litbook

Культура


Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена0

Никогда не предполагал, что когда-нибудь кто-нибудь будет оспаривать авторство знаменитого стихотворения Иона Дегена «Мой товарищ, в смертельной агонии», и даже не оспаривать, а утверждать, что его автором является поэт Александр Кириллович Коренев (1920–1989). Такое утверждение равносильно обвинению Дегена по умолчанию в плагиате — умышленном или случайном. А в плагиат Дегена всем, знающим героическую биографию этого великого, смелого, мужественного, талантливого и абсолютно честного человека, поверить невозможно[1]. Невероятно, чтобы израненный 20-летний лейтенант Ион Деген читал в 1945 году на посвященном ему вечере в Доме литераторов не свое, а присвоенное им чужое стихотворение.

 

Гвардии лейтенант Ион Деген.1944 год

Гвардии лейтенант Ион Деген.1944 год

 

Ион Деген. Израиль. День Победы 9 мая

Ион Деген. Израиль. День Победы 9 мая

Но такой человек, утверждающий авторство Коренева, нашелся. Это Красиков Михаил Михайлович, как сказано в Википедии, родившийся в 1959 г. и проживающий в Харькове украинский поэт, литературовед, этнограф, фольклорист, кандидат филологических наук, автор более 20 книг и около 300 научных публикаций, участник ежегодных харьковских поэтических фестивалей «Чичибабинские чтения».

Михаил Михайлович Красиков,

Михаил Михайлович Красиков, харьковский поэт и литератор

Он стал составителем посмертного малоформатного сборника Александра Коренева «Черный алмаз. Стихотворения»[2] (Харьков, «Клио», 1994, тираж 1000 экз.) вместе с вдовой поэта Г.М. Кореневой, а также его редактором, автором аннотации и вступительной статьи памяти Александра Коренева «Слово о неизвестном» поэте.
В аннотации и в статье Красикова утверждается, что «неизвестным поэтом» — автором стихотворения «Мой товарищ, в предсмертной агонии», опубликованного Евгением Евтушенко в «Огоньке» (№ 47, 1988 г., С.9) в поэтической антологии «Русская муза ХХ века» под названием «Валенки», является Александр Коренев.
Вот краткая справка о нем. Александр Кириллович Коренев (1920–1989), поэт, член Союза писателей СССР с 1954 г. Перед войной закончил 3 курса Литературного института им. Горького, где дружил с харьковским поэтом Михаилом Кульчицким. С 1942 г — на фронте; по заданию командования забрасывался к партизанам. Несколько раз ранен, в том числе — тяжело.

Александр Коренев. 1939 г.

Александр Коренев. 1939 г. Литературный институт

Красиков по умолчанию подтверждает авторство Коренева стихотворения «Валенки» только тем, что в стихотворении «Вьюга. Ночь…», которым открывается посмертный сборник Коренева, последние 4 строки почти совпадают с последними строками стихотворения «Валенки», а 4 предыдущие строки весьма отдаленно перекликаются по смыслу с 4-мя первыми строками в «Валенках», и что под текстом опубликованного им стихотворения в посмертном сборнике «Черный алмаз» указан 1942 год.

Стихотворение «Валенки» неизвестного поэта («Огонек», 1988, № 47):

Мой товарищ, в предсмертной агонии
Не зови ты на помощь людей.
…Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

И не плачь, не скули, словно маленький.
Ты не ранен. Ты просто убит.
Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
Мне еще воевать предстоит.

Оригинал стихотворения Иона Дегена, многократно опубликованный в России (1990), Израиле и Германии, в частности, в интернет-журнале «Заметки по еврейской истории», №5 (66), май 2006 г., в подборке «Из военных стихов»[3]:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

Стихотворение «Вьюга. Ночь…» А. Коренева в его посмертном сборнике «Черный алмаз»:

Александр Коренев, лейтенант. Декабрь 1944 г.

Александр Коренев, лейтенант. Декабрь 1944 г.

Вьюга, ночь… Поле, полное мертвых.
Поле боя метель замела.
Кровь фонтанами так и замерзла
На окоченевших телах.

На мальчишеских трупах застывших
Стынут конусы красного льда.
Мой товарищ, ты стонешь, ты жив еще,
Что ползешь через поле сюда?

Мой товарищ, спасти тебя поздно мне,
Ты в крови, ты людей не зови.
Дай-ка, лучше, таща тебя по снегу,
Отогрею ладони свои.

Не кричи и не плачь, словно маленький,
Ты не ранен, ты только убит,
Дай-ка, лучше, сниму с тебя валенки,
Мне еще воевать предстоит.

1942

В тексте этого стихотворения полужирным шрифтом выделены последние 4 строки, почти совпадающие с последними строками «Валенков», а синим шрифтом выделены предыдущие 4 строки, отдаленно перекликающимися с первыми четырмя строками «Валенок».

На этом основании Красиков объявляет стихотворение «неизвестного поэта», опубликованное Евтушенко в «Огоньке», «фольклорным вариантом» стихотворения Коренева «Вьюга. Ночь…». Это объявление — большая спекуляция г. Красикова. Ведь стихотворение по легенде считавшегося убитым неизвестного лейтенанта, ходившее «по рукам» и передававшееся с ошибками, не является фольклорным. А превращение шестнадцатистрочного стихотворения «Вьюга. Ночь…» в восьмистрочные знаменитые «Валенки» дело весьма трудоемкое и непосильное для фольклора. В любом случае «Валенки» — это не вариант стихотворения «Вьюга. Ночь…», а прилагательное «фольклорный» плохо маскирует ловкий ход, с помощью которого авторство «Валенок» приписывается Кореневу.

После смерти Иона Лазаревича Дегена 28 апреля 2017 г. Красиков начал публичную деятельность по утверждению Коренева как автора стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии». 16 июня 2017 г. он выступил в Харькове с лекцией «Александр Коренев — автор самого загадочного стихотворения времен 2-й мировой войны»[4].

В информации об этой лекции Красиков отмечает, что стихотворение Коренева «Вьюга. Ночь…» (1942)

«в сокращенном и переделанном виде ставшее фольклорным произведением и долго пребывавшее анонимным, пока права на авторство не предъявил недавно скончавшийся фронтовик Ион Деген».

Обращаю внимание на то, что Деген, выдающийся герой войны, чего Красиков не мог не знать, здесь назван всего лишь фронтовиком, и что стихотворение «Вьюга. Ночь…», по Красикову, было якобы кем-то переделано в стихотворение «Мой товарищ, в смертельной агонии». Кем переделано? Красиков не пишет, но скорее всего подразумевает, что «народом».

Это полная чепуха. Между прочим, «народ» не знал неопубликованного стихотворения «Вьюга. Ночь…», и оно не ходило «по рукам». Известные поэты-фронтовики, знавшие стихотворение «Мой товарищ» в той или иной редакции, в частности, Луконин, Межиров и Винокуров, стихотворения «Вьюга Ночь…» не видели. Это стихотворение и не могло ходить «по рукам», поскольку его первая и большая часть — весьма слабая и незапоминающаяся.

В словах Красикова «пока права на авторство не предъявил … Ион Деген» сквозит мысль о том, что это было несправедливо, бесчестно. Поэтому перейду к правам авторства Дегена на стихотворение «Мой товарищ», впервые опубликованное Евтушенко в 1988 г. под названием «Валенки» в «Огоньке», т.е. за год до смерти Коренева.

Прежде всего отмечу, что впервые оригинал этого стихотворения Ион Деген, двадцатилетний танковый ас, начавший воевать добровольцем в 16 лет и написавший его на фронте в 19 лет, публично прочитал летом 1945 года на вечере в Центральном доме литераторов в Москве, проводившемся специально для прослушивания стихов этого никому неизвестного лейтенанта на костылях. И тем самым заявил о своем авторстве этого стихотворения. На этом вечере стихотворение «Мой товарищ» было подвергнуто резкой критике, а Константин Симонов, который вел вечер, обвинил автора в апологии мародерства (хотел «снять валенки» с убитого).

После публикации Евтушенко «неизвестного поэта» в «Огоньке» в 1988 г. старые друзья и знакомые Дегена узнали это стихотворение, известное им со студенческих лет, и сообщили ему об этом, а один из них сообщил Евтушенко фамилию автора — Деген и сведения о нем. В 1990 г., т.е. через год после смерти Коренева, профессор В.С. Баевский в статье «Стихотворение и его автор» («Вопросы литературы», 1990, №3, С. 236-237) атрибутировал стихотворение «Мой товарищ», назвав его автора — Деген. Так что самому Дегену не пришлось предъявлять права на авторство этого стихотворения. Он предъявил права на свои стихотворения только в 1991 г. в своей маленькой книге «Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена» (Рамат Ган, Израиль), в которой опубликован оригинал стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии» и напечатано: «Все права принадлежат И. Дегену». Эта книга есть в Москве в Российской государственной библиотеке (РГБ), бывшей Библиотеке им. Ленина.

Отмечу, что Коренев ни разу не заявил о своем авторстве стихотворения неизвестного поэта «Мой товарищ», которое ходило «по рукам» со времен войны и затем было опубликовано в 1988 году Евтушенко под названием «Валенки», и ни разу не предъявил права на него. И он в течение всей его жизни не публиковал свое стихотворение «Вьюга. Ночь…».

В Генеральном каталоге РГБ указано 13 сборников стихов Коренева, 10 книг его переводов стихов с уйгурского, казахского и бурятского языков и одна его производственная книга в соавторстве с И.И. Борисовским «Мастера рубероидного производства» (о методах работы на Московском рубероидном заводе), изданная Промстройиздатом в 1948 г.

Все сборники стихов Коренева, указанные в Генеральных каталогах Российской национальной библиотеки (РНБ) в Петербурге и Гос. публичной исторической библиотеки в Москве, есть и в Генеральном каталоге РГБ. Ни в одном из прижизненных сборников стихов Коренева не опубликовано его стихотворение «Вьюга. Ночь…» ни под этим, ни под иным названием или без названия. Нет его и в журнально-газетных публикациях Коренева. Оно не упоминается в рецензиях на его сборники стихов и на его журнально-газетные публикации, указанных в библиографическом каталоге РГБ.

В аннотации к сборнику Коренева «Черный алмаз» Красиков пишет: «главные свои стихи поэт при жизни напечатать не мог; они были скроены не по меркам соцреализма». Не знаю, относит ли Красиков к этим «главным своим стихам» стихотворение «Вьюга. Ночь…», но оно вполне могло быть опубликовано, если не в сталинские, то по крайней мере во времена хрущевской «оттепели», брежневского застоя и тем более в период горбачевской перестройки при жизни Коренева. Но публикуя это стихотворение в качестве первого и главного стихотворения в посмертном сборнике «Черный алмаз», Красиков в своей вступительной статье к этому сборнику не пишет, что стихотворение «Вьюга. Ночь…» было опубликовано в этом сборнике впервые.

Справедливости ради отмечу, что Красиков сделал заявление об авторстве Коренева стихотворения «Мой товарищ» в изданном им в 1994 году посмертном сборнике Коренева еще при жизни Дегена, который не видел этого сборника и ничего не знал ни о нем, ни о существовании поэта Коренева. Примерно тогда Красиков приходил по вопросу этого авторства Коренева к главному редактору журнала «Вопросы литературы» Лазарю Ильичу Лазареву, известному литературоведу и литературному критику, кандидату филологических наук и фронтовику. Л. Лазарев написал об этом как профессионал высокого уровня в своей статье «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне» об одноименном сборнике (СПб, 2005 г.), опубликованной в «Вопросах литературы» 2006, №5 на С. 362-365 [5], в частности, следующее:

«М. Красиков просто решил организовать очередную разоблачительную “сенсацию”. С этой “сенсацией” М. Красиков в свое время приходил ко мне. Я ему сказал, что “сенсация” не состоится: сразу видно, что Коренев присочинил свои довольно слабые строки к знаменитому восьмистишию, считая его “бесхозным”. Авторство И. Дегена неоспоримо».

Это убедительно.

Но зачем Коренев это сделал и когда?

Ведь Коренев не публиковал стихотворение «Вьюга. Ночь…», и его авторство не было известно в литературной среде.

Если Коренев — автор этого стихотворения, то почему он не сказал об этом Евгению Евтушенко, который, оказывается, знал его? О своем знакомстве с Кореневым Евтушенко сообщил в справке о нем в «Строфах века. Антологии русской поэзии» (1995, 1997, 1999). Почему Коренев не сказал об этом фронтовым поэтам Михаилу Луконину, Александру Межирову и Евгению Винокурову, автору вступительной статьи «Постоянство» к сборнику Коренева «Избранное» (1979 г.), которым было известно стихотворение неизвестного автора «Мой товарищ, в предсмертной агонии»? Кстати, высокая оценка Винокуровым в его статье «Постоянство» стихов Коренева, приведенная Красиковым, не касается стихотворения «Вьюга. Ночь…», поскольку Коренев не включил его в свой сборник «Избранное». Возникает вопрос: почему не включил ?

Но, как следует из вступительной статьи Красикова, Коренев прочитал стихотворение «Вьюга. Ночь…» ему, незнакомому человеку, который впервые пришел к нему домой по вопросу о погибшем Михаиле Кульчицком. Это было после публикации «Валенок» в «Огоньке» в 1988 году. Красиков пишет об этом: «когда услышал стихотворенье «Вьюга. Ночь…», невольно воскликнул: «Так это Вы тот самый «неизвестный поэт», чьи стихи Евтушенко напечатал в «Огоньке»? — Да, эти стихи давно разошлись по рукам, и кому их только ни приписывали!» — ответил Александр Кириллович».

И Красиков стал борцом за авторские права Коренева на стихотворение «Валенки» и в качестве такового не только подготовил и издал посмертный сборник Коренева «Черный алмаз», открывающийся ранее не публиковавшимся стихотворением «Вьюга. Ночь…», и стал не только пропагандировать авторство Коренева в своей публичной лекции на эту тему после смерти Дегена, но и способствовать утверждению авторских прав Коренева на «Валенки» среди западных исследователей русской литературы. Так, в конце своей вступительной статьи в сборнике «Черный алмаз», Красиков сообщает, что хотел послать стихотворение «Вьюга. Ночь…» «известному польскому переводчику и исследователю русской литературы Анджею Дравичу, который перевел стихотворение «Валенки» по «огоньковской» публикации и включил его в свою антологию русской поэзии (она должна была вскоре выйти) — к счастью, теперь уже не как стихи «неизвестного поэта»», а надо полагать — с подачи Красикова — как стихи Коренева.

Дочери Коренева — защитницы авторства своего отца

Ольга Коренева

Ольга Коренева. Фото из ее книги «Интимный портрет дождя…» 2014 г.

Как и Красиков, они весьма резко утверждают, что автором стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии» является их отец. Рассмотрим их доводы.

Ольга Коренева, старшая дочь от первого брака, 1963 г. рожд., окончила Литературный институт им. Горького, прозаик и поэт, член Союза писателей РФ.

Согласно своей опубликованной в интернете в 2014 г. книге «Интимный портрет дождя или личная жизнь писательницы. Экстремальные мемуары» [6] Ольга громогласно заявила на вечере Евтушенко в Центральном доме литераторов, что певица пела песню на стихи ее отца, поэта Александра Коренева:

«Так это же стихи моего папы! Только слегка измененные, но некоторые строки даны полностью. Наглый плагиат! Ведь стихи эти вошли в некоторые папины сборники, печатались в журналах при его жизни, у них особая история. Это особые стихи».

По словам Ольги, в этот момент из-за занавеса вышел Евтушенко и якобы воскликнул:

« Нет, это не его стихи! Это стихи Ионы Дегена, я перевел их с еврита, а Саше они просто… Э-э… они ему понравились, и он их записал.

 Эти стихи папа написал в 43-м году,  начала было я,  они вошли сначала в его первый сборник, а потом

Но меня резко оборвали. А Евтушенко вскричал:

 Меня не интересует история вашего папы! Не мешайте вести вечер!»

Ольга Коренева, член Союза писателей РФ

Ольга Коренева, член Союза писателей РФ

Конечно, Ольга нарочито сказала «еврита». Но все это ее неумная художественная выдумка. Этого не могло быть. Деген не знал иврита и свое стихотворение «Мой товарищ, в смертельной агонии» читал в ЦДЛ в 1945 году, естественно, по-русски. А Евтушенко и не нужно было переводить это стихотворение по подстрочнику, т.к. он опубликовал полученный от Луконина текст этого стихотворения на русском языке.

О Виктории, представившейся дочерью поэта Александра Коренева в своем комментарии к статье LKamradа «…ты не ранен, ты просто убит» [7], ничего не известно. Можно было бы предположить, что она — дочь Коренева от второго брака. Но старшая дочь Ольга, которая в своей названной выше книге подробно пишет о всей семье — о родителях, о младшем брате Игоре и даже (хотя и весьма скверно) о второй жене ее отца, на которой он женился после смерти матери Ольги, совершенно не упоминает дочь Коренева Викторию. Это странно.

В конце указанного комментария Виктория оставила для ответа свой e-mail: victoriyakoreneva@gmail.com. Но на посланное по этому электронному адресу дружественного письма к Виктории с предложением обсудить авторство стихотворения «Мой товарищ…» она не ответила, а этот адрес был ликвидирован. И это очень странно.

Еще одна странность. В следующем своем комментарии к уважительному и дружественному изложению позиции автора (LKamrada) о том, что никто ни у кого «не крал», Виктория невпопад и довольно грубо выговаривает ему:

«Надо проверять информацию перед тем, как ее печатать!».

Не слишком ли много странностей с Викторией? Впору подумать, что она не существует. Тем не менее, приведу полностью текст ее первого комментария:

«Уважаемый LKamrad. исправьте пожалуйста недоразумение. Стихи, которые вы процитировали под фотографией (» .. ты не ранен, ты просто убит») были написаны моим отцом, советским писателем, членом Союза Писателей Кореневым Александром Кирилловичем в 1942 году. Он воевал, получил орден Красной Звезды и издал 20 книг после того, как вернулся простреленный с войны. Авторские права должны быть соблюдены. Стихотворение называется «Вьюга, ночь…» и вошло в несколько сборников его стихов, изданных Литфондом. На это гениальное стихотворение, которое родилось из крови и реалий войны, которые видел мой отец, было много претендентов  самозванцев. Будет правильно восстановить справедливость и назвать вещи своими именами. Пожалуйста напишите корректировку на свою же статью! Спасибо большое, Виктория Коренева (viktoriyakoreneva@gmail.com)».

Однако доводы Ольги и Виктории неверны: как было тщательно проверено, это стихотворение не вошло ни в один прижизненный сборник Коренева (ни в первый, ни в последующие) и не было напечатано в его журнально-газетных публикациях, а Литфонд — это не издательство и никаких сборников стихов не издавал. Все прижизненные сборники стихов Коренева были изданы в московских издательствах «Советский писатель», «Воениздат», «Советская Россия», «Молодая гвардия» и «Художественная литература».

Вдова Коренева как один из составителей сборника «Черный алмаз»

Как отмечалось выше, наряду с Красиковым составителем посмертного сборника Коренева «Черный алмаз» указана его вдова — Г.М. Коренева. Во вступительной статье к этому сборнику Красиков пишет о ней:

«Вторая жена — Галина Михайловна Коренева, спасшая его из мрака отчаяния, продлившая его жизнь на многие годы, — человек, без которого издание этой книги было бы невозможно». Я не  нашел в прессе никаких ее комментариев по поводу этого сборника и, в частности, стихотворения «Вьюга. Ночь…».

Какова в действительности ее роль в составлении посмертного сборника «Черный алмаз» мне неизвестно. Однако, если верить Ольге Кореневой, то по ее упомянутой выше книге можно составить некоторое представление о вдове ее отца. Ольга сообщила, что вторая жена отца была лимитчицей, имевшей отношение к торговле овощами, раскрыла ее настоящее имя — Глира Мухаммедовна и отметила, что, обладая актерским талантом, Галя (Глира) могла представиться интеллигентной дамой. Вот, что Ольга пишет о ней[8]:

«Смерть моей мамы все перевернула, чуть с ума не свела отца. Вскоре в наш дом втерлась КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ ЖЕНЩИНА, приехавшая в Москву по лимиту и специализирующаяся на торговле овощами. Это была женщина с размахом. Она лихо спровадила из дома меня, из жизни — отца, и сделалась единоличной владелицей нашей квартиры, имущества, книг и рукописей родителей, военных наград папы, и всего нашего семейного архива. Она взяла нашу фамилию и внешние атрибуты нашего стиля жизни. Она тут же приняла обличье и манеру общения интеллигентной дамы. Эта женщина обладала актерским талантом.

Семью, которую я ненавидела и постаралась при первой же возможности покинуть. Не сразу после маминой смерти, а потом, когда возникла та самая Галя (Глира Мухаммедовна) … (… Кто же по доброй воле бросает родной угол и уходит в никуда, волоча свою измученную душу? … Меня просто вырвали с корнем. А я сделала вид, что ушла сама…)».

Исходя из этого текста, можно заключить, что вдова Коренева была указана в качестве составителя сборника, скорее всего, как вдова, т.е. по формальным соображениям, и, возможно, как человек, выполнявший техническую работу, а действительным составителем сборника был живущий в Харькове поэт и литературовед Михаил Красиков, который организовал издание этого сборника в харьковском издательстве «Клио». По-видимому, Красиков и был инициатором издания этого сборника.

Но вдова Коренева по паспорту — не Галина Михайловна, как ее называет Красиков в своей вступительной статье к посмертному сборнику Коренева, и не Глира Мухаммедовна, как написала в своей упомянутой книге Ольга Коренева, а Глира Мухаметовна Коренева. Под этим именем она была единственным Учредителем и Генеральным директором компании ООО «ГЛИРА», зарегистрированной 16.05.2005 г. в Москве по адресу на Мясницкой улице. Эта компания была ликвидирована Налоговой инспекцией 23.05.2016 г., поскольку в течение 12 месяцев не действовала.

Основной вид деятельности ООО «ГЛИРА» — «Прочая оптовая торговля». Эта компания была зарегистрирована также в таких категориях как «Прочая розничная торговля в неспециализированных магазинах» и «Неспециализированная торговля пищевыми продуктами, включая напитки, и табачными изделиями». При такой специализации вдовы Коренева трудно представить себе, что она могла быть составителем сборника «Черный алмаз» по существу, а не была вписана Красиковым в качестве одного из составителей этого сборника из конъюнктурных соображений.

Доводы против авторства Коренева

Подытожим доводы против авторских прав Коренева на стихотворение «Валенки» и следовательно, на стихотворение Дегена «Мой товарищ, в смертельной агонии»:

    Летом 1945 г. на вечере в ЦДЛ Ион Деген публично прочитал свое стихотворение «Мой товарищ, в смертельной агонии» и тем самым заявил о своем авторстве этого произведения. Он не был знаком с Кореневым, ничего не знал о нем и не видел его стихотворения «Вьюга. Ночь…». Профессиональное заключение гл. редактора журнала «Вопросы литературы» Л. Лазарева о том, что автор стихотворения «Вьюга. Ночь…» присочинил свои весьма слабые строки этого стихотворения к строкам знаменитого стихотворения неизвестного поэта, считая эти строки бесхозными. Это заключение убедительно. Утверждение Красикова о том, что стихотворение «Вьюга. Ночь…» якобы было переделано «фольклором» в тяжелые годы войны в стихотворение «Валенки», является ложным не только потому, что для этого требуется серьезная переделка, но и потому, что стихотворение «Вьюга. Ночь…» не ходило «по рукам» и вообще было неизвестным. Это стихотворение и не могло ходить «по рукам», поскольку его первая и большая часть — слабая и незапоминающаяся.
    Стихотворение «Вьюга. Ночь…» не было опубликовано ни в одном из прижизненных сборников стихов Коренева. Если Коренев и написал стихотворение «Вьюга. Ночь…», то не публиковал его в течение всей своей послевоенной жизни, чего-то опасаясь, и не сообщал о нем никому из известных поэтов, знавших ходившее «по рукам» стихотворение «Мой товарищ…» неизвестного автора, в том числе Винокурову и Евтушенко. Возможно, Коренев боялся обвинений в том, что он присоединил к своим слабым строкам бесхозные знаменитые строки неизвестного поэта. Сам Коренев ни разу не претендовал на авторство «Валенок». Год написания (1942) ранее не публиковавшегося стихотворения «Вьюга. Ночь…» мог быть намеренно указан в посмертном сборнике стихов Коренева «Черный алмаз» в 1994 г. с учетом того, что опубликованное стихотворение Дегена «Мой товарищ, в смертельной агонии» было написано в декабре 1944 года.

Но если Коренев не публиковал стихотворения «Вьюга. Ночь…», не сообщал о своем авторстве «Валенок» и не претендовал на него, то невольно возникает вопрос: а, может быть, Коренев и не писал стихотворения «Вьюга. Ночь…»? А написал его кто-то другой? Пусть мне скажут, что он не претендовал из скромности.

А если он автор этого стихотворения, написанного якобы в 1942 году как указано в сборнике «Черный алмаз, то почему он не публиковал его задолго до появления «Валенок» в «Огоньке» в 1988 году и до того, как Деген опубликовал свой оригинал стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии»?

У меня два ответа: либо он боялся разоблачения, либо это стихотворение написал кто-то после его смерти.

Роль Феликса Рахлина, израильского журналиста и писателя

Феликс Давидович Рахлин, бывший харьковчанин, получил посмертный сборник Коренева «Черный алмаз» и много лет скрывал это от знакомого ему Дегена, чтобы не расстраивать его. Но после смерти Иона Дегена 28 апреля 2017 г., Рахлин на следующий же день — 29 апреля сообщил об этом  Красикову, который ответил ему «Спасибо за Дегена» и сообщил, что считает автором «Валенок» Коренева и собирается со временем опубликовать статью на эту тему. Об этом Рахлин написал в израильской газете «Новости недели» №4789, приложение «Еврейский камертон», август 2017 г., С.6 и на сайте «Проза.ру» в статье «Об одном стихотворении»[9]. На сайте «Проза.ру» Рахлин после смерти Дегена опубликовал еще несколько статей на тему авторства Коренева и Дегена. Это статья «5 июля 2017 г. Ион Деген, ч. 4-я Секрет Полишинеля»[10]в которой Рахлин требует от Красикова ответить, «почему он считает правильной дату «1942 год» как год создания Кореневым текста стихотворения «Вьюга. Ночь…» и патетически восклицает «Миша Красиков мне друг, но истина — дороже!». Это также статья Рахлина «Ион Деген, ч. 8-я. Встреча авторов»[11]. Рахлин дает высокую оценку и Дегену, и Красикову и отмечает, что хотя стихотворение Дегена гораздо сильнее, чем Коренева, и что он сам считает (пока) автором Дегена, но, тем не менее, он допускает авторство Коренева и плагиат Дегена.

По моему мнению, роль Рахлина в этой истории неприглядная: он вытащил на свет божий мало кому известный малотиражный посмертный сборник Коренева, утверждающий авторство «Валенок» за Кореневым, попытался отыскивать текстуальные доказательства авторства Коренева и допустил, что плагиат Дегена, пусть неумышленный, не исключен, для чего стал придумывать ситуации, в которых, по его мнению, плагиат Дегена был бы возможен. Этим он оказал ученому исследователю Красикову немалую услугу. Кроме того, Рахлин оперативно сообщил ему о смерти Дегена, что повлекло активизацию публичной деятельности Красикова по информированию общественности о том, что неизвестным автором знаменитого стихотворения «Валенки» является Коренев.

Одно замечание по упомянутой статье Рахлина «Секрет Полишинеля». Секретом Полишинеля Рахлин считает информацию о том, что Коренев является претендентом на авторство «Валенок». Он указывает, что эта информация известна в интернете на странице Константина К. Кузьминского, скончавшегося в Нью-Йорке в 2015 году. Но на одиозного Кузьминского можно было бы не ссылаться, поскольку он нашел эту информацию в сборнике «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне» (СПб.: Академический проект, 2005) и, более точно, в сноске 59 к вступительной статье И.Н. Сухих. И не стоило бы Рахлину сочинять, что он боялся за Дегена из-за дурацкой антисемитской интерпретации его стиха каким-то далеким и малоизвестным эмигрантом Кузьминским.

По существу Рахлин, хотел он этого или не хотел, способствовал развитию посмертной кампании против Иона Дегена. Он прождал много лет (более 20 лет со времени издания сборника Коренева «Черный алмаз»), когда после смерти Дегена получит возможность свободно обсуждать доводы Красикова. Думаю, что если бы он не пожалел Иона Лазаревича и познакомил бы его со сборником Коренева «Черный алмаз», то тот бы разобрался с доказательствами Красикова при своей жизни.

Примечания

[1] См. Юрий Солодкин «Слово об Ионе Дегене» («Заметки по еврейской истории», 2012, №5(152), http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer5/Solodkin1.php), Ион Деген «Коротко о себе» («Заметки по еврейской истории», 2006, №10(71), http://berkovich-zametki.com/2006/Zametki/Nomer10/Degen1.htm), а также статьи и стихи И. Дегена в интернет-изданиях «Заметки по еврейской истории», «7 искусств», «Еврейская старина» (перечень работ Иона Лазаревича Дегена на портале Евгения Берковича можно найти в авторских справках: http://berkovich-zametki.com/Avtory/Degen.htm иhttp://7iskusstv.com/Avtory/Degen.php).

 [2] https://profilib.com/chtenie/40184/aleksandr-korenev-chernyy-almaz.php

 [3] http://berkovich-zametki.com/2006/Zametki/Nomer5/Degen2.htm

 [4] https://www.facebook.com/events/1688977471406001/?active_tab=about

[5] http://magazines.russ.ru/voplit/2006/5/ll22.html

[6] https://www.litmir.me/br/?b=215988&p=38, https://www.litmir.me/br/?b=215988&p=39 (раздел «4. Вьюга, ночь…»…).

 [7] https://pikabu.ru/story/tyi_ne_ranen_tyi_prosto_ubit_3822947

 [8] https://www.litmir.me/br/?b=215988&p=4

 [9] http://www.proza.ru/2017/08/11/623

[10] http://www.proza.ru/2017/07/05/1453

[11] http://www.proza.ru/2017/08/11/1289

 

 

Оригинал: http://7i.7iskusstv.com/2017-nomer10-zhuk/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru