litbook

Культура


Введение в философию православия0

(очерки о Любви, любви к Свободе и к Истине)

 

Предисловие

 

Православная культура, в том числе философия, есть результат духовного поиска не просто человека, а Человека как носителя общего устремления людей к узнаванию и уничтожению в себе того, что жизнь делает смертью. Православие — философия мужества, свободы и любви, оно не есть совокупность текстов, описывающих порывы, успехи духа на пути к Истине. Она — не просто отражение того, что происходит на самом деле в жизни, но связана с таинством непрерывного обновления в человеке энергий преображения жизни, энергий, предотвращающих превращение космоса в хаос. Православие — это философия человека, чьи сердце, душа, разум стремятся к сохранению и укреплению своего единого основания — Любви. Дух наш всегда устремлён туда, на что направлена наша любовь. Православие практически утверждает единство творения, сохраняя союз духовного и материального начала в человеке. Дух и материю противопоставлять невозможно, ибо они нераздельны и являют собой только части единого мира. Поэтому жизнь человека становится неполноценной, ущербной, если его любовь направлена или только к «небу», или только к «земле». Характер любви определяет устремлённость духа, а он, в свою очередь, определяет особенности проявления в человеке воли.

Православная философия, конечно же, есть учение о страстях и добродетелях, но в большей степени она связана с рождением энергий, обеспечивающих пробуждение и укрепление в человеке религиозного чувства. Это учение можно назвать философией совести и дела, в ней соединяются два способа познания мира: сердцем и разумом. В Православии вера не противостоит знанию (науке). Знание действительно становится силой, когда позволяет отделять добро от зла. Ибо только в этом случае в личности пробуждается воля к преображению прежде всего внутренних сфер собственной жизни; рождается чувство ответственности, возникает понимание: личное стремление к Свободе не должно осуществляться за чужой счёт.

Православие рождено пламенеющими энергиями духа, стремящегося к тому, чтобы воля Создателя осуществлялась «и на земле как на небе». Причём не за счёт попыток устроения земного рая, а путём возвращения человеку чувства ответственности за происходящее с ним. Путём развития способности обнаруживать и устранять в себе то, что оставляет его в недолжном состоянии зависимости от внешних обстоятельств, привычек, страстей, болезней, то есть всего того, что жизнь на земле превращает в смерть. Православие учит, что стремление построить рай на земле без усилий, обеспечивающих непрерывное восхождение к Небу своей собственной души, приведёт только к погружению в глубины ада уже в земной жизни. Для предотвращения этого и была предпринята сия попытка исследования того, что не позволяет Жизнь превращать в Смерть.

Смерть и Время царят на земле,

Ты владыками их не зови;

Всё, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви.

В. Соловьёв. 1892 г.

 

О воле и своеволии

 

Разве пугает нас Церковь, грозя муками вечными за греховное поведение? Не от страха ли многие отвращаются от неё? Но зададимся вопросом: разве любящая мать не предупреждает своё неразумное дитя о неминуемых последствиях, к которым приведут дурные поступки. Разве врач не предписывает нам соблюдение достаточно жёстких условий, выполнение которых позволяет вернуть здоровье. Так и указания, исходящие от свв. Отцов, есть только то, что может при стремлении к их исполнению предотвратить наступление тяжёлых последствий.

И что такого особенного от нас требуется для того, чтобы мы считались добропорядочными христианами. Разве умеренность — это порок, а указание на необходимость содержания тела в здравии, а души в чистоте — есть глупость? Разве призыв к освобождению от вредных привычек и проявлению любви может нанести нам ущерб? Посмотрите, куда нас устремляют заповеди Божьи. Только на то, чтобы мы оставались сильными и телом, и душою, и духом. Если же имеем некие повреждения своей природы, то соблюдение законов жизни позволит нам и недостатки обратить в достоинства. В жизни немало случаев, когда самые немощные становились сильнее своих выдающихся товарищей. Жизнь показывает, что всё в ней: и несчастье, и поражение, и болезнь, и увечье — может послужить причиной укрепления души и духа. Стоит посмотреть вокруг себя, и мы увидим тех, кто только за счёт своей воли к жизни превосходит нас, в первую очередь, по своим человеческим качествам, всё остальное — дело третье. Если же начинаем равняться на тех, кто добился успеха, уничтожая в себе совесть, разве мы не впускаем в свою судьбу и грех и зло?

Мы знаем, насколько тяжко бремя привычек в нашей земной жизни. Необходимо представить, что произойдёт с душой человека, который привык достигать необходимое путём обмана; который не смог обуздать своей похоти, жадности, зависти и т.д. Подобное притягивает подобное. Мы получаем всегда то, к чему стремимся. Наша земная жизнь — это только прицеливание, натягивание тетивы лука. На вопрос о том, куда устремится наша душа, когда придёт срок, мы и должны давать себе ответ, задумывая и совершая что-либо.

Опыт сопротивления злу и греху — это именно то, что составляет главную ценность нашей обыденной жизни. Для его обретения у нас есть всё: время, свобода, разум, воля, тело, сила… а главное, мы можем всегда обратиться за помощью к Спасителю, если у самих получается плохо. Как только человек попытается встать на путь спасения, сразу поймёт: без помощи Божьей он мало что может. Это естественно в мире, который под властью отступника. А если кто из нас думает, что всё ему по силам или надеется на помощь влиятельных друзей-товарищей, родственников, при достижении поставленных целей и не понимает того, что все действия должно сообразовывать с требованиями совести, тот неизбежно попадёт под власть сатаны.

В мире всё достаточно просто: либо мы действуем в рамках закона, а потому имеем Его защиту, либо встаём на путь беззакония и всё, что имеем — жизнь и блага, нам перестаёт принадлежать. Совершенно не важно при этом, догадываемся ли, что с нами на самом деле происходит. Дело времени, чтобы понять, в какую ловушку мы угождаем, отказываясь следовать наказам Господа. А они даются нам только для того, чтобы мы могли понемногу освобождаться от зла и греха, постепенно наращивая мощь своего духа. Если мы встаём на этот путь, то какие бы испытания на нашу долю не выпали — у нас всегда будет достаточно сил, чтобы с честью из них выйти. Если мы стремимся не покидать поле действия благодати Божьей, то ничего непоправимого с нами произойти не может. При этом нельзя рассчитывать, что жизнь угодника Божьего будет лёгкой, напротив: мера испытаний, выпадающая на его долю, как правило, превосходит ту, что может вынести обычный человек. Кто-то ведь из людей должен взять на себя ответственность за грехи, совершаемые их близкими и предками. Но мера испытаний никогда не превысит возможностей испытуемого, если он не переоценивает свои силы и не отказывается от призыва на помощь Бога. И Он обязательно явит себя тому, кто сам, не покладая рук, трудится над очищением своей души

До тех пор, пока неразумное дитя родитель не накажет, оно будет шалить, подвергая себя опасности. Ребёнок для своей же пользы должен ощущать не только исходящую от нас любовь, но и опасность — страх перед наказанием за недолжное поведение. Необходимо лишь следить за тем, чтобы страх перед наказанием не переродил любовь в ненависть. Тогда все попытки воспитания будут тщетны, ибо послушание будет поверхностным. Вне наших глаз воспитуемый непременно попытается сделать то, что ему запрещается. Поэтому если страх перед наказанием за совершение опасных недобрых поступков не преобразится в осознание необходимости следовать вполне определённым нормам и законам, человек встанет на гибельный путь укрепления своеволия.

Но чем же опасно своеволие? Ведь нас Сам Создатель наделил правом на совершение выбора. Конечно, Он даровал нам свободу, но Он недвусмысленно и предупреждает нас по поводу последствий, которые неизбежно наступают, когда идём против Его воли, заключающейся в том, чтобы мы для своей безопасности соблюдали вполне определённые нормы. Стремление следовать своей воле сопряжено с нарушением меры. Ведь нарастить мощь собственного духа можно только посредством обуздания страстей и неестественных желаний. Своеволие же всегда ведёт к угнетению силы воли.

Разве мы в жизни не сталкиваемся на каждом шагу с примерами того, как человек, несмотря на все предупреждения, начинает «баловаться» алкоголем, наркотиками. Трудно своевольным людям запретить что-либо. Они всегда стремятся делать то, что им хочется, в результате быстро переходят грань, после которой утрачивается сила, позволяющая им удержаться от порабощения страстью. И человек, недавно ещё сильный и здоровый, превращается в жалкого раба уже ненавистной привычки, от которой собственными силами ему не избавиться.

Разница между волей и произволом заключается в том, что первая оставляет человека свободным от гнёта внешних обстоятельств и вредных привычек. Проявление воли требует принуждения себя придерживаться определённых норм. Поступая произвольно, мы неизбежно утрачиваем чувство ответственности за совершаемые действия, переходим границы дозволенного. Это всегда связано с нанесением какого-либо ущерба ближнему. Мало того, что неумеренность приводит в расстройство собственное здоровье — зло, исходящее от нас, неизбежно вызывает ответное зло в сердцах тех, кого мы, поступая в угоду своим желаниям и похоти, начинаем уничижать.

Защиту близким от опасных энергий нашего своеволия даёт только любовь. Когда мы её по-настоящему проявляем, например, к своим детям, то у нас хватит и времени, и терпения, и ответственности для того, чтобы пробудить в них волю действовать в согласии с совестью, с законами жизни. Но главное, если наша любовь искренна, то она неизбежно зажжёт ответное чувство у тех, на кого направлена. А если воспитуемый любит воспитателя, ученик — учителя, ребёнок — родителя, то он будет обязательно ощущать необходимость исполнения того, что от него ожидают они. Поэтому, желая блага своим детям, ученикам, мы должны не просто их любить, но любить ещё и себя, т.е. не допускать проявления в себе того, что делает нашу жизнь недостойной. Именно от этого нас и предостерегает через Свои наказы Христос.

Господь, как истинно любящий родитель, наставляет нас на путь истины, и наказывает нас только для того, чтобы мы образумились, прекратили произвол сами. Если мы это делаем, то сила, рождаемая в результате, может быть передана и тем, кого мы любим, и тем, кто нас любит, а потому они будут стремиться нас не огорчать. Смысл любви к Богу — в истинной любви к себе и своим ближним; в проявлении нами воли, обеспечивающей устранение из жизни того, что делает нас зависимыми от угнетающих её сил. А если мы это делаем для себя, то и наша любовь к другим будет исполнена энергиями, пробуждающими и в них волю к жизни, т.е. обретение свободы от зла и греха.

Когда человек слышит только себя и действует по принципу: «я так хочу!», т.е. по своей воле, то тем самым он подписывает себе приговор оставаться в состоянии раба, утрачивающего силы и способность удерживать во власти-воли даже то, что у него есть.

Говорить о возможности наращивания мощи, обеспечивающей управление внешними обстоятельствами у человека, поражённого болезнью своеволия, не приходиться даже в принципе. Самоволие питается энергиями дна бытия — перевёрнутого неба. Оно ненасытно и направляет людей на акты отчуждения необходимого из окружающей среды. Оно, в конце концов, делает нас врагами Жизни как творческой активности. Жизнь — это устремление из наличного состояния в то, которое расширяет границы нашей свободы, следовательно, даёт возможность непрерывного умножения внутренних сил. Становясь на путь Жизни, мы начинаем получать необходимые блага не за счёт отчуждения, а за счет дарения.

Но как это возможно: получать, отдавая? Всё гораздо проще, чем мы думаем. Человек не универсален, он не обладает в реально текущем времени полнотой своей природы, а потому, чтобы создать нечто, он должен войти в союз с другими. Блага создаются людьми, дополняющими друг друга, т.е. одаривающими друг друга тем, что они имеют на самом деле. Но это возможно только при условии, когда мы начинаем отказываться от своего эгоизма, признавать равноценность других людей. Когда несколько человек собираются вместе, преследуя при этом не эгоистические цели, а действуя «ради Христа», то наши души открываются уже не энергиям дна бытия, но Небесным силам. Если мы продолжаем эту практику во времени, то постепенно начинаем освобождаться от гнёта страстей, привычек. У нас появляется чувство меры, отпадает необходимость в растрачивании своих сил в борьбе за сугубо земные блага, которые неизбежно обращаются в прах.

Свобода воли у человека никогда не отнимается, только последствия её проявления у разных людей различные. Если человек восходит к Небу, то его воля помогает избавиться от гнёта земных ценностей и он раскрывает свои внутренние возможности, позволяющие управлять и страстями и внешними обстоятельствами жизни. Если человек выбирает земные блага, то неизбежно отказывается от следования Божьим заповедям, и душа его перестаёт воспринимать небесные энергии, потому он идёт по пути создания искусственных, технических средств умножения своих сил. Их он использует главным образом для борьбы за искусственные же блага, которые создаются путём разрушения окружающей природы. Таким образом, человек становится чужаком творения, неизбежно окружается сонмом врагов-конкурентов. Единственная перспектива общества, базирующегося на искусственном фундаменте, — деградация и смерть.

Всё, созданное неестественным образом, для удовлетворения неестественных потребностей, образует систему, характеризующуюся непрерывным ростом внутреннего напряжения. Главный дефект искусственных образований в том, что приходится большую часть сил направлять на удержание формы. А так как это возможно только используя энергию, которой обладают люди, то разрабатываются специальные технологии управления поведением. Их попросту лишают свободы, причём уверяя в том, что они обладают свободой выбора.

И действительно, западный мир своим гражданам предлагает свободу. Какую? Конечно же, свободу потребления, удовлетворения своих материальных потребностей. В погоне за земными благами человек отдаёт самое главное — свою энергию, причём вполне свободно. В этом мире нам даётся только возможность выбора способа своего приземления, что, конечно, приятно, но до тех пор, пока не опустимся на дно, пока не утратим силу и не попадём в плен болезни или нищеты.

И если у нас не было практики обретения иного рода свободы, свободы сотворения собственной жизни, т.е. обретения силы, позволяющей управлять своим духом, посредством его умиротворения, то у нас ничего не останется у последней черты, даже если есть всё. Ведь «туда» с собой ничего не заберёшь. И это знают все. Потому и делают все возможное, чтобы это знание не могло проявить своей силы в обыденной жизни. Отсюда невероятная боязнь «цивилизованных» людей остаться наедине с собой. Поэтому индустрия производства нацелена на непрерывное создание всё новых средств, отвлекающих наше внимание от постановки вопроса об истинном смысле жизни. Особое место в таком бытии занимают средства изменения сознания, т.е. выхода из постылой обыденщины. Отсюда нарастающий вал алкоголизма и наркомании, различного рода извращений. Отсюда и рост преступности, «немотивированной» агрессивности, склонности к извращениям… А те, у кого достаточно денег, продолжают искать всё новые средства продления жизни, вплоть до обретения физического бессмертия.

Как только у человека сформировалось убеждение, что свободу можно купить, так сразу же он свою свободу и теряет. Ибо будет преданным рабом того, кто позволит ему заработать как можно больше денег. Настолько преданным, что своего невольничьего ярма не будет замечать вовсе. Ибо станет делать то, что позволяет «делать деньги», вполне свободно и не без «вдохновения». И за эту свободу он будет готов обратить в рабство и нищету весь остальной мир.

Подобное нам и демонстрируют самые «свободные» на земле люди, и самые «свободные» страны мира. Это их лидеры стравливают между собой народы и религии, с тем чтобы освободить ресурсы для обретения абсолютной свободы, для ощущения абсолютной власти. Но когда это произойдёт, то горстке избранных придётся воевать на уничтожение между собой. Ибо владыка должен быть один, и он будет добиваться того, чтобы все это знали. Иначе какой он хозяин мира? Но хозяин этого мира уже есть. Когда явится в мир во плоти, разве он потерпит рядом с собой кого-то, кроме слуг, рабов, солдат и палачей?

«Делай то, что хочешь» — этот лозунг телемитов (последователей учения, развитого Алистером Кроули — Ред.), конечно же, необыкновенно привлекателен, кроме этого, он, на первый взгляд, мало чем отличается от христианского представления о свободе. Но кроме воли человека в творении действуют неизмеримо более мощные силы: воля Бога, осуществляемая небесными духами — ангелами, и воля сатаны — осуществляемая духами поднебесными. Дно бытия возникло как результат противопоставления воли Люцифера воле Создателя. А причиной того, что это могло произойти, послужило наделение Господом всех созданий свободой воли.

Дьявола нельзя рассматривать как второй независимый центр бытия. Его мир не равен Небесному Царству. Он существует не как необходимость, а в виде следствия произвола, нежелания следовать воле Творца. Хотя именно Он дал возможность отпадения от Его воли. Но Он даёт и предупреждения о последствиях. Всякий своевольник перестаёт быть представителем Небесного Царства, а потому лишается защиты действующих там законов и попадает в зону действия сил дна. Когда мы им не сопротивляемся, то неизбежно в течение своей жизни будем опускаться вниз, в мир поддонный, называемый адом. Туда, где у нас уже не будет свободы. Пока же мы имеем на земле время, мы имеем и право выбора, который невелик: либо падение на дно, либо восхождение к Небу. Правда, человеку некоторое время может удаваться балансирование на острой грани этих миров, сохранять горизонтальную линию своего бытия. Это, возможно, самое страшное и опасное положение. Не о таких ли говорил Господь, что лучше быть холодным или горячим, а прочих Он извергнет из уст? Неопределённость положения, колебание между злом и добром есть основа всякой пошлости.

Опасность принципа «всё позволено, делай что пожелаешь» заключается в том, что люди, следующие ему, неизбежно начинают сбиваться в стаи, банды, преступные сообщества. Ведь просто так добиться исполнения своих желаний и прихотей невозможно, приходится сталкиваться с другими претендентами на искомое или с теми, кому уже принадлежит вожделенное. В результате таких союзов рождаются энергии подавления жизни, разрушения во имя удовлетворения стремлений воли. Таким образом, воля к жизни неизбежно извращается до воли к власти, которая заставляет человека уничтожать своё религиозное чувство, т.е. отказываться от веры в то, что существует иной мир, кроме того, в котором он хочет утвердиться и любыми способами получить желаемое. Конечно же, для человека с такой волей главным врагом становится его собственная совесть. А как иначе действовать в соответствии с желаниями своей воли?

Давайте разберёмся: на самом ли деле неукоснительное следование воле Божьей лишает человека свободы? Да лишает, но какой — свободы уничижения, уничтожения жизни. Его воля по отношению к нам заключается в том, чтобы мы непрерывно наращивали энергии, освобождающие нас от сил, обращающих жизнь в смерть; сил, делающих нас рабами окружающих обстоятельств. Непомерным вредом для общества являются люди, полагающие, что ради получения желаемого можно пожертвовать интересами большинства; что большинство есть только материал, который следует использовать по их усмотрению. По-настоящему сатанинскими можно считать представления о том, что для достижения собственного блага нет необходимости создавать условия, освобождающие внутренние силы народа, нас вскормившего.

Если на вершине общества отсутствует слой людей, который не только исповедует идеологию укрепления духа народа, но и осуществляет это на практике, то разрушение самих основ жизни этого народа — дело времени. Если у лиц, волею судьбы поставленных в положение лидеров народа, отсутствует способность пожертвовать своими личными интересами во имя общего блага, во имя общего дела, то у них отсутствует не только совесть, но и чувство личной безопасности. Спастись от зла можно только в энергиях любви: с одной стороны — Господней, с другой — народной, что, впрочем, одно и то же. Если народ разлагается или умирает, то в его душе место любви занимает безразличие, даже не ненависть, поскольку последняя может послужить причиной изменений к лучшему.

Часто бывает, что когда человека ставят в безвыходное положение, у него вдруг просыпаются такие силы, которые полностью изменяют его судьбу. Не надо забывать, что в мире действует воля Создателя. Замысел Его не может быть не исполнен. Поэтому Он сохраняет тех, кто Ему необходим. Это касается и отдельных людей, и целых народов. Своевольникам только кажется, что соединившись в единый кулак, они могут сокрушить любые препятствия, мешающие достижению их замыслов. Не раз в истории случалось, что с наступлением торжества беззакония неведомым образом для профанов его сила сталкивалась с иной силой и иссякала. Всё потому, что воле Жизнедателя противостоять невозможно, ибо тот, кто направляет удар по жизни, сам себя и лишает главного — естественного источника пополнения энергии.

То, что отчуждено, куплено за деньги, получено обманом и грубой силой — может, конечно же, составить основу невероятного по производимому впечатлению организма. Но в нём будет отсутствовать самое главное — душа-дух, ибо она может быть только Божьей. В воле же отступника — сотворить всё, кроме живой души. Вот за неё он и воюет, ведь только захватив человека в плен, он и получает необходимое — живую энергию души. Но какие бы победы не были одержаны во времени, финал всегда будет один: удержать в руках то, что рассыпается в прах, долго невозможно. Всё созданное произвольно можно сохранять в своих границах только силой. Чем шире масштабы сооружения, тем больше энергии на сохранение его требуется. И дело здесь вовсе не во внешней угрозе, а в том, что не хватит внутренней мощи. Она иссякнет по причине того, что все резервы рано или поздно будут задействованы, а естественным образом напитаться энергией Господа у того, кто отвергает Его волю — невозможно.

Тот, кто пытается Космос превратить в Хаос, может достичь этого, только разрушив свой космос. И это он успешно делает, придерживаясь положения, которое выдвинули так называемые телемиты: «человек должен делать только то, чего пожелает», и Ницше, вторящий им, будучи на грани безумия, о том, что Бога нет и всё позволено. Но всякий придерживающийся этих слов становится, в конце концов, беззащитным перед тем, кто решил использовать и его самого в качестве средства, простого расходного материала. Именно это и происходит в жизни каждого своевольного самолюбца, хоть одиночки, хоть их фаланги. Насколько бы ни было сплочённым сообщество таких людей, оно никогда не будет единым организмом с одним сердцем и одной бессмертной душой.

Кроме того, что воля имеет направленность, у неё должна быть и сила. Что толку из того, что у меня имеется вполне горячее желание измениться к лучшему, например, избавиться от курения или иной опасной привычки, если я не могу долго сопротивляться влечению? Происходит это с нами потому, что у нас не было практики воспитания своего духа; практики укрепления чувства ответственности за свою жизнь. Безволие — это слабость души, которая как любая другая болезнь может быть подвергнута лечению. Что, например, предписывают физически неразвитому человеку — для начала умеренные нагрузки на мышцы. Так и сила воли, насколько бы малой она ни была, может быть укреплена постепенными упражнениями, связанными со смирением страстей. Главную роль здесь играет наш разум, который должен непрерывно настраивать душу и на отторжение того, что она воспринимает как вред, и на принуждение совершать вовремя необходимые действия.

Особое значение при этом имеет развитие силы терпения. Наша обыденная жизнь в течение каждого дня даёт для этого множество поводов. Обратите внимание на характер своих отношений с близкими, неужели не найдёте в своём поведении того, что следует изменить: например, раздражительность, гневливость? Но настоящим ключом к ответу на вопрос о силе воли является наша совесть. Ибо если прислушиваться к её голосу и пытаться сообразовывать свою жизнь с ней, то и душа будет при этом наполняться духом.

Для будущего любого народа важно вовсе не наличие богатств земли, на которой он обитает, а состояние его духа-души. Поэтому главным средством защиты от погибели государства является совестливость и ответственность его граждан. Если эти качества присутствуют, то народ будет способен отличить правду от кривды, а жизнь от смерти. Говорят: у правильного народа соответствующие и правители, но народ обретает свои лучшие качества, если его воспитывают. Потому необходима воля, проявляемая сверху, для исправления нравов, для управления активностью граждан. А для этого требуется придать их жизни смысл — только тогда в их душах проявится воля к жизни. Разве наша история не свидетельствует о том, что идея, которая зажигает сердца людей, позволяет народу восстать из пепла?

Именно советский народ, возродивший в себе дух православия, смог противостоять тёмной воле, порождённой фашизмом. Воле, желавшей установления господства над миром. Могут возразить, что советское государство являлось атеистическим, что Церковь была разгромлена, множество церковнослужителей было уничтожено. Да, это было, но как следствие ослабления веры в рухнувшей Империи. Она потому и погибла, что угас дух её народа. Но после того как советский народ воспринял идею о том, что он авангард всего человечества, строящий самое справедливое на земле общество, в нём окрепла и воля к решительным действиям. Она проявилась и в труде, и в готовности ради будущего жертвовать земными благами, да и своей жизнью, что произошло во время прямого столкновения с превосходящими силами фашизма. Именно воля, сила которой прибывала из недр православной культуры, спасла народ.

Во время построения советского государства энергии православной культуры передавались в душу народа в результате мер, обеспечивающих непрерывное повышение его образования, базировавшегося на лучших произведениях наших писателей, мыслителей, художников, музыкантов. А их творчество было пронизано до самого основания православным духом тысячелетней культуры. Именно её энергии и облагородили расхристанную, разнузданную, развращённую во время войны и революции волю.

Только воля, облагороженная любовью без грязного налёта похоти, наполняется силой и соединяется с настоящей свободой. Никчемной и несчастной нашу жизнь делают не внешние обстоятельства, не чья-то недобрая воля, а не укрощаемые страсти. Сама суть христианского мироощущения состоит в том, что мы должны, прежде чем проявлять внешнюю активность, обратить внимание на то, что происходит во внутреннем круге бытия. Любой из нас, кто это делает, непременно увидит, что он вместо космоса являет собой хаос.

В неухоженной душе находятся в беспорядочном состоянии и мысли и чувства. А потому все наши попытки сотворить «доброе и вечное» не только не удаются, но нередко наносят прямой вред окружающим. Происходит это по причине быстрого истощения сил. Любое дело предполагает взаимодействие с окружающими людьми, настройку их на общее дело. Но если мы не сумели как следует настроиться сами, проявить волю к совершенствованию своего внутреннего мира, освобождению души от феноменов внешней действительности, то мы будем не в состоянии привлечь к себе настоящих союзников. А как нам указывал Господь, сила возникает тогда, когда двое-трое собираются во имя Его, т.е. собираются не просто для совершения добрых дел, но, прежде всего, для уничтожения зла и греха в себе. Проявление воли, понуждающей нас к этому, и есть то, что позволяет ей наращивать силу.

Кроме этого, в результате такой практики, и наш разум обретает способность к узнаванию истины. Обычно мы используем разум для установления неких соответствий, например, наших поступков — законам, или соответствия отношения к нам тех, кому мы оказали содействия. Разум наш ищет справедливости. Он же найдёт оправдание и любым действиям нечестивца. Но истина может познаваться теми из нас, кто понимает, что главными качествами Создателя является — не справедливость, и не способность всё рассчитать далеко вперёд, а любовь и милосердие. Ибо только проявляя их по отношению к нам, Он и подвигает к познанию настоящей правды о себе.

Наличное поведение наше таково, что любого из нас можно судить. На самом же деле оно только утаивает, и от нас в том числе, то, что мы представляем в действительности. Искру Божью, скрывающуюся в нас и составляющую основу нашей жизни, можно воспламенить только энергиями любви, пробуждающими в нас желание-волю соответствовать ожиданиям любящих нас. А настоящая любовь и есть та сила, которая видит сквозь любую толщу грязи истинный образ. И только эта сила способна пробудить в любом человеке желание стать Человеком. Люди становятся несчастными и больными только потому, что не любят себя; только потому, что им не открыта правда о том, что нас всех любит Отец Небесный; что Он всегда окружает нас силой Своей благодати. И только мы сами не желаем открыть свою душу для её восприятия.

 

(Продолжение следует)

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1022 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru