый момент жизни – в своем роде итоговый, в своем роде последний. А уж любителей вычислять «времена и сроки» в любом поколении – хоть отбавляй…

ЕАБ. Е.Б., я знаю, Вы пишете замечательные стихи. Давайте «на закуску» вынесем одно из Ваших стихотворений на суд читателей!

ЕБР. Есть у меня один стишок – аккурат по теме нашего разговора:

И перед миром снова восстает

веками оклеветанный народ,

  и мир глядит в еврейские черты

через забрызганные линзы клеветы,

  и, вроде бы, слова уже не те,

но ту же арию о клевете

всё тот же дон Базилио поет[1]

  Всё тот же оклеветанный народ.   

 

  (Первая редакция статьи была опубликована в журнале «22»).

   


Примечание

[1] Имеется в виду ария из 2 акта оперы Дж.Россини «Севильский цирюльник» (либретто Ч.Стербини).

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2017/Zametki/Nomer2_3/Birgauz1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1013 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru