litbook

Поэзия


Наша карта последняя бита0

* * *
В моих стихах нет удали и стати,
и красоты, похоже, ни на грош,
лишь горе горькое живёт
в тетради,
что самого меня бросает
в дрожь.

О, как мы все друг друга
поносили,
и до сих пор ещё идём вразнос,
что сделали мы
с матерью Россией?
подумаешь, и горестно
вздохнёшь.

Поскольку воры правят бал
повсюду,
достались блага жизни им легко,
не суждено нам, видно,
как верблюду,
пролезть через игольное ушко.

Ужели мы дошли
до крайней точки,
нет силы встать,
несчастье побороть?
В безжизненной кирпичной
оболочке
срамное время разъедает плоть.

О, сколько же на ней рубцов
и вмятин!?
И поддалась, не сохранила честь,
язык скрижалей до сих пор
не внятен,
и сможем ли когда-нибудь
прочесть?

* * *

Мы восторженные неофиты,
прокопчённые жизни костром,
наша карта последняя бита,
а побил её век-костолом.

Становились на быстрые лыжи,
ускоряли немыслимый бег,
догонял нас, давил и мурыжил
соблазнительный век-дровосек.

* * *

судьба нас пестует по-разному:
кому – оранж, кому – сурьма,
тебе – открыта дверь парадная,
а мне – дорожная сума;

тебе с рождения – пирожное,
сыры, колбасы, пироги,
а мне – канава придорожная,
да на закуску – батоги,

разделено у нас всё – поровну,
о том вещает телегей,
лишь напрочь пуповина
порвана
с великой родиной моей.



СЛУЖБА В СА, 1957 г.

На севере белеет горизонт,
мы, чудаки, восторженно гадаем,
зачем вода нас по земле катает,
какой она имеет в том резон?

И тут же уточняем: не вода –
какое-то железное корыто,
по пьяни ротозеем позабыто,
в нём догнивают чьи-то невода.

Мы это чудо держим на плаву,
от гарнизона и до гарнизона
дрейфуем по утрам по горизонту,
добавив колорита в синеву.

Заведует всем этим старшина,
не мичман, мы из сухопутной
части,
приняв в судьбе посудины
участье,
и ни гу-гу – в округе тишина.

Катаемся по озеру, кричим,
взываем к небу,
по ночам рыбачим,
понятно всем, на старшину
батрачим,
по-рабски ли, по-рыбьи,
но – молчим.

Кольский полуостров, Лов-озеро


* * *
надменного ума палата,
всё выскажу, не промолчу:
непромокаемые латы
как раз – по-твоему плечу,
звени, таскай зимой и летом,
не прикупай, когда без двух,
но отделяй свои котлеты
хотя бы от зелёных мух.

* * *
хотя ветра трубят над головой,
и многие дороги позабыты,
бежит мой верный конь
по мостовой,
постукивая времени копытом,

вези, дружок, где вешние сады,
по осени бушуют листопады,
там все ещё видны
моих друзей следы
и теплится заветная лампада.



ЙЕТИ

Мы живём на плацу у погоды,
Расплодившись
на капищах мери,
Позабыв о законах природы,
Тарабарим на сленге лимерик.

Но не всякий поймёт и раскусит,
Что скрывается в слоганах этих?
Рим сгубили уснувшие гуси,
А вот нас – неизвестные йети?



ДРОВА И КАМЕНЬ

В советчики к Сизифу не пойду,
чтоб не упасть и избежать
позора,
пусть пятой точкой тормозит
по льду
и без меня свой камень
катит в гору,
с горы окрест всё далеко видней,
и новый день чуть раньше
наступает,
хватает мне и собственных
камней,
и дров в лесу, я думаю, хватает.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 997 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru