litbook

Non-fiction


Родина моих предков+1

 

Дора Любкина

Родина моих предков

 

Я не знаю, в каком году и при каких обстоятельствах мои предки попали в город Каменец-Подольский, город в Хмельницкой области, центр Каменец-Подольского района, один из древнейших городов теперешней Украины. В этом городе прошло детство, юность моих родителей, здесь они встретили друг друга и полюбили, здесь у них была пышная еврейская свадьба с «хупой», в Каменец-Подольском родилась моя старшая сестра.

Стараясь больше узнать о своих корнях (как хорошо, что можно воспользоваться интернетом) я попала на интересную страничку – в адресной книге Каменец-Подольска за 1895 год я нашла фамилию, имя и отчество моего прадеда, его род занятий и место жительства. Он был управляющий винокуренным заводом, принадлежащему дворянину Матушевичу. Я не могу передать того душевного волнения, которое я испытала изучая эти записи, ведь ещё 115 лет назад мой прадед по материнской линии жил и работал в Каменец- Подольском и мне захотелось побольше узнать об этом удивительном городе, где моя мама вспоминала всегда пахнет акациями и липами. Будучи студенткой Московского Статистического Института, я побывала в городе Каменец-Подольский и конечно в этой статье я расскажу о своих впечатлениях об этой встрече, но я была очень молодой и беспечной москвичкой и конечно только гораздо позднее я поняла значимость этого путешествия в этот удивительный город.

Город Каменец-Подольский расположен вблизи границ, сухопутных путей и водных артерий, самым важным из которых была и есть река Днепр. Размещение самого города на очень скалистом, неприступном острове определило его назначение, как неприступная крепость. Сегодня Каменец-Подольский является очень важным, уникальным, историко-архитектурным заповедником. Недаром Папа Римский много лет назад назвал этот город «жемчужиной России». В городе колоссальное количество памятников архитектуры начиная с XI по XIX век. Их насчитывается более 200 зданий и сооружений. Город основан как крепость, и он входил в состав Киевской Руси, в XIII-XIV веках это была часть Галицо-Валынского княжества, затем был завоёван монголо-татарами. Во второй половине XIV века Каменец-Подольский вошёл в состав Литвы. Затем с 1463 года город становится центром Польского Воеводства. Старая крепость укреплялась, и победить город становилось всё трудней и трудней. По своему торговому и ремесленному развитию Каменец-Подольский стоял в одном ряду с Киевом и Львовом. В 1672 году город был захвачен Османской империей и только лишь в 1699 году был вновь отвоёван и возвращён Польше. Каменец-Подольский попадает в сферу активных интересов Царской России и в 1792 году царица Екатерина II подписала тайный приказ о порядке присоединения к России правобережной части Украины, в частности присоединения к России и восточной части Подолья. Западная часть Подолья по линии реки Збруч перешла к Австро-Венгрии. В 1795 году Каменец-Подольский был объявлен центром Подольской области. А в 1796 году был утверждён герб города: солнце с 16 лучами и крест над ним.

Много евреев заселилось в город Каменец-Подольский после захвата города Османской Империей. Местные власти при турках не преследовали евреев, и еврейская община в городе сильно выросла. Однако после возвращения города под власть Польской короны в 1699 году, христианское население стало препятствовать поселению в городе евреев. В 1703 году король Август II запретил евреям селиться в городе и торговать более трёх дней. Вновь этот запрет подтверждался в 1725 году, но несмотря на эти суровые, строгие меры при поддержке местной власти евреи смогли остаться в городе. Но властитель не унимался и в 1750 году он издал указ, по которому евреи обязаны были за 24 часа покинуть город. Их дома были захвачены городскими властями, имущество разграблено, единственная синагога снесена. Однако, несмотря на гонения, евреи продолжали селиться в городе. Вера объединяла людей и помогала им выжить и уже в середине XVIII века Каменец-Подольский становится одним из оплотов хасидизма. В 1800 году евреи в Каменец-Подольске были владельцами 62 из 573 каменных домов, им принадлежали 14 из 35 винно-водочных складов города. По данным 1897 года в городе проживало около 16200 евреев, что составляло почти 40% населения, а накануне Первой мировой войны в городе проживало почти 24 000 евреев, это составляло уже 47% населения Каменец-Подольска.

Семья моего отца жила в трёхэтажном доме, с двух сторон имеющих пристройки. Семья была большая: дедушка, бабушка, пять сыновей, дочка. У бабушки было больше детей, но не все выжили, несколько детей умерло при родах или в раннем возрасте от болезней. Когда дети взрослели и женились – делались эти пристройки в доме. Большая семья жила дружно и каждую пятницу бабушка готовила «гефилте фиш» и зажигала свечи. Вся семья вместе встречала субботу. Семья отца жила в достатке. Им принадлежало несколько бакалейных лавок, винных заведений, буфеты на вокзале и буфет в единственном городском театре. Все дети помогали родителям вести «дело». Мой отец очень рано стал работать в буфете театра. Город был центром Подольской губернии и в театр на гастроли приезжали знаменитые артисты не только из Москвы, Петербурга, Киева, Львова, но и из Вены, Парижа, Варшавы. Особенно папа любил оперы, он слушал их в театре, где работал в буфете и мог исполнить арию из знаменитых опер наизусть. Я вспоминаю, как только по телевизору начинали передавать оперу, мой отец непременно начинал исполнять арии вместе с певцом.

Семья моей мамы жила не бедно, но до полного достатка было далеко. Бабушка умерла от болезни рано, ей было всего 37 лет, оставив сиротами двух девочек: мою маму и тётю. Дедушка был учителем в Еврейском частном училище, и прожить на его доходы семье было нелегко. Когда папа и мама решили пожениться и объявили об этом папиным родителям, бабушка была недовольна, потому что мама была из небогатой семьи, а они мечтали о богатой невесте для моего отца. Однако мои родители поженились и прожили счастливо в любви и уважении всё свою долгую совместную жизнь. Моя мама рассказывала, как перед свадьбой они с отцом побывали в Вене, где он купил ей шикарное свадебное платье и кучу других вещей к свадьбе. Близость границ с Австро-Венгрией связывало город Каменец-Подольский с Европой и конечно выделяло его от других городов-«штайтелс». Город был условно поделен и проживающие в нём народы: русские, евреи, поляки, украинцы, армяне, турки не всегда мирно уживались под общим небом. В сегодняшнем городе Каменец-Подольский есть феномен: на фоне зелёного поля лежит гигантский бетонный жернов, разделённый на сектора. Из центра этого жернова поднимается к небу металлическая труба, которая зазубрена сверху. Вокруг этого жернова разбросаны известняковые глыбы. Излом металлической трубы похож на королевскую корону. Это Стол согласия - это память о том, что все народы, населяющие город во все века, вместе писали историю Каменец-Подольска. Этот камень призывает все нации не забывать прошлое и продолжить славную историю и традиции города наших предков.

Первая мировая война вынесла название города Каменец-Подольский в заголовки мировых газет, ведь в городе размещался штаб Юго-западного фронта. Четвёртого августа 1914 года город был захвачен Австро-Венгерской армией, но уже через два дня - шестого августа 1914 года армия оставила город и возвратила захваченную контрибуцию. Евреи не покидали город, они не боялись прихода немцев, ведь немцы лояльно относились к еврейскому населению. А уже через несколько лет прогремел по всей России Революционный залп, который коренным образом изменил жизнь населения города моих предков – Каменец-Подольска 8 ноября 1917 года на совместном заседании рабочих и солдатских депутатов в городе Каменец-Подольский была провозглашена Советская власть.

Власть в городе переходила из рук в руки. В городе выступали такие личности как Александр Керенский, Лаврентий Корнилов, Борис Савенков. 17 Апреля 1919 года Каменец-Подольский заняли фронтовые части армии большевиков. Город охватил кровавый террор, начались массовые поджоги, грабёж, денежная инфляция, спекуляция, по городу ходили сотни беспризорных детей, началась эпидемия тифа. В городе снова начались еврейские погромы. Еврейские погромы на Украине приобрели массовый характер ещё в 1881-1883 гг. Причиной погромов погромщики называли смерть царя Александра II, убитого народовольцами. Однако в народе власти распустили слух, что царя убили евреи и отдали негласный приказ о повсеместном устройстве погромов. Вот тогда-то евреи начали эмигрировать. Об одном из таких жутких и кровавых погромов в Каменец-Подольске рассказывал мой отец. Это было весной 1901 года в канун пасхи. Моему отцу было 10 лет. Друзья украинцы и русские предупреждали евреев о готовящемся погроме. Власти ничего не предприняли, чтобы остановить погромщиков, а негласно одобряли их. Бабушка, дедушка и дети спрятались в синагоге. Уже с утра пьяная масса погромщиков начала врываться в дома евреев и под крики «смерть евреям» насиловала еврейских женщин, убивала стариков, детей, в неравном бою погибали мужчины, защищая свои семьи. Колыхали в огне дома евреев. Погромщики ворвались в синагогу, за бороду вытащили старика раввина на улицу, повалили его на землю, стали плевать и мочиться на него. Внутри синагоги они не нашли прятавшихся евреев и, разорив синагогу, с пьяными криками они продолжали громить еврейские кварталы. Только на третий день власти отдали приказ прекратить погромы. Когда в апреле 1917 года в городе вновь начались погромы, Петлюре пришлось принять делегацию евреев, требующих прекращения погромов и принятия решительных мер для борьбы с ними, и только тогда евреи обещали поддержать Петлюровскую власть. В результате этой встречи Петлюра публично осудил погромы, но на практике не сумел предотвратить случаи притеснения еврейского населения со стороны военных и гражданских лиц. Город переходил из рук в руки и только когда регулярные части Красной Армии вошли в город 16 ноября 1920 года в городе на долгие годы была установлена Советская власть.

Советская власть означала конец частной собственности, конец предпринимательства, преследование частников-бизнесменов. Была тотальная национализация фабрик, заводов, полная ликвидация даже самой мелкой частной собственности, отмена частной торговли. Для семьи моего отца в городе Каменец-Подольский начались трудные времена. Все принадлежащие семье магазины, винные лавки, буфеты были разгромлены и разграблены, здания и имущество конфисковано и передано Советской власти. Дедушку вызывали без конца какие-то люди в кожанках и требовали отдать казне золотые монеты. Дома моей семьи были конфискованы, дяди с семьями выброшены за ворота и оставлена маленькая комнатка, в которой ютилась бабушка, дедушка и младшие дети. Сердце дедушки не выдержало, и после очередного допроса в Комиссариате Советской власти он умер.

Единственная дочка в семье, моя тётя, объявила бабушке, что она выходит замуж и сразу же после свадьбы уезжает на историческую Родину - в Эрец-Исраэль. В семье знали, что она посещает всевозможные кружки под разными названиями, которые ставили своей целью организацию массового выезда евреев из России в Эрец-Исраэль, тогдашнюю Палестину. Она в открытую говорила, что евреи везде инородный элемент и нас терпят до тех пор, пока это выгодно народу-хозяину и надо уезжать для освоения Палестины, своей исторической Родины. Тётя увлекалась учением о сионизме, читала книги основателя Всемирной сионистской организации Теодора Герцля, который говорил, что сионизм стремится к созданию в Палестине обеспеченного публичным правом убежища для еврейского народа. Бабушка понимала, что уговорить её остаться невозможно, и после свадьбы тётя с мужем уехала в Палестину и, тем самым, сумела сохранить жизнь себе, мужу и своим детям, ведь большая часть моей семьи погибла в городе Каменец-Подольский позже во время Второй мировой войны. В Палестине, а позднее в Израиле они счастливо и долго прожили вместе. Вначале, после отъезда тётя писала письма домой, а потом, когда в 1924 году последовали массовые аресты сионистов, переписка стала опасной и была прекращена. Были арестованы свыше 3000 членов сионистского движения в 150 городах Советского Союза. Во время войны тётя присылала нам посылки, папа мечтал встретиться с ней после десятилетий разлуки, она в 1965 году даже прислала гостевую визу из Израиля, но папа был слишком стар и болен и они никогда больше не встретились.

Отец моей мамы –учитель в еврейской школе, остался без работы, так как еврейские школы закрывались, также закрывались еврейские религиозные учреждения, их фонды конфисковывались. Иврит был объявлен «контрреволюционным языком». Однако в 1917-1920 годах ещё продолжали выпускать еврейские газеты и журналы на идиш и на русском. В одной из таких газет устроился на работу и мой дедушка-учитель.

На Х съезде Коммунистической партии в 1921 году был провозглашён НЭП - новая экономическая политика. Суть её - были допущены рыночные отношения. НЭП рассматривался как временная политика, направленная на создания условий для социализма. Политика НЭП была временной, но не кратковременной. Сам В.И.Ленин подчёркивал, что НЭП это всерьёз и надолго. В июле 1921 года разрешалось открывать торговые заведения. Семья моего отца вновь открыла несколько магазинов, точек по продаже мороженого и винный склад. У меня даже сохранилась старая фотография, на которой мой молодой, красивый отец продаёт мороженое. Жить моим родным стало легче, и все помогали друг другу. Затем начались новые лозунги об индустриализации и коллективизации, и Советская власть начала свёртывать НЭП и конечно вновь началась конфискация всего, что люди заработали тяжёлым трудом. Работы в городе не было, бывших частников и их детей преследовали, учиться детям бывших предпринимателей было не возможно, и первым из города Каменец-Подольский в 1933 году уехал в Москву старший брат моего отца, который был женат и имел уже к тому времени двух детей. Брат устроился на работу, получил небольшую комнатушку на Сретенке, дети пошли в школу, жизнь наладилась и он стал бомбардировать моего отца письмами, обещая ему помочь, если отец с семьёй решится переехать в Москву. В 1935 году моя семья: мама, папа и старшая сестрёнка переехали в Москву. Дядя, как и обещал, очень помог нашей семье обустроиться в Москве. Не знаю, как удалось папе получить восьмиметровку в Спиридоновском переулке, устроится на работу и начать совершенно новую жизнь в столице.

Я вспоминаю рассказы моей мамы о том, как трудно было ей привыкнуть к столичной жизни, ведь в городе Каменец-Подольский остались все родные, подруги, друзья, там остался рано овдовевший дедушка и мамина младшая сестра. Мама скучала по своему городу детства и юности Каменец-Подольский. Но постепенно жизнь в столице у моей семьи обустраивалась. Каждый год мама ждала лето и уезжала с моей сестричкой в Каменец-Подольский на несколько месяцев, чтобы отдохнуть, повидаться с родными и друзьями. Вечерами, когда все собирались вместе, она рассказывала о своей жизни в Москве, о достопримечательностях города, о своих новых знакомых и друзьях, привозила много разных подарков и очень скоро повидав всех ей хотелось вернуться назад в Москву, в свою маленькую комнатушку в коммуналке.

Я родилась 11 апреля 1941 года. В это лето 1941 года моя семья осталась в Москве. Сразу же после моего рождения помочь маме в уходе за внучкой из города Каменец-Подольский приехал дедушка, отец моей мамы. Моя мама потеряла ребёнка - мальчика сразу после его рождения в 1938 году, в разгар «ежовчины» и всегда думала, что ребёнка отравили. Моего появления все ждали с нетерпением, роды прошли хорошо, родители были молоды и счастливы, и ничто не предвещало беду.

Это страшное событие случилось в четыре часа ночи 22 июня 1941 года. Германия напала на Советский Союз без объявления войны. В Москве в это же утро собралось Политбюро ЦК ВКП(б) для принятия неотложных мер по отражению врага. По Всесоюзному радио с обращением к народу 22 июня в 12 часов дня выступил Народный Комиссар Иностранных дел В.М. Молотов. Крылатые слова из этого обращения «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами» запомнились каждому советскому человеку. Так начиналась самая кровавая, самая жестокая война, унесшая миллионы жизней людей планеты Земля, среди этих миллионов погибло от рук нацистских преступников шесть миллионов еврейских душ, среди них 55 человек членов моей семьи.

После начала войны связь с Украиной прекратилась. В первые же дни войны папа пытался послать телеграммы, позвонить и узнать о судьбе бабушки, братьев, родных, но связь была прервана. Новости с Украины по радио шли печальные. В Москве уже в июле-августе 1941 года началась эвакуация на восток. А после июльского Постановления Верховного Совета « О порядке вывоза и размещении людских контингентов и ценного имущества» эвакуация приняла массовый масштаб. Эвакуировались заводы и фабрики, музеи, театры, университеты, научно-исследовательские организации и конечно мирное население Москвы. Поезда уходили из Москвы один за одним. Это была сплошная лента, тысячи и тысячи вагонов. Поезда увозили мирное население Москвы в неизвестность. Отца призвали на войну в первые месяцы войны. Моя семья: мама, сестрёнка, дедушка и конечно я, ещё совсем маленькая, собрав самое необходимое в октябре 1941 года, погрузились в теплушку, в которых до войны перевозили скот и отправились в эвакуацию в Среднюю Азию. Позади оставалась непобеждённая Москва, запертая на ключ наша маленькая комната в коммуналке со всем нажитом моими родителями за многие годы житейским скарбом и глубокой тревогой за судьбу моего отца, который воевал на фронте и ничего не знал о нашем отъезде.

О том, как мы три недели добирались в Среднюю Азию, я узнала от моей мамы и сестрички. В вагоны были набиты по 80-100 человек. С собой в эвакуацию можно было взять не много. У мамы от волнений и переживаний пропало грудное молоко. Несмотря на то, что на узловых станциях железных дорог работали эвакуационные пункты, которые принимали и отправляли эшелоны с людьми, организовывали питание и медицинскую помощь, люди были голодны и больны, дети просили еду.

Фашисты обстреливали поезда с воздуха, вагоны загорались, люди гибли. По дороге в эвакуацию наш поезд несколько раз бомбили, но поезд прорывался и мчался вперёд. На узловых станциях мама продавала всё, что она с собой захватила из Москвы за кусок хлеба и кружку молока. Никто не роптал, горе объединяло людей. Мама рассказывала, что на меня ночью, во время бомбёжки нашего поезда упал тяжёлый чемодан, но я продолжала спать и Бог спас меня. Три недели тяжелого, опасного пути позади, мы выжили и мы добрались до небольшого городка под Ташкентом, где и началась наша эвакуационная жизнь.

Условия жизни эвакуированных беженцев были тяжёлые. Местное руководство старалось создать сносные условия для жизни эвакуированных, но места для всех не хватало, и очень часто для жилья использовались не приспособленные для этого помещения (склады, школы, клубы). Жилплощадь местного населения уплотнялась, и к ним подселяли беженцев. Нам повезло, и нас подселили в узбекскую семью, которая нам очень помогала обустроиться на новом месте. Так как у моей мамы было двое маленьких детей и больной старенький отец нам выдавали пособие, которого не хватало, и мы всегда чувствовали голод. Моя мама вспоминала после войны, как в эвакуации она мечтала о сдобной булочке и ругала себя, почему она ела их так мало до войны. У меня была маленькая мисочка, с которой я ходила по соседям и просила еду. Соседи жалели меня и наливали мне какой-нибудь похлёбки. Иногда моя старшая сестричка поздно вечером прокрадывалась на поле и, если ей удавалось, срывала подсолнух или тыкву и тогда у нас был праздник. Наказывали за это очень сурово, и мама умоляла её не делать этого, но голод снова и снова гнал её в поле. От голода, отсутствия витаминов у меня развился рахит, ноги опухли и желудок очень болел. Но обижаться не приходилось, трудно жили все. Люди были сплочёнными и ждали Победу. Папа разыскал нас и прислал письмо с фронта. Он был жив - он воевал, и мама молила Бога о встречи с ним. Потом пришло письмо с войны от моей тёти, маминой сестры. Она писала, что заведует прифронтовой аптекой и двигается вместе с нашими войсками по дорогам войны. Старший брат отца тоже воевал, семья его эвакуировалась в Барнаул. Мне часто видятся воспоминания о том, как мне три или четыре года и теплушка везёт нас назад из эвакуации в Москву. Народу набито в вагоне много, дети плачут. Все измученные, голодные. Руки, ноги затекли. Дедушка очень болен, он при смерти, мама плачет. Очень тесно и всё тело ломит от сидения в одной позе в течение многих часов. Но изменить положение тела из-за тесноты нельзя. Чувство голода забыть не возможно, оно сохранилось на всю жизнь, наверное, поэтому я всю жизнь покупаю еду впрок, чем очень удивляю своего сына. Эти воспоминания видятся мне с каждым годом всё более отчётливо. Дедушку мама похоронила на каком-то полустанке и без него мы вернулись в Москву. Позднее с войны вернулись мой отец, дядя, тётя, груди их были украшены орденами и медалями и здесь в Москве они узнали страшную историю, о том, что случилось с их родными и друзьями на Украине в их родном городе Каменец-Подольском во время войны.

Сразу же после войны, после того, как вернулся с фронта мой отец, родители поехали разузнать о судьбе своих родных и близких в город Каменец-Подольский. Родители рассказывали, как они бродили по опустевшим улицам родного города, не встретив ни одного еврейского лица, боевыми действиями с обеих сторон был нанесён невосполнимый урон архитектурному наследию города, 90% жилых зданий в Старом городе, где раньше жила моя мама, было уничтожено. За годы Второй мировой войны население города сократилось вдвое (55 000 человек в 1940 году до 26 000 человек в 1945 году). Сердце мамы не могло выдержать того, что она узнала от бывших соседей о страшной судьбе родных и близких, о Каменец-Подольском гетто, о расстреле невинных людей, только за то, что они были евреями. После этой поездки мама душевно заболела, провела какое-то время в больнице в Киеве, и когда вернулась в Москву, её больное сердце становилось с каждым годом слабее и слабее, она никогда больше не возвращалась в город своей молодости Каменец-Подольский. Когда моя мама умерла в 1964 году, ей было только 59 лет…

В далёкой юности я часто летом отдыхала в Киеве, где у нас жили дальние родственники. Однажды мои друзья предложили мне прокатиться на машине до Каменец-Подольска, который мне очень хотелось посетить. В городе Каменец-Подольский жила моя двоюродная сестра, которая до войны училась в институте в Москве, выжила и вернулась после войны в свой родной город. Мы созвонились с ней, и она обещала нам показать город. Мне очень хотелось узнать подробнее о гибели нашей семьи и то, что она рассказала мне я никогда не смогу забыть. 25 августа 1941 года евреям Каменец-Подольска было объявлено о том, что на следующий день начнётся их переселение на новое место жительства. Евреи сначала поверили в это переселение, прихватили с собой всё самое ценное, что они имели и без сопротивления позволили полицейскому батальону экспортировать себя со всем своим ценным имуществом на место казни – к глубоким воронкам от бомб в пяти километрах от города. Место казни было оцеплено немецкими солдатами, которые вели евреев через этот живой коридор, единственный проход к этим воронкам. Длина воронок была 20-30 метров, ширина 5-6 метров. Три дня шли расстрелы евреев. Первыми убивали детей, они страшно кричали, на них бросали второй ряд мужчин, женщин, потом расстреливали стариков. Этот метод нацисты называли методом «укладки сардин». Жертвы должны были слой за слоем ложиться в яму лицом вниз, после чего их убивали выстрелом в затылок. Старики молили: «убейте нас первыми, мы не можем выдержать зрелища убийства наших внуков и детей», но нацисты и полицаи пили водку, хохотали и продолжали расстреливать «жидов». Моя кузина рассказала мне, как погибли её пятнадцатилетние сестрички-близнецы. Немцы-нацисты изнасиловали их, раздели догола, запрягли вместо лошадей и заставили возить проклятых фашистов по городу, когда девочки от усталости падали, они стегали их плёткой и несчастные бежали дальше. Потом нацисты заразили их сифилисом и расстреляли. Моя другая кузина выползла полуживая из общей могилы, пыталась спастись, но на следующий день была возвращена на место бойни украинским полицаем и расстреляна. В документах того времени указывается, что в течение трёх дней в городе Каменец-Подольский было расстреляно 23 600 евреев, среди них 55 человек членов моей семьи. Потом кузина рассказала, что дом, в котором жили дедушка, бабушка и вся семья до Революции сохранился, она привела меня к этому дому и, заглянув в окно, где теперь жили чужие люди, она указала мне на буфет, сказав, что он как и другая мебель в доме принадлежала нашей бабушке. Мне захотелось войти внутрь дома, и я постучала. Мне никто не ответил, там жили чужие люди, и им не было дела до меня. В этот вечер мы ещё долго вспоминали с кузиной наших родных, на следующий день она обещала мне показать город.

На следующий день кузина показала нам главную достопримечательность города - крепость. Первые постройки крепости начались в XI-XII веке. За долгие годы существования, в ходе многочисленных перестроек крепость приобрела вид вытянутого, прямоугольной формы форпоста, обнесённого высокими стенами. В разное время было построено 11 могучих башен. Деревянные укрепления со временем были заменены каменными. На территории этой крепости был свой колодец с водой, и конечно при осаде города это играло важную роль. В средние века крепость считалась неприступной твердыней, форпост земли Подольской. Во время Второй мировой войны крепость была разрушена, а после войны восстановлена и является музеем общеукраинского масштаба. Мы долго гуляли вокруг крепости и конечно забрели в Старый город. В Старом городе - замок, достопримечательность города. Сам Старый город поражает маленькими, старинными улочками на которых до войны жило очень много евреев, которые заселяли большую часть Старого города на протяжении XIX века. Еврейские дома украшались тогда надписями, рынок в центре Старого города стал еврейским базаром, названия улиц имели еврейские имена. Почти все евреи погибли в холокосте. Тогда в мой приезд в Каменец-Подольск улочки поражали меня необыкновенной умиротворённостью, покоем, как будто души умерших продолжают свой путь на этой земле. Кузина показала мне знаменитую Ратушу, украшением которой являются часы, впервые установленные ещё в XVIII столетии. Они имели два колокола. После пожара в 1850 году часы надолго замолкли и были восстановлены только в 1884 году. Во время Второй мировой войны пострадала Ратуша, в мой приезд часы не работали, однако в настоящее время один колокол находится в музее, а второй, желающие могут слышать каждый час. Я сделала очень много фотографий в городе и когда привезла их в Москву, мои родители сразу же узнавали места, по которым они ходили сотни раз. «Цветок на камне» так назвала Каменец-Подольск Леся Украинка, и мне понравился этот город-островок застывшей истории, город моих предков.

После войны с фронта вернулся в Каменец-Подольский мой двоюродный брат, семья которого была зверски уничтожена во время войны, позднее он женился и жил в Дунаевцах, работал директором школы. Еще одна кузина вернулась в Каменец-Подольский, родители её также погибли в Холокосте, и не знаю, какими путями она получила визу от нашей тёти из Палестины, благополучно эмигрировала туда и счастливо прожила со своей семьёй в той стране всю свою жизнь. Я переписывалась с тётей и двоюродными сёстрами из Израиля до эмиграции из Москвы и после приезда в Америку, но теперь их уже нет в живых, об их детях я ничего не знаю. Дядя из Москвы (папин старший брат) имел сильное ранение во время войны и умер в возрасте 51 год. Его дети часто бывали в нашем доме, после смерти дяди, папа помогал им материально и всегда давал им дельные советы. Дети моей тёти по материнской линии живы: одна живёт в Израиле, другая в Москве. Моя сестра с семьёй эмигрировала из Москвы в 1992 году в Америку по визе, которую я ей прислала и её уже тоже нет в живых. Её дети, мои племянники, живут в Америке. Когда закончилась война, в город Каменец-Подольский вернулось некоторое количество евреев. Там проживало до 1980 года 1533 еврея, многие из них эмигрировали в Израиль, США, Канаду, Германию. По Всеукраинской переписи 2001 года в Каменец-Подольске жили 233 еврея. В городе функционирует еврейская община.

Я читала, что каждую осень в Каменец-Подольске проходит военно-исторический фестиваль «Terra Heroica». Все оказываются в самом эпицентре театрализованных исторических событий, инсценированных на фоне архитектуры средневекового замка. В парадном ходе принимают участие более 300 человек из многих стран мира. Парад проходит через Старый город и показывает взятие городской крепости. Как всегда побеждает смелость и дружба. Город был и остаётся культурно-археологическим центром Украины. Много раз в истории этого города были слёзы, кровь, страшные времена, но город выстоял, история его продолжает писаться.

Ещё в 18 столетии в городе Каменец-Подольский было посажено моими предками могучее дерево жизни, корни его были такими глубокими, что никому не удалось уничтожить его. Как только не старались фашистские ублюдки убить его корни, но остались корешки и отростки, которые проросли в Израиле, Америке, Канаде, России, Украине. Потомки должны всегда помнить, что далеко на Украине остался город, где начиналась история нашей семьи, город наших предков, непобедимый город Каменец-Подольский. Для них я и написала свой рассказ.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Leonid Zaritsky 22.03.2013 06:40

Жизнь наших бабушек и дедушек, наших родителей, была очень трудная. Нам невозможно представить ихние переживания. И очень ценно то , что Вы это понимаете и сохранили для ваших детей и внуков свои воспоминания. С Уважением, Леонид

Встретимсяв Среду а может быть и раньше есть о чем поговорить.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru