litbook

Критика


Малороссия revisited0

Внутри собаки жуть и мрак, а внутри Украины – идиллическое место Малороссия. Поскрести Григория Сковороду – увидишь малоросса. Впрочем, его и скрести нет нужды – сам он называл Левобережную Украину матерью и «Малороссией», а Слободскую Украину – родной теткой. Но нравилась ему заграница, главным образом Германия. А еще лимоны, которые в те времена были – как сейчас баночка черной икры, и сыр. А еще собственный ученик, который вдохновлял его на игру на флейте и эпистолярные послания на латыни. Поскрести Ивана Петровича Котляревского – увидишь опять-таки малоросса. Скучно жилось человеку в губернском городе П., почитывал готические «ужастики» и французские романы о приключениях трансвеститов, потом пересказывал уездным дамам в лицах, потом сам стал сочинительствовать, так просто, друзей развлечь, а тут вдруг без его ведома издали «Малороссийскую Энеиду» в Петербурге пиратским способом. Так вот между делом и положено начало украинской литературе, так оно обычно и бывает. Но если грезишь о мировой славе, писать надо всё равно по-великорусски, иначе не получишь грант для проживания в Риме. Или переехать в Киев из села Вознесенское под Костромой и написать первую историю украинской литературы, как Николай Петров, потому что среди украинских писателей сделать это было некому – Шевченко считал Сковороду идиотом, Кулиш не любил Котляревского, а Гоголь вообще никого из них не замечал, потому что  - мировая слава, Рим, пять тысяч рублей серебром.

Вообще из новой книги Олеся Бузины можно узнать не только о личной жизни и теплых дружеских отношениях наших классиков, но также о людоеде Мацапуре, о котором как раз упоминается в примечаниях к «Энеиде» Котляревского, предводителе «освободительного движения» почетном уголовном авторитете Кармалюке, мифических сокровищах Полуботка и реальных сокровищах Мазепы, которые из-за своей недосягаемости являются столь же мифическими, о первых украинских газетах и журналах, о киевском губернаторе Бибикове, которого душка Тарас Григорьевич назвал «капралом безруким» и который на вопрос, зачем Киеву такие широкие бульвары, отвечал: «Чтобы не строили баррикады». Хотя людям, ранее охотившимся на уток в «дебрях Крещатика», возможно, и не захотелось бы строить баррикады, но строительная лихорадка заразительна.  Книга начинается очерком о неудачной евроинтеграции  Богдана Хмельницкого, а заканчивается подлинной историей Эмского указа. В приложении  - эссе Гоголя «Взгляд на составление Малороссии». История снова очищается от хрестоматийного глянца. Впрочем, читатели и почитатели О. Бузины давно отучены мыслить хрестоматийно, а тем, кто всё еще мечтает сжечь книгу «Вурдалак Тарас Шевченко» в огненной печи, новое творение вряд ли придется по душе.  Потому что «Сама природа, расточая с обилием дары свои в плодоносном сем краю, производит беспечность, вялость в жителях». Это слова историка Бантыш-Каменского, которые приводятся в очерке «Застой по-гетмански». Иными словами, ленивы и нелюбопытны, и чтоб они жили в эпоху перемен, и собирали свои урожаи на хуторах скопидомов, и строили церквушки в стиле казацкого барокко, скопированного с европейских образцов, как философия Сковороды, который сказал же: «Всё необходимое Господь сделал легким, а всё трудное – не необходимым», после чего вернулся к своей флейте.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru