litbook

Поэзия


Стихи из прошлого0

ИГОРЬ ИВАНЧЕНКО

 

СТИХИ ИЗ ПРОШЛОГО

 

* * *

Когда, оставив город за спиной,

Спешу к Томи, подстёгнутый весной,

Чтоб не проспать начало ледохода,

Я словно совершаю ритуал,

Ко мне дошедший от моих начал –

Красивого и древнего народа…

 

Темна вода меж белых берегов,

Как лики русских молодых Богов

С икон работы Феофана Грека.

Я прихожу сюда всегда один:

Когда идёт противоборство льдин –

Мне не понять другого человека…

 

Неутомим на выдумку апрель,

Пустивший ветку клёна на свирель, –

Мелодия чиста и невесома…

И, вслушиваясь в лёгкий этот звук,

Летящий ввысь, точно скворец из рук,

Вдруг понимаешь, что не зря из дома,

 

Где в заточенье пробыл тыщу лет,

Ты выйти пожелал на белый свет

Берёз, и льдин, и облаков, и снега…

Апрель играет партию с листа,

Мелодия прекрасна и чиста,

Как ночью над тайгой и Томью – Вега.

 

Мгновенна жизнь… Как снег, как облака,

Как поцелуй, как женская рука,

Закрывшая глаза – узнай, кто это!

Но, к счастью, понимаешь: стоит жить

Ради того, чтобы строку сложить, –

Она прославит, может быть, поэта…

 

«Служенье муз не терпит суеты…» –

Кудрявый бог подскажет с высоты,

Непостижим, как тайна мирозданья.

Мгновенна жизнь. Но тем и хороша,

Что ощутит вдруг чья-нибудь душа

Стихотворенья лёгкое дыханье…

 

* * *

Тайный сговор души и природы –

 

ИВАНЧЕНКО Игорь Иванович – член Союза российских писателей. Лауреат международных литературных конкурсов. В «Ковчеге» № XXVI (1/2010) опубликована его стихотворная подборка «Мгновения жизни». Живет в г. Юрга Кемеровской области.

© Иванченко И. И., 2012

Сдать меня, безоружного, в плен

Птицам, солнцу, причудам погоды

И – не выдать дождям на обмен…

 

Словно кинувшись с берега в омут,

Где ключами усеяно дно,

Обмирает душа от черёмух

И от воплей скворцов заодно.

 

Проза жизни проста и сурова.

Отчего же грустнеет лицо?

Облетает черёмуха снова –

В белых оспинах двор и крыльцо…

 

А пока её свечи горели,

Язь клевал и пришли холода, –

Мы ещё на весну постарели…

Но такая ли это беда?

 

Всё в сравненье, мой друг, познаётся.

Гаснут свечи… Суровеет взгляд…

Соловьиная музыка льётся…

Да огарки черёмух чадят…

 

 Актриса

 

Осваивает осень мастерство,

Как первоклассник – буквы алфавита,

Как лицедей, чья роль ещё не бита…

 

И – скоро все поверят в естество

Актрисы, поступившей очень мудро:

Она игру с тумана начала,

Полсотни изб сибирского села

Слизавшего, как языком, под утро…

 

Потом она, уже входя во вкус,

Дождей нам отпустила на копейку

И подчеркнула тоненькую шейку

Рябины ниткой выкрасневших бус.

 

О, как немели, видя ту игру,

Все зрители – от мала до велика!..

И – долго умирала повилика.

И – хохлилась ворона на юру.

 

Ловила осень в сети паутин

Всех грибников. И отыграла – гляньте! –

Два первых акта. И в её таланте

Уже не сомневался ни один.

 

И – вскорости актрисой гениальной

Она царила на подмостках, где

Из декораций той поры печальной –

Лишь ржавый лист на медленной воде,

Да мокрые фигурки журавлей,

Стартующие в пасмурное небо,

Свиданий наших кратких быль и небыль,

Да скука одичалых тополей…

 

Её успех оплачут в три ручья

Дожди. И – никому не станет нужен

Унылый мир. И – будет мокнуть в луже

Большая кукла, неизвестно чья.

 

…Поцарствовать хотелось целый век

Актрисе, но её со сцены гонит

Дебюта долго ожидавший снег,

Который, как Иван, родства не помнит…

 

* * *

Зачехлили давно косари

Свои косы... День – резко на убыль.

Красит осень бескровные губы

Транспарантной помадой зари.

 

Тополь в драном пальтишке продрог.

Поступлю безрассудно и мудро:

Сам себя награжу в это утро

Кандалами разбитых дорог...

 

За чертой городской простою,

Где стихает прибой листопада...

Может, в жизни всего-то и надо:

Перелётную душу свою,

 

Осенивши вдогонку крестом,

Отпустить с журавлями в кочевья,

Чтоб до марта не ждали деревья;

А судьба – чтоб грозила перстом...

 

Может, только и надо-то мне:

Неизбежность размолвок полынных;

Очи женщин, ни в чем не повинных;

Свет рябины закатной в окне;

 

Перебранки зимующих птиц;

Да чтоб ангелы – вдруг не отпели;

Да любви перекаты и мели;

Да гипноз этих белых страниц...

 

* * *

И. И. И.

 

Под занавес ворованного снега

Неведомо куда уходит век… А жизнь скрипит, как старая телега, И чист, как агнец Божий, человек. Per aspera ad astra. И – терновый Венец до крови оцарапал лоб. Ты получить хотел ответ готовый На все вопросы, быть счастливым чтоб… Но: не успел. Не смог. И адский пламень Обжёг – увидеть можно по лицу… Пока искал ты философский камень, Двадцатый век поспешно шёл к концу. И – просочилась молодость сквозь пальцы; И – счастье изменило, как жена; В душе твоей – иные постояльцы; И – с сыном  отчуждения стена… Щипни себя больнее: уж не пьян ты, Мечтая о бессмертье, человек?! За пазухою спрятал бриллианты Твоих желаний уходящий век… И пусть судьба туга на оба уха, Но ты ни перед кем не виноват Ни в чём. …В затылок дышит смерть-старуха; И век твой, как карманник, вороват…

Феликс

Маленькая поэма 

Я бедствовал.

У нас родился сын.

Б. Пастернак

 

По морю жизни в штиль и в шторм носим

Я был до тридцати пяти… Покуда

Не встретил Нину К. И не без чуда –

Как я хотел! – у нас родился сын.

 

Неукротим отцовства жар и пыл,

И радость в сердце отдавалась колко...

Мы имя сына выбирали долго.

Назвали – Феликс. Чтоб счастливым был.

 

Мы бедствовали с молодой женой

В разгар любви. Закат социализма

Был предрешён. Избыток оптимизма

Не лучшей обернулся стороной.

 

Но были мы богаче богачей,

Хоть и не очень в жизни преуспели...

Подстерегали рифы нас и мели.

Сын выручал: был свет его очей –

 

Совсем как Вифлеемская звезда

Волхвам, дары несущим, –

Путеводен и нашим ожиданиям угоден;

И отступали горе и беда.

 

Два корабля – для Феликса конвой

В житейском море; было по колено

Оно тогда для нас с женой... Нетленно

Всё то, во что ушли мы с головой:

 

Подгузники, пелёнки, соски, плач,

И первый зуб, и первый шаг, и слово –

Всё то, что под Луной старо и ново,

В цепи потерь, бессонниц и удач...

 

Был не один разбит велосипед,

Освоен плейер, видик и компьютер...

И слава Богу, что живём не в юрте!

И Феликсу уже тринадцать лет.

 

Нуждаясь и в опеке, и в совете,

Мой поздний сын, шалун и егоза,

Полувоздушных девочек гроза

И продолженье рода на планете,

Преемник наших лиц, фигур и качеств,

Привычек раб и господин чудачеств,

Неспешно вырастает из ребячеств...

В нём – внуков облик, смех и голоса.

 

За всё, что будет, перед ним в ответе,

Хочу, чтоб сын закрыл мои глаза,

Когда устану жить на этом свете...

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru