litbook

Культура


Моя правда — мой меч+7

— Иван, к пятнадцати годам ты уже записал два музыкальных альбома на свои и отцовские стихи, начинаешь активно выступать с концертами… Расскажи, пожалуйста, нашим читателям, когда, при каких обстоятельствах ты осознал, что хочешь заниматься именно этим видом творчества? И как отнеслись к твоему решению родители?

— В детстве, когда я мало еще понимал в тех проблемах, которые ныне поднял в песнях, я очень хотел создать свою группу, играющую в стиле «рок», но по причине отсутствия каких-либо вокальных и музыкальных способностей это стало невозможно. Летом 2010-го года я познакомился с творчеством таких групп, как «25/17», «Идефикс», «D-man 55», и это произвело на меня глубочайшее впечатление, хотя стилем этих групп и был рэп, который я прежде недолюбливал. То вдохновение, что нашло на меня благодаря песням данных исполнителей, и сам стиль стали для меня, пусть не полным, но решением проблемы отсутствия голоса и слуха, ведь в рэпе используется речитатив, и там можно не петь. Однако первого результата я добился только весной 2011-го года, записав первую песню — «Патриот». А позднее, когда я записал песню «Зона 282» на стихи отца, моё творчество приобрело признание в некоторых патриотических кругах.

Отец полностью поддерживает моё решение. Ранее, в старину, сын кузнеца был кузнецом, сын плотника — плотником. Сейчас это редкость. А мы с отцом занимаемся одним делом — исповеданием своей веры, только разными методами. Мать к этому относится более скептически.

— Ты предпочитаешь исполнять только электронную музыку? Не хотел бы привлечь живых музыкантов, создать группу?

— Электронную музыку я крайне не люблю, но та музыка, которая использована в моих предыдущих альбомах, запала мне в душу, поэтому я и стал её использовать.

На момент выхода предыдущих двух альбомов у меня не было возможности создать свою группу или хотя бы записывать живую музыку. Сейчас такая возможность появилась. В мае сего года выйдет альбом «Смерти нет» на стихи моего отца. Он будет в стиле «рок» и записан с живыми инструментами. А группу я уже создавать не хочу. Для организаторов моих концертов это будет неудобно, да и сам я не чувствую себя способным руководить музыкантами. Презентация альбома пройдёт осенью при участии гитариста.

— Тематика твоих песен предельно остра, и это вполне объяснимо. Обращаются ли к тебе «взрослые дяди и тети» с пожеланиями петь о чем-то более простом и «безопасном»? Если да, что ты им отвечаешь?

— Тематика моих песен зависит от моего душевного состояния. Обращавшиеся ко мне с подобными советами «дяди и тёти» либо считали мои альбомы коммерческим проектом, либо вообще не понимали, что меня подвигло петь на подобные темы. А переубеждать таких людей я не вижу смысла. Я же просто пою о том, что меня волнует. Свидетельствую о том, что Бог вкладывает в мою душу.

— А находят ли твои песни понимание у сверстников?

— К сожалению, мои сверстники в большинстве своем далеки от тематики моих песен. Более того, мое творчество кажется им смешным и глупым. Так представьте, с каким удивлением я читаю положительные отзывы от тех людей, на которых эти песни в моем представлении рассчитаны не были. Меня и поддерживали не только русские, не только православные люди, но и люди других национальностей и вероисповеданий и различных политических взглядов. Но что еще более странно, писавшие мне уже далеко не подростки.

Пользуясь случаем, передаю низкий поклон и благодарность всем, кто меня слушает и поддерживает.

— Какое место в твоей жизни занимает школа? Как складываются отношения с учителями?

— Школа не является для меня местом, где я приобретаю знания. С четвёртого класса появились учителя, враждебно настроенные против меня и против моего отца. Это привело как минимум к плохим оценкам, а как максимум — к проблемам с правоохранительными органами, комиссиям по делам несовершеннолетних и даже попытке меня посадить.

Помню, как на вопрос судьи, будет ли мне лучше жить не в семье, а в Центре временного содержания несовершеннолетних преступников, моя классная руководительница, составившая отвратительную характеристику, сказала: «Даже не знаю…».

В общем, в глазах многих школьных учителей я выглядел фашистом, ребёнком из ужасной семьи и хулиганом. Одна из них так прямо мне и заявила, что моя мать «дура больная», а отец «конченый уголовник», и что мы всей семьёй «сгниём за решёткой». Господь заповедовал нам молиться о ненавидящих и обидящих нас. Помилуй, Господи, болящую рабу Ольгу! К слову сказать, она действительно больная. Во всяком случае, другие учителя мне пояснили, что у неё какая-то болезнь, из-за которой она порой теряет самоконтроль. Что же она тогда делает в образовательном учреждении?..

Впрочем, недавно я перешел в новую школу. Наверное, рано делать какие-то выводы, но никакой враждебности по отношению к себе я там пока не испытываю.

— Что входит в круг твоего чтения? Творчество каких писателей, поэтов тебе наиболее созвучно?

— Я мало знаком с литературой. Поэтому, боюсь, моё мнение на этот счет может оказаться попросту безграмотным. Хотя многие люди говорили мне, что мой стиль чем-то похож на стиль Есенина.

— А кто или что еще формирует сегодня твою душу? Чье воздействие ты ощущаешь с особой остротой?

— Воздействие совести. Для меня особенно важна духовная составляющая любого явления. Проще говоря, я хотел бы руководствоваться любовью, то есть волей Божией. Насколько это получается, не мне судить, но мне бы хотелось, чтобы именно это было первопричиной всех моих творческих начинаний.

— Иван, ты человек православный, верный Христу. Как ты понимаешь Его слова: «не мир пришел Я принести, но меч»? Что значит для тебя Христов меч?

— Отвечу словами Александра Невского: «Не в силе Бог, а в Правде». Моя правда — мой меч. Господь всегда со мной; главное, чтобы я не отходил от Него, и тогда та истина, которую Он вложил в мою душу, становится мечом.

— На кого из русских героев-защитников, которыми славится история нашего Отечества, тебе хочется держать равнение?

— Я не эгоистичен, но равняться ни на кого не хочу. Каждый человек имеет Божий дар, только не каждый знает, в чем суть этого дара. В раннем детстве я больше всего любил слушать жития тех святых, которым Господь дал силу убивать змеев: Георгия Победоносца, Феодора Стратилата… Позднее полюбил еще Александра Невского, Иоанна Грозного.

— Каким тебе видится настоящее и будущее нашей Родины? Что бы лично ты хотел изменить в стране, чтобы она, наконец, воспрянула духом?

— Тут я пессимист. Пока ничего хорошего в настоящем нашей Родины я не вижу. Последние приметы прихода антихриста сбываются. Оставшиеся можно по пальцам пересчитать. Для духовного возрождения России необходимо духовное объединение народа на основе православной веры. Но тут есть две ключевых проблемы.

Первая заключается в том, что ныне людей с «правыми» взглядами очень много, но среди них есть родноверы, мусульмане, язычники, христиане и представители многих других религиозных течений. То есть слишком много разносторонних взглядов. А ходить на «правые» митинги, громить «ментов», орать «зиг хайль» и «мочить чурок» — ничего общего со спасением России не имеет. Мне часто вспоминается фраза Бледного из группы «25/17»: «Тут не исправить уже ничего. Господь, жги!»

Вторая проблема, по моему мнению, состоит в том, что из ста процентов считающих себя православными действительно духовно объединиться смогут, дай Бог, процентов двадцать, не более, поскольку даже здесь люди постоянно делятся на какие-то группы, течения, партии…

Опираясь на вышесказанное, я никогда не думал о том, что можно реально сделать, чтобы поменять ситуацию в нашей стране. Хотя в пророчествах о России и сказано, что в последние времена воскресший Серафим Саровский объединит оставшихся верными Богу, но лично я не вижу признаков возможного воскресения Руси. Другое дело, что Богу все возможно. Да и Промысл Божий нам неизвестен, поэтому мы не можем предположить, что будет с Россией завтра. К тому же, сказано Господом: «Не ваше дело знать времена и сроки».

— Не могу не задать вопрос о твоем отце — Константине Юрьевиче. Что на данный момент известно о его самочувствии? Разрешены ли посещения, передачи?

— Отец сейчас проходит лечение в районной больнице, поэтому и «передачки», и «свиданки» там без ограничений. Самочувствие его, конечно, хуже, чем хотелось бы. Результаты его избиения 28-го апреля прошлого года дают повод признать его инвалидом. Тем не менее, в больнице, помимо прочего, он имеет доступ к тренажерам и тем самым поддерживает себя в приличной физической форме.

За всё слава Богу.

— Совсем скоро ты окончишь школу. Уже решил для себя, чем будешь заниматься дальше? Собираешься поступать в какой-нибудь вуз?

— У меня есть определенные планы на будущее — в житейском смысле, но вряд ли мне придётся добиваться цели с помощью высшего образования. Да и в какой вуз примут «сына экстремиста», привлекавшегося к различным мерам административной ответственности?..

— И последний вопрос: что бы ты хотел сказать или пожелать читателям нашего журнала?

— Берегите души. Опасайтесь лжи. Отец всякой лжи — дьявол, и именно через ложь дьявол проникает в наши души. Не отходите от Бога, и Господь от Вас не отойдёт. Это главное. И не путайте житейское и духовное, это тоже немаловажно.

Также очень прошу помолиться за раба Божьего Сергея. Без него львиная доля моих творческих успехов была бы невозможна.

— Иван, большое спасибо за беседу. Журнал «Парус» от всей души желает тебе и твоей семье Божьей помощи и духовной крепости.

Беседовал Ренат Аймалетдинов

Рейтинг:

+7
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1013 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru