litbook

Культура


Мой мир оперы. Часть вторая. Поющая Европа0

В сентябре 1998 года местом нашей жизни стал город Кёльн – крупный центр земли «Северный Рейн – Вестфалия».

Кёльн очень пострадал во время войны, но теперь полностью восстановлен.

Перед нами постепенно открывалась панорама древнего города на Рейне. Величественная река, каменные набережные с широкими мостами, множество церквей, небоскрёбы и маленькие ухоженные домики, парки и скверы, разноцветные автобусы и трамваи.

Рядом с вокзалом расположен знаменитый готический Кёльнский собор, две высокие башни которого упираются в плывущие облака.

Один из красивейших в мире соборов - ДОМ - гипнотизирует и привлекает не только красотой и величием. Он главный источник церковной музыки, которая звучит в разное время дня. В ДОМе бывают концерты органной музыки. Рядом расположена небольшая площадь, названная именем Генриха Бёлля. В центре её — необычное архитектурное сооружение, возведенное по проекту всемирно известного ландшафтного скульптора и архитектора Дани Каравана – памятник жертвам Холокоста.

Возле памятника – небольшой охраняемый во время концертов участок площади, под которым в глубине земли скрывается огромный зал Филармонии - чудо архитектуры и акустики. Это один из самых современных концертных залов - дар небес для любителей музыки, в котором, имея скидку, пожилые, малообеспеченные люди могут наслаждаться игрой самых выдающихся мировых музыкантов.

Потом в кругу близких друзей мы обсуждаем концерты, преимущественно вокальной музыки.

Несмотря на преклонный возраст, я не перестаю восхищаться старыми и новыми вокальными шедеврами и новыми поколениями исполнителей.

Эти встречи и поддержка друзей, среди которых есть оперные меломаны и писатели, позволили мне объединить ранее написанные заметки в большой очерк, который я решаюсь представить на суд читателей.

Публикации предшествовала длительная работа в музыкальном отделе Кёльнской городской библиотеки, где берут напрокат аудио или DVD–диски.

Можно создавать коллекцию собственных записей с видеоэкранов с помощью копировальной компьютерной техники.

Таким образом, я могу считать себя своеобразным наследником известного киевского коллекционера и моего первого «просветителя» Сергея Николаевича Оголевца, светлые воспоминания о котором, как и память о друге – выдающемся учёном и писателе Юрии Яковлевиче Фиалкове вошли в первую часть этого очерка.

1. Три тенора

Приехав на постоянное место жизни в Кёльн, я первым делом постарался выбрать наиболее интересные оперные записи, чтобы познакомить с ними своего друга. Мне помогла книга выдающегося тенора Лучано Паваротти: «Мой мир» («Вагриус», Москва, 1995). В предисловии Уильяма Райта перечисляются имена наиболее известных оперных певцов двадцатого века, среди которых – три тенора: Пласидо Доминго, Хосе Кареррас и Лучано Паваротти.

Три тенора

Современный триумф оперы связан не только с традиционными сценическими постановками. Он воплотился на эстраде при выступлениях этих трёх певцов. Созданному трио для концертов « и неба было мало, и земли» – эфира, телеэкранов разных стран, включая Китай, стадионов, пляжей, даже одного острова. Пример, когда шоу-бизнес обратился высоким искусством.

В своей книге Паваротти писал, что объединение трёх выдающихся, но предельно перегруженных и разных по стилю исполнения певцов стало возможным только на основе дружбы. Кареррас заболел лейкемией, но поддержка друзей помогла ему выздороветь и принять участие в несравненном трио теноров. Когда раком заболел сам Лучано, усилия и молитвы миллионов его поклонников оказались тщетными. Из Модены, где он родился и жил, весь мир узнал горестную весть о его смерти.

Паваротти часто включал в свои концерты арию памяти Энрико Карузо, и в дни прощания с легендарным тенором запись этой арии стала реквиемом по самому Паваротти. Скорбь миллионов поклонников и похороны легендарного тенора в Модене обернулись ещё одним триумфом оперы.

Позже нам с женой посчастливилось побывать в этом красивом итальянском городе, где на городском кладбище рядом с могилой отца покоится прах Лучано Паваротти.

Отношение нынешних выдающихся классических музыкантов к трио теноров – не однозначно. Некоторые считают, что их выступления снижает высокую планку классической музыки. Но мне кажется, что популярное исполнение оперы и других музыкальных классических искусств повышает культуру современного общества.

Это хорошо показано в передачах Сати Спиваковой: «Нескучная опера».

Классический музыкальный ансамбль трёх теноров можно рассматривать, как одно из первых крупных объединений шоу-бизнеса.

Лучано Паваротти сделал ориентировочные подсчёты доходов, не приводя цифр.

Концерт на стадионе в Термах Каракаллах в Риме с оркестром Лос-Анджелеса под управлением Зубина Мета транслировался на сто семь стран мира, и его услышали, примерно, два миллиарда человек.

Колоссальную прибыль принесли великому Паваротти длительные гастроли его музыкальных коллективов в Китае.

Феноменальный успех гастролей впоследствии привёл к созданию самого крупного в мире китайского театрально–концертного комплекса. Уникальное здание комплекса, гигантский эллипс из стекла и титана рядом с искусственным озером - «Жемчужина на воде», объединяет четыре зала: две оперы – европейскую и национальную, залы для концертов и для модерного искусства.

Честь открытия оперы в 2007 году была предоставлена Валерию Гергиеву, поставившему «Князя Игоря» Бородина.

За последующие годы в театральном комплексе побывало более 80 тысяч артистов. В ближайшее время начнутся гастроли китайских музыкальных коллективов в европейских странах.

2. Трагизм Марии Каллас

Для любого поклонника оперы свято имя Марии Каллас, которая незадолго до смерти была названа La Divina – «Божественная». Среди сорока спетых ею партий мало комических. Недаром она считала драматическим свой талант. «Лючия ди Ламмермур» Доницетти, «Норма», «Пират», «Пуритане» Беллини, «Травиата» Верди, «Весталка» Спонтини, «Медея» Керубини, «Тристан и Изольда» Вагнера, и т.д.

В Киеве в конце прошлого века я имел только аудиозапись «Лючии», в которой главные партии исполняли Мария Каллас и её постоянный партнёр Джузеппе ди Стефано. Эта канонизированная запись навсегда войдёт в историю вокальной культуры

Никто не смог понять до конца природу этой гениальной трагической актрисы и певицы, образ которой пытался передать и Паоло Пазолини в своём фильме «Медея».

Мистическая женщина и певица, волшебница, несущая в себе трагедию ушедшего века, в котором ей суждено было стать воплощением легендарного, но никем не понятого до конца образа.

Каллас была гениальной певицей, с голосом в две с половиной октавы, необычным по качеству звучания – приглушенным, сдавленным в среднем регистре. Эти голосовые недостатки были одновременно и достоинствами, создавая особую драматическую колоратуру.

Тяжёлое детство, неудачное замужество, поруганная страстная любовь усилили её трагизм. Казалось, что Певица родилась для исполнения ролей женщин – жертв любви.

Ведомая роком, боясь потерять любовь Онассиса, она убила собственного ребёнка – сделала аборт.

Тайну гениального таланта Каллас унесла в могилу, скончавшись при невыясненных обстоятельствах в своём доме в Париже.

Видеозаписи с участием Каллас я впервые встретил в Кёльне.

Неудивительно, что я застыл перед телевизором, который транслировал небольшую передачу, посвящённую великой певице. Это были сделанные в Париже кинозаписи исполняемых Каллас арий из «Нормы» и «Сомнамбулы» Беллини, «Трубадура» Верди и «Севильского цирюльника» Россини.

Исполнение арий мне тогда показались очень сдержанным – я ещё не знал, что Певица в конце жизни исповедовала принцип – минимум движений на сцене и максимум выразительности.

Чёрно-белый фильм. На Каллас свободно ниспадающее платье, ожерелье и серьги. На лице застыла трагическая маска.

Вначале Певица обняла себя руками с длинными узкими пальцами.

Она пела знаменитую арию из «Нормы» - Каста Дива. Весталка Норма была окружена поющим хором.

Знаменитая ария звучала спокойно, казалось, что Певица размышляет вслух, покачиваясь, не сходя с места, прижав правую руку к груди.

Она спела ещё три арии, скупыми средствами входя в каждый образ.

На лице Леоноры застыла маска трагизма. При исполнении знаменитого мизерере поднялись руки, изобразив жест безнадежности. Но раздался звучный голос Манрико, и Певица с протянутыми руками двинулась к воображаемому возлюбленному. Сделала пару шагов. Голос замолк, и героиня, обняв себя, закончила арию, превратившись в статую.

Совсем другой Каллас была в двух последних ариях – абсолютно статуарной - живыми были только лицо и голос. Улыбающееся, кокетливое у Розины, сопровождаемое очень красивым низким голосом, и задумчивое с полуулыбкой у Адины из «Сомнамбулы», спетой с потрясающей лёгкостью и мягкостью на меццо-вочче.

Теперь я располагаю DVD - дисками c записями в Ютюбе, которые дадут возможность оценить сценические выступления великой певицы.

***

Постаравшись закончить дела, я поспешил на свидание к «Медее» в магазин компакт-дисков «Сатурн».

На длинной полке предо мной были десятки коробок с изображениями великой оперной Дивы. Преобладали рисунки и фотопортреты, а внутри коробок стояли сотни дисков с чёрно-белыми фотографиями. Моим поискам помогли названия опер, в которых Каллас пела заглавные партии.

Неожиданно я наткнулся на диск фирмы EMI classics со скромным портретом Певицы и интригующей надписью: MAD SCENS & BEL CANTO ARIAS.

Сцены безумия! Теперь подобная тема мне была понятна. Композиторы 18 и 19 веков нередко отдавали свои музыкальные бренды героям, сходившим с ума или, как говорят, «тронутым». Вспомните страстный, напряжённый стиль опер Винченцо Беллини с романтически мрачным колоритом действия, сценами сомнамбулизма и безумия в «Сомнамбуле», «Пирате» и «Пуританах». Безумными стали Лючия и Анна Болена, Нина из оперы Паизиелло, Семеле из одноимённой оратории Генделя, некоторые персонажи из опер Верди, герои «Сказок Гофмана» Оффенбаха, и другие…

На диске MAD SCENS c участием Каллас записаны два отрывка из II акта оперы «Анна Болена», восхищающие силой лиризма. Некоторые песенные места сопровождаются лёгкими ударами барабана. Это музыка из сцен, перед казнью безумной королевы Болены.

Полон скорби отрывок из IV акта малоизвестной оперы Амбруаза Томаса «Гамлет», - печальная увертюра, полная скорби.

В отрывке из оперы «Пират» звучит низкий голос Каллас с хором, а драматичный финал с арфой очень напоминает предсмертную арию из Лючии ди Ламмермур.

Опера заканчивается мощными барабанными ударами и контральтовым завершением арии Имогены (Каллас)

Счастливы те, кто слышал эти потрясающие музыкальные «безумия» из названных мной опер.

Как ни странно, но драматизм названных музыкальных отрывков лишён надрыва - страдания героинь передаются Певицей с тонким лиризмом, понятным слушателям во все времена.

Мой друг называл объединённые в этом диске арии в исполнении Каллас – «собранием чудес, невиданным сосредоточием вокальной гениальности».

***

Лючия ди Ламмермур – любимая мной опера, которую я слушал в разных исполнениях много раз, начиная с Евгении Мирошниченко в Киевском театре оперы и балета им. Тараса Шевченко.

В Кёльне мне удалось записать на DVD-диск двух исполнительниц предсмертной арии Лючии - француженку Натали Десcей и итальянку Патрицию Циофи (Ciofi).

Обе они поют великолепно.

Вскрытия вен (нарисованные кровавые полосы на теле) в обоих случаях были излишними, но голоса умирающих дев «так дивно звучали», что могли растопить в слезах зрительные залы, особенно в моменты вступления флейт и арф. В финале зрители дошли до исступления, и овации долго не замолкали.

Кто же оказался лучше, Натали или Циофи? Вокально обе пели изумительно, но более артистичной мне показалась француженка Дессей – маленькая, абсолютно беззащитная среди толпы вооружённых мужчин, она с первого выхода на сцену играла полную обречённость, а Циофи вызывала жалость своей длинной тощей фигурой, с выступающими венами на шее и теле. В ней чувствовалась театральность, она казалась профессиональной умирающей…

Очень интересно было бы знать, как играла эту сцену Мария Каллас, но я не уверен, что в архивах сохранилась полная кинозапись партии «Лючии» в исполнении гениальной певицы.

Что же даёт мне право называть великими двух певиц, одна из которых в 1977 году ушла из жизни, когда другой было всего 11 лет?

3. Музыкальная «археология» Чечилии Бартоли

Начну с неожиданного «открытия». Включив телевизор, я услышал божественное и при том очень темпераментное исполнение одной из арий Вивальди. Пела молодая, слегка полноватая, черноволосая, кареглазая девушка с красиво очерченным профилем и сияющей улыбкой.

Бурю восторга у слушателей вызвала волна фиоритур из арии, которая, как я позже узнал, называлась «Gelosia». Казалось, что в объёмной груди певицы спрятан маленький органчик.

В титрах появилось имя певицы – Чечилия Бартоли.

Будущая великая певица родилась в Риме 4 июня 1966 года

Её родители – оперные певцы, а мать – Сильвана Баццони, к тому же педагог по вокалу. Она первая определила голос Чечилии, как колоратурное меццо-сопрано. Огромная заслуга «домашнего» педагога не только в том, что она помогла дочери раскрыть свой редкой красоты голос, но и научила её постоянно прислушиваться к внутреннему «музыкальному инструменту», ежедневно работая над его «настройкой».

Так начался путь к высшему званию певицы – «синьора Совершенство» («Assoluta»).

В девятилетнем возрасте она впервые появилась перед римской публикой в одной из массовых сцен оперы «Тоска». Серьезные занятия музыкой начала в 17 лет – в Академии «Санта-Чечилия». В 1985 году вызвала фурор на телевизионном шоу «Новые таланты», а широкая известность к ней пришла после парижского концерта памяти Марии Каллас.

Раскрытию яркого дарования Чечилии помогла работа с великими дирижёрами – Гербертом фон Караяном, Даниэлем Баренбоймом и Николаусом Арнонкуром, а также с певицей Катей Риччарелли…

В дальнейшем, карьера Бартоли развивалась стремительно: смена лучших оперных сцен и концертных залов, сотрудничество со знаменитыми дирижёрами - нашими современниками; некоторые из них – Баренбойм, Тибоде, Ливайн, оставляли на время свои коллективы – «откладывали дирижёрские палочки», ради того, чтобы выступить аккомпаниаторами на её сольных концертах – небывалая честь для молодой певицы, которая была способна своим удивительным даром доставить радость наиболее взыскательным маэстро!

Она с юных лет стала лауреатом престижных международных премий, включая, Диапазон, Эхо-Классик и Грэмми за выпущенные диски.

Все её последующие призы и почётные звания заняли бы четверть страницы данного текста.

Бартоли обладает природной артистичностью, поразительной энергетикой воздействия на слушателей. «Первой скрипкой» при этом, служит голос, но не только он – руки, мимика, изысканность нарядов. Её эмоциональность производит одинаково сильное впечатление на коллег – музыкантов, и на публику.

Овациям на её концертах нет конца; каждое выступление остаётся в памяти слушателей на всю жизнь. Однако, великим можно стать, только предвосхитив законы и традиции жанра. В области вокала это особенно ярко удалось Шаляпину, Карузо, Джильи и Каллас.

Чечилия Бартоли достигла выдающихся успехов не только в камерном и оперном исполнительстве, но и в архивных исследованиях, позволивших обнаружить забытые музыкальные шедевры прошлого. Эту важнейшую сторону её творчества я позволил себе назвать «музыкальной археологией».

«Несравненная» Чечилия постоянно работает в лучших мировых архивах, находит для себя забытые вокальные произведения и сама их исполняет. В этой области с ней пока никто не может конкурировать.

***

Творчество одного из самых выдающихся композиторов эпохи барокко Антонио Вивальди (XVII-XVIII вв.), создателя многих концертов для струнных и духовых инструментов, скрипача, дирижёра и педагога, стало широко раскрываться с начала прошлого века.

Освоив профессию «музыкального археолога», Бартоли в библиотеках Турина нашла забытые вокальные произведения Вивальди, написавшего десятки опер!

«Это результат удивительного путешествия, полного открытий. Именно такие чувства испытала я, когда исследовала удивительные манускрипты опер Вивальди и шаг за шагом обнаруживала его шедевры, веками скрытые от слуха музыкантов и любителей музыки».

Найденные шедевры составили основу нескольких концертных выступлений певицы.

Один из примеров феноменальной техники Бартоли - исполнение арий из оперы Вивальди «Гризельда». Они записаны на диске «Live in Itali» и требуют фантастической виртуозности. Только Чечилия способна спеть столько нот без передышки. Этот «фонтан» фиоритур в шутку называют «органчиком Бартоли». Он для человека с фантазией может воплотиться в пение «сирены», голос которой позволяет забыть всё на свете.

Изумительно звучат отрывки из забытых опер Вивальди – «Орландо», «Оттон», «Леокаста», «Фарначи», и др.

***

«Фантастически талантливые», по словам Бартоли, произведения Сальери были найдены ею в Венской национальной библиотеке.

Одну из премий Грэмми (полмиллиона выпущенных дисков) певица получила за работу над наследием этого великого в прошлом, но потом почти забытого композитора, о котором до последнего времени вспоминали только в связи с загадочной кончиной Моцарта. В России версию о злодействе Сальери поддержал Пушкин, на Западе – кинорежиссер Милош Форман в фильме «Амадей».

Кстати, Моцарт занимает одно из первых мест в творчестве великой певицы, которой часто задают вопрос, зачем она стала «изменять» ему с Сальери? «Почему Сальери?» – так называется кинофильм, в котором Бартоли играет саму себя, а роль Сальери – не произнесший ни слова французский актёр Депардье.

На Западе историки и музыкальные эксперты давно оправдали Сальери, тем более, что документы свидетельствуют о том, что современники не раз отдавали ему предпочтение, считая более «фундаментальным» маэстро, чем «легкомысленный» Моцарт.

К сожалению, версия убийства из ревности не предана забвению. Известный альтист и дирижёр Юрий Башмет сказал, что воздерживается от исполнения Сальери: – «а вдруг доля его вины в смерти Моцарта всё же существует?»

Бартоли с юмором относится к недоказанным обвинениям, и поступила как серьёзный исследователь, проследив в Венских архивах музыкальные и личные контакты Сальери. Начав с его учителя Глюка, перешла к Бетховену, Шуберту и девятилетнему Листу – все они оказались учениками Сальери!

Она выбрала для исполнения арии и отрывки из опер Сальери – «Армида», «Тарар», «Аксур», «Семирамида», и др.

В открытом после капитального ремонта театре «Ла Скала» сезон был начат первой написанной Сальери оперой «Признанная Европа».

Современные слушатели с интересом относятся к музыке Сальери, но отдают предпочтение любимому Моцарту.

Певица постоянно работает над ролями из его опер – «Дон Жуан», «Свадьба Фигаро», «Милосердие Тита», «Идоменей», а в опере: «Так поступают все» («Cosi fan tutte») – спела по очереди все сопрановые партии – Дорабеллы, Деспины и Фиордилиджи, изменяя особенности голоса и сценическое поведение героинь. Подобные вокальные и сценические превращения в пределах одного произведения уникальны для искусства оперы.

***

«Запрещённой оперой» назван компакт-диск певицы, переносящий нас в барочный Рим 1706 года. В то время папство запретило театральные постановки, включая оперу, официально из благодарности за конец чумы, но в основном для установления контроля над свободолюбивыми артистами. Позднее женские партии были разрешены для исполнения певцам-кастратам. Музыку писали выдающиеся композиторы Альбинони, Вивальди, Гендель, Корелли, Скарлатти и др.

Оперные произведения и оратории этих композиторов отличаются феноменальной сложностью.

Бартоли нашла эти произведения в архивах, оказавшись одной из немногих в мире певицей, способной их исполнять. Со сложнейшими пассажами она справляется играючи, причём, чем партия виртуозней, тем азартней исполнение. Бартоли часто выступает в операх Генделя, Глюка, Гайдна, и хотя её лицо и фигура женственны, прекрасно себя чувствует и в мужских нарядах.

Среди архивных находок Бартоли – ещё две интересных произведения: оперы «Нина» – композитора Паизиэлло и оратория «Семеле» – Генделя. Паизиэлло - предшественник Россини. Это ощущается в речитативах, и его лирическая героиня сходит с ума от любви. Партия Семеле – безумной содержанки князя, полна драматизма. Подобного темперамента не было в других ролях Бартоли.

В самом начале 2009 года Бартоли спела специально поставленную для неё в Цюрихском театре оперу «Клари», написанную в средине XIX века композитором Галеви. Героиней стала крестьянская девушка, в которую влюбляется высокородный то ли граф, то ли князь. Смесь гротеска, драмы и лирики – жанров, которыми прекрасно владеет певица.

***

В 2008 году поклонников Бартоли ждала радость – она записала альбом и диск «Мария», посвятив их выдающейся оперной звезде раннего романтизма Марии Малибран (урождённой Гарсия). Эта, по определению Бартоли, «мегазвезда оперы» приходилась родной сестрой Полине Виардо, любимой женщине Ивана Сергеевича Тургенева.

Мария была самой выдающейся певицей своего времени, композитором, художницей и журналисткой; её ранняя смерть в 28 лет оказалась печальным событием, потрясшим культурный мир.

Музейные изыскания Бартоли теперь стали достоянием не только избранных музыкантов, но и широкой публики: перед концертными залами городов, где выступала Бартоли, стоял автофургон – музей, посвящённый 200-летию Малибран. Осваивая репертуар примадонны, Бартоли с большим успехом исполнила арии и сцены из произведений Гуммеля, Лауро Росси, Жака Галеви, Мендельсона, – а на бис – знаменитую арию «Нормы» из оперы Беллини, вызвавшей у слушателей слёзы.

Немецко-французский телевизионный канал Arte передал программу, в которой Бартоли рассказывает о работе над культурным наследием Марии Малибран. Поражает география, широта и глубина её исследований.

Они включают посещения дома в Париже, где родилась певица, и примечательного места французской столицы – апартаментов Россини, создавшего Итальянский театр, в котором выступала и Малибран. С творчеством этой певицы связаны и три театра в Венеции, один из которых назван именем Марии Малибран.

В Неаполе Бартоли работала в театрах Сан-Карло и Меркандато, а также в библиотеке консерватории. В Брюсселе посетила Дом певицы и Королевскую консерваторию; в Риме – консерваторию Санта-Чечилия; в Лондоне – Королевскую Академию музыки. Она ознакомилась и со многими частными коллекциями, в которых хранятся рукописи, портреты, рисунки, музыкальные инструменты и личные вещи певицы, похороненной в Пантеоне на кладбище Брюсселя.

Хранители музеев разных стран с глубоким уважением показывают наиболее ценные рукописи и письма Малибран, которые Бартоли свободно читает с листа на четырёх языках. Она прикасалась к клавишам роялей, на которых играла великая певица, примеряла одну из её диадем, фотографировалась с посмертной маской Малибран.

В посвящённом этой теме кинофильме Бартоли одновременно ведущая, экскурсовод и певица, разучивающая музыкальные программы, посвящённые Малибран, с таким же темпераментом, как при исполнении на сцене.

***

Чечилия Бартоли сознательно ограничивает свой репертуар – не поёт опер Верди, а также, Пуччини и других «веристов» – слишком хорошо известных и часто исполняемых композиторов. Она отдала предпочтение Вагнеру, приняв участие в «Нюрнбергских мастерах пения» и готовит роль Клеопатры в опере Генделя «Юлий Цезарь». В одном из интервью певица сказала, что спела бы партию Кармен, но только в новой оригинальной музыкальной и сценической интерпретации.

Бартоли открывает забытые шедевры вокальной музыки и «настраивает» для их исполнения свой удивительный голос. Примеров подобного сочетания исследовательской и выдающейся исполнительской культуры мировое искусство ещё не знало.

Певица «уютно» себя чувствует в стиле «барокко», когда одновременно звучала музыка композиторов Порпора, Гассе, Кальдара и Скарлатти. Ей пришлось знакомиться со старинными руководствами и музыкальными инструментами.

Не так давно в зале Кёльнской филармонии мы слушали Бартоли, которая мужских костюмах исполняла музыку, написанную для кастратов.

***

Бартоли давать интервью. Её ответы на вопросы интересные и содержательные и часто оборачиваются увлекательными рассказами.

Так было и 20 августа 2011 г. на программе 3SAT.

Перед телеведущей сидела очаровательная молодая женщина. Её прекрасное лицо с карими глазами, римским профилем и постоянными улыбками излучало живость. Каждая фраза дополнялась жестами, превращая беседу в маленький театральный спектакль.

- Почему Вы редко меняете туалеты? - спрашивала ведущая.

- Я решила для каждого композитора иметь специальное платье. Для Вивальди и Глюка – красное, как сегодня, для Россини – голубое, для Моцарта – белое. Это приносит удачу.

- Что такое бельканто?

- Итальянское вокальное искусство 17-18 веков достигло совершенства благодаря кастратам. Фанатики итальянцы дошли до варварства и стали кастрировать в раннем возрасте мальчиков, чтобы их прекрасные голоса не менялись во время мутации, сохраняя высокий регистр и прозрачный тембр. После 15-16 лет голос становился сильным, и кастраты могли петь не только мужские, но и женские партии. На одном вдохе они исполняли сложнейшие пассажи, которыми были насыщены мелодии тогдашних оперных композиторов.

Потребность в женщинах исчезала, и сцена для них была закрыта.

- Говорили, что конкурировать с кастратами могла лишь одна венецианка Фаустина Бордони, у которой был уникальный голос – мощное контральто.

- Бельканто завоевало мир, пока в оперу не пришёл Вагнер. Говорят, что против высоких мужских голосов выступал и Мусоргский, но его тогда мало кто знал…

- Можете ли вы назвать самых лучших вокалистов – кастратов?

- Фаринелли и Кафарелли. Их обоих вырастил композитор Порпора. У первого из них был изумительный голос, очень длинное дыхание. Можно назвать и другие имена. Я в альбоме SACRIFICUM исполняю арии из репертуара певцов – кастратов VIII века.

- Есть ли у вас любимый человек, с которым вам тепло?

- Конечно, есть. Он поддерживает мою занятость и постоянное движение вперёд. Самое главное – найти свой способ подачи музыки и не стесняться в выражении собственных чувств. Я уверена, что музыка – самое эротичное из всех искусств. Моменты красоты и счастья – вот, что я хочу дать людям.

-Всевышний наградил меня голосом, хорошим инструментом приносящим людям радость…

Во время интервью Чечилия часто произносила известное всем слово «адреналин». Это один из гормонов, увеличивающий скорость восстановления энергии организма.

Певица символически связывает его с повышением творчества, новыми свершениями в искусстве.

Так получилось, что после интервью я прочитал у известной русской писательницы Людмилы Улицкой фразу, в которой говорилось о телесном переживании музыки, звуках, наполняющих череп и расширяющих его, о включении в теле неизвестного биологического процесса – вроде созидания мощного гормона в крови.

Эта фраза очень созвучна упоминанию певицы об адреналине - всё творчество Чечилии Бартоли кажется мне животворным.

В заключение повторю ранее сказанное.

Сравнивать творчество Каллас и Бартоли невозможно, они «несравненны» - одна - воплощение трагедии и грусти, другая – живости и радости жизни. Обе гениальны, но у Чечилии есть ещё много времени, чтобы убедить в этом весь мир.

4. Оперные звёзды XXI столетия

Как известно, число звёзд на небосклоне сосчитать невозможно. Мне посчастливилось стать свидетелем восхождения некоторых наиболее ярких оперных звёзд.

Начну с талантливой, умной и красивой русской певицы Анны Нетребко, заслужившей бесконечное число почётных званий и международных наград, которые трудно перечислить, и о моём любимом, тоже прославленном молодом мексиканском теноре Роландо Виллазоне.

Они вместе ярко засияли на оперном горизонте. Их дуэт по разным причинам распался, но успел навсегда войти в историю современной оперной музыки, став легендарным.

Дуэт - важный элемент оперного ансамбля, который не только развлекает, но наряду с речитативом часто направляет оперное действие. Шоу-бизнес иногда не даёт приглашаемым гастролёрам времени для внутренних разборок; они успевают провести пару репетиций под рояль без оркестра. Но в наше время именно шоу-бизнес определяет отбор и объединение исполнителей.

За короткий период выступлений Нетребко и Виллазон участвовали в исполнении многих опер, пели на многих концертах, записывали разнообразные диски, а также альбомы, блоги и клипы.

Они объединили миллионы слушателей и зрителей, открыв для них сокровища классической музыки.

Анна Нетребко и Виллазон впервые встретились в Мюнхене в июле 2003 года. Встреча была не случайной: их «обвенчал» на сцене Баварской оперы шоу–бизнес, а также взаимное влечение, замечательные вокальные данные и высокий артистизм.

В любых ролях они прекрасно смотрелись и дополняли друга. Их сближала и энергетика - живость, раскованность на сцене, удивительная искренность творческой отдачи.

Чего стоил босоногий танец Анны Нетребко во время исполнения песенки Ардитти: «Мои губки…» из оперетты Легара, вызвавшей бешеный успех у чопорной публики на концерте в Баден-Бадене!

Некоторые считают, что танец был подготовлен заранее, другие возражают, ссылаясь на растерянность не только зрителей, но и музыкантов в оркестре, которым певица бросала розы. В любом случае, её порыв, много раз тиражированный средствами массовой информации, вызвал восторг миллионов.

Виллазон нередко продолжал «выступления» после концертов в комнате отдыха или в грим–уборной. Сцена оказывалась «узкой» для разрядов его творческой энергии. За богатую мимику во время выступлений его прозвали: «мистером Бином оперной сцены».

Радость служения искусству подкреплена у талантливых артистов счастливой личной жизнью: у Анны – родился сын, а на концертах Роландо постоянно присутствует любимая жена, мать его детей. «Наверно, я везунчик, - говорит он. Доволен работой и семьёй, заполнен счастьем, и это так здорово!»

Артистичность, замечательное слияние голосов позволило «звёздному дуэту» завоевать признание самых известных мировых музыкантов и восторг слушателей всего мира.

В разных странах их называли - дуэтом мечты («dream-couple»), или грёз - «das traumpaar», «золотым дуэтом» а русские поклонники, число которых с каждым годом возрастало,– «сладкой парочкой».

Красивы, как герои сериалов… В этой фразе нет иронии. Герои некоторых сериалов, действительно, очень хороши собой и не всегда плохо играют.

Анна - главная красавица оперной сцены, поражает яркостью южнорусской внешности, и давно стала секс-символом оперы.

Роландо, знойный, чернокудрый красавец, как будто создан для ролей романтических героев. Он, романтик и по натуре, эрудит, любитель литературы и философии.

Их объединяет и возраст. Анна родилась в Краснодаре 18 сентября 1971 года, а Роландо 22 февраля 1972 года в Мехико.

Сначала об Анне

В 1988 году её приняли на вокальное отделение Ленинградского музыкального училища, где она занималась у педагога Т.Б. Лебедь. Не закончив учёбу, поступила без конкурса в Санкт-Петербургскую консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова, где проходила учёбу у профессора Т. Новиченко. В 1993 году стала победителем Всероссийского конкурса вокалистов им. М.И. Глинки.

После победы была принята в Мариинский театр, в котором при поддержке знаменитого дирижёра Валерия Гергиева спела более 20 оперных партий, а теперь часто выступает на «родной» сцене в качестве гастролёра.

Некоторые оперные партии Анна разучивала под контролем знаменитой в прошлом певицы и вокального педагога Ренаты Скотто, внимательно следившей за каждым её выступлением.

Нетребко возмущалась, когда средства массовой информации настойчиво пытались представить её «Золушкой», вынужденной в студенческие годы мыть пол в вестибюле «Мариинки». (Наверно, это было приятным зрелищем для мужского персонала театра).

Она не раз подчёркивала, что росла «успешной» и красивой девушкой, ставшей вице-мисс Кубани (1988).

Особое место в карьере Анны заняла превосходно спетая на сцене «Метрополитен-опера» партия Наташи Ростовой в опере Прокофьева «Война и мир» (2002). Этот успех превратил Анну в приму мировой оперы. «Одри Хепберн с голосом» - так назвали певицу в американской прессе, отмечая её редкостное обаяние, вокальный и драматический талант.

В том же году на фестивале в Зальцбурге вызвало фурор её выступление в партии Донны Анны в опере В.А. Моцарта «Дон Жуан». На эту роль её пригласил прославленный дирижёр Николаус Арнонкур.

«Я приехала больной к Арнонкуру на прослушивание в Зальцбург и спела две фразы. Этого было достаточно. Надо мной все смеялись, и никто кроме Арнонкура не верил, что я смогу спеть Анну».

Пожилому, прославленному дирижёру двух фраз было достаточно, чтобы оценить большой талант, а тут ещё такая красавица!

Так Зальцбург открыл миру новую суперзвезду.

Это был феноменальный успех – жизнь Анны, как мировой актрисы началась в Австрии, где её не смогли оттеснить от моцартовского репертуара. Единственная русская, спевшая шесть ведущих партий в операх Моцарта!

С тех пор её пытались заполучить лучшие театры мира. Овладев бельканто, спев Джульетту в опере Беллини «Капулетти и Монтекки» и Лючию в «Лючии ди Ламмермур», Розину в «Севильском цирюльнике» Россини и Амину в «Сомнамбуле» Беллини. Своеобразными автопортретами певицы выглядят шаловливая Нанетта в «Фальстафе» Верди и эксцентричная Мюзетта из «Богемы» Пуччини. Из французских опер в её репертуаре – Микаэла, «Кармен», Антония из «Сказок Гофмана» Оффенбаха, Тереза из «Бенвенуто Челлини» Берлиоза и Манон из оперы Массне.

«Мне много пришлось пройти, прежде чем меня приравняли к европейским певцам, - долго и настойчиво предлагали только русский репертуар. Если бы я была из Европы, такого бы наверняка не произошло. Это не только настороженность, это ревность, боязнь пустить нас на вокальный рынок…»

В новое тысячелетие она вошла как свободно-конвертируемая звезда. Её пример – другим наука – русские певцы и музыканты занимают всё больше мест на европейских оперных и концертных сценах.

«Русские идут!»,- и в этом пример девушки из Кубани.

Для участия в операх, концертах и киносъёмках она колесит по свету. Мелькают города и страны, театры и концертные залы.

Голос певицы вначале нельзя было назвать многослойным или бархатным; но мягкий открытый тембр позволял легко переходить из регистра в регистр.

Анна считала, что вокальная школа и спорт научили её петь в разных положениях: некоторые сцены безумия в операх Доницетти «Пуритане» и «Анна Болена» она исполняет, лёжа на спине.

Принцесса гламура

Гламур - чисто женское понятие, сочетающее в себе романтичность, соблазнительность и очарование. Все эти качества присущи Анне Нетребко, которая оказалась душой огромного музыкального концерна.

По-мнению известного культуролога и писателя Соломона Волкова, Нетребко находится в первых рядах новой культурной революции.

Её персональная рекламная программа в первую очередь имеет художественную основу, связанную с яркими выступлениями на сцене, в операх и концертах, имеющих огромный успех.

Вторая сторона рекламы включает публичную светскую жизнь, интервью, появления на обложках глянцевых журналах, персональные сайты, издание и тиражирование фотоальбомов, дисков, клипов, фильмов-опер, записи концертных выступлений, и т.д.

Обе стороны активно поддерживаются шоу-бизнесом в лице менеджеров различных музыкальных фирм и других организаций.

Уже в начале оперной карьеры производительность Нетребко (и фирмы «Дойче Граммофон») поражали. Она выпустила больше десяти альбомов, много DVD-фильмов, и вместе с Виллазоном замечательный компакт-диск - «Дуэты» (2007), куда вошли любовные дуэты из опер 19 века: «Богемы», «Лючии ди Ламмермур», «Риголетто», «Ромео и Джульетты» Гуно, «Искателей жемчуга» Бизе, «Манон», Массне, «Иоланты» Чайковского, др.

Ядром всей кипучей деятельности певицы служит высокий профессионализм Анны Нетребко, её умение взаимодействовать с режиссёрами, дирижёрами, коллегами по сцене.

Работавший с ней Винсент Патерсон (которого мы уже упоминали) – опытный мастер фотопродукции. Сделанные им портреты «дуэта мечты» современны по стилистике, связаны с использованием визуальных эффектов и новых монтажных приёмов. Патерсон очень любит снимать красивых женщин и не нуждается в «обнажённой натуре», чтобы показать их красоту, изящество и характер.

С его помощью образ певицы войдёт в историю вокала.

Нетребко часто выступает в паре с известными звёздами оперы - баритоном Дмитрием Хворостовским (концерт в Карнеги-холл в Манхеттене), латышкой меццо-сопрано Элиной Гаранча (в зале Баден-Бадена), Йоносом Кауфманном, со своим мужем Эрвином Шроттом и многими другими популярными исполнителями.

Эти концерты часто транслируются по телевидению, записываются и массово тиражируются.

Она интеллигентна и умна. Достигнув высот бельканто, высокой музыкальности, силы голоса, полётности звука, исключительного артистизма, Нетребко продолжает работать над собой, осваивать новые области вокальной музыки, в частности, исполнения романсов. Но для неё романсы – область пока не пройденная до конца. Можно не сомневаться, что и там она достигнет совершенства…

Ещё один небывалый для женщины и актрисы феномен – открытость. В своих интервью она рассказывала не только о способности петь лёжа, но и о том, как она со своим педагогом смогла этого достичь.

Феноменальные успехи «не заразили» молодую певицу «звездной» болезнью, она не ставила себя выше других и с каждым годом всё серьёзнее относилась к своей профессии.

Характерный пример: её отношения к коллегам по сцене. Кроме преклонения перед корифеями - Ренатой Скотто, Миреллой Френи, Леонтин Прайс, она очень хвалила относительно молодых – Чечилию Бартоли, Анжелу Георгию, Натали Дессей. Для неё они тогда были очень серьёзными конкурентками.

Мне вначале казалось, что названные певицы, к числу которых следует причислить и американку Рене Флеминг, не уступают Нетребко в мастерстве.

Но, просмотрев и прослушав все её оперы с участием Роланда Виллазона, а в последнее время видеозаписи в ролях Антонии и Стеллы в опере Жанна Оффенбаха «Сказки Гофмана» в «Метрополитен-опера», а также выступления с Элиной Гаранча в опере «Анна Болена» и в недавно поставленном в «Ла Скала» «Дон Жуане», я понял, что Нетребко по праву называют примадонной современной оперной сцены.

При исключительном женском обаянии, став женой и матерью, она обрела полноту жизни, которой дорожит, занимается воспитанием сына, и не даёт поводов для происков жёлтой прессы.

Новое трио (Нетребко, Виллазон, Доминго)

7 июля 2006-го года на знаменитой Берлинской Лесной сцене (Waldbuehne) состоялся первый концерт нового замечательного ансамбля, в состав которого вошли Анна Нетребко, Роландо Виллазон и один из их учителей – Пласидо Доминго, великий тенор-баритон с огромным певческим опытом.

Концерт был посвящён закрытию чемпионата мира по футболу, транслировался в разных странах; собралось 20 тысяч зрителей, а международная аудитория слушателей ТВ составила около восьми миллионов человек.

Звучали арии и дуэты из опер Россини, Верди, Чилеа, Пуччини, Масканьи, Бизе, Массне и других композиторов. Вокальные кондиции Доминго с филированием звука были очень высокими. Виллазон покорил аудиторию своей эмоциональностью. Их дуэты с Нетребко вызвали бурю восторга.

Обстановку подогрели застольная из «Травиаты» и спетая Нетребко опереточная ариетта Ардитти композитора Франца Легара: «Мои губки…». «Старый бонвиван» (Доминго) с эротическим налётом взял за подбородок юную гризетку (Нетребко). Лирика исполнения перешла в гротеск, и всё завершилось общими объятиями. Овациям не было конца.

Четвертым участником ансамбля стал молодой дирижёр Марко Армилиато.

Прекрасным оказался и «зал» под открытым небом – Зелёный стадион в Берлине. В центре возвышалась залитая светом эстрада под белой крышей с двумя шатрами; лица исполнителей увеличивали четыре огромных монитора.

Летний вечер плавно переходил в ночь, и 20 тысяч восторженных зрителей размахивали «светлячками» мобильников, взявшись за руки, раскачивались в такт мелодиям, и зажигали бенгальские огни. Эмоции подогревались бешеными аплодисментами всего стадиона.

В одной из рецензий было сказано: «Шоу-бизнес блестяще обернулся лицом оперы».

Концерты были повторены в Вене и других городах.

После них журналисты и публика, отмечая небывалый успех нового ансамбля, пришли к выводу, что наряду с роком и джазом классическая музыка вышла на авансцену самых популярных музыкальных хит-парадов.

Оперы для «легендарного дуэта»

Вернёмся, однако, к временам, когда «звёздный дуэт» очаровывал миллионы зрителей и слушателей исполнением знаменитых опер, поставленных для Нетребко и Виллазона в современном стиле.

Я не могу отказаться от сравнения этих постановок с оперными шедеврами прошлого, которыми восторгался, но считаю, что подлинную оценку произведений искусств, в том числе опер даёт только время…

Поэтому в этом очерке я осмеливаюсь говорить лишь о своих предпочтениях…

На моём веку было много «Травиат». Самыми яркими и запоминающимися оказались Тереза Стратас из постановки Франка Дзеффирелли. Он поставил кино оперу, начинавшуюся рассказом о прошлом героини - Виолетты Валлери, роль которой прекрасно сыграла и спела Тереза Стратас. Опера была поставлена с огромным размахом, призванным показать жизнь великой куртизанки. В неё включены и балетные сцены в исполнении замечательной русской танцевальной пары Екатерины Максимовой и Владимира Васильева. Эта постановка вошла в золотой фонд искусства оперы.

Зальцбургский фестиваль представил миру легендарную примадонну, которую стали называть c артиклем: La Netrebko.

Это было вознесение на оперный Олимп. Спектакль Вилли Деккера был назван исторической постановкой. Режиссёр связал судьбу и смерть героини не столько с болезнью (как это было в старом либретто), а со злым роком.

На сцене он олицетворён образом быка, но чаще мрачной фигурой пожилого человека (доктора?) с длинными седыми волосами. Перед ним круглые часы, отмеряющие Виолетте срок жизни, а мужчины в чёрном, напоминающие тараканов – по-видимому, носители тёмных сил…

Публику привлекла сценическая раскованность «дуэта мечты», эротический пыл героев, страстные объятия и поцелуи в спальне.

Следует отметить, что вокальная сторона спектакля, и игра главных исполнителей была превосходной.

Можно согласиться с режиссером и постановщиками, удалившими со сцены архаические аксессуары времён «Дамы с камелиями». Но я никогда не забуду последний акт «Травиаты» в постановке Франко Дзеффирелли с оркестром Ливайна (1963). Звучания самой трагической вердиевской увертюры перед последним актом и погибающей Виолетты, партию которой потрясающе исполнила Тереза Стратас. Зритель тогда платил деньги за вокальную трагедию и свои слёзы, а сейчас отдаёт их за великолепно поставленное и спетое шоу с сексопилом.

Весёлым было закулистное продолжение – показанные по ТВ сцены репетиций Нетребко и Виллазона, во время которых исполнители резвились, как могли. Разумеется, показ был не случайным, а рассчитанным на рекламу.

Стоимость билета перед спектаклем доходила до 5000 евро.

После этой постановки харизматический образ Дамы с камелиями окончательно канет в лету…

Увы, в наши дни артистам всё труднее сохранять баланс между «попсовой» завлекательностью и академическим качеством.

Но этот баланс с блеском был достигнут при постановке в Берлине оперы Массне «Манон» (2007) (Режиссер Винсент Патерсон, дирижёр Даниэль Баренбойм).

Патерсон, постановщик мюзиклов и знаток гламура, работавший раньше с Майклом Джексоном и Мадонной и снявший для Нетребко лучшие её клипы, перенёс действие оперы в золотой век Голливуда, средину 20-х годов прошлого столетия. Режиссёр добился хорошего совпадения образа Манон с замыслом самого Массне.

Выпорхнувшая на перрон юная провинциалка в красном берете с милым смущением, кокетством, весёлостью и грациозностью по воле постановщика превращена в поклонницу Голливуда, и в отдельных сценах обретает образ то Одри Хепберн, то Мэрелин Монро. Всё время она в центре спектакля, а Виллазону – Де Грие, оставлены все добродетели, взятые из старого романа аббата Прево.

К третьей картине – празднику у Эйфелевой башни, куда отправили Манон, сопрано Нетребко обрело победительную звонкость, лёгкость и полётность. Выглядела она как картинка: белое облегающее платье с пышной юбкой, туфли-шпильки на стройных ногах, и светлая широкополая шляпа на коричневых кудрях.

Режиссёр и знаменитый дирижёр изумительно поставили массовые сцены, сделав их многослойными и полифоничными.

В финале Де Грие выносит на руках похудевшую, потерявшую себя возлюбленную, и уходит вдаль с безжизненным телом…

Постановка невероятно дорогая и сделана так, что играть её могли только Нетребко и Виллазон.

Приглашение на все роли молодых солистов помогло режиссёру Роберту Дорнхольму сделать фильм–оперу «Богема» (2008) живым и азартным спектаклем.

Режиссер классифицировал картину, «как немой фильм с музыкой, который поддержит культ Нетребко и Виллазона»

Замысел удался, и отрывки из нового фильма вошли в компакт-диск «Дуэты» и в концертные выступления «дуэта мечты».

Звук был записан заранее в студии, но исполнители при крупных планах тоже пели, чтобы соблюсти артикуляцию.

В исполнении Анны мне больше всего понравился спетый с обаятельной нежностью рассказ Мими, в котором свободно чередуются речитативные и напевные эпизоды, а также страдания Рудольфо – Виллазона в последнем акте.

Не могу пройти мимо «Любовного напитка» в Венской опере (А.Эшве, Л.Нуччи и др. 2002). Сельская комедия сделана абсолютно традиционно, без режиссерских ухищрений – главное музыка и великолепная игра Нетребко и Виллазона, возраст которых полностью соответствовал либретто. Мне кажется, что на этот раз Роландо сыграл лучше, чем Анна. Он занимался жонглированием на сцене, прекрасно танцевал, и, нарушив каноны, изумительно повторил на бис арию Неморино.

Не все спектакли звёздного дуэта проходили гладко. Некоторые критики вначале обвиняли Нетребко в неосмотрительности, когда она в начале нынешнего века выбрала для исполнения в «Метрополитен-опера» партию Лючии, где до этого блистали две молодых исполнительницы – Натали Дессей и Диана Домрау. Нетребко тогда ещё по-настоящему не овладела верхами бельканто, и ей просто не хватило голоса, чтобы «вытянуть» свою партию и взять финальную высокую ноту ми-бемоль. Голос Виллазона тоже оказался слишком экспрессивным для любовных кантилен.

Однако доброжелательные слушатели простили певцам все ошибки и отблагодарили их аплодисментами и цветами…

Прошло три года, и записанная с Нетребко опера Лючия ди Ламмермур, была снята на плёнку, и фильм с большим успехом демонстрировали в 850 кинотеатрах тридцати стран…

Теперь о Роландо…

Один из лучших лирических теноров своего поколения родился в Мехико, семье с австрийскими корнями, и с одиннадцати лет профессионально занимался музыкой. В возрасте 18 лет Роландо начал брать уроки вокала и спустя два года поступил в Национальную консерваторию в Мехико. Ещё студентом, неоднократно становился победителем различных международных конкурсов. В 1988 году Виллазон стал участником программы для молодых певцов в оперном театре Сан-Фрациско, где исполнил свою первую крупную роль – Альфреда в «Травиате» Верди. В 1998 году был принят в стажёрскую труппу оперы Сан-Франциско, в которой проходил мастер-классы под руководством Джоан Сазерленд.

В 1999 году он стал лауреатом премии конкурса Пласидо Доминго Operalia, где ему также достался Приз зрительских симпатий. Тогда же дебютировал в роли Де Грие («Манон» Массне) в Женевской опере, а потом стажировался и выступал в лучших европейских театрах, включая Гамбургскую и Берлинскую оперы, парижскую Opera Bastille, Лондонский Ковент гарден, Нью-Йоркскую Meтрополитен-опера, Венскую и другие оперы. Записал несколько альбомов фирмы Virgin Classiks.

Виллазона считают «наследником» Доминго, и великий певец не раз похвально отзывался о своём ученике. «…Роландо движется к вершинам с космической скоростью. Он просто, дружелюбно и радостно держится на сцене …. и разделяет ценности, которые я пронёс через всю мою жизнь…»

Его баритональный тенор критики в шутку называли «шоколадным, проворным пылким». Отмечают, что он напоминает голос молодого Доминго.

(Я могу это засвидетельствовать, поскольку слышал молодого тогда певца в «Тоске» в 1974 году, во время гастролей Ла Скала в Большом театре, а не так давно был на сольном концерте Виллазона в зале Кёльнской филармонии).

Доминго, Паваротти и он тогда казались мне самыми лучшими тенорами, которых мне повезло слушать «вживую». (Время Йонаса Кауфманна тогда ещё не пришло!)

Виллазон спел больше двадцати ведущих партий в операх Беллини, Доницетти, Гуно, Массне, Оффенбаха, Пуччини, Чайковского, Верди и других композиторов.

Им издано несколько дисков, в том числе: «Ромео и Джульетта», «Гендель»; диск, посвящённый Клаудио Монтеверди, записанный в церкви Сан Денис. Выступление с концертом в этом зале имело феноменальный успех.

К сожалению, потом Виллазон временно отказывался от выступлений, считая, что исполнение арий из опер Верди и веристов - Пуччини, Леонкавалло, Масканьи, нанесло ущерб его голосу. По мнению певца, музыка Монтеверди и Генделя, «не загоняет певца, как скаковую лошадь».

К Генделю Виллазон обратился в связи с 250-летним юбилеем композитора.

Потом, преодолев трудности с болезнью голосовых связок, Роландо вместе с Анной имели колоссальный успех на концерте в Париже.

При этом певец не стремится к конкуренции с пришедшими молодыми тенорами и мечтает лишь об одном – найти «спокойную зону» в музыке и репертуар, где не всё решает «способность взять верхнее «ля».

У него значительно меньше премий, чем у Нетребко, но в своё время он сказал:

«Меня не волнует, кому аплодируют больше и у кого букет шикарнее. Но я несу ответственность за свой талант».

Дуэт Нетребко–Виллазон, к сожалению, распался.

Но поклонники его таланта надеялись, что певец справится с болезнью.

В любом случае Роландо вошёл в число самых лучших теноров нашего времени.

Я был очень рад, когда в октябре 2011 года ему вручили премию «Эхо» по номинации «Классика без границ». После награждения Роландо легко без малейшего надрыва спел труднейшую арию Вертера из одноимённой оперы Массне…

К этой опере мы ещё вернёмся.

Семейный дуэт

Недавно на оперных сценах появился семейный дуэт Анны Нетребко и уругвайского баритона Эрвина Шротта. Дуэт ярко заявил о своём существовании новоявленным младенцем, их сыном по имени Тьяго Аруа, или Тишка, как его называют русские родственники.

Одно из первых выступлений дуэта мы слышали на концерте в зале Кёльнской филармонии.

Цены были запредельные, но в зале не оказалось ни одного свободного места.

Банально мнение, что даже хорошие современные записи DVD не могут заменить прослушивания в зале.

Большинство зрителей уже были знакомы с творчеством Нетребко, но не все слышали выступления бас-баритона Эрвина Шротта.

Певец, молодой красавец, обладает очень сильным красивым голосом. Он хорошо спел арию Лепорелло из «Дон Жуана», хуже рондо Мефистофеля из оперы Гуно «Фауст». «Чистые» басы поют эту арию несравненно лучше.

Мастерство певца уступает артистичности его жены. Пока он не может оторваться от образа «маччо». Это проявлялось на концерте в ариях Дулькомара из «Любовного напитка» и Макбета, а также в других оперных партиях певца, которые я слышал раньше (Дон Жуан, Хосе). Между тем «доктор» Дулькомара – одна из наиболее выигрышных оперных партий, передающих образ мнимого врача, торговца и одновременно авантюриста. К сожалению, у Шротта для Дулькомара находится только одна краска того же «маччо» с примесью примитивных шуток, вызывающих смех у зрителей. Нетребко в дуэте с мужем в первом акте была несколько пассивна.

К радости зрителей, второй акт концерта, оказался значительно лучше, чем первый. Нетребко изумительно спела арию Леоноры (мизерере) из оперы Верди «Трубадур» при участии итальянского тенора Паоло Ферреира, трагическую арию из четвёртого акта оперы «Манон Леско» Пуччини», а Шротт вызвал бурю аплодисментов исполнением арии из национальной оперы Пабло Соразабал, а также народной песни под инструмент, напоминающий баян.

Прекрасным оказался финал оперы «Порги и Бесс», в котором супруги проникновенно спели дуэт Порги и Бесс из оперы Гершвина и отрывок из оперетты «Весёлая вдова» с объятиями и поцелуями. Проявление нежности было настолько искренним, что вызывало восторг у зрителей. Четыре раза публика стоя, аплодировала замечательным артистам. Хорошо справился со своей задачей и Кёльнский оркестр «Гюрцених».

Второе трио на Лесной сцене (Вальбрюнне) в Берлине

16 августа 2011 семейный дуэт Анны Нетребко из России и Эрвина Шротта из Южной Америки (Уругвай) пополнился Йонасом Кауфманном из Германии.

Этот концерт стал новым праздником классической музыки.

Предполагаю, что он, как ансамбль трёх теноров, и семейный дуэт войдёт в историю оперного искусства.

Трио – символично, поскольку объединяет лучших в мире певцов своего поколения, представляющих три страны.

Участники примерно одного возраста, очень красивы, артистичны и олицетворяют расцвет искусства оперы.

Анна Нетребко вложила всю силу своего таланта в арии Баттерфляй (Пуччини), Манон (Массне) и Леоноры («Трубадур», Верди).

С большим вдохновением Нетребко и Кауфманн спели и сыграли дуэт из «Манон» Массне, в котором был весь «букет» чувств – ссора, покаяние, ласка и любовные объятия, после которых на губах Йонаса осталось яркое красное пятно от губ Анны. Пятно поспешил стереть носовым платком Эрвин.

Трио исполнило отрывок из оперы Верди «Ломбардцы».

Кауфманн с потрясающей экспрессией спел арию «Мама» из оперы Масканьи «Сельская честь», ариозо из оперы Понкьели «Джоконда», а также арию Рихарда Таубера, а потом порадовал слушателей песенкой из оперетты Легара.

Прозвучал «бархатный» бас-баритон Эрвина Шротта, исполнившего партию Лепорелло, по его признанию, 140 раз! Дошла очередь и до арии из музыки Пабло Соразабало и двух танго, где Шротт был неповторим.

Бурю аплодисментов и вставание публики вызвало исполнение супругами дуэта из «Порги и Бесс» Гершвина, в котором объятья с поцелуями были не показными, а подлинными.

Как и раньше на Лесной Арене Берлина дирижёром был Марко Армилиато, который блестяще исполнил с оркестром интермеццо Пуччини из «Манон Леско» и одно из произведений Б.Сметаны.

Концерт прошёл с большим успехом и надолго останется в памяти тех, кому повезло его посетить.

Йонас Кауфманн

В первом десятилетии нового века Германия нашла своего супертенора, которого мировой зритель и слушатель считает одним из лучших певцов поколения сорокалетних.

У него мощный, страстный и тёплый, проникнутый «итальянской слезой» голос, тенор-баритон с диапазоном в четыре с половиной октавы (от баса до сопрано); прекрасная фигура, он красив, артистичен, трудолюбив и умён.

Настоящий профессионал, умеющий выбирать репертуар и не спешить с заключением ангажементов.

Воплощённая мечта оперных импресарио об исполнителе ведущих партий итальянского репертуара, опер Моцарта, Рихарда Вагнера и поздних немецких романтиков, Кауфманн одновременно проявил себя как прекрасный камерный певец.

В личной жизни он хороший семьянин, отец троих детей.

Йонас родился в Мюнхене в 1969 году в интеллигентной семье с музыкальными традициями, имеющей фортепиано и коллекцию музыкальных пластинок, среди которых юношу привлекла музыка Брукнера, Малера, Шостаковича, Рахманинова, а также Моцарта, Шуберта и Гайдна.

Дедушка познакомил внука с творчеством Рихарда Вагнера. Они вместе посещали Мюнхенскую оперу, и Йонас ещё в начальной школе отдавал предпочтение детскому хору.

Очень интересен и по своему уникален его собственный рассказ о приобщении к музыке, вокалу и театральной сцене.

Вначале регулярные посещения со старшей сестрой в качестве слушателей Баварской оперы; детский хор в начальной школе; исполнение рождественских песен перед Мюнхенской ратушей; пение в школьном хоре, которое прошло без мутации голоса.

Отказавшись от учёбы в университете, Йонас летом 1989 года поступил учиться в Институт музыка и театра в Мюнхене.

Исполнение коротких вокальных отрывков «Würzen» в Баварской опере, поступление в 1996 в оперу Саарбрюккена; первые выступления в Трире и Штутгарте. Теноровые партии в «Короле Роджере» Шимановского, в «Cosi fan tutte» (Миланский театр «Piccolo»).

Параллельно занятия с первым учителем - профессором Мюнхенского института театра Хельмутом Дойче.

Потом резкий взлёт – приглашение в Цюрихскую оперу, и работа под руководством знаменитых дирижёров Николауса Арнонкура и Франца Велзер–Мёста;

Затем последовали приглашения в знаменитые театры - Ла Скала, Ковент-Гарден, и многие другие.

Нет возможности перечислить все оперные сцены и дирижёров, с которыми потом довелось работать Йонасу Кауфманну.

Упомяну его участие в Зальцбургском фестивале 2003 года в партии Бельмонте из моцартовского «Похищения из сераля» и в Байройте, где он спел Лоэнгрина в опере Рихарда Вагнера.

Сам певец считает важнейшей в своей карьере учёбу в «Метрополитен -опера» под руководством знаменитого руководителя и главного дирижёра Джеймса Левайна, который помог ему проникнуться основами итальянского бельканто, разучив партию Альфреда из «Травиаты» и партитуры других итальянских композиторов.

Его партнёрами по сцене стали Анна Нетребко, Натали Дессей, Анжела Георгиу, София Кох, Дмитрий Хворостовский, который первый представил певца русским зрителям, и многие другие звёзды современной оперы.

Кауфманн выпустил первый сольный альбом «Романтические арии», напетый при участии американского дирижёра Марко Армилиато.

Высокая музыкальность и прекрасный голос сделали Кауфманна и выдающимся камерным певцом.

Спетый им вокальный цикл Шуберта «Прекрасная мельничиха», воспринят слушателями не только, как музыкальное, но и драматическое произведение, связанное со странствиями подмастерья и приключениями.

Он изумительно спел цикл романсов Шуберта.

Участвовал в исполнении девятой симфонии Бетховена под руководством Клаудио Аббадо, Реквиема Верди (дирижёр Даниэль Гатти), и многих других знаменитых камерных и симфонических произведений.

Каждое его выступление сопровождал колоссальный успех не только в странах Европы, но и в Японии.

Мне посчастливилось в телевизионных программах и на DVD–дисках посмотреть и прослушать с его участием «Кармен», «Травиату», «Вертера», «Тоску», «Лоэнгрина» и «Фауста».

Красивый, музыкальный и артистичный он хорошо спел все партии, продумав их до мелочей.

Лучше всего ему удаются драматические роли и среди них Хосе в сцене убийства Кармен и финальная часть «Тоски», в которой он исполнил роль погибающего художника Каварадосси…

Такая подготовка партий выходит за пределы совместной работы с постановщиком и демонстрирует глубину души выдающегося артиста и певца…

Лоэнгрин пока большого успеха Кауфманну не принёс, но это связано с неудачной, слишком «заземлённой» постановкой этого произведения в Баварской опере.

***

Прежде, чем рассказать о «Вертере» в исполнении Кауфманна и Виллазона, позволю себе сделать короткий экскурс в историю этой оперной партии.

Массне закончил одноимённую оперу в 1887 году, но из-за «мрачности» «Вертера» впервые поставили только через пять лет в Вене, после чего опера стала чрезвычайно популярной и исполнялась на разных языках.

У известного киевского коллекционера грампластинок С.Н. Оголевца я прослушал арии Вертера в исполнении многих певцов.

Первое место сам Массне отдал великому баритону Маттиа Баттистини, для которого переработал теноровую арию Вертера. Среди теноров больше всех нам понравился Жорж Тиль (1931), спевший всю партию Вертера на французском. Среди итальянцев нас увлекли Тито Скипа и Феруччо Тельявини.

Мне очень нравились спетые в стиле веризма отрывки из «Вертера» в исполнении теноров Джузеппе Ди Стефано и Франко Коррели.

«Весеннюю» арию Вертера тонко исполнял Хосе Каррерас.

Попытки сравнения оперы Массне с гениальным произведением Гёте неуместны, поскольку драма в опере связана исключительно с внутренним миром Вертера. В наше время опера с замечательной музыкой Массне не менее эмоциональна, чем трагедия Гёте, но современный зритель способен лишь на скупую слезу, но никак не на самоубийство.

Мне хочется сравнить два спектакля.

Кауфманн играет в мрачной постановке Бено Жако (дир. Мишель Плассон): Скучный дом судьи, отсутствие положительных эмоций Гёте, связанных с забавами детей, весенними радостями в доме. Измученный любовью герой кончает жизнь самоубийством в жалкой келье мрачного дома: «Приют певца угрюм и тесен..», где раздался выстрел и погибал оплакиваемый Шарлоттой Вертер. Сам герой в исполнении Кауфманна робкий, угрюмый, нелюдимый юноша, обладающий при этом большой настойчивостью и силой воли.

В спектакле, поставленном оперой Бастилии в Париже (дир. Кент Нагано) события происходят, как в романе Гёте, в красивом, широком доме с расписными стенами, полном музыки, детских голосов, но веселье исчезает, когда появляется мрачная фигура охваченного любовью безумца, роль которого великолепно исполняет Роландо Виллазон.

Оба Вертера обладают одной единственной целью овладеть Шарлоттой («она моею будет»). Простите, это из другой оперы, но чувства так похожи. Кауфманн и Виллазон исполняют свои партии с удивительной глубиной, грустью и проникновенностью. Но Виллазон, по-моему, более артистичен. Он мягче, теплее. Временами мне казалось, что он погибнет на сцене, не нуждаясь в пистолете…

Кауфман более настойчив в достижении цели.

В дуэтах с Шарлоттой оба поэтичны и считают, что их уход из жизни диктуется волей свыше…

Но Шарлотты оказались разными. Хорошая певица Софи Кох удачно помогает Кауфманну, но в этой роли неповторима американка Сьюзен Грэхем. Её потрясающее меццо-сопрано с первых тактов оперы обволакивает слушателей сначала в рассказе об умершей матери, а потом в попытках усмирить безумного Вертера и передать слушателям скорбь, связанную с его кончиной.

***

«Адриана Лекуврер», Чилеа, поставленная Девидом Мак Макара в Лондонском Ковент-Гарден в 2010 году, меня потрясла. В первую очередь это связано с выдающимися исполнителями из разных стран. В опере, обозначенной, как комедия–драма пели Анджела Георгиу (Адриана), Йонас Кауфманн (Саксонский герцог Маурицио), Ольга Бородина (Герцогиня Булонская), Аллесандро Корбелли (Мишонне, режиссёр), и другие.

Опера с большим успехом исполняется в европейских странах больше ста лет. Это драма-комедия веристкого направления с повышенной остротой чувств. Композитору больше всего удались лирические ансамблевые сцены-дуэты с запоминающимися мелодиями (Адрианы с Герцогом и с Герцогиней Булонской) и несколько коротких необычайно мелодичных, пылких арий - Адрианы (1акт), влюблённого Герцога, режиссера Мишшоне, и др.

По сюжету все мужчины домогаются любви красавицы Адрианы, а обе женщины мечтают отдаться Герцогу Маурицио, роль которого с выдающимся мастерством, страстью и одухотворённостью сыграл Йонас Кауфманн.

Основой своего талантливого творчества выдающийся певец считает духовность, и можно надеяться, что он ещё не раз порадует и потрясёт нас своим искусством.

Русский собиратель оперных звёзд

Вокальные триумфы русских певцов на оперных сценах мира и международных фестивалях с каждым годом всё возрастают. Одной из самых ярких звёзд стал уроженец Сибири баритон Дмитрий Хворостовский.

Он родился 16 октября 1962 г. в городе Красноярске в музыкальной семье, окончил школу по классу фортепиано. В 1982 году поступил на вокальный факультет Красноярского института искусств к профессору Е.К. Иофель, которая считает, что каждый оперный звук должен нести мысль и чувства.

Юного студента третьего курса пригласили стать солистом местной оперы, и начали ему поручать ведущие партии в операх Чайковского «Евгений Онегин», «Иоланта», «Пиковая дама», а также в «Травиате», «Фаусте» и «Паяцах»..

Он стал победителем двух Всероссийских конкурсов в Перми и в Баку, а в 1988 году - обладателем «Гран-при» в Тулузе, и лауреатом конкурса в Ницце.

В 1989 году молодой человек завоевал звание «Лучший певец мира» на конкурсе Би-Би-Си, в котором участвовали 200 певцов. Известный музыкальный критик Ф. Риццо писал: «Перед нами предстал волшебник, способный буквально околдовывать аудиторию, полностью её завораживать».

Достижениями молодого певца было сотрудничество с великим Паваротти, а затем выступления с дирижёрами Валерием Гергиевым и Евгением Колобовым.

Среди успехов на мировой сцене следует отметить спетую им партию Андрея Болконского в «Войне и мире» Прокофьева (постановка Андрея Кончаловского), и ведущие роли в операх Верди, Россини, Беллини, Леонкавалло.

Одно время Хворостовского критиковали за частые отказы от оперных партий и работу со звукозаписывающими фирмами. Это приносило доходы, но уменьшало сценический опыт. К счастью недолго, поскольку первые оперные выступления молодого певца сразу принесли ему большой успех.

Дмитрий Хворостовский много и с большим успехом выступает с сольными концертами в самых лучших в мире концертных залах. Его знают как певца, выступавшего в «Ла Скала», «Метрополитен-опера», «Ковент-Гарден», операх в Токио, Вене, Сан-Франциско, Чикаго, Бостоне, Вашингтоне, Париже, Сиднее.

Он часто сотрудничает с Нью-Йоркским, Сан-Франциским, Роттердамским и другими оркестрами, выступая с дирижёрами Клаудио Аббадо, Майкл Тилсон, Зубин Мета, Джеймс Ливайн, Сейджи Озава, Лорин Майзель, Валерием Гергиев, и др.

Первый триумф Хворостовского связан с инициативой объединения с «друзьями» - наиболее талантливыми звёздами оперы...

Самая известная из них американка Рене Флеминг, исполняющая не только оперную, но и модерную музыку. Она оказалась замечательной партнёршей в «Евгении Онегине». Славу обоим принесли записанные на плёнку гастроли в Санкт-Петербурге, выступления в Кремлёвском Зале Москвы, гастроли по России.

Голосу Флеминг подвластно всё – от классических стандартов до самых новаторских приёмов современного вокала. Её называют «золотым стандартом сопрано». Она удостоена многих высших премий, в том числе звания: «Командора искусств».

Перед Московской и Санкт-Петебургской аудиториями замечательные мастера спели дуэты из «Отелло» Верди, «Травиаты», финальную сцену из «Евгения Онегина» и много сольных произведений.

В Санкт-Петербургском зале «Октябрьский» состоялся концерт Хворостовского и выдающейся кореянки Суми Йо. В 2005 году их дуэт имел огромный успех в Сеуле, где певицу «носят на руках» и считают национальным достоянием. Помимо прекрасных вокальных данных Суми Йо очень артистична.

В программе дуэта были арии из опер, отрывки из мюзиклов и неаполитанские песни.

К сожалению, лично мне довелось слушать только совместные выступления Хворостовского с Рене Флеминг и корейской певицей Суми Йо.

Но из прессы я знаю, что «круг друзей Хворостовского» с каждым годом включает новых прославленных оперных звёзд (Чарлз Кастроново, Марчелло Джордани и др).

Ещё одним триумфом Хворостовского я считаю сотрудничество с известным эстрадным композитором и исполнителем Игорем Крутым, создавшим вокально-инструментальный цикл «Дежавю», одной из основ которого стали стихи на слова Лилии Виноградовой, написанные на итальянском, французском, английском и русском языках. Это особая музыка на грани эстрады и классики, для которой требуется исполнение на уровне двух октав. Огромная по масштабам работа, включающая и художественное декорирование с оригинальными световыми решениями.

Успех «Дежавю» с каждым новым исполнением возрастает, и постепенно необычное «возвращение к прошлому» начинает завоёвывать Европу.

В исполнении нового произведения участвуют лучшие музыкальные коллективы Москвы, в частности, академический хор Виктора Панова, камерный оркестр под управлением Константина Орбеляна и другие коллективы.

Привлекает необычность созданной оркестрами и солистами новой магии музыки.

Триумфы певца связаны не только с исполнением классики. Миллионы слушателей и зрителей в восторге от его «военного альбома», куда вошли такие песни военных лет, как: «Тёмная ночь», «На безымянной высоте» «Жди меня», «Журавли», «Дороги», «Последний бой», «Моя Москва» и другие…

Когда-то их пели Марк Бернес, Клавдия Шульженко, Иосиф Кобзон. По особенному они звучат в год, когда народы бывшего Советского союза отмечали 65-летие победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов.

Пожалуй, никто из современных певцов не смог придать этим замечательным песням таких колоритных красок, трогающей за душу глубины, нежных лирических или драматических оттенков…

Исполняя их, певец до неузнаваемости изменяет тембр голоса. Не только ветераны, но и молодые люди, родившиеся через много лет после войны, слушают их со слезами на глазах и комком в горле…

Телевизионный канал «Планета» устроил большой праздник для поклонников творчества Дмитрия Хворостовского, на который были приглашены родители певца – Александр Степанович и Людмила Петровна, вокальные педагоги - Е.К. Иофель и Галина Останина, а также друзья и коллеги певца из Сибири, некоторые из которых теперь работают в театрах Москвы и Санкт-Петербурга. В исключительно тёплой, трогательной обстановке они рассказали о молодых годах талантливого Димы, его увлечениях «тяжёлым роком», переходом на классическую музыку и о первых выступлениях артиста.

Единению родственников и друзей не мешало то, что Е.К. Иофель во время выступлений находилась в родном городе певца Красноярске – его очаровательная жена Флоранс с двумя детьми - в Лондоне, а старших близнецов от первого брака – сестру и брата мы видели только на фотографиях. Судя по рассказам, замечательному певцу хватает любви на всех самых близких.

Все пришли к выводу, что Дмитрий Хворостовский, которому присуждено звание: «Певец мира», больше всех достоин представлять свою родину – Россию…

5. Мой любимый Пласидо Доминго

70-летию великого певца и дирижёра посвящается

Тёплое, даже интимное слово «мой» призвано показать, что содержание этого краткого рассказа не взято из Интернета. Доминго был и остаётся одним из самых великих певцов своего поколения.

Поклонникам всегда хочется приблизиться к кумиру и назвать его «своим». Культурные фанаты ограничиваются автографами, покупными открытками, а дикие - готовы воспользоваться обронёнными предметами, платками, обрывками одежды, разбитыми стёклами автомобиля, а иногда как козы раздирают преподнесенные артисту букеты.

Но многое зависит от самого кумира. Одна из особенностей Доминго - высокая интеллигентность, которая вызывает глубокое уважение и исключает фамильярность.

Я позволил себе назвать Доминго «своим» и потому, что впервые слушал его прекрасный голос с галёрки Большого театра в 1974 году во время гастролей в Москве театра «Ла Скала».

Тогда певцу было 33 года, а недавно в Испанском королевском театре отмечали его 70-летие, и я советую поклонникам Интернета прочитать рассказ нашей знаменитой певицы Елены Образцовой об их совместных выступлениях на лучших мировых оперных сценах.

В 19-й раз летом 2011 года прошёл конкурс Доминго «Опералия», собирающий теперь со всего мира самых талантливых молодых исполнителей.

«Даже если я не смогу петь, эту работу по поиску новых оперных звёзд я не оставлю никогда. Она позволяет мне жить и работать», - сказал он.

«Моя жизнь практически состоялась: я добился хороших результатов во всём, за что брался. Однако подведение итогов не означает завершение карьеры».

Доминго отметил успехи русской оперной школы: первые призы «Опералии» на этот раз получили тенор Алексей Кудря и сопрано Юлия Новикова. В июне юбилейного для него года он дал в Москве концерт, в котором исполнил замечательные испанские песни.

Доминго не только знаменитый тенор и баритон, прекрасно спевший партии Фигаро и Риголетто. Он пробовал свои силы в баритональных и теноровых партиях при исполнении сарсуэл (специфических вокальных форм испанского музыкального театра). Около 500 раз Доминго становился за дирижёрский пульт. В сыгранной и спетой им роли Отелло трагедийность его исполнения даже превосходила игру известного русского трагика Николая Мордвинова.

В имеющейся у меня записи оперы «Отелло» Доминго пел с Дездемоной – Катей Риччерели, но любимой партнёршей в этой роли он считает Кири Те Канаву.

Доминго ещё и потрясающий рассказчик. В имеющемся у меня фильме он живо описывает свои роли в любимых операх, редко упоминая партнёрш и партнёров. Среди них «Кармен» с Еленой Образцовой, «Луиза», «Джоконда», «Эрнани», «Андре Шенье» (с Тибальди и Бастьянини), «Тоска», «Самсон и Далила», «Лоэнгрин», «Паяцы» с Терезой Стратас.

Меня потряс передававшийся недавно по телевидению дуэт Доминго и Анны Марии Мартинес. Это исполнение сарсуэл без малейшего преувеличения можно назвать гениальным…

***

У меня есть три DVD – диска с записью «Тоски» Пуччини.

Партию Каварадосси исполнял Пласидо Доминго, который с возрастом почти не меняется, а Тоску пели три разных певицы, не относящиеся к чиcлу оперных звёзд.

Постановки опер проходили в одинаковых интерьерах.

Наиболее интересна последняя сцена, в которой Каварадосси поёт трагическую заключительную арию: «Горели звёзды…». Виденные мной сцены с Тоской три раза повторялись на открытой площадке знаменитого «Замка Ангела» в Риме. Слева красовался величественный купол Собора св. Петра с холмом, поросшим стройными пиниями, а справа открывался вид на мутные воды Тибра.

На высокой площадке замка напротив реки выстраивались артисты, играющие солдат, раздавалась ария Каварадосси, и после её завершения и команды «пли» на камни падало окровавленное тело художника, роль которого пел Доминго…

Из Замка стремительно выбегала Тоска, склонялась над возлюбленным и, видя его бездыханным, бросалась с трагическим криком в реку.

Замок Святого Ангела и сцены «смерти» художника не переставали меня волновать, даже снились по ночам, и настало время, когда, гуляя по Риму, мы с женой отправились в Замок.

Был он сначала гробницей, затем резиденцией пап, хранилищем их ценностей и одновременно тюрьмой, а в наши дни Замок стал архитектурным памятником - музеем.

Мы осмотрели апартаменты пяти пап, помещение тюрьмы, библиотеку с интересной картинной галереей, зал Сокровищ, возле которого когда-то располагался секретный архив.

С террасы замка, над которой высится огромная фигура Ангела, открывается великолепный вид на город.

Бывают места, которые запоминаются на всю жизнь. Замок объединил для нас потрясающий город с великим собором, рощи стройных деревьев, прелесть исторических легенд, могучую реку и незабываемую прелесть гениальной музыки Пуччини.

В наших душах навсегда останутся образы прекрасного Рима и поющего в нём и других городах Европы великого мастера бельканто Пласидо Доминго, живого и сохранившего всю силу своего таланта.

6. Новая жизнь известных опер

Вторая половина прошлого и начало нынешнего века представляется мне временем нового ренессанса оперы.

Появились талантливые молодые певцы и режиссеры из разных стран, не только европейским. По новым сценариям поставлены классические оперные спектакли.

Способы обновления известных связаны с новыми художественными решениями, изменениями содержания, использованием новых талантливых солистов, художников-постановщиков, дирижёров, музыкантов оркестра, всего того, что составляет оперное искусство.

Я уже останавливался на новизне оперных спектаклей, специально поставленных для Нетребко и Виллазона.

Теперь мне хотелось бы рассказать о моих самых любимых постановках последнего времени.

В старинной опере «Ринальдо» Генделя, поставленной впервые ещё в 1711 все партии пели кастраты. Я записал эту оперу, осовремененную в 2000 году в одном из залов Баварской оперы (дирижёр Г. Бакер, режиссёр Д. Олден). Партии исполняли Дениэльс (Ринальдо), Уокер (Гоффредо), Д. Рёшман (Альмирена), и др.

Оперу превратили в своеобразный мюзикл, в котором сюжет переплетался со сказкой. Герои, преимущественно мужчины были в современных костюмах, но в опере присутствовало смешное чудовище и средневековый рыцарь, а также «кусочек рая», в котором вместо кастратов прекрасно пели самые известные контр-теноры. Постановка получилась очень забавной и достаточно современной. Она помогает новым зрителям познакомиться с творчеством великого Генделя.

***

Высокую оценку и премии заслужил фильм–опера с участием Дмитрия Хворостовского, который был поставлен в Канаде в 1999 году и имел несколько названий. Одно из них «Месть Лепорелло». Известный бас-баритон исполняет в нём две партии – Дон Жуана и Лепорелло, которые появляются на экране попеременно, а в остальное время дожидаются съёмок, сидя на авансцене вместе с другими временно бездействующими персонажами - Эльвирой, Донной Анной, Доном Оттавио и др.

Дон Жуан и Лепорелло по-разному загримированы, и Хворостовскому удаётся даже изменять их голоса во время диалогов.

Очень интересна поставленная с участием всех исполнителей финальная сцена, где объятый пламенем Дон Жуан сгорает, проваливаясь в ад, а Лепорелло корчится от страха. Оператору удавалось с помощью монтажа показывать их одновременно.

Будучи человеком, погруженным в прошлый век, я не могу не вспомнить кинофильм «Дон Жуан», поставленный в 1979 году Джозефом Лоузи, главные роли в котором исполняли Руджеро Раймонди, Тири Те Канава, Тереза Берганца, и другие, а дирижировал знаменитый Лорин Маазель.

Этот фильм вошёл в историю оперы.

Как известно, «Дон Жуан» очень нравился Петру Ильичу Чайковскому, который посвятил этой опере панегирик. В нём есть такие слова: … В «Дон-Жуане» столько красоты, столько богатейшего музыкального материала, что его хватило бы на дюжину наших современных опер, авторы коих, гоняясь за реализмом, правдивостью, верностью декламации, забывают в своем наивном донкихотстве, что первейшее условие всякого художественного произведения — красота».

Эти слова задевают любителей нынешней «актуализации» опер.

Кинофильм Джозефа Лоузи был снят на природе и в павильонах. Главный герой Раймонди тогда был назван лучшим исполнителем партии Дон Жуана 70-х - 80-х годов. Он оригинально «очеловечен», превращён постановщиком в живого соблазнителя. Прекрасны его сцены обольщения женщин и смертельный страх перед мраморной статуей Командора.

Донну Эльвиру в этой постановке исполняет самая красивая Эльвира – новозеландка Тири Те Канава, одна из лучших певиц своего времени, которая пока не оставила сцену. Повезло и тем, кто слышал меццо–сопрано Терезы Берганца, исполнявшей партию Церлины.

Дон-Жуан Раймонди является – антиподом главного «победительного» Дон Жуана в недавней постановке одноимённой оперы в Ла Скала.

Постановщик – всемирно известный канадец Роберт Карсен. Дирижёр – нынешний музыкальный руководитель «Ла Скала» Даниэль Баренбойм.

Дон Жуан - Питер Маттея. Лепорелло - Брин Терфель, Донна Анна - Нетребко, Донна Эльвира - Барбара Фритолли, Оттавио - Джузеппе Филаноти, Церлина - Анна Прохазка. Сценография Михаила Левина.

Уже один перечень певцов и постановщиков оперы говорит о многом, все они обладают высоким профессионализмом.

Роберт Карсен поставил театральный спектакль, который при ансамблевом пении несколько раз переходит в концерты на авансцене. Постановка вызывающе эротична. Действие начинается в широкой постели Донны Анны. Постановщик скрестил все любовные пары. В одной из сцен с участием Дон Жуана и Лепорелло не оказалось женщин, и герои, не долго думая, совершили «перекатывание» друг с другом. Постановщик внёс изменения в привычный для нас сценарий. Донна Анна с лёгкостью отдаётся главному герою, а потом не прочь соблазнить Оттавио. Церлина сама погружается в любовную негу с Дон Жуаном. Но в эротике Карсена нет места вульгарности.

В финале Командор протыкает шпагой главного грешника, но Дон Жуан с победительной улыбкой возникает не в аду, а в одной из театральных лож. Он непобедим и бессмертен, как сама любовь.

Дон Жуан Раймонди – был живым соблазнителем, а Питер Маттея из Миланской оперы своеобразный актуализированный символ непобедимости любви.

О вокале скажу двумя словами – он изумителен, и это касается всех исполнителей и дирижёра, знаменитого Даниэля Баренбойма.

Прослушав много вариантов оперы Моцарта, я бы составил воображаемый список лучших исполнителей. Место Дона Жуана у меня было бы отдано Руджеро Раймонди, партия Лепорелло – Брину Терфелю, Эльвиры – Тири Те Канаве, Церлины - кореянке Хей–Киунг Хонг, которая замечательно сыграла и спела эту партию в постановке, сделанной Франко Дзефирелли в Метрополитен – опера, а роль Дона Оттавио получил бы Джузеппе Филаноти.

До появления Нетребко среди исполнителей Донны Анны мне больше всего нравилась Рене Флеминг из «Метрополитен – опера», но Анна Нетребко в этой роли всех обошла, притом, что, по-моему, постановщик Роберт Карсен не использовал до конца артистический дар замечательной певицы.

***

Интересна поставленная в июле 2001 года «Травиата» с участием известной французской певицы Натали Дессей, где постановщик Жан Сивагуэр выдвинул на первый план самопожертвование главной героини.

Партию Альфреда спел выдающийся итальянский тенор Чарльз Кастроново, а Жермона-старшего известный французский баритон Людвиг Тезиер.

Виолетта, впервые в жизни познавшая любовь с Альфредом, прислушалась к просьбе его отца Жоржа Жермона и решила принести себя в жертву во имя счастья семьи Жермонов.

Постановка и игра Дессей оказалась нетрадиционными. Во время звучания увертюры перед последним актом Виолетта готовится к достойному уходу из жизни. Она отказалась от постели умирающей и присутствия доктора. Гордо встретилась с потрясёнными Жермонами, обняла вернувшегося к ней Альфреда, и сделала последний шаг за авансцену, символически уходя из жизни…

***

Мне понравилась очень оригинальная, написанная на музыку Россини опера «La Pietra del Paragone», посвящённая событиям войны. (постановщики – Барберио Корсети и Пьерих Сорин; режиссер Филипп Бециар).

Постараюсь рассказать о технике её создания.

Над оперой основательно поработали не только хорошие режиссеры – постановщики. Потребовалась киносъёмка «декораций», которыми стали игрушечные объекты–домики, танки, пушки заросли «экзотических» - увеличенных растений, «подводные» съёмки (через стёкла аквариума).

На фоне созданных декораций снималась игра героев оперы. Всё это профессионально смонтировали и превратили в живой и приятный фильм – оперу, в котором пели одарённые молодые и красивые артисты.

Так кино-фото съёмка и фрагменты прелестной музыки Россини, а главное умение режиссеров и операторов помогли из деталей «детского конструктора» создать живую и весёлую оперу о войне и её удачном завершении.

***

Теперь мне хотелось бы рассказать о некоторых особенно удачных постановках последнего времени.

Начну с поставленной в Хьюстоне в 1995 году оперы Россини «Золушка», «La Cenerentola, с участием Чечилии Бартоли и других всемирно известных певцов.

Я считал эту оперу непревзойдённым шедевром, но недавно был приятно поражён, прослушав поставленную в Барселоне «Золушку» с участием в главных ролях Джойс ДиДонато и Диего Флореса.

ДиДонато, как и Бартоли обладает колоратурным меццо-сопрано, но особенности их очень красивых голосов существенно отличаются.

Молодая американка, включена в список лучших мировых певиц 2011 года. Начиная с 2005-2006 годов, она успешно выступает на самых престижных оперных сценах, и недавно стала лауреатом нескольких премий. Её сопрано (как и у Бартоли) способно выводить немыслимые фиоритуры, поднимаясь от низов к вершинам.

Но в отличие от Бартоли, ДиДонато больше привлекают драматические роли. Поэтому «Золушка» стала для молодой певицы своеобразным исключением.

В новой постановке приняли участие театры пяти городов (Люцерна, Барселоны, Кардифа, Хьюстона и Женевы). В спектакле использованы отрывки из других опер Россини. Он расширен и поражает не только музыкальной стороной, но изысканностью декораций.

Художники и постановщики использовали костюмы, взятые из комедий Дель-Артэ с масками, шпорами, панталонами, завязками, чулками и блузами разных цветов. Оригинально сделаны сменяемые декорации, передвижные кареты, шары.

В названном спектакле есть интересная особенность, связанная с либретто.

«Международная» Золушка сохранила особенности нашей, русской девушки – сиротки при плохом отце и злых сёстрах. Она одинока, её обижают, но на помощь ей приходит не добрая фея, а хвостатые обитатели дома – большие, в человеческий рост крысы. Кроме Золушки их никто не видит, но они помогают девушке одеться на бал, составляют временную свиту невесте.

Моя пятилетняя внучка смотрела по телевизору только короткие немецкие мультики, но, обратив внимание на крыс, стала регулярно слушать красочную и очень мелодичную оперу. Параллельно она расспрашивала меня о деталях сюжета, стала узнавать музыкальные отрывки, и теперь подбегает к телевизору, когда передают музыку Россини.

***

Реплика. Гениальная опера Доницетти «Анна Болейн» (Анна Болена) включает факты английской истории. Либретто и разнообразные постановки оперы противоречивы.

Я смотрел и слушал постановку Венской оперы (Режиссер Эрик Дженовезе, постановщики Жак Габель и Клэр Штернберг) ( 2011).

Самый трагичный акт оперы – сцена в Тауэре сыгран и спет Анной Нетребко изумительно. В душераздирающей арии безумная Анна Болена вспоминает детские годы, первую любовь к Перси, свадьбу, ранние годы супружества с вероломным королём, пославшим её на смерть. В Тауэре Анна прощается с дочерью, друзьями Перси и Рошфором, с любимым музыкантом Сметоном. Потом, не прерывая пения, Королева Болейна с достоинством ложится под нож палача, доказавши, что исполнительница этой роли Анна Нетребко - настоящая Королева Оперы.

***

К сожалению, плохих новых постановок на порядок больше, чем хороших.

Крысы понравились не только внучке, но и постановщикам переданной в августе 2011 года по программе «Артэ» из Байройта оперы Вагнера «Лоэнгрин». Постановку вполне можно было бы назвать «Крысиной оперой».

Внучка включила телевизор и с криком: «Крысы, чёрные крысы!», со страхом прижалась ко мне. Впоследствии она боялась сама включать телевизор.

В новом варианте «Лоэнгрина» было мало общего со средневековой легендой о свётлом рыцаре, сыне Парсифаля.

После ухода внучки, я включил телевизор.

Лоэнгрин и Эльза под грохот музыки метались среди большого стада жирных чёрных крыс с мерзкими розовыми хвостами. Их передние и задние лапы увеличенных размеров заканчивались когтями.

Постановщики нарядили крысиный оперный хор в чёрные фраки. Потом цвет одежды грызунов менялся, они становились похожими на людей, сохраняя крысиный облик, сбиваясь в агрессивные стаи.

По сцене метались одетые в зелёные костюмы лаборанты, разгоняли крыс по клеткам и делали им уколы.

Главные действующие герои оперы, включая Лоэнгрина, были одеты в фантастические костюмы.

На свод театральной сцены кино проецировало бег настоящих крыс.

При этом музыка и пение были очень хорошими. Главные герои оперы в странных нарядах соответствовали либретто.

В титрах среди постановщиков нового варианта «Лоэнгрина» были две ныне живущие родственницы композитора Вагнера.

Во время трансляции по телевидению юбилейного спектакля Дм. Шостаковича «Катерина Измайлова», поставленного в Финской опере главные герои были обнажены и под грохот музыки при вспышках искусственных молний занимались сексом…

Можно ли переделывать оперы, относящиеся к национальной классике?

С уверенностью отвечу, что это необходимо. Проходит время и либретто устаревает, зрители не понимают сюжета, или он кажется им смешным, но музыку, написанную классиками, по-моему, надо сохранять.

Примеров не счесть – переделкам подвергались многие оперы Моцарта, Россини, Глюка, Генделя и других композиторов. Хорошо сделанные изменения продлевают операм жизнь.

Прекрасна постановка «Евгения Онегина» на сцене «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке с Хворостовским – Онегиным и американкой Рене Флеминг в роли Татьяны. Два акта оперы идут на почти голой сцене на фоне опавших осенних листьев, но отдельных элементов декораций достаточно для художественного воссоздания образов либретто.

Великая опера Чайковского переделывалась десятки раз.

Заглянув в красную книгу, посвящённую 200-летию Большого театра «Сегодня на сцене Большого театра 1776-1976», Москва, Искусство, 1976, я узнал, что уже в советское время известный режиссер Борис Покровский перестраивал оперу три раза, придавая главное значение образу Татьяны, роль которой в Большом театре много лет играла народная артистка СССР Галина Вишневская…

Несколько десятков лет спектакль «Евгений Онегин» был «выездным» при гастролях в разные страны.

Теперь «выездной картой» служит одноимённая опера, поставленная режиссером Дмитрием Черняковым. В народе опере-переделке дали название: «Гибель Ленского без дуэли, связанная с пьянством».

В мою задачу не входит разбор творчества современных «актуалистов», сторонников «режиссера божьей милостью» Дмитрия Чернякова.

Опера в первую очередь музыкальный спектакль, а искажения или искусственное удаление музыкальных фрагментов классики кажутся мне кощунственными.

Вместе с тем, я не перестаю думать, что «бремя лет» застилает мне глаза и не даёт права оценивать творчество современных талантов.

Ведь не даром Черняков получал большое количество призов и теперь востребован не только в России, но и на Западе.

Может быть, прав и Владимир Юровский, призывающий зрителя присмотреться глубже к творчеству современных «актуалистов».

Для меня в этом отношении важно мнение поколения «пятидесятников», музыкантов и искусствоведов с большими знаниями и опытом.

Среди них первое место я отдаю Сати Спиваковой. Я верю всему, что она хвалит в своих передачах, включая и оперных певцов, творчество которых и я способен оценить, хотя не разбираюсь в нотах и октавах.

Три четверти жизни я прожил при тоталитарном режиме, который преследовал новаторов от искусства, включая живопись и музыку. Я им сочувствовал и переживал, когда их преследовали, хотя не знал их произведений, и Господь явил мне чудо…

7. Ария Ленского

Осень ушедшего 2011 года была красивой и щедрой. Не только природой, но и музыкальными концертами в Кёльнской филармонии. Шестого ноября мы с приятельницей спешили на концерт с участием замечательного виолончелиста Миши Майского.

Вера моложе и образованней меня в области живописи, балетной и оперной музыки. Она склонна к дискуссиям и спорам, но старается меня щадить, зная, что эмоциональные нагрузки повышают кровяное давление…

Нам удалось купить входные билеты и оставалось время для прогулки по набережной Рейна.

Включилась подсветка главных архитектурных доминант Кёльна – Домского собора и Большого Святого Мартина, зажглись огоньки на стоящих на набережной корабликах вдоль Рейна.

Мы возвращались к филармонии по одной из улиц старого города, пострадавшей, но выстроенной заново после войны.

- Чудо, как красиво, - сказала Вера, - но мы не подозревали, что нас ожидает не только виртуозная игра выдающегося виолончелиста…

В программе значился концерт Брамса для скрипки и виолончели с оркестром.

Майский не признаёт фраков, концерты играет в свободных рубашках без пуговиц японского дизайнера Иссей Мияки. Вместо бабочки он носит украшение с бриллиантом старинной огранки и множеством других камней.

Его виолончельные переложения великолепны - яркие и гармонически стройные: сочинения Баха, Бетховена, Шумана, Мендельсона, Чайковского, Дворжака, Шостаковича. В своё время анонимный меценат подарил Майскому, тогда талантливому юноше, прекрасную итальянскую виолончель XVIII века «Montagnane», на которой музыкант играет до сих пор.

У этой виолончели изумительный звук, она просто поёт.

Что же она сегодня «споёт» на бис?

Поклонившись после третьего выхода на аплодисменты, Майский произнёс слова без микрофона, которых я не разобрал. Шум прошёл по залу, некоторые слушатели встали, засверкали глаза моей спутницы, а я не смог сдержать слёз…

Голос виолончели запел арию Ленского, которую я слушал в живом исполнении Лемешева и Козловского!

Почему Майский выбрал именно эту арию? Был ли это ответ «актуалистам», которые исключили её из музыки Чайковского к «Евгению Онегину»?

В любом случае это был показ того, что классика не только не скучна, но и бессмертна...

8. Праздник Италии, хор «евреев» и дирижёр Рикардо Мути

В марте прошлого года по случаю 150-летия Италии в Риме исполнялась опера Верди «Набукко», которой дирижировал знаменитый Рикарди Мути. Эта опера имеет политический аспект – рассказывает о рабстве евреев в Вавилоне. Поставлена опера была ещё во времена Габсбургов, пленниками которых оказались итальянцы, но цензура разрешила представление, назвав пленников евреями из Вавилона.

Хор и постановка потрясают. Мне подарили диск с записью оперы и выступлением Мути, который потребовал от присутствующего на празднике тогдашнего премьера Берлускони выделить дополнительные средства для поддержки музыки и культуры в Италии.

Исключительно хорошей была работа постановщика, художника и декораторов. Участники хора были в красивых старинных еврейских одеяниях.

Одним из комментаторов было сказано: «только абсолютно бессердечный человек или антисемит может не прослезиться от сочувствия и поддержки поющим римлянам…»

Хорошо показанный крупным планом обзор всех лиц участников хора, по-моему, не обнаружил среди них евреев, но среди хора преобладали азиатские и узкоглазые очень приятные лица.

«Исторический» диск с полной записью оперы и выступлением Рикардо Мути пополнит мою коллекцию лучших оперных записей, а также еврейских шуток.

***

В погожие летние вечера покой старой Европы с причудливыми аренами, стадионами, домами, волшебными замками, каналами и речными излучинами, горбатыми мостами и белыми яхтами всё чаще нарушают чарующие звуки музыки. В другие времена года она звучит в концертных и оперных залах, в грандиозных соборах, превращённых во дворцы искусств - музыка объединяет Европу.

Автор выражает глубокую благодарность Серафиме Селезнёвой за помощь в редактировании рукописи.

Cходные вопросы автор рассматривает в работах Звездный дуэт ("Семь искусств", №2 2010) и Рождение вокальных шедевров ("Заметки", №13 2009) - Ред.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru