litbook

Поэзия


Прозрачный напев0

ЛИДИЯ САВИНА

 

ПРОЗРАЧНЫЙ НАПЕВ

 

Стихи

 

Разговор с сосной

 

Войду туда почти без цели,

В святилище полдневных нег,

Где солнце сквозь колонны елей

Лучит свой огненный успех.

 

И невесомым, бестелесным,

Просвеченным до глубины,

То восходящим, то отвесным

Скользну лучом я вдоль сосны.

 

Она своей смолистой кожей

И сердцевиной в сто колец

Вдохнёт в меня: «Ты много можешь,

Хотя ты в сущности – юнец...»

 

Заря

 

Не пели птицы. Ещё слишком рано.

Но где-то там, где теплился восток.

Рождалось утро тихо, зыбко, странно,

Как из бутона праздничный цветок.

 

А я стояла среди сонной тиши...

И обливала робкая заря

Верхушки туч, бока деревьев, крыши

Прозрачным мёдом роз и янтаря.

 

И, чтобы не спугнуть рожденье яви

Из образов подспудных и теней,

Я, чуть дыша, боялась чуть подправить

Её дыханье выдохом о ней...

 

Учителя

 

Иногда я от дней череды устаю –

Слишком мало беру, слишком много даю.

Лишь закрою глаза, пред тобою стою –

Учитель белый...

 

Мой советчик незримый и мой проводник,

Моя совесть и мой молчаливый двойник,

 

САВИНА Лидия Петровна. Работает ночным оператором машин в гостинице. Член литературного клуба «Путник» при Донском государственном техническом университете. Живёт в Ростове-на-Дону. Первая публикация.

© Савина Л. П., 2012

Моя память твой солнечный облик хранит,

Учитель белый.

 

Исподволь, ненавязчиво учишь добру.

Ты со мной будешь рядом, и я не умру.

Приходи. Я твоя ученица в миру,

Учитель белый.

 

Страж невидимый мой за спиной у меня,

Моя зыбкая тень от святого огня,

Что хочу я забыть, он всё помнит, храня,

Учитель чёрный.

 

Он напрасно старается мне помешать.

Хоть порою мне трудно без боли дышать,

Пусть ко мне не приходит меня утешать

Учитель чёрный.

 

Он скрывает свой лик, воплощённое зло,

Помолитесь со мной, чтобы мне повезло!

Твой закончен урок. Твоё время прошло,

Учитель чёрный!

 

Ты мне послан. Тебя я прогнать не могу.

Знай, любовь я для мира в душе берегу.

Я тебя не боюсь, от тебя не сбегу,

Учитель чёрный!

 

Даже ты не заставишь меня промолчать.

Я не буду тебя от других отличать.

Знаю белый завет, как на чёрном печать:

Мир жив любовью!

 

Ностальгия

 

Сегодня из вчера врастает в завтра.

За пятницей опять придёт суббота.

Казалось, лишь вчера сидел за партой,

Отращивая крылья для полёта.

 

Лечу, крылами ветер обнимая,

Земле теперь как будто неподсудный.

И с каждым взмахом крыльев понимаю,

Что быть крылатым – это очень трудно.

 

Не птичкой Божьей по ветвям порхаю,

Не человек, привязанный к твердыне,

А с Ангелом-хранителем вдыхаю

Я вечную печаль о блудном сыне.

 

Я много потерял и понял много.

Иссякли песни, приустали крылья.

И вновь земная мне мила дорога

В степной глуши, засыпанная пылью.

 

* * *

Где-то там, где встречаются сны и желанья,

Где на синей палитре весенних небес

Прорисована самая суть мирозданья –

Клейкой почкой дымящийся лес.

 

Я стояла на самом краю у опушки,

Пропустив эту синь через тайну зрачков.

Уже чудился явственно голос кукушки

И ажурный полёт мотыльков.

 

Всё дышало какой-то Божественной негой

И... свободой от снега...

 

* * *

О, мой не мой!

Как мне назвать тебя?

Какое имя тебе нынче ближе?

Какое солнце с твоих губ оближет

Улыбку сладкую, любя?

 

О мой не мой...

Не мой пока, сейчас.

Я подожду. Пусть солнце будет первым

Поутру целовать тебя неверно

И целовать других сто тысяч раз.

 

И ветру я шепчу,

Склонясь в окне,

Признанье для тебя: «Навей, дружочек,

Двоим счастливым столько дней и ночек,

Что и не снилось мне!»

 

* * *

Арсению Тарковскому

 

Я не способен перевоплотить

Лягушку – в деву, одуванчик – в тучу.

Я не способен в ночь позолотить

Листву на этом дереве могучем.

 

Мне не дан этот дар, но я готов

Из слов лепить дыхание эфира...

И всполохи зарниц... И зов цветов,

Ночных фиалок, и полёт над миром...

 

Я царь и Бог, любовник и кумир...

Но лишь одно не старо и не ново

В моих стихах: я – это Я. Я Мир!

Я есть всегда, покуда дышит Слово!

 

* * *

Волшебное утро. Прозрачный напев.

Упали на пол два квадрата из света,

Ни стол, ни кровать, ни тебя не задев,

На время, пока обернётся планета

Вокруг. Перекатятся медленно в день

Громады домов, тротуаров дорожки

И запах пьянящий с названьем сирень,

И алость тюльпана на срезанной ножке.

Лишь только тебя и меня позабыв,

Оставив в объятиях сна и желанья,

Волной унести, как могучий отлив,

Сорвав с якорей на краю Мирозданья...

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru