litbook

Поэзия


Листа зеленый светр0

ВЛАДИМИР ГЕРЦИК

 

ЛИСТА ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТР

 

Стихи

 

* * *

Ах, выскочи под грохот канделябров,

Танцуля – белоснежная змея!

Мы ждем тебя в пучине нетерпенья,

Холодные бокалы не смыкая.

 

Ах, вылези из тонкого яйца,

Шершавыми узорами скользя.

 

* * *

Пора бы город подпалить.

Так сладко голуби запели,

И в белом грохоте зари

Полуживые фонари

Глазами гнева посмотрели.

 

Сказав «прощай» забавам милых фей,

Мы пробудились в омуте соплей.

 

* * *

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?

М. Ю. Лермонтов

 

А кто в бочонке мчится там

По истерическим волнам?

В какое царство мчится он,

Холодной пеной ослеплен?

 

Ах, он прекрасен и жесток

И порет море на восток,

В страну тоски, к себе домой,

Его там ждет горшок с едой.

 

* * *

Зацветай,

Дерево покоя.

Нервы темные

В воде тяжелы.

Кто к нам прыгает

В уши и глаза?

Мы его выгоним

К черту на помойку.
 

ГЕРЦИК Владимир Маркович – старший научный сотрудник Международного института теории прогноза землетрясений и математической геофизики АН. Автор сборника стихов «Лиловая колба». Публиковался в журналах «Арион», «Ной», «Вопросы литературы», «Черновик», «Крещатик», «Дети Ра», «Футурум АРТ» и других изданиях. Живет в Москве.

© Герцик В. М., 2012

Зацветай,

Дерево покоя.

Рыбки колючие

В небе тяжелы.

 

* * *

В Палестине милых рук

Паладины сбились с ног,

Сарацины на Восток

Побежали по мосту.

Побежали сарацины

Мимо Мекки, мимо Лены,

Вдоль Амура и Китая,

В океане угасая,

Ускользая на Аляску

С бубном, бабочкой и пляской.

И ласкала США

Безупречная жена.

Женоненавистница

С белым кружевом лица.

 

* * *

Смелей гремите вы!

Дороги желоб зол.

И ветер двинул вниз с небес,

К железным ребрам жмя.

 

Две сопки позади,

А сбоку сосен лес,

С самураями в Амуре

Плывут четыре челнока.

 

Причмокнув чуть в усы,

Арсеньев пил Дюрсо,

Узлами путь связав

За Узала Дерсу.

 

Кто джунглями гулял,

Тот тигра не боится.

А мы давай с тобой

В Японию пойдем.

 

* * *

О шум печали

В листве твоих шагов волшебных веток

Разгневанный волчок струится

Стирая в кровь полярную иглу

 

Там море падает на дно и убивает рыб

И смерчи белого песка

Отчетливы в прозрачном океане

 

Но легкий шаг затих не потревожа

Бульвара

Где живу.

 

* * *

Ноги серые мои,

Уходящие вдали.

Завиток пустого мира

В зелени могил,

Где нету никого.

 

А нету и не надо, ну и пусть.

 

***

Ужма жасмин. Листа зеленый светр.

Там звон стрелы на поисках прохлады.

Там звегерь едет в переборе верб,

Сверкая вверх заносчивые взгляды.

 

Я там порхал, пылая и моля.

И зря в игру не приняли меня.

 

* * *

Он по берегу реки взбегающий,

Пламя возбуждающий

Певец и пастух.

Он потрескивает тростью,

Голубиками увитой,

Сам в плаще как бы в гробу.

С ним связка змей –

Засовы отворять.

 

* * *

На смену дня войдет горячее вино.

Вращается огонь в ночном водовороте,

И в темное стекло царапается лед.

Прошьет испарина лиловый переплет

Той книги странной,

В которой вымыслы воспоминаний

Неторопливым кружевом висят,

Не заслоняя правды,

Но полня пустоту.

 

* * *

Малютка! Я иду на перекрестки грязи.

Мне льется ветр картечи городской,

Срывает голову. Я не держу ее –

Лети, моя малютка,

Постукивая носом по ногам.

 

В среде автомобилей,

В тумане разных ног

Волшебные кадрили

Попрыгали с тобой.

Давай исполним их скорей!

Давай исполним их скорей!

Покуда не стреляют

Из пистолета.

 

Бледные поля звенят,

Снега срезает и несет

Борей и Аквилон вдвоем с тобой.

 

* * *

Свеча убывает,

И входит луна,

Дымит и качает

Кругами окна.

То рыба нырнет и остынет,

Мерцая броней в пузырях.

 

Оттуда дорога

В заброшенный сад,

Где боги в камнях

Забыты прилежной рукой.

 

Ветер срывает со скал

Капли ручья мне в лицо.

 

Дымная входит луна.

 

* * *

Я – тонкий рисунок пером,

Чернильный паук на ладони, и локоть углом

С горкой риса –

Его не едят, а рисуют, чертя каламбур

Цветных завитушек и капель златых

На воде,

Куда убегают мгновенья огня,

И вербы смертей

Разбиваются пенно и шалью.

 

* * *

Горчишники – скаты глин

На солнце хрустят,

Развороченные порохами

Травки-жеребрянки.

К навису подбирается

Белей-белей вода,

Из моря вылезающая

Мокрая губа.

 

Там конь кровей бывал, белея,

Бежал в порфирные аллеи,

И плыл за риф, и рвал ногой

Тяжелый воздух под волной.

 

Я утихал, от моря сытый.

Покойно веяли копыта

Над каменистым дном небес.

Со стен горы летейский лес

Сходил, в ложбинах каменея.

Итак, пленительная Гея

Влекла. И нехотя утих

Бессодержательный сей стих.

 

* * *

Люба красного словца,

Цесарь краденых гармоний,

Я в юдоли, где глухие

Поклоняются речам,

Я от зависти заткнуться не могу.

 

* * *

Ну, волна в обороте зимы

Или сажа ребят на бульваре –

Это облики тьмы, той тюрьмы,

Из которой растет василиск.

 

В упражнениях види и сна

Задушевные вьются уста.

Я ломаю могучий язык,

Потому что иначе я раб.

 

* * *

Там зреет воздух мой.

Ворчит зеленая реторта,

Переливая пеленой.

 

А между тем из тишины

Меня высасывает время

И в память, словно макароны,

Кладет, минуя шаг свободы.

 

Хрустит и бьет сушеный ветер

Гальванизированных рук.

 

* * *

Снег подошел,

Хороший такой, творожистый.

В нем золото лиц,

Тревожная хитрая сыпь.

Скорой жизни тупая волна

Налегла, налетела золой.

И лежит голова,

Задевая песок,

Веерами воды

Озаряя висок,

Наливая глаза

Пузырями любви,

Пропадая внутри

И крича отдаленно...

 

В каком виртуозном пространстве

Мы кинем бессилье свое?

 

* * *

Вырос месяц на войну,

Он кошмарно расположен,

На стене хрипит прохожий,

И медведь глядит в окно.

 

Время вышло из дупла,

Вдруг танцует потрохами,

То локатор оголяя,

То знамение козла.

 

А вдову медведь поймет.

Трактор по ночам полями

Возит тачку с упырями.

В небе самолет

Делает разворот,

Скорость наберет и упадет.

 

Бесконтрольными шагами

Ходит месяц как койот.

 

* * *

Мне в ожидании земном

Любезны адские напевы

 

Стая дьяволов в бледных жакетах

Побежала по шее во тьму.

Заалели живые браслеты

На кистях, боронящих судьбу.

 

Бейся, глаз, в жалюзи иллюзора!

Балагань, запеченный язык!

Расставляет вторые приборы

Кулинарный, коварный старик.

 

И резвея в багряном камзоле,

В жирной прелести лакомых губ,

Там поет динамический голос,

Одинокий напиток без губ.

 

Ради пепла, живущего в легких перстах,

Ради глаз, поедающих нас,

На окошко тебе в незагаданный час

Прилетит голубой Фантомас.

 

* * *

Слоит под небом океана

Непроходимая звезда.

Под напором океана

Лопнет тонкая душа.

В вечной бане океана

Пена душ кипит –

Холодный сок.

 

* * *

В кастрюле я над реющим огнем.

Сферы пара обнаженные храпят.

Скрутилась и несет

Спиральная вода,

Казалось, сатану из Аргентины.

 

Пора, видать, пора

Содрать и растолочь

На мне пересыхающую кожу.

Вскипают волдыри, и тело страха моего

Слипается румяными червями.

 

И вижу я души

Запретные поля,

Касаюсь жизни пряными перстами.

Мигнули голоса:

«Прессуй его, прессуй...»

Невольная свобода впечатлений.

 

* * *

На ледяном базаре судеб,

Где не бывает ничего,

Кто знал, что так крошиться будет

Рассудка злое вещество?

 

Легко прижатые печалью

Меха невыразимых роз

И душу выпьют, но едва ли

Отпустят пьяное ребро.

 

Владей огонь крылами рая!

Распутной музы не жалей!

Она, как дура, все болтает,

И память бьется тяжелей.

 

Но я уверенно-горбато

Хочу игры наверняка.

К узлам тоски, к перстам заката

Ползи, бикфордова строка.

 

Антично

 

Девкалион…

Девка ли он?

 

Астрологично

 

А уверены ли вы, что вы львы?

А не может ли быть так, что вы рак?

А поближе поглядишь, так и мышь.

И вести себя вам надо не так.

Hello, Dolly!

 

Ну, клонировали.

Пусть.

Но агнец,

непорочное зачатие…

Вот что нетерпимо!

 

Хокку

 

*

Черная кошка

Подошла приласкаться.

И я улетел.

 

*

Темное небо,

Кудри облака, листья

В глубине лужи.

 

*

Волненье воды.

И волны света бегут

По темным стволам.

 

*

Капли жасмина,

Первые капли дождя,

Рот шиповника.

 

*

Поэт и толпа,

Толпа поэтов... Трудно

Решить, что хуже.

 

*

Как это грустно!

Чем ближе мы к пункту А,

Тем дальше пункт Б.

 

*

Удары капель,

Клавиши листьев, лепет

Ленивой грозы.

 

*

Вырубающий

Звук водопада. Река

Летит из трубы.

 

*

Цветы каштана

Чуть-чуть порозовели

Перед полетом.

*

Кисти сирени,

Сиреневые банты,

Девочка плачет.

 

*

Как будто это

Взорвавшиеся листья –

Белые цветы.

 

*

Я любил портер.

Отчего же мне теперь

Светлое милей?

 

*

Наклонный полет,

Яростные изломы

Боярышника.

 

*

Только мгновенье.

Новорожденных листьев

Бесплотный туман.

 

*

Фонарь за спиной.

Вылетают из мрака

Снежные искры.

 

*

Бледные тени

В матовой коме реки.

Уходящий свет.

 

*

У водопада

Пытаюсь остановить

Паденье воды.

 

*

вторю Басе

запах хризантем

в Наре старые будды

дорога пуста

 

*

Высокомерно

И чуть неуверенно.

Кончиком пальца.

 

*

Биенье крыльев

Оглушительно близко.

Прямо за спиной.

 

*

Слегка надувшись

И наклонив голову,

Три раза каркнуть.

 

*

Жгучая точка.

На невидимой нити

Танцует паук.

 

*

Теряя цветы,

Погружаются вишни

В зеленую тень.

 

*

Темным снарядом

В небе маленьких листьев

Сестра ворона.

 

*

Спиной к мостовой.

Бабочка, одуванчик

И солнце в траве.

 

*

Влажное лето.

Голос птицы сверкает

В сумраке листьев.

 

*

Бабочка бьется

В коридор монитора:

Давай улетим.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru