litbook

Non-fiction


О том, как Ион пешком ходил, а Леонид на автомобиле ездил0

 

Марк Фукс

О том, как Ион пешком ходил,

а Леонид на автомобиле ездил

 

 

(Из подслушанных, подчитанных и подсмотренных историй про Иона Лазаревича Дегена)

Отель «Бристоль» на «Площади филармонии»

Война прокатилась по Советской Украине, стерла в пыль тысячи городов и сел. Долгие годы страна залечивала раны, отстраивала жилища, возвращала людей к жизни.

Некоторым городам в войне повезло. Встречались города – счастливчики, везунчики. Среди них – и мои Черновцы.

В 1918 году столица австрийского Герцогства Буковина отошла к Румынии и более или менее благополучно пребывала в ее составе до сорокового года.

Поездки местной интеллигенции в венскую оперу почти прекратились, на смену Вене пришел веселый Бухарест. Теперь он стал магнитом для жителей северо-западной периферии. Объективно Черновцы возможно и не очень проиграли от этого. Были на шестом-седьмом месте в императорской Австро-Венгрии, оказались на втором в королевской Румынии. Королевские власти переименовали площади и улицы, сменили монументы-символы своими, переориентировали образование и культуру с немецкого на румынский.

В войну с сорок первого и по конец марта сорок четвертого немцы в городе, конечно, были и порядки свои внедряли, но власть принадлежала германскому сателлиту Румынии. Жителям, а более трети их составляли евреи, жилось немного легче, чем, например, в Киеве, Харькове или Ростове.

Мэр города Троян Попович проявил настоящий героизм, изобретательность, чудеса дипломатии и изворотливости и спас сотни жителей – евреев от смерти. Имя Трояна Поповича – в числе Праведников мира в «Яд ва-Шем», а на его доме, по улице Марии Заньковецкой, рядом со зданием Главной хоральной синагоги, в наши дни установлена мемориальная доска.

Улица Заньковецкая, как это часто устроено в Черновцах, сбегает с «Площади звезды» круто вниз к «Площади филармонии» – «Рудольфплац».

«Рудольфплац» многое видел в своей жизни. Шикарный, в стиле «Сенеция», отель «Бристоль» принимал в своих стенах европейских звезд той поры. Со сцены филармонии выступали Э. Карузо, Ф. Шаляпин, Н. Лысенко, Саломея Крушельницкая, Жак Тибо.

Черновцы. Филармония

Сразу после того, как танки генерала Катукова вышибли из Буковины немцев и румын в 1944 году, советские власти приняли решение о переводе Второго Киевского медицинского института в Черновцы. Это было взвешенное и обоснованное решение. Киев лежал в руинах, а сказочный город – центр Буковины – был целехонек и невредим, за исключением сожженной Главной синагоги «Темпель».

Черновцы располагали разветвленной и развитой инфраструктурой, обладали потенциалом для такого сложного и ответственного дела.

Под учебные корпуса отдали «Краевую Палату ремесел» на Театральной площади и, построенное румынами в конце двадцатых годов в духе конструктивизма, огромное административное здание в районе Соборной площади.

С общежитием для студентов нового медицинского ВУЗа поступили просто, выбор пал на отель «Бристоль».

Черновцы, отель «Бристоль»

Война кончилась.

И оказалось, что

В СССР генералов много, а должностей для них мало.

Власти приняли мудрое решение создать новые военные округа, пусть небольшие, порой вовсе ненужные, но дающие генералам должности и положение.

Так появились на Западной Украине два военных округа: Львовский с центром во Львове и Прикарпатский с центром в Черновцах.

Черновицким, то бишь, Прикарпатским округом, образованным на базе 4 Украинского фронта, командовал Генерал армии А.И. Еременко, а вот начальником политуправления к нему определили, произведенного из полковников в генералы, красавца Л.И. Брежнева.

Округ просуществовал недолго. В сорок шестом его слили с Львовским. Генерала А.И. Еременко назначили на командную должность в Сибирь, а Леонид Ильич немного покрутился в Москве на должности заместителя начальника Главного политуправления Советской армии, а затем уехал на Юг, в Молдавию Первым секретарем.

Черновицкие старожилы генерала Брежнева помнили и впоследствии рассказывали интересные истории о нем.

Слыл он веселым жизнелюбом, большим любителем автомобильных прогулок. Генерал поселился в особняке в районе Университета. Он с удовольствием гонял на трофейных машинах по узким улицам западного города, пугая прохожих. Говорят, что иногда он прогуливался пешком. Злые языки утверждают также, что местные красотки засматривались на него и, что, мол, пешие прогулки генерал совершал именно в расчете на их внимание и восторг.

Штаб округа и Дом офицеров располагались на Театральной площади, в аккурат напротив бывшей Торговой палаты, переданной, как уже упоминалось, медицинскому институту.

А в стенах этого ВУЗа к тому времени учился на врача славный танкист-ас и герой войны Ион Деген.

Курс И.Л Дегена в Черновицком мединституте был одновременно обычным по составу для того времени и необыкновенным.

Медалями и орденами удивить кого-либо тогда было сложно, поколение Иона Лазаревича прошло войну и от пуль не пряталось.

Чуть меньше трети сокурсников – фронтовики.

А треть ставшего легендарным выпуска – евреи. Для тогдашней Украины – ситуация фантастическая и беспрецедентная.

Как известно, «что положишь, то и возьмешь». Выпуск впоследствии дал медицине 12 профессоров и семеро из них – евреи.

На обкомовском партактиве 1951 года, тогдашний первый секретарь Черновицкого обкома, по поводу Дегеновского выпуска мединститута заявил:

– Наконец-то город избавится от этих смутьянов

Видимо, ребята были действительно стоящие.

Черновцы. Театральная площадь. Здание мединститута слева

Но это было потом, а пока бывший фронтовик, инвалид войны студент Деген после лекций в Мединституте спешит, насколько это возможно в его положении, на физмат Университета на лекции по физике.

Ему учебы в мединституте недостаточно, его влечет также физика, он готовит себя к работе не просто рядовым хирургом-ортопедом, он понимает, что будущее медицины – на стыке наук. Пройдет время и это стремление к, казалось бы, не имеющим прямого отношения к ортопедии дисциплинам, оправдает себя и обеспечит Доктору Дегену приоритет в новом направлении медицины – магнитотерапии.

Черновцы. Университет. Физический факультет

На нем армейская шинель с лейтенантскими погонами, а руки сжимают костыли, и путь его лежит из общежития в корпуса старинного университета.

А навстречу ему по улице Университетской движется генерал Брежнев.

И взгляды их пересекаются.

И они узнают друг – друга.

Судьба свела их впервые в сорок втором под Геленджиком. Битва за Кавказ.

Молоденький командир отделения разведки бронепоезда и бригадный комиссар. Награждаемый и награждающий.

И.Л. Деген в годы войны

Помимо медали на гимнастерку Ион Деген получил из рук комиссара стакан водки. Выпили. Мимолетная встреча, каких было великое множество на войне.

Встретились и разошлись.

Путь красноармейца-разведчика: через бои и ранения, учебу, и снова бои, и снова ранения к Победе.

И путь бригадного комиссара к той же Победе.

Она ведь, как в песне, одна на всех.

И вот, встреча теперь. В Черновцах. На углу Университетской и Сковороды, напротив физического факультета.

Именно здесь состоялась встреча фронтовиков И. Дегена и Л. Брежнева

Руки лейтенанта заняты костылями, он приветствует генерала кивком, а генерал, узнав его, обнимает, распахивает лейтенантскую шинель и, глядя на китель, удовлетворенно отмечает:

а наград прибавилось маленько!

Расспросив студента-лейтенанта о его житье-бытье, Начальник политуправления округа решает:

завтра иди в горисполком. Я распоряжусь. Получишь квартиру. Нечего герою скитаться по общежитиям.

И действительно распорядился.

Так Ион Лазаревич Деген стал счастливым обладателем квартиры в Черновицах.

Вот что значит армейская дружба!

А дальше пути их разошлись, и каждый из них по жизни зашагал своей дорогой.

Л.И. Брежнев продолжил партийную карьеру и весьма преуспел в этом. Он еще долго гонял на любимых иномарках, часто подменяя своего шофёра. Так сложилась судьба его, что даже лихо, с ветерком прокатил Никсона и Киссинджера. Дослужился до маршала и трижды Героя Советского Союза.

А путь лейтенанта Дегена не был устлан розами: неимоверным трудом и учебой, упорством и талантом Ион Лазаревич достиг своей цели.

Стал профессором, прекрасным врачом-ортопедом, пионером нового направления в медицине, признанным литератором и дважды не получил звание Героя: шестнадцати подбитых танков оказалось недостаточно…

Ион Лазаревич Деген на встрече с литераторами Хайфы в январе 2012 года.  Фото автора

Ион Лазаревич – человек удивительный.

Он читает свои рассказы, срывая аплодисменты и восторг профессионалов-литераторов, отмахивается от комплиментов и при этом скромно замечает:

 Я для критики открыт, ведь я не литератор, я этому не учился. Так любитель… Я в жизни учился двум вещам: танковому делу и медицине, вот здесь я профессионал. Здесь и спрашивайте.

Послесловие

Неделю эту работаю по ночам.

Времени маловато, но мысли и не остановишь. Да и память не подводит и с фантазией иногда получается. Они, воспоминания и фантазия, сами по себе.

Вот и вспомнилась отцовская фронтовая шинель, висевшая на веранде в нашей маленькой черновицкой квартирке.

Сам не знаю, как вдруг зашагал в этой шинели по улицам Черновиц студент Деген. А дальше уже немного фантазии и немного памяти и много уважения и почтения.

Естественно, то, что получилось, я не мог не показать Иону Лазаревичу. Он бывает иногда крут в реакциях и оценках. Как говорят: «гей вейс?!».

Ион Лазаревич прочел и ответил:

Дорогой Марк!

Спасибо большое! Посмеялся. Было бы удивительно, если бы всё точно. Это моя судьба. Брежнев был тогда полковым комиссаром. Четыре шпалы. Не он вручил мне медаль. Но ладно. Общежитие было университетским, не мединститутским, не в "Бристоле", который разгромили студенты. Отапливали комнаты паркетом и великолепными перилами. Общежитие было на ул. 28 июня (11 сентября). Шёл я по улице Сковороды к университету и на углу Университетской состоялась встреча. О квартире я даже не мечтал. Не нужна была мне. Но Вы написали так весело, что просто жаль прикасаться к Вашей работе.

Ну, и немного похвастаюсь. К 8 уничтоженным "пантерам" (из 16 танков) ещё одна захвачена целой. И, как написано, много орудий. Что значит "много орудий" не имею представления. Не считал. И пулемёты не считал, и миномёты, и прочее. А вот два дота и 5 грузовиков с боеприпасами в наградных листах фигурируют.

Хорошо бы об этом забыть. Не получается.

Будьте здоровы и счастливы!

Ваш

Ион.

Ну, вот и получено разрешение на публикацию. Я вздохнул с облегчением и не стал ничего менять.

Иону Лазаревичу спасибо и жить ему до 119 лет, одиннадцати месяцев и еще трех с половиной недель! Это для того, чтобы говорили потом: покинул нас, не дойдя до преклонного возраста.

Молодым!

Фотографии города с сайтов:

"Gruss aus Czernowitz" (http://gr-czernowitz.livejournal.com/tag/) и http://whasup.livejournal.com/

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru