litbook

Non-fiction


Выходец из юга, учитель севера...+1

В первом номере «Южного Сияния» мы публикуем интервью с известным писателем Кириллом Владимировичем Ковальджи, родившимся в бессарабском селе Ташлык (ныне Каменское Арцизского района Одесской области) в 1930 году, в юности жившим в Одессе, а позже переехавшим в Москву и ставшим учителем для многих современным поэтов и произаиков. В прошлом году Кириллу Ковальджи исполнилось восемьдесят.

В рубрике «Мегафон» редакция и в дальнейшем намерена печатать интервью со знаменитыми поэтами, прозаиками, дятелями культуры.

 

С.Г.: Кирилл Владимирович, мы знаем, что Вы родом из нынешней Одесской области, долгое время жили в Одессе. Что ещё связывает Вас с нашим городом? Каковы самые яркие воспоминания о нём? С кем Вы дружили в Одессе, каких поэтов ценили и знали?

К.К.: В Одесской… Но тогда (в 1930 году) бессарабское село Каменское было в Румынии и называлось Ташлык. А Одессу я увидел в июле 1941 года – отец меня с матерью отправил туда – «подальше» от фронта. То есть, в самое пекло. Всю осаду Одессы я там и пробыл, о чём рассказано в моём романе «Лиманские истории» (в новом издании – «Свеча на сквозняке»). А потом, в 1947-ом году я поступил на судомеханический факультет Одесского института инженеров морского флота. Но вскоре из-за ареста отца пришлось  вернуться в Белгород-Днестровский и окончить там физмат Учительского института… Потом, правда, осуществил свою мечту и поступил в Литинститут… Первая моя журнальная публикация была как раз в Одесском альманахе в 1949 году, общался я и «шапочно» дружил я с Рядченко, Уваровым… А ярких воспоминаний много – в основном лирических. То есть про любовь. Но об этом лучше стихами…

С.Г.: Каково Ваше отношение к термину «одесская литература»? Имело ли место быть такое явление в прошлом и имеет ли место сейчас?

К.К.:  С улыбкой…Сами понимаете, есть русская литература, она неделимая. Но это по большому счёту – историческому. А практически – центры русской культуры были, есть и будут без сомнения. К одному из таких значительных центров относится и Одесса (достаточно заглянуть в её литературный музей). Бабель, Катаев, Кирсанов, Багрицкий… Бытовало даже выражение «одесская школа»… В Одессе, несомненно, есть и теперь творческая энергия. Значит, от неё можно ждать многого, своего, неповторимого – на радость нашим литературам!

С.Г.: Расскажите, пожалуйста, о наиболее перспективных российских изданиях, посвящённых современной поэзии.

К.К.: Это прежде всего «Арион» (гл. редактор А. Алёхин), «Журнал Поэтов» (гл. редактор К. Кедров). Есть ещё «Воздух» (издаёт Д. Кузьмин) и «Поэзия» (издает МГО СП России), но, виноват, последние два давно не читал…

СТ.А.: Какие из давно известных Вам «толстых» журналов сегодня публикуют наиболее близкие Вам, новаторские или просто достойные внимания произведения?..

К.К.: По-прежнему для меня важны «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Звезда»,  «Дети Ра»,  «Юность» (хотя последние два не очень «толстые»…)

СТ.А.: Вы – главный редактор интернет-журнала «Пролог», регулярно отдающего свои виртуальные страницы всё новым и новым талантливым молодым авторам русскоязычного мира. Приведите, пожалуйста, пример талантливого нового поэтического творчества…

К.К.: Выпускает «Пролог» Фонд СЭИП (президент С. Филатов), я – руководитель этой программы, на основе которой издаются и ежегодники из лучших произведений за год…. Талантами страна не скудеет, но всё-таки жаль, что нет нового поэтического поколения, какие бывали после войны, в шестидесятых и даже в восьмидесятых… Сейчас наблюдаются отдельные талантливые явления, но они не делают «погоды». По отдельности же я бы отметил имена талантливых сегодняшних поэтов – молодых и сравнительно молодых: Елена Лапшина (Москва), Александр Кабанов (Киев), Мария Матвеева (Симферополь), Анна Матасова (Карелия), Ирина Евса (Харьков), Мария Малиновская (Гомель), Вика Чембарцева (Кишинёв)… Я уже не говорю об одесситах, которых люблю.

С.Г.: Из Вашей литературной студии вышли апологеты русской литературы конца XX – начала XXI веков. Каков рецепт? Какая царила атмосфера на Вашей литературной студии?

К.К.: Главный «рецепт» – обретение внутренней творческой свободы, верность себе. На студии я поощрял все поиски, даже чуждые мне. Старался создать такую культурно насыщенную атмосферу, которая сама и возвышает, и очищает… И приучал ребят к откровенной критике, отучал от зависти. Опирался на тех, кто любит поэзию, а не себя в ней…

СТ.А.: Вспомните, какая книга или отдельное произведение произвели за последние пять лет на Вас наибольшее впечатление?

К.К.: Трудно ответить. Наверное, всё-таки это книга «Сумерки» Александра Яковлева.

СТ.А.: Какие качества нового литературного журнала вы считаете определяющими для его успеха у «тонкого» читателя?

К.К.: Своя ниша. Своё лицо. Непохожесть на собратьев. И такое оформление, которое отвлекает от интернета, составляя особое эстетическое единство с текстом…

СТ.А.: Расскажите о своей последней книге, которая была выпущена.

К.К.: Это «Литературное досье. Кирилл Ковальджи». Своеобразная книга, выпущенная к моему юбилею, где вперемежку тексты мои и обо мне, стихи и воспоминания, очерки и статьи… Жаль, что тираж мизерный и до Одессы не дойдёт…

С.Г.: Расскажите о той Вашей книге, которая грядёт в будущем.

К.К.: Сдал в издательство второй том «Моей мозаики» – первый был включён в книгу «Обратный отсчёт». Тоже вряд ли дошло до Одессы… А ещё подготовил сборник новых стихотворений, но не нахожу издательства, готового рискнуть и выпустить нечто нерентабельное…

СТ. А.: Поделитесь опытом касательно дневника писателя, в этом жанре прославлены и Ф.М. Достоевский, и Жюль Ренар, и ранняя Анастасия Цветаева. Вы тоже ведёте дневник?.. Ваши прозаические книги дают право сделать такое заключение.

К.К.: Веду дневник, но спорадически, не систематически. Жаль, многое пропущено и забыто… Однако стараюсь закрепить значительное из случившегося, а не всякие мелочи. До сих пор удивляюсь, что Николай II после отречения записал в дневник: «Спал крепко…»

СТ. А.: И, в заключение, философский вопрос – в чём, по-вашему, духовная суть таланта?..

К.К.: Талант – это возможность творчества. И только. Остальное зависит от личности, от характера, от времени. То есть, талант может не наполнится никаким духовным содержанием, пострадают и читатели, и сам автор. Например, Александр Тиняков. Был от природы талантлив, но личность оказалась мерзкая, кончил плохо… Да, в мире талантов происходит тоже свой жестокий отбор. Исполать тому, кто обрёл свою духовную цель и смысл.

Беседовали Ст. Айдинян и С. Главацкий

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru