litbook

Политика


Вокруг Израиля, или Против кого дружить будем?0

Вокруг Израиля,
или Против кого дружить будем?

 

I. Против кого дружить будем?

Несколько лет назад один журналист объяснял мне, что такое «информационный повод». «Вот, к примеру, построили мост, говорил он, так это не повод. Но если сразу после постройки он упал – вот это настоящий информационный повод».

Может именно поэтому в общественный лексикон так основательно вошел тезис о "международной изоляции Израиля"? Об этом говорить легко, гораздо легче, чем сказать, например: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота. Нам предстоит суровое испытание. Перед нами много долгих месяцев борьбы и страданий». Это воспринимается тяжело, снижает рейтинг, если, конечно, ты не Черчилль. А рассказы «про изоляцию» гораздо проще и легче для понимания, тем более, что действительность дает определенные основания для подобных утверждений. Египет и Турция испортили отношения с Израилем, да и Иордания как-то косо смотрит, особенно когда израильские политики напоминают, что Иордания и есть то самое палестинское государство, которое якобы стремятся создать арабы.

Если во лжи об изоляции Израиля есть некоторые элементы правды, то ложь смотрится правдоподобнее. Вряд ли с «международной изоляцией Израиля» согласятся в США и Канаде, Австралии и Греции, Болгарии и Кипре, Индии и Сингапуре, но если рассмотрение ограничить мусульманскими странами, но картина становится иной. Чем не угодил Израиль, к примеру, Малайзии или Индонезии? Но это единообразие мусульманских стран упорно «портит» Азербайджан.

Азербайджан – Израиль. Дружить будем?

В чем тут дело? Возможно в том, что в Азербайджане всегда дружественно относились к евреям, в республике никогда не было антисемитизма, это я, как человек, родившийся и выросший в Баку, знаю доподлинно. Но не только.

Азербайджан, как и Израиль, находится на стыке Европы и Азии, и так же испытывает давление со стороны ближайших соседей - одни могут раздавить, другие задушить в объятиях. На юге это Турция и Иран, на востоке недружественная Армения, на севере – Россия, но именно географическое положение Азербайджана определяет стратегический интерес Израиля к сотрудничеству, считающего Азербайджан одним из ключевых государств в противостоянии с Ираном. Это определяется не только 600 километровой ирано-азербайджанской границей, но и этническим составом – в Иране проживают 30 миллионов азербайджанцев (в самом Азербайджане их чуть более 8 млн.).

Начало отношений Израиля с Азербайджаном не содержало военных аспектов. Например, в 2003 г. в рамках программы «Машав» в Баку прошла двухнедельная израильская благотворительная программа оказания офтальмологической помощи малоимущим гражданам Азербайджана. За две недели израильские хирурги провели 19 операций и 150 консультаций. Помощь оказывалась также проживающим в палаточных городках беженцам и вынужденным переселенцам. В офтальмологическую клинику Caspian Compassion Project, в которой проводились благотворительные операции и консультации, израильские врачи передали медицинское оборудование и лекарственные средства на сумму 10 тыс. долларов.

Но, несмотря на несомненную заинтересованность Баку в экономических связях с Израилем, его симпатии во многом продиктованы наличием общего врага – Ирана.

Военно-техническое сотрудничество

Солидные оборонные нужды Азербайджан в значительной степени остаются неудовлетворенными, страна нуждается в современных военных технологиях и модернизации армии. Проблема эта вызвана ограничениями на поставку вооружений из-за Нагорно-Карабахского конфликта, причем не только из США и европейских стран, но и из России и постсоветских поставщиков - Белоруссии и Украины. Израиль, с первоклассной военной промышленностью, является идеальной партнером, благодаря этому партнерству Азербайджан получил доступ к вооружениям нового уровня.

Начало военному сотрудничеству было положено еще в 2004 году, когда в Азербайджан началась поставка израильского вооружения, произведенного в Турции. В сентябре 2008 года компания Soltam[1], получила контракт на поставку азербайджанской армии минометов и боеприпасов. Tadiran Communications[2], занимающаяся производством электроники аппаратуры военного назначения, начала поставку устройств связи, а Israel Military Industries (IMI), производящая системы вооружения, боеприпасы и ракетное вооружение для Армии обороны Израиля — широкий спектр ракет и систем наведения. Эта сделка была заключена на сотни миллионов долларов. Азербайджан уже получил от IMI современную реактивную систему залпового огня «Lynx» (РСЗО), предназначенную для стрельбы ракетами калибра от 122 до 300 мм, размещенную на автомобильном шасси, модернизированных для удовлетворения специфических требований МО Азербайджана.

РСЗО Lynx

Лирическое отступление -

Lynx является вполне реактивной системой залпового огня (РСЗО), предназначенной для стрельбы ракетами калибра от 122 до 300 мм, размещенной на автомобильном шасси. Пусковая установка быть перезаряжена в течение 10 минут. Ракеты поставляются в герметичных пакет-контейнерах. На шасси устанавливается два пакет-контейнера, содержащих либо 40 ракет (2 пакета по 20 ракет каждый) 122-мм ракет Град с максимальной дальностью от 20 до 40 километров, 26 (2x13) 160-мм ракет LAR-160 или ACCULAR с максимальной дальностью 45 километров или восемь 300-мм ракет (2x4) EXTRA с максимальной дальностью в 150 километров. Кроме того, эта платформа может служить пусковой установкой для высокоточных крылатых ракет Delilah-GL, а также тактических баллистических ракет LORA, которые имеют максимальную дальность 280 км. Ракеты могут быть оснащены различными типами боеголовок, в том числе осколочными, зажигательными, дымовыми, осветительными или кассетными с фугасными либо противотанковыми элементами. Система управления огнем Lynx позволяет автоматически выбирать герметичный пакет-контейнер в соответствии с обстреливаемой целью и, соответственно, устанавливать необходимые параметры. Бортовые средства связи и вычислительная техника позволяют Lynx работать как автономно, так и в качестве элемента сетецентричных схем, являясь либо пассивным, либо интегрированным элементом более крупных артиллерийских формирований.

Аэростар

Весной 2011 г. в Азербайджане Azad Systems, совместное предприятие министерства обороны Азербайджана и израильской компании Aeronautics Defense Systems, начало производство израильских беспилотников Aerostar и Orbiter и планирует до конца 2012 года передать вооруженным силам Азербайджана 60 БПЛА собственного производства. Ранее Азербайджан уже закупал в Израиле партию этих машин.

Азербайджан безусловно заинтересован в возможности создавать собственную оружейную промышленность на базе полученных от Израиля высоких технологий. Так, в 2009 году, Азербайджан и израильская компания Elbit Systems создали совместное предприятие Elbit Systems of Azerbaijan с 51 % собственностью Азербайджана.

Компания Elta Systems Ltd будет сотрудничать с Азербайджаном в области создания системы спутников. Особый интерес для Азербайджана представляет производимый этой компанией спутник TecSAR, оснащенного радаром с синтезированной аппаратурой позволяющей получать снимки поверхности Земли с высоким разрешением вне зависимости от погодных условий.

Переносные системы разминирования POMİNS-2

26 февраля 2012 года The Washington Post сообщила о рекордной сделке на сумму около 1,6 миллиарда долларов, которую заключила с Азербайджаном Israel Aerospace Industries. Израильский концерн поставит Азербайджану современное оружие и военные технологии, в том числе беспилотные самолеты, спутниковые системы и высокоточные ракетные системы. Но что особенно интересно Израилю - на границе Ирана появятся радары «Орен Ярок», системы для сбора информации и другое оборудование. Значение этой сделки для создания системы слежения за ракетными пусками Ирана трудно переоценить. Это очень крупная сделка даже для азербайджано-израильского военного сотрудничества, так как даже самые крупные поставщики оружия не часто заключают подобные соглашения.

Недавно Азербайджан приобрел у Израиля системы удаленного разминирования POMİNS-2 (Portable mine neutarlization system), разработанные компанией Israel Military Industries ltd. Эта система создает проход в минном поле, для чего запускает ракету, растягивающую на минном поле кабель с нанизанными на него взрывными шашками, после подрыва которых образуется проход длиной в 50 метров и шириной в полтора метра. Система требует для запуска 30 секунд и очищает территорию не только от любых типов противопехотных мин, но и проволочных заграждений.

Перечисленные примеры не охватывают всех аспектов сотрудничества в сфере ВПК, но дают основания рассчитывать на то, что это сотрудничество столь же успешно продолжится и в будущем.

Сотрудничество в сфере безопасности

London Times в статье «Шпион против шпиона»[3] от 11 февраля 2012 года, ссылаясь на Арастуна Оруджлу, директора East-West научно-исследовательского центра и бывшего азербайджанского контрразведчика, пишет, что сегодня Баку, подобен Норвегии во время Первой мировой войны "Или Касабланке во время Второй мировой войны. Да, именно так - это центр шпионажа". Это определяется тем, что в Азербайджане около 16% населения имеет родственников, живущих в северной части Ирана. Они свободно переходят через границу в иранский Азербайджан и обратно, пользуясь безвизовым режимом. Этот поток практически не регулируем, но, по информации London Times, он несет большой объем разведывательной информации. "Азербайджан является воротами в Иран", так это охарактеризовал профессор Камиль Салимов. С этим утверждением трудно спорить.

Доктор Оруджлу, по своей предыдущей работе в контрразведке занимавшийся иностранной агентурной сетью в стране, утверждает, что в Азербайджане действуют тысячи членов Иранской революционной гвардии. Он также считает, что агентов «Мосада» в стране гораздо меньше, но они работают "более эффективно". "Иранцы действуют в открытую, они хотят, чтобы все знали, что они здесь. Израильтяне, как и американцы, тоньше, но, в конце концов, все знают, что они здесь".

Маловероятно, что Азербайджан будет использоваться для проведения крупных военных акций, но роль страны в сборе разведывательных данных может быть неоценимой.

Баку принимает и самостоятельные "превентивные меры" в отношении Ирана. В феврале в пригороде Баку Нардаран, известном своим исламским консерватизмом, правоохранительными органами было арестовано свыше 15 человек, членов Исламской партии Азербайджана (ИПА), являющейся единственной политической структурой в Азербайджане, критикующей связи Баку с Израилем. Власти республики давно подозревают, что эта партия, находящаяся под запретом с 1996 года, финансируется Ираном.

Кроме того, по сообщению ИА "Туран", был задержан видный духовный деятель Хаджи Ахунд Ильхам, мулла мечети в городе Бина под Баку, получивший образование в иранской семинарии. 17 февраля бакинская полиция задержала Анара Байрамлы, местного внештатного корреспондента ряда иранских СМИ, в том числе кабельного информационного канала Sahar. Байрамлы инкриминируется незаконное хранение наркотиков и оказание сопротивления представителям власти. Эти аресты дают основание полагать, что администрация президента Ильхама Алиева ведет наступление на источники иранского влияния в Азербайджане.

«Иран – Азербайджан – Турция» - сломанная ось.

Иранское посольство в Баку выступило с осуждением последних арестов и предупредило, что это может навредить отношениям с Тегераном. Но Азербайджан, находящийся в довольно сложной ситуации, давно научился осторожно разыгрывать свои дипломатические карты.

Но информацию об 1,6-миллиардном контракте с Израилем Тегеран воспринял особо болезненно. Посол Азербайджана в Тегеране Дж. Ахундов был вызван в МИД Ирана для объяснений. Его заявления, что это оружие не будет использовано против Ирана, доверия не вызвало.

12 марта в Тегеран был приглашен министр обороны Азербайджана Сафар Абиев, еще раз попытавшийся убедить, что, как заявил Абиев Ахмадинеджаду, "Азербайджан никогда не позволит какой-либо стране воспользоваться своей наземной или воздушной территорией, чтобы нанести удар по Исламской Республике Иран, которая является нашей братской и дружественной страной”. Ахмадинеджад, подчеркнув, что следует проявлять осторожность, чтобы не позволить врагам влиять на отношения двух стран, добавил: «Конечно, существуют незначительные проблемы, которые могут быть решены, после чего уровень двусторонних отношений будет улучшен”.

Восток есть Восток, много слов не совпадающих со смыслом.

Ранее, 12 февраля сего года, посол Азербайджана Ахундов уже вызывался в МИД Ирана для вручения ноты протеста, обвиняющего Азербайджан в причастности к убийству иранского ученого-ядерщика, совершенного, по мнению иранцев, агентом "Мосада”, который якобы вернулся в Израиль через территорию Азербайджана. "Террористы, причастные к убийству ученых-ядерщиков в Тегеране в последние месяцы, пользуются прикрытием Азербайджана" и что «сотрудники Моссада в Азербайджане разрабатывают планы по устранению иранских ученых-ядерщиков», - говорится в этом документе. Кроме того указывалось на «систематическую антииранскую пропаганду, которая ведется в азербайджанских СМИ, и проблемы, возникающие у представителей иранских организаций в Азербайджане».

Баку с негодованием отверг это утверждение, назвав его "ложью, фабрикацией и клеветой". Всего за истекшие два с половиной месяца 2012 года Баку и Тегеран обменялись тремя нотами протеста, обвиняя друг друга в различных недружественных действиях. Все это отражает отрицательную динамику азербайджано-иранских отношений.

21 февраля Тегеран, похоже, снова поднял ставки: по заявлению Баку, иранский вертолет нарушил воздушное пространство Азербайджана в районе приграничного города Астара.

Редкое явление на международной арене: конфликт между двумя странами ислама из-за Израиля. Тегеран последние годы постоянно осуждает Баку за тесные связи с Иерусалимом. Летом 2011 года начальник иранского Генштаба Саид Гасан Фирузабади пригрозил президенту Ильхаму Алиеву "черным будущим", а лидер "Хизбаллы" в иранском Тебризе Рухулла Беджани направил письмо президенту Ахмадинежаду, в котором отметил, что при продолжении сотрудничества с Израилем «мы удостоим посольство этой страны в Тегеране участи британского посольства», - предупредил Беджани. - Первый шаг будет сделан против генконсульства Азербайджана в Тебризе, превратившегося в шпионское логово премьер-министра Нетаниягу».

Израильский иранист, доктор Владимир Месамед отмечает, что отношения Ирана и Азербайджана «всегда были напряженными, просто раньше об этом почти не говорили». Есть между странами давний спор о территориях, обе страны хотят вернуть «свои земли». Баку недоволен отношением режима к иранским азербайджанцам, в частности подавлением их культуры и языка, а Тегеран – светскостью азербайджанского режима, куда ох как хочется «экспортировать исламскую революцию». Иран стремится насадить радикальный шиитский ислам везде, где удастся, но в соседней мусульманской стране, где кроме суннитов есть так же и шииты, это для аятолл особо привлекательно. Такая религиозная экспансия закономерно воспринимается светскими азербайджанскими лидерами как посягательство на их власть. С этим Баку смириться не желает. Неслучайно в азербайджанских СМИ иранский режим все чаще называют "муллократей". Эти объясняется, что не так давно в Азербайджане был закрыт ряд иранских религиозных и гуманитарных организаций.

Режим аятолл проводит политику насильственной ассимиляции миллионов "своих" этнических азербайджанцев, при этом с начала 90-х активно поддерживая шиитских исламистов на территории северного соседа, активно сотрудничает с Арменией - заклятым врагом Азербайджана, а тот, в свою очередь, с Израилем. Среди азербайджанских парламентариев стала обсуждаться идея: обратить взоры на иранские территории, где проживают этнические азербайджанцы. Один из депутатов азербайджанского парламента даже предложил переименовать Азербайджанскую Республику в Республику Северный Азербайджан, что должно указывать на существование Южного Азербайджана (на севере Ирана) и создать повод для борьбы за их объединение. В этом странном предложении комментаторы усмотрели далеко идущие планы администрации Ильхама Алиева. Местные политологи советуют использовать в борьбе за самоопределение Южного Азербайджана метод, примененный Арменией в споре за Нагорный Карабах: негласно поддерживать конфликт, но дистанцироваться от него на государственном уровне. Тогда у Ирана не будет повода для насильственных действий против Азербайджана. Разумеется, воевать с Тегераном Баку не собирается – слишком разнится военный потенциал. Скорее всего, это сигнал, адресованный не иранским властям, а Западу: в Азербайджане услышали «эхо грядущей войны» и стали загодя готовиться поделить шкуру еще живого медведя.

Тенденций к уменьшению проблем не видно, но нужно делать хорошую мину – и Ахмадинежад, не смотря на наблюдаемое в последнее время обострение отношений, заявляет об отсутствии проблем с Азербайджаном. “Будьте уверены, что связи между Тегераном и Баку никогда не будут разорваны", - но пока все для Ирана не так радужно.

Пришлось Тегерану "мобилизовать" Турцию, находящуюся в более тесных отношениях с Азербайджаном. Учитывая антиизраильскую риторику Эрдогана, об этом стоит поговорить отдельно.

Легкий путь всегда заминирован.

Законы Мэрфи о войне.

Прежде всего, нужно отметить, что от прежних дружественных отношений Турции и Азербайджана осталось немного, отношения Анкары и Баку заметно охладели. Одной из причин является антиизраильская позиция руководства Турции. Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль даже заявил, что «Анкара говорила, что новое руководство Азербайджана состоит из курдов. Как заявила Анкара, Ильхам Алиев и его окружение, замаскировавшись под тюрков, лоббируют в регионе курдские интересы».

Показательно, что свой первый официальный визит в Турцию (13-14 апреля 2004 года) в качестве президента Азербайджана Ильхам Алиев совершил лишь после визитов в страны Западной Европы и СНГ. Фактором, отрицательно влияющим на отношение к Турции, является обсуждаемый вопрос об открытии армяно-турецкой границы. Как и с Ираном, особые азербайджано-израильские отношения являются дополнительным раздражающим фактором для Анкары.

Несмотря на это, Турция остается для Азербайджана важной страной во взаимоотношениях с НАТО. Между Азербайджаном и Турцией подписан целый ряд документов о сотрудничестве в военной сфере: межправительственное соглашение о безвозмездной помощи от 14 мая 2002 года, протоколы о военном образовании, финансовой помощи, материально-техническом снабжении, подписанные между минобороны Азербайджана и генштабом ВС Турции.

Анкара и Баку связывают свои долговременные геополитические планы с реализацией проектов трубопроводов Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзерум, обе стороны объективно заинтересованы в развитии двусторонних связей. Так, 10 августа 2004 года подписан меморандум о намерении правительств Азербайджана, Турции и Грузии участвовать в строительстве участка железной дороги Карс–Ахалкалаки. Данный проект, призванный обеспечить регулярное железнодорожное сообщение Азербайджана с Турцией через территорию Грузии, оценивается в 400 млн. долл. США и в случае реализации может стать фактором, вносящим серьезные коррективы в ныне существующие схемы распределения транспортных потоков в регионе.

А как же сотрудничество Баку с Иерусалимом?

Азербайджан считает отношения с Израилем настолько важными, что в 2010, когда в стране ввели новые правила для иностранцев, которые теперь должны были получать визы только в азербайджанских консулатах, а не в аэропортах, было сделано только два исключения - для турок и для израильтян. Широкие экономические связи, значительное сотрудничество в области нефти и газа, крупные сделки в оружейной и космической сфере, экономические и военные связи между Азербайджаном и Израилем являются значимыми для обеих стран, значимыми настолько, что есть все основания считать их долговременным региональным фактором. Совпадение интересов в контексте Ирана служит основой для развития военно-стратегического партнерства Азербайджана с Израилем.

Израиль строит свои отношения с Азербайджаном на четком прагматизме и скрупулезной оценке приоритетов. Израилю необходимо сохранить Азербайджан как союзника против Ирана, как плацдарм для разведывательных действий и рынок военной техники. Чтобы гарантировать эти цели, израильтяне настроили себя на понимание проблем Азербайджана, государства, как и Израиль, зажатого между крупными, влиятельными и недружелюбными соседями, воздерживаясь от давления на Азербайджан по вторичным проблемам, чтобы заполучить основные. В настоящее время, очевидно, что пока обе стороны полностью удовлетворены нынешними отношениями. Израильский посол в Баку, Артур Ленк говорил, что «Если бы мы могли сменить своих соседей на Азербайджан, мы бы непременно это сделали».

Но какой бы ни была идиллическая картинка, израильским политикам просто не стоит забывать, что сотрудничество между государствами строится не на дружбе, а на выгодах и интересах. Интересы государств, как и их приоритеты, могут меняться, а потому следует внимательно следить за ситуацией в Азербайджане,

Важно и то, что не один Азербайджан «портит» картинку «изоляции Израиля», это лишь один пример. О сотрудничестве с Индией, Кипром и Грецией (Стамбульский блеф: главное не переиграть) написано ранее. Кроме того, есть и перспективное сотрудничество с Туркменией и Казахстаном, Сингапуром и Болгарией, обо всем в рамках одной статьи не напишешь. Этой небольшой статьи мало для изменения представления об изоляции Израиля, но мнение тех, кто в это верит, возможно, станет не таким однозначным.

Но, как бы то ни было, Баку воевать с Ираном не будет. Можно ли обойтись без войны, нанести ли удар по Иранским ядерным объектам? Бить или не бить – вот актуальнейший вопрос в Израиле, но что-то в нем очень знакомое.

Мне говорят: "Смотри, Екклезиаст:

Вот - новое! "Но то, что нынче ново,

В веках минувших тыщу раз до нас

Уже случалось - и случится снова.

 

II. Нет ничего нового под солнцем

9 марта исполнилось 20 лет со дня кончины Менахема Бегина. Он ушел в отставку в 1983 году, но и сейчас он один из самых почитаемых политических деятелей Израиля. Директор Центра наследия Бегина Герцель Маков сказал: «Даже спустя 20 лет после смерти Бегина и почти 30 лет, как он ушел с поста премьер-министра и удалился от общественной жизни, его достижения являются более актуальными, чем когда-либо…»

О Бегине говорить всегда интересно, можно обсуждать его программу либерализации экономики, можно критиковать или превозносить за мир с Египтом, но одно принятое им решение в сегодняшнем Израиле вновь актуально, как никогда - в 1981 г. он приказал авиации уничтожить иракский атомный реактор. В 2007 году такое же решение принял премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт, уничтожив сирийский реактор.

Сегодня мы стоим перед лицом иранской угрозы. Естественно, что деталей секретных обсуждений этой проблемы «узким кабинетом» мы не знаем, но попытаться сопоставить, сравнить эти события, прошедшие и возможное будущие, в определенной степени можно.

Дежавю́ (фр. déjà vu — уже виденное) — психическое

состояние, при котором человек ощущает, что

он когда-то уже был в подобной ситуации

В описываемых сюжетах нет ничего нового, лишь ощущение дежавю от повторяемости ситуации вокруг Израиля. Те же скептики, те же опасения, те же проблемы и те же враги. Когда сравниваешь эти сюжеты – возникает ощущение, что все это уже было… Давайте еще раз посмотрим и сравним.

Сюжет первый - Ирак

1975 год, в Париж прибывает премьер-министр Ирака Саддам Хусейн. Его как-то не интересовали красоты Франции, гораздо больший интерес у него был к французским ядерным технологиям. Французов долго уговаривать не пришлось. Премьер-министр Франции Жак Ширак сразу же предложил Саддаму ядерный реактор "Озирак" мощностью 700 Мвт, достаточно мощный по тем временам и с годичным запасом (72 кг) обогащенного урана в придачу. О МАГАТЭ Ширак как-то вообще забыл, три миллиарда долларов оказались серьезным аргументом.

Израиль предпринимал серьезные усилия убедить Францию отказаться от создания ядерного Ирака, но безрезультатно. Тогда правительство Менахема Бегина приняло решение о переходе к «недипломатической части» убеждения.

Израильские агенты начали отслеживать исполнение иракского заказа на французском ядерном концерне "КНИМ". Когда в апреле 1979 г. реакторы (основной и запасной) были готовы, переправлены в порт и вот-вот должны были отправиться в Басру, прогремел взрыв и от реакторов ничего не осталось.

Французы извинились перед Ираком и начали работу сначала, но усилили меры безопасности. Тогда спецслужбы начали «убеждать» иначе. Происходило много странного, то вдруг погибали важные деятели или взрывались офисы участников ядерного проекта… Многие фирмы отказались иметь дело с Саддамом Хусейном. Но не французские. Согласно сведениям американской частной разведывательно-аналитической компании Strategic Forecasting Inc. (Stratfor), по крайней мере, три иракских ядерщика умерли при загадочных обстоятельствах[4]. Все это никак не влияло на решимость Саддама Хусейна в его стремлении стать "лидером арабского мира". Спокойствие в Европе наступило лишь осенью 1980 г., когда новый реактор был доставлен в Ирак. Саддам почувствовал себя уверенней, и иракские сухопутные войска пересекли иранскую границу - началась 8-летняя ирано-иракская война.

Иран предпринял более 10 попыток разбомбить "Озирак". Однажды им удалось частично повредить внешнюю систему охлаждения реактора, в остальных случаях "фантомы" либо уничтожались средствами ПВО Ирака, либо, встретив плотный зенитно-ракетный огонь, возвращались на свои базы, освободившись от боекомплекта по принципу "куда попало".

Интересы Саддама Хусейна более-менее понятны, более интересно понять особую позицию России. Министр иностранных дел СССР А. Громыко сформулировал это так: "Конечно, создание им (Саддамом) ядерного оружия привнесет много неизвестного в ближневосточный пасьянс. Но так ли уж это для нас опасно? Можно ли представить такую ситуацию, чтобы иракская атомная бомба была обращена против нас? Я таких ситуаций не вижу. А вот американцам и их союзнику Израилю это должно причинить немалую головную боль. Ближневосточный конфликт разгорится с новой силой. И тогда нас будут на коленях умолять помочь его урегулировать".

В этих условиях начале 1981 года командующий ВВС Израиля генерал-майор Давид Иври получил «зеленый свет» от премьер-министра Менахема Бегина готовить операцию по уничтожению иракского реактора. Решение было очень не простым. Ряд советников полагали миссию невыполнимой. Возражали и руководители органов безопасности. Глава "Мосада" Ицхак Хофи и глава военной разведки АМАН генерал-майор Иегошуа Саги были против. Министерство обороны, оперативное управление генерального штаба так же категорически возражали против бомбардировки реактора. Главным опасением было то, Израиль потеряет многих друзей, что атака окажет влияние на ход переговоров с Египтом, Иран и Ирак прекратят войну и объединятся против Израиля, а также резко испортятся отношения с Францией и США. Да и вообще - бомбардировка на расстоянии 800 км довольно опасное мероприятие, учитывая поставки в Ирак новейших советских ЗРК для малых и средних высот ("Стрела-2" и "Квадрат"). На Ирак необходимо воздействовать дипломатическими методами, и так далее. Бегин принял другое решение, ставка была высока - альтернативой был Ирак, вооруженный ядерной бомбой.

Когда израильские летчики начали заводить двигатели, и бомбы были уже загружены, поступила команда остановиться - лидер оппозиции Шимон Перес был против, Бегину вновь потребовалось время. 7 июня 1981 года началась и успешно завершилась операция «Опера» - в 18:35 по местному времени израильские бомбардировщики нанесли удар по иракскому реактору. Он был сильно повреждён и признан негодным к восстановлению. Франция более реакторы в Ирак не поставляла. Ядерная программа Ирака была остановлена.

Действия Израиля вызвали возмущение мирового сообщества, резко осудившего Израиль за военное вторжение. Действия Израиля были квалифицированы как неспровоцированный акт агрессии. Совет Безопасности ООН резолюцией 487 решительно осудил военное нападение Израиля, отметил явное нарушение Израилем на Устава ООН и норм международного поведения, и потребовал от Израиля выплатить Ираку компенсацию и воздержаться от подобных акций в будущем. США, присоединившись к общему хору возмущений, временно приостановили поставку вооружений в Израиль. В самом Израиле многие из членов оппозиции, и во главе их Шимон Перес, критиковали решение правительства.

НО:

«несмотря на официальные осуждения, в регионе с трудом скрывали чувство облегчения». Американская газета «Time» писала: «...разбомбив иракский реактор, Израиль оказал услугу мировому сообществу». А еще через десять лет Дик Чейни подарил генералу Иври фотографию реактора, на которой нижней части написал: «С благодарностью и признательностью за выдающуюся работу по остановке иракской ядерной программы, которая сделала «Бурю в пустыне» значительно более легкой».

Сюжет второй - Сирия

Начиная с 2000 года израильская разведка следила за ядерным сотрудничеством Северной Кореи и Дамаска. Действиями «Моссада» и военной разведки Израиля, а так же из материалов, предоставленных в феврале 2007 бежавшим на Запад из Ирана генералом Али Реза Асгари, занимавший пост замминистра обороны Ирана, был установлен размах ядерной программы Сирии. Для окончательной проверки, и главное для предоставления убедительных доказательств США подразделение израильского спецназа проникло на территорию Сирии и отобрало образцы почвы близ предприятия в Аль-Кабире. Анализ образцов подтвердил наихудшие опасения экспертов. Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт понимал, что иной возможности, кроме уничтожения сирийского реактора, подобно тому, как в 1981 году был уничтожен иракский, у него нет.

В недавно опубликованной автобиографии бывший президент США Джордж Буш пишет, что премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт просил его разбомбить сирийский ядерный реактор, провести спецоперацию силами ВВС США, но он ответил отказом. Госсекретарь Кондолиза Райс была категорически против вторжения в любой форме. Не помогли Ольмерту и теплые отношения с Бушем, разъяснявшем израильскому премьеру, что с его точки зрения идеальным решением вопроса было бы обращение в МАГАТЭ. Когда и если это обращение не возымеет успеха, тогда можно будет обратиться в Совет Безопасности ООН с просьбой наложить санкции на Дамаск, и только после этого, по мнению Буша, можно было взвесить военную опцию.

Ольмерт не был генералом, но и наивным человеком он тоже не был. Израиль имел уже достаточный отрицательный опыт сотрудничества с Аль Барадеи, систематически закрывавшего глаза на реализацию атомной программы Ираном. Премьер министр решительно отверг предложения Буша, «Как только мы обратимся МАГАТЭ, сирийцам станет ясно, что мы знаем о существовании их реактора,- сказал Ольмерт Бушу,- И как себя поведет Асад никому не известно. Он вполне может расположить на крыше здания реактора детский садик». Но Буш стоял на своем, и не оставил сомнений – США не будут атаковать Сирию. Израиль оказался предоставленным сам себе.

Вернувшись в Израиль, Ольмерт принял решение атаковать объект в Аль-Кибаре, и генералы начали готовиться к операции по уничтожению сирийского реактора («Операция САД»). Однозначной поддержки у Ольмерта не было, возражения во многом напоминали те, которые выслушивал Бегин перед уничтожением иракского реактора. Утверждали, что получивший образование на Западе Башар Асад строит реактор исключительно для того, чтобы произвести впечатление на лидеров других арабских стран, поднять свой авторитет. В его истинные цели не входит намерение создать реальную угрозу для Израиля и поэтому Израиль должен делать вид, что ему ничего не известно об объекте в Дир А-Зур. Все эти советы не остановили операцию. В ночь с 6 на 7 сентября 2007 года в сирийской пустыне в 130 километрах от границы с Ираком сирийский объект прекратил свое существование. Израильские самолеты атаковали и уничтожили секретный ядерный комплекс.

Дальше начались странности. Сирия не возмутилась, восприняла это очень тихо, сообщив, что был разрушен заброшенный объект, а израильские самолеты в панике, потеряв топливные баки, бежали из воздушного пространства Сирии. Логично было бы ожидать, что особенно дикий крик поднимет Тегеран, резко повысит уровень боевой готовности и начнет усиленно бряцать оружием и изрыгать страшные угрозы в адрес наглого агрессора. Но иранский президент Махмуд Ахмадинеджад как-то притих. На сессию Генеральной Ассамблеи ООН он вел себя необычно смирно. Он даже отошел от обычного для него отрицания Холокоста, в своей речи в Колумбийском университете он заявил, что Холокост произошел в Европе, вот пусть европейцы и отвечают за него. Складывалось впечатление, что иранцы и их сирийские союзники чем-то смертельно напуганы.

Сдержанную реакцию арабского мира можно объяснить тем, что к тому времени уже сформировалось противостояние арабских государств и Ирана. Для них Сирия воспринималась как верный союзник Ирана, так что основания закрыть глаза у них были. Единственная страна, заявившая официальный протест против последней акции Израиля, была Северная Корея.

Английская Sunday Times писала: “Сирия готовила Израилю смертоносный сюрприз… Но ядерные заряды – это совсем другое дело. Израиль просто не мог позволить себе мириться с наличием у противника ядерных ракет”.

Но еще вот что интересно: сирийская система ПВО российского производства оказалась абсолютно бессильной против израильской авиации. Престиж России пострадал очень серьезно, ибо на страже сирийского неба стоит новейшая российская противовоздушная техника. Всего годом раньше Дамаск получил первую партию заказанных в Москве зенитных ракетно-артиллерийских комплексов “Панцирь-С1”. Самоходный зенитный ракетно-артиллерийский комплекс (ЗРАК) “Панцирь-С1” включает радиолокационную установку радиусом действия 30 км, два 30-миллиметровых зенитных орудия, бьющие на высоту до 3 км, и 12 ракет “Тунгуска” класса “земля-воздух” дальностью действия 20 км, способных поражать цели на высоте до 12 км. Общий объем поставки составлял 50 комплексов, заказ стоимостью 400 миллионов долларов был оплачен Тегераном.

Иранские военные получили повод для раздумий, так ли хороши российские системы, на которые они тратят деньги.

Сюжет третий - Иран

Сейчас Нетаниягу решает опять ту же проблему. Режим аятолл, обещавший удалить Израиль, как раковую опухоль с карты Ближнего Востока, все ближе к атомной бомбе. В этом отношении – сюжет повторяется.

Правда он идет так, как предлагал президент Буш Ольмерту, по схеме – сначала МАГАТЭ, затем санкции, СБ ООН, а затем мы скорее всего взвесим и военную опцию. Россия, как и раньше, занимает особую позицию и предупреждает, что нападение на Иран приведет к катастрофе, а санкции США и ЕС против Тегерана вообще направлены на создание народного недовольства, путем "удушения экономики Ирана". Об этом заявил Сергей Лавров на ежегодной пресс-конференции 15 февраля. Лавров подчеркнул, что Россия выступает против дальнейших усилий Совета Безопасности ООН или западных стран по введению санкций против Ирана из-за его ядерной программы, которая, как опасаются США и их европейские союзники, направлена на создание ядерного оружия. То есть Россия против как санкций, так и против военного решения иранской проблемы.

Внутри Израиля в отношении удара по Ирану не затихают споры на всех уровнях. Эхуд Барак критикует позицию президента страны Шимона Переса относительно возможной бомбардировки Ирана. Барака возмутили слова Переса о необходимости прекратить "самозапугивание" и "бесполезное подстрекательство к войне", но в этой позиции Переса нет ничего нового. Барак напомнил Перес сопротивление бомбардировке иракского ядерного реактора в 1981 году, благодаря которой Саддам Хусейн так и не получил ядерное оружие.

Председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Мартин Демпси, отметил, что у Израиля есть возможности для нанесения такого удара, и, "вероятно, это на пару лет" затормозит реализацию иранцами военной ядерной программы, но "до некоторых из потенциальных объектов израильтяне добраться не смогут". Тот факт, что для Саддама Хусейна эти «пара лет» оказались решающими, отходит при обсуждении на задний план. У Обамы впереди выборы, а потому позиция его администрации понятна - наносить сейчас ракетно-бомбовый удар по ядерным объектам Ирана неблагоразумно. Правда, генерал Демпси объяснил это другими причинами. Он обеспокоен, что действия Израиля могут вызвать ответные удары иранцев по американским войскам и другим целям в районе Персидского залива или в Афганистане.

Но американское благоразумие и израильское не совпадают. Начальник генштаба Бенни Ганц заявил, что Израиль самостоятельно примет решение о том, следует ли наносить удары по иранским ядерным объектам. "Израиль является гарантом собственной безопасности. Именно эту роль выполняет наша армия. Мы должны самостоятельно решать вопросы, связанные с обороной".

В этом плане интересна статья Амитая Этциони, американского профессора международных отношений и директора Института политических исследований в Университете Джорджа Вашингтона, «Можно ли сдержать ядерный Иран?» («Can a Nuclear-Armed Iran Be Deterred?»).

Он, в частности, пишет: «Когда страной управляют религиозные лидеры, когда в стране есть религиозные фанатики, которые мечтают стереть некоторые страны с лица земли, очень опасно полагать, что они правильно оценивают ситуацию и принимают здравые решения. Теория сдерживания исходит из того, что любая страна с ядерным оружием знает, что если она нападет на другую, последняя нанесет ответный удар, а стало быть, не стоит беспокоиться о том, есть у Ирана ядерное оружие или нет, потому что он никогда не нанесет удара, боясь ответа». Большинство людей, пишет Амитай Этциони, верят в то, что вариантов бывает всего два: либо ты сумасшедший, либо ты рационален.

Однако история говорит о другом. Лидеры совершают безумные поступки, как, например, Япония, напав на Перл-Харбор, а это была совершенно безумная идея, Гитлер совершил большое количество безумных поступков. Есть и такие, что которые совершают самоубийства ради «великой» цели, как это сделали смертники 11 сентября 2001 г. Если фанатики готовы лишить себя жизни, нет никакой гарантии, что они не используют ядерное оружие, из-за опасения ответного удара.

В общем, сторонники сдерживания утверждают, что лидеры и правительства реагируют на изменения с помощью разума и логики. Однако, есть другой тип процесса принятия решений, что достаточно хорошо известно. Это нерациональное поведение , например, когда люди действуют в ответ на глубоко укоренившиеся убеждения, которые не могут быть доказаны или опровергнуты. Люди уже давно показали, что они готовы убить или быть убитым за свои убеждения, и что Бог повелел им действовать в той или иной форме. Они могут реагировать на факты и давление, но только до тех пор, как эти факторы влияют на способы их реализации своих убеждений, но неизменны в самих верованиях. Таким образом, религиозно фанатичный иранский лидер, который верит, что Бог приказал ему уничтожить Тель-Авив может раздумывать, использовать ли ракеты или бомбардировщики и в какое время атаковать, но не в том, чтобы прислушаться или нет к Божьему повелению, чтобы уничтожить неверных.

Короче говоря, можно было бы сдерживать Иран, но никто не может утверждать, что можно с уверенностью полагаться на рациональность руководителей Ирана и их решения и реакции на события вокруг них. Никто не может предсказать их действия и реакции, возможно, даже не сами иранцы.

Израиль стоит сейчас перед сложным выбором. Дважды в аналогичной ситуации было принято правильное решение. Будем надеяться, что руководители Израиля примет правильное решение и в третий раз.

 

III Иранский кроссворд

 

Если вы убеждены, что слово - есть дело, и бесконечные

разглагольствования о проблеме равносильны ее решению

– это значит, что вы либеральный интеллектуал.

Виктор Вольский. «Путеводитель по либеральному сознанию»

В начале марта в сети активно обсуждается тема «дайте ЦАХАЛу победить», вызванная обстрелами юга Израиля из Газы. Победить – это хорошо, но как-то за кадром остается смысл понятия «победить». Что такое «ликвидировать одного из командиров "Комитета народного сопротивления" Захира Кейси, понятно абсолютно, дело нужное, а вот что такое победа в Газе, я думаю, на сегодняшний день не знает никто. Это легко проверить: достаточно попробовать сформулировать, что означает «дайте ЦАХАЛу победить» письменно, и многое станет яснее.

Но Газа, наша многолетняя головная боль, все же не угрожает существованию Израиля, в то время, как проблема иранской ядерной бомбы содержит в себе именно эту угрозу. С тем, что это явления разного порядка трудно спорить, но понятно, что сегодняшняя боль болит сильнее. Обстрелам подверглись Беэр-Шева, Ашдод, Ашкелон, Нетивот, Сдерот, Гедера, Ган-Явне, поселки и кибуцы.

"Я знаю - гвоздь у меня в сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете!" Маяковский

Этот «гвоздь в сапоге» ЦАХАЛ выдернет, знает как, и не раз это делал. Что вызывает сомнения, так это способность политического и военного руководства Израиля решить проблему кардинально. Скорее всего, дело в том, что само это решение пока никому не понятно, а вот иранская проблема, при гораздо большей сложности и опасности, тем не менее, имеет более прозрачные решения.

При обсуждении иранской проблемы часто прибегают к аргументам «Обама хочет (не хочет)», «Нетаниягу хочет (не хочет)» и тому подобным. Я думаю, что тезисы типа «Обама хотел, а Нетаниягу нет» и т.д. нужно отбросить по определению. Война не нужна ни Обаме, ни Нетаниягу, и даже аятоллам - по крайней мере, сейчас. Я надеюсь, что с этим большинство согласится. Для понимания ситуации нужно выбрать те тезисы, что не зависят от "хочу - не хочу" национальных лидеров.

Тезис первый: ядерный Иран неприемлем

В первую очередь к таким тезисам нужно отнести неприемлемость Ирана с ядерной бомбой. Такой Иран неприемлем ни для Израиля, ни для США, но для США эта неприемлемость гораздо менее остра.

США могут и отложить решение иранского вопроса до завершения президентских выборов, тянуть с ударом по Ирану, потому что, хотя иранские атомные бомбы и могут нанести Америке большой ущерб, они не угрожают самому ее существованию. Ситуация у Израиля другая. В романе Дюма "Королева Марго" есть такая фраза (цитирую не точно): "Там, где герцог Гиз потеряет пуговицу на манжете, такие, как мы, потеряем головы". Америка получит проблемы, не без этого, но для Израиля это вопрос не проблем, а выживания. Поэтому, несмотря на желание или нежелание Нетаниягу воевать с Ираном, Израиль не может откладывать решение иранской бомбы снова и снова, особенно памятуя слова Ахмадинеджада о том, что, на еврейское государство потребуется от силы две бомбочки.

Именно в этом кроются разногласия между израильтянами и американцами насчет того, что считать красной линией, пересечение которой Ираном должно повлечь за собой уничтожение его ядерных объектов. Израиль в этом вопросе гораздо чувствительней, для него красной чертой является начало обогащения урана до оружейного уровня.

На тему неприемлемости ядерного Ирана можно спорить. Некоторые оппоненты пишут, что Иран пока еще ничего не совершил, а слова - это лишь слова. Интересно, останется ли оппонент при этом мнении, если ему некий враг направит в голову пистолет и взведет курок, будет ли он рассуждать на тему, что он же еще не выстрелил!? Если будет, то это для психиатра или для некролога, это комментировать невозможно.

Свое отношение к ядерному Ирану Барак Обама подчеркнул на встрече с Нетаниягу. Он, в частности, сказал: "Я считаю, что еще есть время для дипломатии, но, в любом случае, я не снимаю с повестки дня никакие меры, включая военные".

Тезис второй: две опции

Если принять тезис о неприемлемости иранской ядерной бомбы, то вывод один - Иран необходимо остановить, но как? Есть две опции, экономическая блокада и военное решение. Экономическая блокада уже действует, есть многочисленные публикации об ухудшении положения в Иране и т.д., но "мы делали революцию не для того, чтобы снизить цены на дыни" (Хомейни).

Последние санкции, примененные к Ирану чрезвычайно серьезны. Так с 17 марта Сообщество международных межбанковских финансовых телекоммуникаций (SWIFT), осуществляющее подавляющее большинство международных финансовых транзакций, впервые за свою историю прекращает обслуживать иранские банки, обслуживание сделок по экспорту иранской нефти станет почти невозможным, поскольку все платежи придется доставлять в Иран наличными в чемоданах или бартером. Не смогут осуществлять платежи и иранские компании, работающие за границей, да и иранцы, проживающие за рубежом, не смогут переводить деньги на родину.

Кроме того, по сообщению агентства Reuters, 23 марта на встрече министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе планируется обсудить вопрос о страховых компаниях, обслуживающих перевозчиков нефтепродуктов, в контексте эмбарго на ввоз иранской нефти. Что это означает, вполне понятно. Страховщики Евросоюза перестанут страховать танкеры, перевозящие иранскую нефть, а японские, южнокорейские и индийские страховые компании не смогут обеспечить достаточные страховки иранских танкеров. Эта мера создаст серьезные проблемы Токио, Сеулу и Нью-Дели, не присоединившимся к эмбарго на поставки иранской нефти.

В ноябре 2011 года, когда Вашингтон объявил односторонние санкции против банков Ирана, США предупредили банки других стран, которые работают со счетами официального Тегерана, что санкции могут коснуться и их.

В этой связи интересно, что и российский ВТБ24 (Внешторгбанк) отказал иранскому посольству в Москве в обслуживании. Посольство сообщило, что "расценивает указанные действия этого банка как акцию, направленную на реализацию односторонних санкций, как незаконную акцию, проводимую из-за океана Соединенными Штатами Америки в такой огромной стране, как Россия". Не так прямолинейно, но доля правды в этом заявлении есть: министр финансов США Тимоти Гайтнер заявил, что "Финансовые учреждения по всему миру должны крепко обдумать риски работы с Ираном".

В конце февраля и ведущий банк эмирата Дубай, "Нур Исламик" (информация агентства Reuters), так же отказался от обслуживания счетов правительства Ирана, через которые перечислялись многомиллиардные платежи за иранскую нефть.

Положение Ирана серьезно ухудшилось, но на этом пути, к сожалению, нет однозначного критерия, когда нужно будет сделать вывод, что санкции не работают, это вопрос политической оценки. Вполне вероятно, что ухудшение положения иранцев не заставит аятолл отказаться от ядерных амбиций.

"Это больше, чем преступление: это ошибка" - сказал Буле де ля Мерт Бонапарту.

Можно ли считать признаком действенности санкций то, что президент Ирана впервые в истории был вызван в меджлис, чтобы ответить на различные обвинения, которые высказываются в его адрес, или это проявление внутренней борьбы за власть, пока не ясно. Тем не менее, Ахмадинеджаду пришлось давать разъяснения о своей экономической политике, которая, по мнению многих депутатов, привела к финансовому кризису в стране. Может быть, это шаг к вероятному импичменту Ахмадинеджада, что даст аятоллам возможность сказать, что все проблемы были от Ахмадинеджада, а без него мы белые и пушистые, и, как в песне Аллы Пугачевой, "давай говорить снова". Этот вариант развития событий дает возможность Ирану отойти от края пропасти, куда они вот-вот свалятся, предложив Западу начать с чистого листа с новым президентом. Во всяком случае, это реальный шанс, но нужен ли он Ирану – пока не ясно.

Тезис третий: военное решение

Если санкции не работают, то остается военное решение. Арабы не меньше Запада хотят ликвидации иранской угрозы, но в военном отношении они на это не способны, поставки самого современного оружия им не помогут. Несмотря ни на какие вооружения, их армии способны лишь на полицейские операции, но не на войну с таким противником, как Иран. Игроками в этом вопросе могут быть только США и Израиль. США могут решить проблему в принципе, а Израиль частично, остановив иранскую ядерную программу на 3-4 года. Но иметь возможность решить проблему, не значит ее реализовать.

На совместной пресс-конференции с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном в Белом доме, Барак Обама предупредил Тегеран, что шансы на дипломатическое урегулирование иранской ядерной проблемы уменьшаются.

Тезис четвертый: США придется решать

Самые жаркие угли в аду оставлены для тех, кто во времена

величайших нравственных переломов сохранял нейтралитет.

Данте

Если Израиль решит, что Обама тянет с ликвидацией иранской ядерной угрозы, и есть риск пропустить момент удара, то ликвидировать иранские ядерные объекты Израиль будет самостоятельно. Но США при этом становятся заложником ситуации, так как ответный удар Ираном все равно будет нанесен по позициям США в Бахрейне, Афганистане и др.

То есть, независимо от того, хочет Обама разбираться с Ираном или нет, или хочет, но не сейчас, воевать все равно придется, а воевать - начинать войну - нужно по готовности, а не тогда, когда тебя вынудят атакой по типу Перл-Харбора. Судить об истинных намерениях США можно не только по отправке третьей авианосной ударной группы с авианосцем «Энтерпрайз» и атомной субмариной в район возможного конфликта, но и по действиям в Афганистане. Если США планируют боевые действия в Иране, то вывод воинских подразделений из Афганистане придется отложить. Их нужно будет задействовать в иранской операции, перекрывая возможные поставки вооружения и живой силы с востока. Военных нельзя будет выводить из Афганистана, несмотря на обещания это сделать.

Тезис пятый: война не неизбежна

К оружию следует прибегать в последнюю очередь

когда другие средства окажутся недостаточны.

Макиавелли

Серьезное влияние на вероятность войны могут оказать реальные приготовления к удару по Ирану со стороны США. Если приготовления будут достаточно понятны, то они могут подействовать отрезвляюще на горячие головы. Вспомните, как иранский адмирал заявил, что американским авианосцам не место в Персидском заливе, а потом, посмотрев на авианосец, резко изменил позицию, заявив, мол, что такого - обычное дело.

По мнению исполнительного директора американской неправительственной организации «Сеть национальной безопасности» (National Security Network) Хезера Херлбурта, «неверно считать – хотя так думают многие, – что Иран – это монолитный игрок и вся его политическая система едина в стремлении обзавестись ядерным оружием. Это просто не так. Иранская внутренняя политика формирует его внешнюю политику и ядерную политику».

Это дает шанс на то, что под влиянием санкций и приготовления к военному удару, вероятного роста недовольства в Иране из-за ухудшения экономического положения населения, войны удастся избежать, но это возможно только при реальных и жестких действиях, не думая, что слово есть дело, а разглагольствования о проблеме равносильны ее решению.

И, в заключение: "Еврейский народ может надеяться прежде всего на самого себя и лишь в очень небольшой степени - на то, что кто-то еще в мире захочет понять его проблемы и проникнется к нему некоторым сочувствием. Он не должен ни от кого зависеть и не должен верить никому, кроме самого себя" (Давид Бен-Гурион). «Мы высоко ценим великую солидарность, которая существует между нашими странами (Израилем и США). Однако, когда речь идет о выживании Израиля, то мы должны быть хозяевами нашей судьбы» (Биньямин Нетаниягу).

IV Если завтра война

Я не знаю, что делать с Ираном. Судя по всему,

выбор идёт между плохим и очень плохим.

Из комментариев к статье

В преддверии Песаха как не вспомнить о «поколении пустыни». Их подвиг был в том, что они все же вышли из рабства, ушли от «горшков с мясом» в пустыню, но внутренней энергии бороться за свое будущее, решать вопросы своей судьбы своими силами у них не было. Но от этого поколения произошли те, кто не ждал подарков небес и сам заботился о своем выживании, своей безопасности, своей стране и своем очаге.

Так получилось, что необходимость отстаивать свою страну, свою безопасность не уменьшается со временем, но Израиль уже не тот уставший народ пастухов, на который напал «амалек», новое поколение может ответить сильным ударом по Черчиллю: «Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще, сильнейшим ударом сплеча».

Роль этого кандидата на «сильнейший удар сплеча» твердой рукой забрал себе Иран. Это его выбор, и постепенно война с Ираном из абстрактно-теоретической стала переходить в практическую плоскость. Иранцы «залезли на высокое дерево» и забыли, что с него нужно бы рано или поздно слезть. Ситуация в отношениях между Ираном и странами Запада и Израилем зашла в тупик.

Практически уже мало кто верит Тегерану, утверждающему, что у него нет намерения создать атомную бомбу. Дискуссии по этому вопросу, ведущиеся либералами, в основном ведутся вокруг того, что проблема атомного Ирана преувеличена, ведь есть ядерные Индия, Пакистан, Северная Корея, но они не вызывают такого беспокойства. Да и вообще, Иран же не заявлял, что он собирается бомбить Тель-Авив, а если и угрожал, то это возможно «политическая риторика», не более того.

Но иранская политическая риторика имеет вполне конкретное военное воплощение в ракетах, которыми Хизбалла и Хамас угрожают Израилю на севере и обстреливают на юге, в военных поставках и финансировании этих организаций. Вряд ли Израиль может поверить, что страна, отказывающая ему в праве на существование и активно вооружающая боевиков, вдруг остановится из-за моральных соображений в использовании против него неконвенциального оружия. У Израиля просто нет другого выхода, как предотвратить появление такого оружия у Ирана. Иран заигрался, не только Израиль, но и Запад не верят в мирную атомную программу Ирана, тем самым Иран не оставляет выбора весьма последовательно ведет дело к войне.

Иранцам сегодня сложно и отступить со своих позиций, это означает потерять лицо, а на Востоке это чаще всего означает потерять и власть, но не только. Вполне можно потерять и централизованное иранское государство с доминированием персов, составляющих лишь 50% населения страны. Иранцы затеяли рискованную игру, считая, что удар Израиля может быть болезненным, но не смертельным, да и кроме того он может сработать, как консолидирующий население фактор, да и США не вмешаются, они еще не забыли проблемы Ирака, да и в Афганистане у них полно нерешенных проблем.

Возможный риск может казаться аятоллам вполне оправданным, а возможный выигрыш кружит головы. Появляется реальный шанс стать региональным гегемоном, активно влиять на арабские страны, поддерживая шиитские движения, обеспечив им самую широкую поддержку. США придется что-то решать со своими базами в регионе, так как существовать там при реальной угрозе иранской ядерной бомбы они не смогут. Короче – полное счастье и торжество шиитского ислама, которого они ждали достаточно долго. Все это здорово, но только время на иранских часах подходит к концу. Эта игра всем понятна, и в этом ее главный недостаток.

Запад учитывает и особенности шиизма. Столетия преследований выработали умение скрывать свои убеждения и обманывать врагов, поэтому значимость заявлений о нежелании иметь бомбу минимальна, а вот желание иметь бомбу и готовность для этого жертвовать многим на Западе, и особенно в Израиле, не вызывает сомнений. В этом ключе война против Ирана по сравнению с ядерным Ираном выглядит, как наименьшее из зол.

Иранцы пытаются воздействовать на общественное сознание, сообщая о все новых «новейших» видах иранских вооружений, проводя непрерывные учения, пытаясь убедить Запад, что война с Ираном будет стоить слишком больших жертв, но как-то незаметно не оставили Западу иного, не военного, выхода. Сегодня никто не примет очередные иранские истории о мирной ядерной программе, это время прошло. Теперь придется либо полностью открыть свою ядерную программу, с демонтажем предприятий по обогащению урана до оружейного уровня, либо встретить военное решение со всеми вытекающими последствиями.

Есть некоторый шанс на то, что ограничение операций с иранским Центробанком и операций по системе SWIFT, могут подействовать отрезвляюще, но для изменения курса нужна смена элит, а это не устроит тех, кто сегодня у власти в Иране, власть не для того берут, чтобы ее отдавать.

Важно отметить, что Ирану противостоят не только Запад и Израиль, но и арабские страны, открыто занявшие антииранскую позицию. Объяснение этого многовековым противостоянием между шиитами и сунитами верно, но недостаточно. Арабские монархии крайне болезненно восприняли стремление Тегерана поддержать социальные протесты против правящих элит в Саудовской Аравии и Бахрейне, которые по существу были попытками шиитских переворотов под эгидой Ирана. Это, собственно, и вынудило лидеров стран ССАГПЗ выступить против Ирана практически единым фронтом с США. Войну с Ираном они воспринимают, как неизбежное зло, нужно лишь обеспечить себе для войны легитимный повод.

Войны ты можешь не хотеть, но приготовиться обязан

Основная мантра скептиков такова: «Иран способен нанести удар, превышающий порог того, что Запад и Израиль способны вынести, поэтому его лучше не трогать». Этот тезис нужно рассмотреть конкретно. Об иранских планах сопротивления агрессорам достаточно подробно рассказал командующий элитных сил корпуса стражей исламской революции генерал Сулеймани в интервью на сайте Mashreq News, считающимся близким к иранскому военно-политическому истеблишменту и публикующим материалы о новостях военного дела. Генерал рассказал о плане обороны, главную роль в котором должны сыграть «иранские технические неожиданности, как-то: переброска танков к полю битвы по заранее подготовленной системе подземных тоннелей, мотоциклисты-ниндзя, зенитные гаубицы для сбивания беспилотников, "умные" мины и многое, многое, другое». Показательно, что генерал ничего не сказал о том, как отбивать наиболее вероятную воздушную атаку, в основном перечисляя различные виды иранского «чудо-оружия», большинство из которых безнадежно устарели.

Никаких иллюзий в способности ВВС и ПВО Ирана, противостоять американским ударам с воздуха, уже давно ни у кого нет, не смотря на то, что Иран имеет большое количество противокорабельных ракет китайского и иранского производства, и множество мин для возможной блокады Ормузского пролива. Есть у Ирана малые ракетные катера и сверхмалые подводные лодки, способные выполнять задачи вблизи иранских берегов на мелководье, есть так же и баллистические ракеты, которыми Иран способен ударить по американским базам и Израилю. Есть и главная сила иранской армии – значительные по численности вооруженные силы. Сайт www.globalfirepower.com называет численность военных и Корпуса стражей исламской революции 545 тыс. человек, и подготовленного резерва 650 тысяч. Кроме того отдельные источники сообщают о 10 млн. резервистов.

Все это важно, но за окном XXI век. Шансов противостоять современной военной машине у Ирана нет. Да и военно-политическая активность США и НАТО в регионе сильно напоминает подготовку к военной операции. В регионе находится мощная группировка сухопутных и военно-воздушных войск. 100 тыс. американских солдат находятся в Афганистане, до 50 тыс. – на базах в странах Персидского залива – в Кувейте, Саудовской Аравии, Катаре, Омане, на Бахрейне. Все тяжелое вооружение и техника армии США, которые были выведены из Ирака, а там в разное время было до 150 тыс. солдат регулярной армии, располагается теперь на базах в Кувейте. Это позволяет при необходимости в кратчайшие сроки снова развернуть мощную сухопутную группировку у южных границ Ирака. Достаточно только перебросить в Кувейт необходимое количество солдат на самолетах.

На военно-воздушных базах в Персидском заливе, в Афганистане, уже расположена значительная группировка ВВС США. Это позволяет обойтись минимумом авианосцев. Пока их в районе залива находится два – «Карл Винсон» и «Авраам Линкольн», на подходе «Энтерпрайз». Франция направляет в Персидский залив атомный авианосец "Шарль де Голль", таким образом, в апреле в этом районе будут сосредоточены как минимум четыре авианосные ударные группы ВМС Соединенных Штатов и Франции. Авиация, кроме авианосцев, будет действовать и с базы ВВС на острове Диего-Гарсия.

После публикаций WikiLeaks стало известно о стремлении стран ССАГПЗ выступить союзниками Запада в конфликте с Ираном. Повод для их открытого выступления в вооруженный конфликт может быть любым, в том числе удар Ирана по базам США на их территории, или атака на какой-нибудь арабский танкер. Особо интересно, что для боестолкновения с войсками США, иранцам нужно прейти либо границу Ирака, либо Афганистана, так как дислокация войск США находится вне досягаемости иранских сухопутных войск. В любом случае иранцы подставят себя под удар, кроме армии США, либо пуштунов, либо вооруженных сил ССАГПЗ.

В случае начала боевых действий нужно учитывать возможную активность Хизбаллы и Хамаса. В принципе есть вероятность того, что они ввяжутся в войну на стороне Ирана атакой, например, на Израиль. Но они отрезаны от источников финансирования из Сирии и Ирана и будут опасаться оказаться на стороне заранее проигравшего. Удар Израиля по Хизбалле, в случае необходимости, может положить конец ее существованию, особенно в силу того, что вооруженные формирования многих ливанских организаций (суннитов, друзов, христиан-маронитов) будут только рады избавиться от опасного конкурента в условиях, когда этот конкурент окажется без сирийской и иранской поддержки.

Иран так же вынужден учитывать серьезную опасность курдского движения. Иракский Курдистан является примером для курдов Ирана. С учетом тесных связей между курдами в Ираке и Иране, и сложными отношениями между иранскими курдами и центральными властями в Тегеране, есть основания ожидать активизации курдских военных формирований. В Ираке курдская армия (пешмерга) насчитывает почти 100 тыс. человек, территориально находится непосредственно у границ с Ираном и вполне может поддержать иранских курдов. Но курды не единственная проблема Тегерана, сепаратистские настроения есть у белуджей в восточной провинции Систан, те же курды и арабы из Хузестана и, конечно, азербайджанцы, не прекращавшие волнений в Иранском Азербайджане.

Внутри самого Ирана есть серьезные противоречия. Далеко не все готовы к разгрому в войне и фактическому разделу страны на национальные квартиры. Рассчитывать на поддержку России и Китая можно, но сильно надеяться Ирану на них не стоит, у Пекина и Москвы разные интересы в иранском вопросе. Показательно, что в 2011 году шел активный спор между китайскими и российскими представителями о том, нужно ли расширять Шанхайскую организацию сотрудничества, подразумевая включение в нее Ирана. Россия стремилась включить Иран в эту организацию, но не смогла, благодаря жесткому противостоянию Китая. Это и понятно, если бы Китай занял бы иную позицию, то сейчас был бы связан лишними обязательствами защиты Ирана, а Китай тверд в идее «сидеть на горе и смотреть, как под горой дерутся тигры». Не случайно китайский премьер-министр Вэнь Цзябао 18 января этого года после визита в страны Персидского залива заявил, что «Китай выступает решительно против попыток Ирана развивать и обладать ядерным оружием».

Собственно и Россия не похожа, как ни старается на надежного и бескомпромиссного борца за иранские интересы. Можно было продать Ирану комплексы С-300, как исключительно оборонительное оружие, но Россия предпочла этого не делать.

А тем временем у Ирана…

А тем временем у Ирана осталось только два выхода, либо капитуляция с отказом от ядерной программы, частичные меры и очередные отговорки уже никого не устроят, либо начать войну в надежде на чудо.

Готовы ли иранцы положиться на чудо? Детектором веры в чудо может служить тест, который условно можно назвать «Авианосец военно-морских сил США Abraham Lincoln». Как этот тест работает видно из следующего. Сначала главнокомандующий иранской армии Атаолла Салехи грозно потребовал от США не возвращать авианосец в район Персидского залива и добавил, что второй раз предупреждать не будет. Его поддержал заместитель командующего КСИР бригадный генерал Хосейн Салами, на что США направили в район иранских учений авианосная ударная группа в составе авианосца «Джон Стеннис» и боевых кораблей сопровождения. Тогда последовали угрозы заместителя главкома ВМС контр-адмирала Махмуда Мусави. Он, в частности, заявил, что «Мы советуем иностранным военно-морским силам со всей серьезностью относиться ко всем предупреждениям, которые исходят от частей военно-морских сил Ирана».

Вот тогда США и применили тест «Abraham Lincoln» - в сопровождении американских крейсера и эсминца этот авианосец проследовал через Ормузский пролив. Он прошел вдоль побережья, находясь достаточно близко от берега, и никаких инцидентов не произошло.

В этот момент авианосная группа была как на ладони у иранских противокорабельных ракет (ПКР). Учитывая, что ко времени «теста», именно 23 января, Евросоюзом было принято решение об отказе от закупок иранской нефти, это был самый удобный случай реализовать иранские угрозы. Авианосец был открыт для возможной ракетной атаки со стороны Ирана, но «тест» завершился без инцидентов. Если бы иранцы собирались всерьез реализовать свои угрозы, то вероятно, что они упустили единственную возможность попытаться потопить американский авианосец. Достать же авианосцы в Персидском заливе и Аравийском море они не смогут, нет ни соответствующей авиации, ни ПКР.

Иранцы не решились и правильно сделали. Дозвуковые ракеты с небольшой скоростью сравнительно легко будут перехвачены ПВО любого американского авианосного соединения. Проблему представляет российская ракета «Москит», но данных о ее наличии у Ирана нет. Основные иранские ПКР довольно маломощные и не способны нанести реального урона крупному кораблю. Поэтому атака на АУГ «Авраама Линкольна» закончилась бы ничем, но дала бы повод к войне. Основанием для такого утверждения служит анализ «танкерной войны» в заливе. Из 340 поврежденных судов, а это были не боевые корабли, потери составили всего 3%.

Если завтра война…

«Если завтра война», то сценарий ее более-менее ясен. США с союзниками будут наносить ракетные и воздушные удары, с целью вывести из строя систему ПВО, стационарные установки баллистических ракет, аэродромы. Нелишне напомнить, что запас «Томагавков» на всего одной пл типа «Огайо» составляет 154 крылатые ракеты BGM-109. А после подавления ПВО в дело будет введена авиация.

Что могут противопоставить иранцы? Это попытка блокады Ормузского пролива минированием, ракетные удары по ВМС США, Великобритании и Франции. Могут попытаться использовать единственные новые комплексы ПВО – 29 российских «Тор-1» малого радиуса действия, но для бомбардировщиков B-1 и B-52 с базы на острове Диего-Гарсия они не опасны.

Большая часть военной техники Ирана устарела. Иран годами пытался избавиться от необходимости приобретать вооружения и производить их самостоятельно, но зачастую производил устаревшие клоны. Эти разработки демонстрируются на военных учениях и восхваляются иранскими политиками и военными. Однако некоторых из таких вооружений могут быть и опасными, к примеру, сверхмалые подводные лодки, способные работать на мелководье. Скоростные катера с ракетным вооружением так же могут представлять опасность, при атаке «волчьей стаей».

Есть у Ирана ещё некоторое количество современных систем, приобретённых в последние годы у России и Китая. Что касается них, то открытая информация об этом остаётся скудной, и иногда даже противоречивой, поскольку множество сделок проводятся в режиме секретности. Но по опыту России нам известно, что зачастую секретность служит не для сокрытия реальных боевых возможностей, а для маскировки отставания в военной сфере.

Как бы то ни было, любое решение в этой ситуации для Ирана – выбор между плохим и очень плохим. Очень вероятно, что активизируются отряды «ас-сахва» и «моджахеддины э-халк», отряды, которыми они располагают, достаточно многочисленны, да потом подходящий случай может не представиться. Но вопрос, что делать Ирану с Турцией, где находится мощная база ВВС США Инджирлик? Эрдоган уже выступил с осуждением возможного удара по Ирану, но это выглядит, как максимум того, что он может сделать. Наносить же удар по базе на территории Турции (или Саудовской Аравии, Бахрейна, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов и Омана), это заставить их вступить в войну.

Иран может попытаться нанести ущерб Израилю, но после уничтожения основных пусковых установок и центров управления это будет непросто, может попытаться активизировать Хизбаллу и Хамас, но те, потеряв финансирование Ирана и его военную поддержку, уже сейчас заявляют, что не будут воевать на его стороне.

Но самые большие проблемы Тегерану преподнесут сепаратистские движения, особенно, если им помогут извне. Вероятнее всего, что ослаблением армии первыми воспользуются курды, но белуджи и азербайджанцы так же не заставят себя ждать.

Израиль в войне принимать участие не должен, в этом нет смысла. Его задача средствами ПВО сбить иракские ракеты, если они будут и не дать Хамасу и Хизбалле выступить на стороне Ирана. О серьезной подготовке ПВО Израиля свидетельствует так же появившаяся в начале февраля информация, что в Израиле размещено до 10 тыс. американских солдат из состава войск ПВО. Это естественно, предупреждения об иранских ракетных пусках ПВО Израиля будет получать от американских систем ПВО в Персидском заливе, и необходимо протестировать их совместную работу.

Как бы то ни было, Иран не сможет выстоять в этой войне, но без сомнения, мирное решение устроило бы всех. Но устроит ли оно Иран? Пока признаков этого явно недостаточно. Скорее всего, Иран недооценивает решительность Запада достичь поставленной цели. Не он первый, но хорошо бы, чтобы он стал последним.

Примечания

[1] Корпорация «Солтам» является основным производителем и разработчиком артиллерийско-миномётных систем и боеприпасов для армии Израиля, она также занимается модернизацией артиллерийских систем, участвует в НИОКР и программах по перевооружению по всему миру.

[2] Tadiran Communications так же обеспечивает поставку в армию США больших коммуникационных систем. На многих малогабаритных ракетах, в том числе и на ракете «Стингер», установлены электронные системы наведения данной фирмы.

[3] Spy Vs Spy: The Secret Wars Waged In New Spooks’ Playground. London Times, 11 February 2012.

[4] Geopolitical Diary: Israeli Covert Operations in Iran. Stratfor.
 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru