litbook

Критика


Журнал с русской душой0

У меня в руках десятый, юбилейный, номер «Сихотэ-Алиня». Обыкновенно начинаю просматривать периодические издания с последних страничек. Почему-то кажется, что там должно быть самое интересное. Но сегодня решила изменить своим привычкам и открыла начало. Сразу – знакомые фамилии организаторов издания. Владимир Тыцких – авторитетный для меня человек и писатель. Эльвира Кочеткова – физик и лирик, моя любимая одноклассница. Укол совести: я и не знала, что она, кроме всех своих достоинств, ещё и директор программы «Народная книга»! Когда всё успевает? Дальше – Джон Кудрявцев. При знакомстве представился философом. Восприняла это как шутку. Но когда он заговорил о деле, слушала его завороженно, впитывала каждое слово. А ещё увидела – он талантливый незаурядный художник. Его удивительные работы произвели неизгладимое впечатление. С некоторыми из членов редколлегии я тоже уже имела радость встречаться на заседании литературной студии «Паруса». В общем, охватила гордость за себя, за то, что могу просто общаться с такими интересными людьми.

Журнал открывают «Русские тезисы» Владимира Крупина. Очень впечатлило. Статья пронизана любовью к Богу и к нашему Отечеству. Она просто перевернула моё сознание. Я по-другому стала смотреть на некоторые факты истории. Многое понимала похоже, но выразить свои мысли не могла. Тезисы Владимира Николаевича помогли мне понять саму себя. У него такие точные, ёмкие выражения и определения! «…тело умрёт, а душа будет жить и отвечать за всё, что натворил хозяин тела в земной жизни…» Или вот: «… как у каждого тела, так и у мира есть душа. Это Россия. Случись что с ней – остальной, суетный и причастный тлению, мир погибнет тут же…» Цитировать хочется каждую строчку. Любое высказывание отпечатывается в душе. Думаю, всякий уважающий себя россиянин должен читать такие вещи. Особенно молодежь – будущее нашей России. Одной статьей автор охватил всю российскую историю вплоть до сегодняшнего дня, заставляя задуматься: как мы живём, правильно ли?

Очень взволновала тема Украины в материале Станислава Минакова «Украина как деструктивная секта». Искусственная переделка русских слов на украинский лад выглядит как пародия, даже насмешка и над русским, и над украинским языками: «штрЫковка» (шприц), «цедЫло» (фильтр), «пупорИзка» (акушерка) и др. Больно становится за Украину, когда-то цветущую, красивую землю. Упадок виден во всём. Минаков призывает в своей статье граждан Украины «…пробудиться от спячки, вспомнить об исторических и духовных корнях, перейти к активным действиям, расставить точки над i.»

А вот передо мной стихи Леонида Климченко. Как жаль, что он ушёл из жизни так рано. Офицер-подводник, военный журналист, поэт останется в нашей памяти вечно молодым. Его стихи проникают прямо в сердце. Они близки мне по духу. Мой папа тоже офицер-подводник. И хотя давно на пенсии, в душе остаётся моряком. В стихотворении «Жена подводника» я увидела свою маму. Её давно нет с нами, но я до сих пор не забыла, как

…в поздний час из снежных клубов вьюги,
Все в кружеве застывших лепестков
К тебе приходят верные подруги,
Тоскующие жёны моряков.

И песню про усталую подлодку, которую я помню наизусть с детства, мы часто пели вместе с мамой и её подругами в зимние вечера. А эти строки как будто списаны с моего отца:

Мне не сравнить ни с чем минуты эти,
Они наградой нам за труд даны.
Что может быть прекраснее на свете –
В конце похода всплыть из глубины…

После Климченко захотелось ещё стихов. Листаю дальше. Вот Марина Зайцева. Подборка под названием «В заповеднике пугливого доверья». «…Зелёный поезд … спешит, несёт всех навстречу их ожиданиям», в магазине нелепый грязный бомж «…с тыщу лет нестриженою гривой» протягивает мелочь кассирше, май раскрашивает «…зелёным и кусты и траву» и рисует людей «… с человечьим лицом». Тишина – «…редкий желанный гость», Жук-скарабей катит шар, ветер блажит по-щенячьи, душа просит настоящего снега, полые тучи нагоняют тоску… Грустные стихи. Но в них узнаётся наша жизнь, в которой без грусти не обходится.

Хочется позитива. Людмила Тарвид в очерке «Мастерицы Приамурья» рассказывает об умелицах, изготавливающих национальную одежду, что всегда было исконно женским делом. Татьяна Константиновна Ходжер, задорная и даже кокетливая пожилая деревенская женщина, любила наряжаться только в собственноручно изготовленные наряды. Екатерина Гавриловна Оберталина «на фестивале летом 1987 года предстала перед изумлёнными зрителями» сначала ульчанкой «в традиционном наряде с характерной шапочкой и повязочкой для множества тяжёлых серёг с нефритовым кольцом и монетами», а потом этакой парижанкой «в ярком платье с цветочным узором и широкополой красной шляпе, какой больше ни у кого не было». Ещё художницы создавали неповторимые орнаменты для ковров на радость людям, хотя и огорчения шли за ними по пятам. Например, за ковёр, сделанный по заготовкам Веры Степановны Одзял, «получила мастерица из Дады Чикуэ Золонговна Киле премию на выставке в Москве. Осталась обида. Проблема авторства. А разобраться не всегда просто бывает на Амуре – чей орнамент?» Сокрушаются мастерицы и задают себе вопросы: «Что же происходит с нами, почему меняется жизнь? В лучшую ли сторону?» «Шить людям стало некогда, вышивать некогда, ЖИТЬ стало некогда». И это касается не только искусства, но и человеческой сущности. «Там, где жива Традиция, там ярким цветом расцветает индивидуальность. Жить – это творить свою душу». Очень хорошие и правильные слова.

Прочитала главу из повести «Таёжная болезнь» Александра Фадеева «Один в чаще». Ярко описано выживание человека в тайге, его эмоции, ощущения. В тридцать лет у него уже седые волосы и его зовут Стариком. И осознал он, что ещё молод и полон сил, «что кровь играет в нём, как свежий кленовый сок, а жилы туги и звонки, как тросы», когда пробирался через непролазные дебри тайги, «огибал выраставшие перед глазами осенне-алые кусты, прогнившие валежины, затаившие испуганный мышиный писк, навалы сухостоя. Ноги спотыкались о вросшие в землю, проржавевшие мохом и плесенью коричнево-слизкие валуны. А со всех сторон обнимала его хвойноиглая, златолистая, сухотравная, напоённая осенней тишиной тайга». Осознание здорового молодого тела принесло человеку страх за его жизнь. А тайга то «смеялась над ним беззубо и мёртво», то «грозила корявыми пальцами обомшелых ёлок». На второй день Старика стало преследовать постоянное чувство голода. «Он беспрерывно жевал кедровые орехи, виноград, виноградные листья, попаренные над огнём грибы, какие-то неведомые корешки – и не мог насытиться». Ещё его мучило одиночество. Пять дней в тайге показались ему вечностью. И когда путник наткнулся на тропинку, потом берёзовую рощу, и « рослого сутулого и кривоногого мужика с лицом кирпичного цвета, обросшим волнистой светло-русой бородой», степенно и неторопливо рубившего кедровое смольё, а неподалёку «веснушчатого курносого парнишку без шапки», счастью не было конца. Мальчик и мужчина, наоборот, испугались одичавшего вида вышедшего из рощи Старика, но потом дали ему еду, пиджак, и помогли выйти из тайги. «И когда он шагал по накатанной дороге, ему казалось, что жизнь впервые разворачивается перед ним, широкая, светлая и радостная, и душа его ликующе пела и об этой неисчерпаемой радости, и о несказанной красоте мира».

Следующий материал журнала читать было не только интересно, но и приятно. Ведь, людей, описанных в нём, я знаю лично. И не только знаю – люблю и уважаю. Владимир Нарбут в путевых заметках «Люди взвода одного» замечает, что было бы удивительно, «…если б кавторанг Тыцких, морской офицер, десятилетия служивший своей стране «и под волной и на волне», защищавший её, сегодня равнодушно наблюдал бы за гибельными процессами, происходящими во всех сферах нашей жизни, в том числе и сфере культуры, не пытаясь противостоять этому».

Чтобы напомнить, наследниками какой культуры мы все являемся, Владимир Михайлович ежегодно организует автопробеги, которые журналисты называют «крестными ходами на колёсах». Участники пробегов творят благое дело, несут слово в люди, учат любить стихи, прозу, песню, рассказывают о творчестве начинающих и уже известных литераторов, создают праздник себе и другим.
Затрагивает Владимир Нарбут и проблему ставшего для меня с давних пор родным домом острова Русский, недавно включённого в орбиту культурного праздника. Комплекс строящегося федерального университета на острове несомненно произведет впечатление на гостей АТЭС-2012, а что будет после САММИТА? Большая часть острова лишена лесных массивов, а они же были «лёгкими» Владивостока. Эльвира Кочеткова тоже с болью в душе переживает такие грандиозные изменения в облике родного острова. Она пишет:

Был родник – остались строки
В книжке тоненькой моей.
Нынче здесь гуденье стройки,
Стон травы из-под камней…

Не хотелось бы заканчивать рассказ об этой статье на грустной ноте. Вот и автор пишет в конце: «Автопробег, который каждый год проводят дорогие мои дальневосточники, это не просто поездка от города к городу, от села к селу. Это от сердца к сердцу. Не случайно именно так назвала свою книгу о предыдущем «празднике на колёсах» Эльвира. Очень точное название».

Читаю «Сихотэ-Алинь» дальше. Очерк «34 минуты, или годен без ограничений» о враче-физиологе ТОФ под­полковнике Иванченко и его пациенте старшине 2 статьи Юрии Казаченко долго лежал в архивах Владимира Тыцких. Сегодня я с большим удовольствием прочитала об уникальном профессионализме военного врача и его вере в успех. Думаю, что именно ВЕРА помогла врачу-физиологу спасти уже безнадежного, по мнению коллег, молодого водолаза, попавшего в беду на глубине. Несколько суток он провёл в барокамере вместе с доктором лейтенантом Виталием Мороковым. У Виталия самого неожиданно возникли проблемы со здоровьем. Иванченко пришлось действовать с нарушением всех инструкций и импровизировать с давлением в барокамере: «…То поднимая выше, чем оно должно было быть в данный момент, чтобы не повредить Казаченко. То снижая ниже положенного по предписанному стандартному графику – чтобы облегчить состояние Морокова, не позволить ему впасть в кому.» Через несколько суток в истории болезни старшины 2 статьи Юрия Казаченко появилась запись: «Годен к продолжению службы без ограничений».

Вот и рассказ Эльвиры. Даже фамилию писать не обязательно. Кажется, и так понятно, о ком речь. И всё же, Эльвира Кочеткова – «Светлое воскресенье». Всё до последнего слова родное и близкое. Будто не рассказ читаешь, а идёшь рядом с Эльвирой шаг в шаг. Я вижу, как она косит серпом траву на могилке своих родителей, а вот Эльвира уже у креста, установленного на сопке Бабкина на острове Русский в 2003 году в память – 100-летия явления Порт-Артурской Иконы Божьей Матери. Прошлой осенью мне тоже довелось побывать здесь. Моя подруга Ирина предложила подняться на сопку. Обещала красивый обзор с высоты на бухту Новик. Свою новенькую видеокамеру я, конечно, взяла с собой. Мы медленно поднимались по узкой извилистой тропе. И с каждым метром я удивлялась открывающемуся виду. А Ира говорила: «Это ещё не то. Дальше будет лучше». Да куда уж лучше? Но чем выше мы поднимались, тем больше открывалось море. На самом верху у подножия креста мы огляделись. Весь остров как на ладони. Такой красоты я ещё не видела. Срывающийся ветер трепал нам волосы. На душе было легко и спокойно. По всему видно, что люди здесь бывают нередко. К кресту не зарастает тропинка, и трава вокруг него вытоптана. После этой прогулки у меня в душе что-то изменилось. Я по-другому стала относиться к жизни. Посетила монастырь. Случайно, а может и не случайно, познакомилась там с поэтом Николаем Свечниковым, написавшим поэму «Сказание о Порт-Артурской Иконе, или Пятисотый чудотворный образ «Торжество Пресвятой Богородицы»». Он спросил, могу ли я работать на компьютере, и, получив утвердительный ответ, попросил набрать текст поэмы. Потом было много кропотливой работы с текстом и оформлением, подбором исторических фотографий из интернета. В итоге я узнала много интересного о Порт-Артурской Иконе. Сейчас поэма готова явиться на суд читателей. Николай надеется, что получит благословение на выход поэмы в свет.

Десятый номер Сихотэ-Алиня подарил мне встречу с родной землёй. Со многими дорогими людьми, моими старыми и новыми друзьями. А вот имена незнакомые: Светлана Кекова, Ольга Филиппова, Виктор Подрезов, Ольга Григорьева, Анна Минакова, Владислав Смирнов, Виктор Шостко, Людмила Баженова, Владимир Гаманов.

Журнал знакомит читателей с интересными рассказами Юрия Мельникова: «Я выиграл!», «Благодарность», «Профессионалы».

С нетерпением жду следующих номеров Сихотэ-Алиня, чтобы снова встретиться с полюбившимися авторами и открыть для себя новых.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru