litbook

Поэзия


Манана Дангадзе: Амазонка. (Перевод с грузинского Владимира Саришвили)0

Перевод с грузинского Владимира Саришвили


АМАЗОНКА
Из ракушки морской Афродитою я появилась,
Чтобы встретить тебя, что на землю с небес снизошёл.
И разлука с девичеством — радость, великая милость,
Целомудрия в дар я тебе приношу ореол.
Нашу свадьбу Всевышний своей озарил благодатью,
Море дружкою стало, а небо держало венцы,
И свершился обряд, шелестит моё белое платье,
И летят во все стороны радостной вести гонцы.
Солнце, звёзды гостили у нас, беззаботно пируя,
Райских яств, райских вин изобилье ласкало сердца,
И покинула свой заповедник луна и, ликуя,
Серебрилась лучами — и песни лились без конца…
Пошепталась я с морем, и море меня уступило,
И не стало чинить нашей страсти препон и преград.
Я оставила морю ракушку свою, как могилу,
К жизни новой пришла, и пути мне не будет назад.

ИНТЕРЕСНО…
Интересно, зачем, для чего я пришла в этот мир?
Или что накоплю, или что унесу я с собою?
Между мною и вечностью чётко означен пунктир…
Я стою у черты, я внимаю часов перебою.
Интересно, а кем я была до рождения здесь?
Может, спутницей лиры Деметры? А кто его знает?
Иль супругой монарха, что вся — величавая спесь, —
Вот какая догадка, внезапная мысль озаряет…
Чаровницей Медеей? Колдуньей, что в ночь и туман,
Ворожа, извергает из тьмы вылетающих бесов,
Или домохозяйкой, иль мученицей Кетеван?
Или Солнца царицей? Так кем я была, интересно…
Чьё же тело в душе моей в будущем плоть обретёт?
Если волею рока постигну я чувств сокровенья,
Испытания тайну, возвышенной жизни полёт,
И в едином любовном порыве умчусь по теченью?..
Если ныне и вновь я желанного обожествлю,
Если благословит меня Светицховели сиянье,
С чистым сердцем я нищих монеткой-другой наделю,
Благодатью в душе отразится моё подаянье.
Интересно, зачем, для чего в этот мир я пришла?
Что оставлю я здесь, или что унесу я с собою?
Я долги оплатила, хоть в сущности не поняла,
Что кому задолжала, и кто не даёт мне покою?
Матерь Божья, Спасителя рождшая, верую, ты
Вознесёшь мою душу на волю из плотской темницы,
Солнце, светоч и жизнь, благодетель земной красоты,
Возвещает, что в новом обличье дано мне родиться.

РТВЕЛИ
Среди гроздий янтарных запомню тебя воскрылённым,
Словно вспышкою выхвачу — как из корзин виноград
Ты ссыпаешь в арбу. И за скрипом колёс утомлённым
Запою «Мравалжамиер»… Солнце склонится в закат.
И придёт сновиденье: осины, овраг, и на тропке
Юной скромницей — словно мечту потревожить боюсь,
И гарцует мой сверстник, а молодец он не из робких,
Отрок гордый и воин. И тут я в смятенье проснусь.
Вспомню я, как под ветром ворочались двери марани,
Связок лука послышится шелест, в чулках — чеснока,
Вспомню отсвет рубиновых струй, и бычка на закланье,
Небо в винных расцветках, луны наливные бока;
Потаённые взгляды из окон, шум праздных шатаний,
Молодых прожигателей жизни пиры «на ура»,
Нескончаемых здравиц речистость, объятья-братанья,
Танцы-песни: «Любовь — это просто со смертью игра»…
Вспомню я и величье, и дух твой, что твёрже алмаза,
Вечеренья зари образ хладный мелькнёт невзначай.
Семицветием радуг судьбу мою ты не украсил,
Щедрым даром твоим мне не стали шелка и парча.
Нынче ты в одиночестве, наглухо двери закрыты,
Равнодушно судьба жизни нить денно, нощно прядёт,
Я молюсь потаённо: «О, Боже, страдальца спаси ты!».
Приговор тебе смертный, жестокая участь грядёт!
Я напрасно вскипаю, напрасно ищу толкованья,
И гадать ни к чему, и отыскивать смысла зерно,
Был ты чадом Господним, приходит пора расставанья,
Ты сливаешься с вечностью — свыше сие решено.
ВНОВЬ ЗОВУ Я ТЕБЯ
Я любила тебя… так, что в келье томилась душа
И не смела, отшельница, даже взглянуть на другого.
И мечты обратились во сны и взлетели, спеша,
Луч надежды ловить в мир грядущий из мира былого…
Я любила тебя. А стихи — словно выжатый сок
Спелых гроздий осенних меня оживляли порою.
Прочны корни мечтаний, и голос надежды высок,
Шаловливая юная страсть завлекает игрою…
Сколько раз я взывала к тебе у закрытых дверей!
Не услышан ни разу мой зов оробелый тобою…
Обвенчала земля нас под пенье небес и морей,
Обречённое чувство уносится вихрем, волною…
В снах искала тебя — то в ночи, то средь белого дня,
И на ниточке тонкой надежду подвесить решилась.
Талисманом отравленным время терзало меня,
Но любви нашей лестница ввысь, в небеса возносилась.
Вновь зову я тебя… Словно ласточки, мы пролетим
По-над нивою, что колыхается перед закатом.
В пламенеющем небе любовь свою мы воплотим,
Поспеши! Скоро звёздная ночь изойдёт звездопадом…

АПОКАЛИПСИС

Распяты, обескровлены тела —
И сатана, хохочущий над ними,
Мы в мире, беспросветном, как скала,
Кресты страстей на алтари поднимем.
И чёрту проданы душа и кровь,
Не видно звонниц и молитв не слышно,
Плакучей ивой — у реки любовь
Унесена потоком возбурлившим…
Грозой разбито сердце, в небеса
Оно глядит, бушует ливень росный,
Огонь в разлитой желчи угасал,
Сочувствуя страстям, умершим поздно.
И в пепел — радости капель, и вновь
Тьма — ни церквей вокруг, ни колоколен.
И обречённо — ввысь летит любовь,
Просвета не найдя в земной юдоли.

ПРИГОВОР
Вот конец без конца.
Перемен не предвидится дале.
И на мне нет лица.
И стою обречённо, в печали.
Голы персика ветви;
Весна на пороге застыла.
Пережившей измену душе
Ничего уж не мило.
Сердце ранено ядом двуличья,
На части разбито.
Кубок выпит златой.
В тьме кромешной надежда укрыта.
Это Горовиц —
Вновь торжества преисподней соната.
Подбоченившись, пляшут,
В восторге визжат бесенята.
И о чём бы я,
К смертной черте приближаясь,
Мечтала?
Люцифера желанье исполнилось,
Я проиграла.
Валуном придавило мне сердце,
Дыханье прервалось.
В одиночестве, в страхе
Я в мире подлунном осталась.
Вот конец, не спастись.
Перемен не предвидится дале.
И на мне нет лица.
И стою обречённо, в печали.

СОЛНЦЕ СТЫНЕТ, МЕРТВО…
Солнце стынет, мертво,
Оставляя нам чашу
Примирения…
Страсти уже не бурлят.
Пряди тронуло снегом.
Я старость уважу,
Хоть не скрою — грущу.
Все, старея, грустят.
Без руля, без ветрил остаюсь.
Зарыдаю,
Снова слушая сказки печальной финал,
Голос предков
С высокого неба взывает,
И желтеет дубрава, и луч засиял.
Страх исчез из души,
Жизнь прошла быстротечно,
И свобода
В земном замолчала краю…
В жилах кровь не бурлит,
Сердце слушает вечность,
И Господь призывает
В обитель свою.

 

Оригинал: http://7i.7iskusstv.com/2017-nomer7-dangadze/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru