litbook

Non-fiction


От большевизма к сталинизму0

 

Марк Аврутин

От большевизма к сталинизму

 

Проявление теории относительности можно обнаружить в самых неожиданных ситуациях. Так, Октябрьский переворот 1917 года считается рядом историков контрреволюцией по отношению к Февральской революции. Другие историки видят в Октябре неизбежное продолжение Февраля. Была ли, в таком случае, сталинская революция логическим продолжением большевистской революции 1917 года, или явилась по сути своей злобным ниспровержением ленинской революции, а заодно и «ленинской гвардии» профессиональных революционеров-подпольщиков? Хотя ленинская революция вообще не имела логического продолжения, сталинская революция может быть названа контрреволюцией. При этом одно зло, уничтожившее другое, не превращается от этого в добро, как пытались и пытаются представить сталинскую революцию ряд историков.

Безусловно, особой жалости большевики, павшие жертвой «необоснованных репрессий» 1937–1938 годов, не вызывают. Отчасти справедливо пишут, что «тухачевские и бухарины оказались съедены тем чудовищем, которого сами долгие годы растили и кормили». Но только отчасти, потому что не всё так просто.

Чем мог руководствоваться Сталин, тщательно уничтожая созданную Лениным партию? В ответах историков можно обнаружить два основных направления. Одни видят в этом борьбу за личную власть. Другие – борьбу с эмиссарами западных спецслужб. Причем эмиссары представляли две противоборствующие группы спецслужб. Это спецслужбы Германии и Австро-Венгрии, с одной стороны, и спецслужбы стран Антанты, с другой стороны.

Эти историки, с легкостью определяя, кто из «эмиссаров» какую именно спецслужбу представлял, отвечают даже на вопрос, почему Сталин, уничтожая самих эмиссаров Запада, не решился раскрыть их грязные дела. Оказывается, чтобы не подорвать авторитет советской власти и партии. Понятно, Троцкого завербовали американские евреи во время его пребывания в США; Ленина – то ли немецкий Генштаб, то ли опять же немецкие евреи (наверное, те же, которые, ратуя за порядок, позднее поддержали Гитлера?). А вот кто и когда успел завербовать Свердлова, несколько лет находившегося в ссылке в Туруханском крае?

Я бы назвал представителей этого направления чернокнижниками, развращающими малограмотное население современной России путем насаждения мифов о подрывной деятельности тайных обществ, в первую очередь, сионистских организаций против христианской цивилизации, ядром которой является Россия и Русское Православие.

В книгах, которые сейчас бьют все рекорды продаж, раскрываются иудейско-масонские преступления против России, разоблачаются иудейские мифы о "погромах" и неопровержимо доказывается, что в большинстве случаев евреи были не "невинными жертвами", а зачинщиками и главными виновниками этих погромов.

Не будучи приверженцем подобного конспирологически-шизофренически-антисемитского направления в истории, я не стану здесь анализировать множество созданных ими версий. Достаточно отметить, что главным действующим лицом является зарубежное закулисье.

Многие же исследователи из противоположного лагеря не хотят замечать момент перехода от революционных ценностей большевиков к руководству безыдейной бандой во главе со Сталиным. Когда задумываешься над причинами этого, обнаруживаешь, что делается это вполне сознательно, хотя кажется это заблуждением. В дальнейшем остановимся на этом подробнее.

Но уже сейчас можно отметить, что многое объясняется, в частности, тем, что российскому населению была совершенно не понятна психология средневекового грузинского феодала. Россия ещё не имела такого опыта за всю свою историю, поскольку настоящего феодализма в России не было. К тому же Сталин должен был постоянно скрывать истинную суть своей «революции». Ведь он задумал совершить то, чего никто не хотел – ни в своей стране, ни, тем более, за её пределами.

Нет, конечно, о социализме мечтали ещё за тысячи лет до появления Сталина и большевиков. Вот только представить себе не могли в точности, что это такое и как оно может быть построено, а потому до некоторых пор (а именно, до появления марксизма) уповали исключительно на Бога. Но и с появлением марксизма, а затем и большевизма легче не стало. И после захвата власти большевиками никакого прозрения ни у кого не наступило, а потому споры о путях и способах построения социализма лишь обострились.

И лишь у одного человека такое прозрение вдруг наступило. После этого нужно было прекращать все споры. Но каким же образом, когда все были «против»? Невозможно же устранить всех спорщиков – кто же тогда будет «осуществлять» социализм? Возможно, решение этой непростой задачи (а точнее, двух задач) и составило самую суть сталинской революции?

Тогда следует дать им более чёткую формулировку. Итак, необходимо было заставить одну часть населения страны трудиться практически задаром или за минимальную, почти символическую оплату, а другую – буквально задаром и к тому же в экстремальных условиях.

Историк Эдвард Радзинский пишет, что «Сталин был одержим осуществлением ленинских идей по распространению революции в масштабах земного шара». Нет, сталинская идея «русской экспансии» представляла собою трансформацию пресловутой идеи мировой революции - советские режимы в европейских странах Сталин предполагал устанавливать путём их насаждения в условиях советского военного присутствия. Именно военное присутствие гарантировало бы надёжность, а главное, покорность этих марионеточных режимов.

Поэтому Сталин и не посвящал никого в свой замысел вплоть до мая 1941 года. И, тем не менее, замысел тот улавливался, а главное, поддерживался на каком-то подсознательном уровне в глубинах русского народа. Эта идея была сродни всегда существовавшей в душе русского человека тяги к беспредельным просторам.

Сталин придал жизнеспособность и второй основополагающей идее: «достижение счастья большинства посредством принесения в жертву меньшинства». Это чисто теоретическое положение тоже на практике недостижимо. «Ценность» его состоит лишь в признании допустимости жертвы. В сталинской интерпретации эта идея была успешно реализована в виде пирамидальной структуры построенного им государства, в котором верхняя часть, называвшаяся номенклатурой, жила за счёт нижней части, включавшей в себя более 95% населения огромной страны.

Сталину удалось трансформировать и ленинскую формулу «коммунизм - это советская власть плюс электрификация всей страны». Сталин заменил слово «коммунизм» словом «социализм». В лозунге: «Вся власть Советам» важны были слова о концентрации власти, поскольку Советы как органы власти являются принципиально недееспособными. Электрификация, не трудно догадаться, является символом современного на индустриальной основе могущества власти.

В результате, Сталин пришел к формуле: «социализм - это абсолютная власть, опирающаяся на могущества власти». Обеспечив к концу 1926 года полную концентрацию власти, Сталин приступил к построению её могущества. Средством построения «могущества власти» поначалу явилось тайное военное сотрудничество с Германией, которое осуществлялось следующим образом. В Германии тайно разрабатывались и изготавливались в одном экземпляре прототипы новейших видов вооружений (танков, самолетов и пр.). Затем они по частям и тоже тайно ввозились в СССР, где собирались, подвергались всевозможным испытаниям и после устранения выявленных недостатков запускались в серийное производство на советских заводах.

Поскольку Германии запрещалось также импортировать военную технику, на территории СССР были построены учебные центры, для которых немцами эта техника закупалась. 2 октября 1926 года в Москве был заключен договор об организации совместной танковой школы под Казанью. На танкодроме осваивали теорию танковых клиньев молодые офицеры, ставшие выдающимися полководцами Второй мировой войны, включая Гудериана. В состав "танковой школы Кама" в качестве помощников немецких инженеров были включены пять советских аспирантов, которые должны были детально овладеть методикой и опытом работы, и в последующем перенести это в РККА.

Бок о бок с немецкими офицерами в учебных центрах проходили подготовку и офицеры Красной Армии. В условиях строгой секретности на территории СССР проводились совместные манёвры немецких войск и частей Красной Армии, которые обогащали всех участников ценнейшим опытом ведения современного боя с одновременным применением различных родов войск (пехоты, танков, авиации и др.).

К середине 30-х годов Красная Армия, благодаря принятым мерам, превратилась в грозную силу. 1934 - 1935 годы стали вообще «блаженными» для Красной Армии. Оккупация японцами Маньчжурии и приход к власти Гитлера способствовали не только численному росту армии с 600 тысяч человек до миллиона 350 тысяч, но и резкому повышению её технической оснащённости. Гитлер тоже воспользовался этим обстоятельством в качестве основного аргумента при обосновании своей концепции необходимости перевооружения Вермахта.

Эти «великие» идеи - «русская экспансия» и допустимость большой жертвы - так воодушевили Сталина, вселили в него столько «дьявольской» энергии, что он сумел преодолеть все стоявшие перед ним препятствия. За неполные 20 лет он вплотную подошёл к завершающему этапу их реализации.

Сталин не только сам изменил идеалам Октября, но и перестроил партию, лишив её присущих ей вначале идеалов. ЦК и Политбюро этой новой партии довольствовались теперь отведённой им ролью, не сопоставимой с прежней. Даже члены Политбюро оказались настолько подконтрольны Сталину, что уже опасались встречаться друг с другом, чтобы выжить и не быть обвинёнными в заговоре. Деятельность Сталина, подчинившего себе всю страну, привела к огромным трагическим последствиям.

В ЦК партии выделился Секретариат в качестве исполнительного органа лично Сталина, отвечавший за «номенклатуру», т.е. список должностей, на которые назначения производились по согласованию со Сталиным. Подобный механизм способствовал формированию совершенно особого типа сталинского администратора.

Члены ленинской партии оказались в совершенно другой партии. Если Ленин был против преувеличенных восхвалений и ненужных почитаний, и применительно к себе не использовал понятие вождя, то Сталин же, напротив, обожал преклонение других перед своей личностью, поощрял людей к славословию и холопству. Невозможно себе представить, чтобы Ленина называли «Хозяин» - этим титулом из прошлой эпохи.

Каким же образом Сталину удалось не только физически уничтожить всё старое, задолго до Сталина сформировавшееся партийное руководство, но и создать под старой «вывеской» по сути, совершенно новую партию? Партия, отстаивавшая идеи интернационализма, отказывается от него и начинает насаждать государственный патриотизм. Коммунистические идеалы превращаются в заведомо невыполнимые абстрактные заповеди. Отлаженная пропагандистская машина продолжает по инерции твердить об общественных интересах, в то время как все уже давно руководствуются своими кровными.

В 1932 году Рютин писал: «…Сталин, великий провокатор, разрушитель партии, могильщик революции России». Позже об этом Раскольников напишет самому Сталину в «Открытом письме»: «Вы уничтожили партию Ленина, а на её костях построили новую партию, которая служит удобным прикрытием вашего единодержавия … Признание партийной программы заменили объяснением любви к Сталину». Сталин к XVIII съезду, состоявшемуся в 1939 году, осуществил полное перерождение большевистского крыла интернационалистской партии РСДРП в национал-большевистскую партию.

Говорят: Сталин уничтожал не свою партию, а ленинскую. Ничего, в конце 30-х годов он приступил к уничтожению своей партии, которую начал создавать ещё при жизни Ленина, став Генеральным секретарем. Приход Сталина к власти привел к уничтожению самых способных и квалифицированных кадров во всех сферах деятельности. Прежние, ленинские тяжелые и жестокие годы многим показались теперь царством свободы. В связи с чем, в 1926 году Крупская сказала: «Был бы Володя жив, сидел бы в сталинской тюрьме». Страх постепенно становился сильнее стыда.

Начало борьбы за высшую власть

После скоропостижной смерти Свердлова его место в партийном аппарате вскоре занял Сталин. Начавшуюся в 1921-22 годах борьбу Сталина за отстранение Ленина от власти, а затем его ближайших сподвижников, наверное, следует считать началом борьбы за вхождение в высшую власть. Впрочем, вхождение во власть началось не в 1922 году, когда Сталин утвердился в роли Генсека, а значительно раньше, а главное, весьма странным образом.

Ленин с 1921 года принимал лишь частичное участие в решении партийных вопросов. В 1922 году он отсутствовал на рабочем месте около девяти месяцев. В мае 1922 года Троцкий поскользнулся на рыбалке, упал с откоса и повредил сухожилия ноги. Когда он через 10 месяцев вернулся к работе, то обнаружил, что обстановка в руководящих органах сложилась не в его пользу. Власть фактически переходила в руки Сталина.

Многие разумные предложения Троцкого были отвергнуты. В записке Ленин резко критикует тройку (Зиновьев, Каменев, Сталин) за устранение Троцкого от власти и настаивает на предложении утвердить его первым замом председателя Совнаркома, то есть, передать высший государственный пост в стране Троцкому.

Когда Ленин приступил к работе, он обнаружил, что к власти пришло новое поколение малообразованных, лишенных моральных принципов людей, которые хотели жить хорошо, а главное, сейчас. Разговоры же о счастье народа велись по инерции, без идеологической и нравственной основы. Ленин увидел, что аппарат душит партию. Сталин уже открыто вербовал сторонников раздачей партийных и советских постов, всё настойчивее распускал слухи о том, что Ленин не отвечает за свои действия.

В своё время Ленин использовал козни Сталина для сдерживания Троцкого, и, видимо, заигрался, опоздал остановить Сталина, не предвидя потерю своей дееспособности. Возможно, не понимал он и Троцкого – еврея, когда тот говорил ему о своем еврействе в открытую, объясняя отказ от руководства карательными органами. Ведь другие представители нацменьшинств, которых немало было в руководстве партии, никогда не ссылались на подобные комплексы.

Среди членов существовавшего тогда ЦК не было ни одного человека, кому Ленин мог бы доверить всю полноту власти. Самым способным в ЦК, по его мнению, был Троцкий. Но Ленин предвидел раскол между ним и Сталиным. Чтобы нейтрализовать его последствия, он предложил усилить коллегиальность руководства партией, увеличив число членов ЦК с 27 до 110.

Кроме того, Ленин был против чрезмерного увеличения числа членов партии, считая целесообразным ограничиться численностью в 300-400 тысяч. К началу Февральской революции число членов партии составляло 23 тысяч человек; в конце июля 1917 года уже 200 тысяч; к открытию XII съезда – 330 тысяч. После смерти вождя по призыву Сталина в партию пришли ещё 240 тысяч. В результате к 1930 году 70% членов партии составляли люди, не принимавшие участия в революции. Подобное разбавление старых кадров, осуществлявшееся сталинским руководством, способствовало перерождению партии.

Перед открытием первого послеоктябрьского XII съезда 17 апреля 1923 года Ленин предложил Троцкому дать бой Сталину. Только он обладал тогда ещё реальной силой, чтобы отстранить Сталина от власти. Но Троцкий и не помышлял о его смещении. Сам он сказал, что не хочет раскола в партии, что борьба носит беспринципный характер заговора, что надо найти общий язык: «Не нужно интриг. Нужно честное сотрудничество».

Однако более вероятной причиной кажется то обстоятельство, что большинство делегатов съезда уже были работниками аппарата, выбранными безальтернативно, по рекомендации сверху, то есть, самого Сталина. Как бы то ни было, но последняя возможность провести кадровые перестановки была упущена. Монопольная и бесконтрольная власть партии, вопреки предложениям Ленина, сохранилась вплоть до распада СССР.

Произошло всё это в значительной степени, благодаря тому, что Сталин очень эффективно использовал отсутствие и Ленина, и Троцкого. Последними двумя месяцами активной жизни Ленина были с начала января по 2 марта 1923 года. Но Ленин ещё успел увидеть шовинистические тенденции в позициях Сталина, Орджоникидзе и Дзержинского (все нацмены) во время конфликта в Грузии.

Дзержинский, возглавлявший комиссию, созданную 25 ноября 1922 года по решению ЦК для расследования этого конфликта, доложил Ленину обстоятельства этого дела в угодном для Сталина свете. Ленин, получавший убедительные факты произвола Орджоникидзе в Грузии из других источников, сделал вывод об укрывательстве его со стороны Сталина.

Открытое противостояние Троцкого и Сталина, несомненно, оказавшее влияние на весь ход исторического процесса, возникло, как полагает большинство историков, в 1919 году во время обороны Царицына (на самом деле, взаимная неприязнь возникла гораздо раньше). Тогда же Сталин был отстранен Троцким от руководства городским гарнизоном за игнорирование его указаний как наркома по военным делам. Сталин не простил унижения и обвинил Троцкого якобы в расстреле лучших партийцев без суда. Однако созданная парткомиссия не подтвердила обвинение Сталина, а напротив, обнаружила среди расстрелянных комиссаров бандитов, пьяниц и предателей.

В апреле 1920 года Сталин в самый решительный момент польской кампании приказал своему дружку Буденному повернуть его армию на Львов, вопреки указанию Троцкого о передаче конницы Буденного в распоряжение Тухачевского. В результате этого оказался оголенным фланг армии Тухачевского. Этим воспользовались поляки под командованием Пилсудского, и фактически разгромили армию Тухачевского, наступавшую на Варшаву. Таким образом, Сталин был основным виновником поражения в польской кампании, но Ленин тогда взял Сталина под свою защиту.

После разгрома главных сил контрреволюции на Юге и Востоке России, после освобождения почти всей территории страны стало возможным изменение продовольственной политики. В этом Троцкий убедился, побывав в командировке на Урале, где он имел возможность познакомиться с положением дел в деревнях. Более того, учитывая настроение крестьян, обострение отношений с крестьянством, ему стало ясным, что такие изменения назрели и стали необходимыми.

Вернувшись из командировки в феврале 1920 года, Троцкий внес в ЦК РКП(б) предложения о замене продразверстки натуральным налогом. Фактически речь шла об отказе от политики „военного коммунизма“. Изъятие излишков предлагалось заменить установкой процентного отчисления, своего рода подоходным натуральным налогом. При этом появлялся стимул к более крупной запашке и лучшей обработке земли. Дополнительно предлагалось увеличить соответствие между выдаваемыми крестьянам промышленными изделиями и количеством ссыпаемого ими хлеба. (Именно с этого и началась весной 1921 года новая экономическая политика).

К сожалению, тогда предложения Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) были отклонены. В конце того же 1920 года Троцкий вновь предложил заменить политику военного коммунизма Новой Экономической Политикой (НЭП). Сталин опять выступил категорически против этого предложения, и Ленин его поддержал.

Лишь через год, уже после Кронштадтского восстания ЦК принял предложение Троцкого о переходе к НЭПу. Историки же до сих пор избегают ответа на вопрос об авторстве НЭПа. Запоздание с отменой продразверстки на целый год имело, как известно, трагические последствия. Массового социального взрыва, вошедшего в историю под названием «антоновщины» могло бы не быть.

Некоторые авторы приписывают Ленину предложение о назначении на должность Генсека Сталина, в котором он якобы видел своего преемника. Да, Ленин часто, как мы показали, брал Сталина под свою защиту, но из этого вовсе не следует, что он рассматривал его в качестве своего преемника. Подтверждением могли бы служить следующие события.

Когда после Февральского восстания Сталин одним из первых приехал в Петроград и вместе с Каменевым возглавил в марте 1917 года редакцию «Правды», вытеснив из неё Молотова, он разделял меньшевистские взгляды. Вернувшийся из эмиграции в апреле Ленин, заявил тут же Каменеву и Сталину, что «если так, нам не по пути», после чего Сталин сразу же изменил свою позицию.

Апрельские тезисы Ленина Сталин не понял и не поддержал. Продолжая редактировать «Правду» Каменев и Сталин заявили, что тезисы Ленина – его личное мнение, и бюро ЦК их не разделяет. Сталина заявил и о своей готовности объединиться с оборонцами Церетели, что Ленин охарактеризовал как «предательство социализма». Позже Сталин признал ошибочность и ретировался, «отказался, присоединившись к тезисам Ленина».

В июльские дни 1917 года Сталин избегал появляться в штабе большевиков. 20 октября в газете «Рабочий путь» он опубликовал письмо Зиновьева и от имени редакции поддержал его позицию о преждевременности большевистского восстания.

В дни подготовки и совершения Октябрьского переворота Сталин, по выражению Троцкого, «просто выпал из игры», ушел в тень, проводя всё время в редакции «Правды». Во время переговоров о мире с Германией Сталин, не имея собственной позиции, маневрировал, поддерживая то одних, то других членов ЦК. Во время Гражданской войны Сталин всё наглее выступал против Троцкого, чувствуя поддержку Ленина, о чем было сказано выше.

В связи с этим неожиданно всплывает вопрос: естественной ли была смерть Свердлова? Могло ли быть высшее руководство страны заинтересовано в его смерти? Правда, тогда, в начале 1919 года для большевиков каждый день мог стать последним, настолько тяжелым и непредсказуемым было положение на фронтах. И тем не менее…

 Инициативный и самостоятельный председатель ВЦИК уже отхватил себе изрядную часть ленинской власти ещё, когда Ленин был вынужден летом 1917 года перейти на нелегальное положение. Тогда Яков Михайлович фактически возглавил всю партию, подготовив и проведя VI съезд партии. На VIII съезде РСДРП (б) должен был решаться вопрос о замене не столь уже энергичного после ранения Ленина, и теперь Свердлов деловито примерялся к тому, чтобы официально заменить Ленина на посту лидера большевистской партии. Это могло подтолкнуть вождя мирового пролетариата к соответствующим ответным действиям.

То, что у Свердлова перед смертью был какой-то воспалительный процесс, не вызывает особого сомнения. Однако ничто не предвещало летальный исход. Существуют данные о том, что ещё накануне он выступал на одном из заседаний. А согласно медицинскому заключению, уже 14 марта в результате серьезного ухудшения состояния здоровья находился чуть не в коме. То есть в явном виде обнаруживаются противоречия.

И потом, раз на лечение второго человека в государстве не назначили лучших врачей, значит, болезнь не вызывала серьезных опасений. И вдруг, - ничего сделать уже нельзя…16 мая, в 16.45 Свердлов неожиданно умирает. А на 18 марта 1919 года был назначен судьбоносный VIII съезд РСДРП(б), и за полтора дня до начала съезда он умер. А ведь вполне вероятно, что в руках Свердлова могла сосредоточиться вся полнота власти.

Какой бы ни была эта смерть – естественной или насильственной, бесспорно, что она открыла перед Сталиным перспективы, о которых раньше он и мечтать не мог. Свердлов был непревзойденным мастером фракционной борьбы, в отличие, скажем, от индивидуалиста Троцкого. Останься Свердлов жив, вряд ли Сталину удалось бы пробиться к вершинам власти.

Влияние на общество перехода к НЭПу

С февраля 1920 года после завершения «красного террора и отмены смертной казни советская власть начала заниматься экономической работой. После окончания Гражданской войны и подавления Кронштадтского восстания Ленин по предложению Троцкого на Х съезде партии в феврале 1921 года объявил о переходе страны к НЭПу. В результате внедрения НЭПа ослабло воздействие на общество сверху, и все ещё живые и здоровые силы общества начали активно развиваться. Однако это развитие на каждом шагу тормозилось разраставшейся правящей партией, быстро обюрократившей страну.

Нэп допускал некоторое развитие капиталистических элементов, обеспечивая подъём производительных сил. Но при этом сохранял командные высоты в руках государства. С целью оживления товарооборота и удовлетворения потребности населения в промышленных товарах декретом 17 мая 1921 была частично денационализирована мелкая промышленность и сохранены в частной собственности предприятия, которые не были ещё фактически национализированы. Декретом от 24 мая 1921 года допускалась частная торговля.

Предполагалось, что товарообмен станет орудием борьбы со спекуляцией и ограничит посредничество частного капитала между социалистической промышленностью и крестьянским хозяйством. Государство передало кооперации специальный товарный фонд для обмена на хлеб. Но ограничиться развитием лишь местного оборота и удержаться в рамках товарообмена не удалось. Всё шире развивалась форма купли-продажи. С осени 1921 стали возрождаться крупные ярмарки, открылись торговые биржи. Были приняты решения об использовании государственного капитализма в виде концессий, аренды, смешанных обществ.

Декрет СНК от 5 июля 1921 дал право ВСНХ сдавать мелкие промышленные предприятия в аренду государственным и кооперативным организациям, а также частным лицам. ВЦИК и СНК РСФСР 7 июля разрешили организацию частных предприятий с числом рабочих не более 20, позднее — и более крупных. Государство создало условия для развития кустарно-ремесленного производства. В области сельского хозяйства с целью расширения производства и увеличения товарности политика ограничения кулачества сочеталась с допущением аренды земли и использованием наёмного труда.

Государственная промышленность была переведена на хозяйственный расчёт, натуральная оплата за труд, существовавшая при «военном коммунизме», заменена денежной по количеству и качеству труда. Система государственных трестов и синдикатов тесно связала промышленные предприятия с рынком. Ленин поставил перед государственными и хозяйственными органами задачу экономического овладения рынком, укрепления государственной торговли и кооперации, урегулирования денежного обращения.

В октябре 1921 был создан Госбанк, на который возлагалась задача государственного урегулирования денежного обращения. В конце 1922 были выпущены первые устойчивые денежные знаки в золотом исчислении — червонцы, что обеспечило твёрдый валютный курс рубля на мировом рынке. После проведения денежной реформы 1922—24 натуральный налог в сельском хозяйстве был заменен денежным. Для организации дешёвого кредита крестьянству в феврале 1924 был открыт Центральный с.-х. банк.

В 1922 в города и промышленные центры усилился приток продуктов сельского хозяйства и промышленного сырья, началось восстановление промышленных предприятий. Наряду с лёгкой промышленностью постепенно оживала и тяжёлая.

Помощники вместо соратников: уничтожение вождей партии

На самом деле, кандидатура Сталина была предложена Зиновьевым, а вовсе не Лениным. Все без исключения интеллектуальные сподвижники Ленина не заметили той перемены, которая произошла в Сталине. Они по-прежнему воспринимали его рабочей лошадкой, явно уступавшей каждому из них. Сталин же пребывал теперь на совершенно другом уровне, найдя, наконец-то, после смерти Свердлова своё настоящее место, и ему нужно было спокойно и без суеты убрать всех, кто мог бы помешать его продвижению к единоличной власти.

26 мая 1922 года Ленин потерял дар речи и возможность двигаться. Когда состояние здоровья его стабилизировалось, это был уже другой человек. Созданная им партия оказалась совершенно беспомощной перед такими уголовными методами. Старая большевистская партия была застигнута врасплох. Многие не понимали, что происходит в руководстве, а когда прозрели, оказалось поздно.

Утвердиться и укрепиться в роли Генерального секретаря Сталину удалось в значительной степени, а может быть, исключительно благодаря организованному им прослушиванию всех разговоров своих потенциальных соперников. Таким образом, применив свой криминальный опыт, Сталин оказался в курсе всего того, что замышляли превосходившие его интеллектом соперники. Тем самым он лишил их этого основного и трудновосполнимого преимущества.

Троцкий недооценил возможностей закулисной борьбы, не хотел замечать интриг Сталина – интересы дела для него были выше. Для Сталина же, наоборот, личные амбиции были превыше всего. Власть была его страстью и смыслом жизни. При этом он использовал разные методы вплоть до прямого обмана, шантажа, запугивания и создания фальшивок. Троцкий писал о Сталине: «Интеллект Сталина всегда оставался ниже его воли…В нем вообще не было тех качеств, которые привлекают симпатии…Ненависть к сильным мира сего была неизмеримо активнее в его душе, чем симпатия к угнетенным…Отличала его способность подмечать слабые стороны людей и без жалости играть на них…Он рано понял выгоды холодной выдержки, осторожности и особенно хитрости, незаметно переходившей в коварство. Непрерывно плетя интриги, он осторожно дозировал ложь и правду».

Сталин начал проводить новую политику, которая при деятельном Ленине была бы невозможной. Начал использовать партийную демагогию против личных конкурентов. Троцкий был самым авторитетным среди них. Он предупреждал Ленина: «Сталин ложью, обманом, выдвижением на ответственные посты недобросовестных людей обеспечивает себе руководящее положение в партии и стране».

В 1923 году пяти с половиной миллионную Красную армию сократили до 600 тысяч. У сотен тысяч победителей Гражданской войны развертывание НЭПа вызвало шок, было воспринято как отступление советской власти. Революция оказалась в тупике, а её лидер - Ленин – при смерти. Сталин, отслеживая стихийное развитие ситуации, возглавил «большинство», позволив «героям Гражданской войны» громить «буржуев» в городе и кулаков в деревне.

Уже к 1925 году протестные настроения в обществе начали в открытую выплескиваться в местах массового скопления людей в форме выкриков и лозунгов типа: «Прочь Сталина!»; «Долой бюрократов!»; «Долой сталинских ставленников!» и пр. В ответ на всё это Сталину приходилось лишь внутренне сжиматься, сдерживая свою злобу и ненависть, скрывая их под ставшей столь привычной всем лицемерной улыбкой.

Диктатура Сталина, которая уничтожала лучшие кадры, была вызвана теперь не объективными причинами, а лишь уголовными наклонностями вождя. Используя органы ГПУ во фракционной борьбе внутри партии, Сталин обеспечивал себе поддержку большинства, то есть, использовал репрессивный аппарат для завоевания единоличной власти.

Сообщение о смерти Ленина застало Троцкого на пути в Сухуми. На его телеграмму с вопросом о дате похорон, он получил ответ, что хоронить будут в субботу. Поскольку ему не успеть на похороны Ленина, Политбюро рекомендовало ему не отменять запланированного лечения в Сухуми. Однако прибыв в Сухуми, он узнал, что похороны перенесены на воскресенье. Сталин же объявил всему партийному руководству, что якобы Троцкий не пожелал быть на похоронах, сильно подорвав авторитет последнего.

После смерти Ленина Троцкий начал писать книгу «Уроки Октября», которая вышла осенью 1924 года. Содержавшиеся в книге замечания в адрес вождей революции, включая и самого Ленина, были интерпретированы Сталиным как нападки, в первую очередь, на Каменева и Зиновьева, чтобы привлечь последних к совместной борьбе против Троцкого.

Следующим шагом Сталина стала попытка лишить Троцкого полномочий военного наркома. В январе 1925 года он посылает комиссию, которая отстраняет Троцкого от должности наркомвоенмора и назначает на эту должность его заместителя Фрунзе. Троцкий даже не возражает и соглашается с кадровыми перестановками. Военная работа к тому времени стала чисто бюрократическим занятием. Использовать же огромную власть военного наркома для борьбы со Сталиным такими же методами он не хотел и не мог, считая, что это будет изображено как личная борьба за место Ленина в партии и государстве. А кроме всего прочего, Троцкий был не пригоден к рутинной, планомерной, упорной работе. К тому же он понимал, что еврей в руководстве такой страной, как Россия, никогда не будет отвечать социальным запросам общества.

Троцкий не желал замечать ни перерождения партии, ни различий между принципиально разными режимами власти. Он не придал значения уникальным способностям Сталина в подборе кадров и использования человеческих слабостей для достижения своих целей. Оставшись один на один со Сталиным без поддержки Ленина, Троцкий оказался беспомощным в борьбе против аморальных, бандитских методов нового вождя.

Кроме того, Троцкий утратил чувство ответственности за жизнь своих единомышленников и судьбу социалистического эксперимента, так и не доведенного до логического конца. Соратники обвиняли его в готовности к компромиссу. Результаты не замедлили сказаться. В начале 1926 года Сталин объявил Зиновьева и Каменева «троцкистами». На всех партийных и государственных постах происходила замена старых кадров малограмотными карьеристами. В октябре 1926 года Троцкого вывели из Политбюро, а в сентябре 1927 - исключили из Исполкома Коммунистического Интернационала. «3 октября 1927 года Троцкого и Зиновьева вывели из состава ЦК, а 15 ноября того же года – их исключили из рядов ВКП(б), а Каменева и Смилгу – из состава ЦК.

В 1926 году после выступления на пленуме ЦК скоропостижно скончался Дзержинский. В своей речи он критиковал сталинский партийный аппарат: «Когда я смотря на наш аппарат, на нашу невероятную бюрократию…я буквально прихожу в ужас». В ноябре 1927 года покончил с собою Иоффе. В декабре 1927 года на XV съезде партии была исключена из партии вся оппозиция – более 70 руководителей и 1,5 тысячи участников Октябрьского переворота. Так произошла замена старых большевиков новым поколением коммунистов, преданных не идее (какой бы она ни была), а лично Сталину.

Слитность социальных качеств и интересов бюрократии с личными качествами и мотивами Сталина обеспечили возможность и успех «великой чистки». Истребление старых революционеров было беспощадным и поголовным. На вершине власти оказался человек с уголовным мышлением, подозрительностью, коварством. Никто из ближайшего окружения не понимал мотивов и не мог предсказать действия Сталина. В его непредсказуемости таилась главная опасность для всей страны.

Сталин привнёс в интеллигентскую среду, каковой, в общем-то, была российская социал-демократия, включая даже её радикальную часть, законы, методы и понятия уголовного мира. Подавляющее большинство тех, кто был уничтожен сталинской репрессивной машиной, оказалось совершенно не способным к борьбе с применением подобных методов. Зато большая часть населения России тяготела к авторитарной власти, поддерживало политику и уголовные методы правления Сталина.

Вопреки ленинскому указанию Сталин начал увеличивать численность партии, вскоре доведя её до нескольких миллионов вместо 300-400 тысяч, которыми рекомендовал ограничиться Ленин. Одновременно он вводил множество привилегий для членов партии, что привлекало в неё карьеристов, безыдейных и беспринципных людей.

Сталин, в отличие от Ленина, не мог работать с соратниками – ему нужны были помощники. Отменив ленинский запрет на вынесение смертных приговоров членам партии, Сталин с остервенением принялся за уничтожение партийных кадров, начав с ликвидации вождей. Одних устраняли физически, других пока что только ниспровергали с пьедесталов. В 1925 году – Фрунзе; в 1926 году – Дзержинский; в 1927 году изгнан из партии Троцкий.

Считается, что в 1927 году Сталин, добившийся изгнания Троцкого, окончательно утвердил свою власть в партии. Тем не менее, в 1929 году был выброшен из Политбюро Бухарин, а Рыков и Томский получили выговоры за «идеологические ошибки» и «потворство контрреволюционным элементам».

Проявлением начавшегося перерождения партии стало нарушение равновесия между демократией и централизмом. Бюрократический централизм для разрешения внутренних конфликтов не мог апеллировать к массе, а вынужден был искать высшую инстанцию над собой, что неизбежно вело к личной диктатуре.

Сталин собирал вокруг себя людей либо схожих с ним, либо простаков и обиженных. Уже с 1925 года без согласия Сталина не могли приниматься никакие серьезные решения ни в одной из областей деятельности государства. Подчиненные научились не только исполнять его устные указания, но и предугадывать и опережать своим выполнением его преступные замыслы. Сталинские приспешники делали всё, чтобы скрывать от советской общественности преступность сталинского режима.

С 1926 года Сталин начал внедрять вместо НЭПа административные методы ведения хозяйства с применением карательных органов принуждения, обрекая страну на низкую производительность труда из-за отсутствия личной заинтересованности. Без репрессивного аппарата такое государство существовать не могло. В результате этих и других мероприятий в стране открывался путь к казарменному социализму.

Зачем потребовался миф об усилении классовой борьбы?

Охвативший со второй половины 1929 года экономику западных стран кризис был интерпретирован Сталиным как дальнейшее «обострение классовой борьбы» на фоне возрастающей агрессивности империализма, ведущей к возможности возникновения войны. Как всегда, только что высказанное Сталиным предположение тут же начинало всем его окружением восприниматься как уже реальный факт.

Так, показавшаяся возможность возникновения войны, начинает повсеместно интерпретироваться как уже надвигающаяся угроза новой мировой войны. Однако никто не смог бы тогда назвать ни одной страны в мире, даже только ещё задумывавшей подготовку к войне. Тем не менее, совершенно естественно начинают уже звучать призывы к «консолидации всех здоровых сил общества» и, соответственно, к повышению бдительности в борьбе с врагами.

Главного врага – Троцкого - 20 января 1929 года высылают за пределы СССР. Высланный в Алма-Ату Троцкий, наконец-то, начал бороться: он послал 807 писем и более 1000 частных и 713 коллективных телеграмм, в которых называл политику Сталина слепой, трусливой и бездарной. Получив ордер на изгнание, он написал в расписке: «Решение ГПУ, преступное по существу и беззаконное по форме, сообщено мне 20 января 1929 г.». В апреле 1930 года в Париже Троцкий организует Международный комитет левой оппозиции. 20 февраля 1932 ВЦИК лишает Троцкого, его жену и сына Льва советского гражданства.

Миф об усилении классовой борьбы потребовался Сталину не только для разгрома оппозиции, в первую очередь, Троцкого. Он стал идеологической основой создания собственной военной промышленности, для чего потребовалась индустриализация. Этому предшествовало уничтожение НЭПа в 1928 году и переход к административным методам руководства народным хозяйством с применением карательных органов.

Эти процессы сопровождались раскручиванием массового террора, который был необходим для превращения единоличной власти Сталина в абсолютную, используя традицию представителей коренной нации жить под руководством самодержца. Узурпация власти Сталиным напоминала власть свергнутого императора.

Большевиками даже с учетом Гражданской войны было осуждено гораздо меньше людей, чем в мирное время при Сталине. Октябрьский переворот вообще прошел почти бескровно. Все бывшие министры свободно покинули территорию страны и спасли свои жизни от уничтожения во время сталинского террора. Тогда страну покинули более 2 миллионов несогласных с новым режимом. Число репрессий резко возросло с 1923 года, когда власть фактически перешла к Сталину.

В дальнейшем число репрессированных в стране с каждым годом увеличивалось лавинообразно. По сравнению с 1919 годом число жертв политических репрессий увеличилось вчетверо. Хотя реальных оснований для развязывания террора уже не было: внутреннее и внешнее положения СССР к 1927 году были более надежными, чем прежде. Кстати, уже с 1926 года большевики к сталинским репрессиям отношения не имели.

Для осуществления индустриализации необходимо было высвободить массу рабочих рук. По-видимому, именно тогда Сталин вспомнил о трудармиях, предложенных Троцким ещё в 1919 году в преддверии окончания Гражданской войны, и у него зародилась идея «массового перевоспитания трудом». Но вместо трудармий появились исправительно-трудовые лагеря.

Но, поскольку основной рабочей силой в России были крестьяне, необходимо было их привлечь к созданию промышленности Советского Союза. Насильственная коллективизация стала средством высвобождения трудоспособной части крестьянства с превращением их в государственных рабов. Оставшихся по другую сторону «колючки» крестьян и рабочих отец народов заставил трудиться за минимальную зарплату, не понимая, что обрекает экономику на загнивание. Однако следует признать, что других способов заставить работать человека, вышедшего из крестьянской общины, склонного к «паразитизму», трудно было найти.

При Сталине, как и раньше при Петре I, «Россия – считал Соловьев - была именно слаба этим присутствием в ней варварского начала, начала косности, которое порождало стремление жить чужим трудом и, в свою очередь, поддерживалось этим стремлением…». Петр I решил русских европеизировать насильственно, но получилось у него только поверхностно – бороды брить да кофе пить. Павлу показалось этого недостаточно, он загнал на 25 лет всех крестьян в армию, думая, что служа в армии, крестьянин избавится от своей ментальности. Ничего тоже не получилось. Многие полагают, что Сталину удалось добиться гораздо большего.

Поскольку роль принудительного труда в решении народнохозяйственных задач постоянно возрастала, потребовалась система поиска и доставки классных специалистов. Наладили её следующим образом: всех, проявивших свой образ мышления, который мог быть причислен к троцкистско-бухаринско-зиновьевскому, арестовывали.

В результате использования людей с «чуждыми» взглядами на объектах ГУЛАГа многие предприятия вне этой системы оставались без людей, способных к самостоятельному мышлению. Руководство переходило к людям малообразованным, беспринципным и жадным до власти, но не способным решать возникавшие проблемы. Это давало пищу для новых доносов и арестов.

Однако не только руководители, но и рядовые сотрудники не могли чувствовать себя в безопасности. Людей настраивали друг против друга; в коллективе, в обществе все оказывались против всех. В создавшихся условиях, когда каждый мог быть предстоящей ночью арестован и оказаться в тюрьме, никто уже не думал ни о своей низкой зарплате, ни об отсутствии у него и у членов его семьи самого необходимого.

Будучи хорошо отлаженной, такая система поддержания «чистоты взглядов» и «правильности мышления» способствовала просто фантастическому расширению сферы принудительного труда, превращая её в важнейший фактор развития экономики. Благодаря применению принудительного труда удалось решить многие задачи индустриализации, особенно в районах с экстремальными условиями.

Лагеря и спецпоселения как резервы дешёвой рабочей силы стали средством колонизации и освоения труднодоступных районов крайнего Севера. С их помощью были построены новые железные дороги и проложены каналы, возведены тысячи промышленных объектов, освоена промышленная добыча золота и других цветных металлов. Подтверждением сказанному мог бы служить демографический состав ГУЛАГа по результатам переписи 1939 года, где, в частности, мужчины составили 79%, причём в возрасте до 30 лет – 60%. Таким образом, значительная часть наиболее работоспособного населения страны была превращена в рабов.

Пресечение курса на либерализацию

После завершения коллективизации, сопровождавшейся небывалым голодом, наступил период некоторого умиротворения. Назрела потребность в ослаблении напряжённости, в примирении с обществом. В руководстве партии это нашло отражение в тенденции к смягчению, к либерализации политики партии. Сторонники этого курса выдвинули своим лидером Кирова.

Однако либерализация была совершенно не совместима со сталинской революцией, более того, противоречила ей. Кроме того, в 1934 году активизируется деятельность Троцкого: он основывает IV Социалистический интернационал, много выступает в печати с обличениями советского строя и сталинской политики. В ответ Сталин, перед мысленным взором которого уже вырисовывается полномасштабный заговор объединённых сил оппозиции под руководством Троцкого, провозглашает курс на дистанцирование от ортодоксального (читай, международного) марксизма и отказ от «мировой революции».

Последовавшее за этим убийство Кирова, естественно, было инкриминировано оппозиции. Хорошо отлаженная к тому времени сталинская пропагандистская машина, не теряя времени, приступила к сотворению мифа «о всеобщем заговоре», который был воспринят неискушённой общественностью, не способной даже понять: если все против сталинского руководства, то значит, что это сталинское руководство против всех.

Убийство Кирова стало ключевым моментом в сталинской революции. Принятие всех судьбоносных решений, таких как свёртывание НЭПа, переход к индустриализации и коллективизации в период, предшествовавший этому убийству, осуществлялось всё-таки коллегиально. Созывались партийные форумы, пленумы ЦК, регулярно проводились заседания Политбюро. Существовали ещё люди, позволявшие себе высказывать собственное мнение. После убийства Кирова ситуация начинает кардинальным образом меняться. Именно в процессе расследования убийства Кирова был создан механизм чисток, при помощи которого Сталину удалось навсегда покончить с теми людьми, чьи взгляды расходились с его собственными. Так был открыт путь к полному единовластию.

Конечно, никаких прямых доказательств причастности Сталина к этому убийству не было и никогда не будет найдено. Зато существуют веские доказательства причастности к этому делу НКВД, которое полностью контролировалось и подчинялось лично Сталину. После смерти Менжинского в мае 1934 года ОГПУ было преобразовано в ГУ ГБ и передано в состав вновь образованного НКВД. До назначения Ягоды в октябре 1934 года наркомом внутренних дел в течение шести месяцев ведомством руководил лично Сталин.

Убийство Кирова произошло через месяц после назначения Ягоды наркомом внутренних дел, поэтому подготовкой этого преступления мог руководить Сталин, а не Ягода. В ночь после убийства Кирова 1 декабря 1934 года Сталин приезжает в Ленинград с целой свитой: Молотов, Ворошилов, Жданов, Ежов, Вышинский, Ягода и Агранов.

Лично Сталин начинает и непосредственное расследование убийства. Он первым допросил убийцу Кирова – Николаева, определив тем самым направление дальнейшего расследования. Уже 2 декабря Сталин дал указание Ежову: «Ищите убийц среди зиновьевцев». Пока же Сталин приказал допросить в качестве свидетеля Ягоду.

И результат, конечно, не замедлил сказаться: Николаев подтвердил, что совершил убийство по заданию троцкистско-зиновьевской группы. 16 декабря Зиновьева и Каменева арестовали. По Ленинграду же тем временем поползли слухи о причастности Сталина к этому убийству. 22 декабря появилось сообщение об аресте членов «бывшей антисоветской группы Зиновьева», а уже 28 декабря 13 человек из них были расстреляны. Ягода пытался протестовать против участия в следствии по этому делу Ежова, который каждый вечер встречался со Сталиным и получал от него указания.

Напомним ещё несколько известных эпизодов. По каким-то причинам на входе в здание Смольного был задержан телохранитель Кирова, т.е. была снята охрана Кирова. Позднее машина, в которой везли телохранителя на допрос к следователю, попала в аварию, и телохранитель погиб. Вслед за этим бесследно исчезли организаторы аварии.

Но в деле Кирова гораздо важнее поиска виновников этого убийства рассмотреть, как оно было Сталиным использовано. Бухарин, возможно, первым понял, что это значит. В редакции «Известий» он сказал Эренбургу: «Теперь он сможет сделать с нами всё, что захочет!».

И, действительно, в начале января 1935 года состоялся процесс над руководством Ленинградского управления НКВД во главе с начальником местного НКВД Медведем и его замом Запорожцем. Сначала они получили по нескольку лет лагерей, а в 1937 году по новому обвинению были расстреляны.

Уничтожив таким образом следы организации убийства Кирова, Сталин 16 января 1935 года организовывает процесс по делу «московского центра». Однако он ещё не готов был тогда обвинить в убийстве Кирова Зиновьева и Каменева, и даже обещает им, что процесс по делу «московского центра» станет последним. Зиновьев и Каменев получают сроки только за неумение предотвратить убийство Кирова. Следствие вели Ежов, Вышинский, Агранов. Списки «участников» ленинградского и московского центров составлялись лично Сталиным.

В процессе расследования убийства Кирова постановлением Политбюро от 15 мая 1935 года была создана для ликвидации врагов народа Особая комиссия по безопасности. Во всех партийных организациях начинаются гласные и негласные проверки, ставшие пока ещё только первыми шагами по созданию новой сталинской партии. В секретном циркуляре ЦК партии указывалось на необходимость «…выискивать, исключать из партии и арестовывать всех подозреваемых в оппозиционных настроениях…».

С подачи Сталина убийство Кирова было представлено как часть единого заговора. Дело Кирова в дальнейшем фигурировало не только на трёх московских процессах, но и на тысячах других, проходивших по всей стране. Таким образом, Сталин воспользовался расследованием им же заказанного убийства Кирова, чтобы начать проведение чисток во всех институтах власти.

Поскольку якобы на предыдущем процессе по делу «Московского центра» Зиновьев и Каменев скрыли свою подлинную роль в организации террора против руководителей ВКП(б), Сталин, положение которого к 1936-1937 годам уже сильно укрепилось, решается на грандиозный судебный процесс по делу «Объединенного троцкистско-зиновьевского центра».

Первый показательный процесс состоялся летом 1936 года над Каменевым и Зиновьевым за «нравственное пособничество» убийству Кирова, за организацию заговора против Сталина и, конечно же, за связь с Троцким. На этом же процессе были названы фамилии людей, ставших обвиняемыми на следующем процессе, состоявшемся в январе 1937 года.

В закрытом письме ЦК ВКП(б) «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского блока», разосланном партийным организациям накануне суда, прямо говорилось о том, что основной и главной задачей «Объединенного центра» являлось убийство товарищей Сталина, Ворошилова, Кирова и других членов Политбюро, причем эти фамилии Сталин лично внес в текст письма.

Все последующие политические процессы отличались ещё большим масштабом нарушения всех норм правосудия. В январе 1937 года состоялся суд по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра». Несмотря на применение физических мер воздействия, один из обвиняемых, Пятаков, продержался тридцать три дня. И стал давать показания только после личной беседы с Орджоникидзе (содержание их беседы осталось неизвестным, так как Орджоникидзе вскоре покончил жизнь самоубийством). Другой обвиняемый, Карл Радек стал сотрудничать со следствием лишь после личной встречи со Сталиным.

В июне 1937 года Сталин потребовал для Ежова чрезвычайных полномочий для борьбы с «контрреволюцией», для физического уничтожения всех представителей правой оппозиции. В результате репрессий в стране создалась обстановка массового психоза, плодились ненависть и жестокость. Людей, умевших самостоятельно мыслить, тут же заносили в категорию ненадёжных и репрессировали.

Независимость суждений и наличие критичного ума становились качествами, которые решительно выкорчёвывались. Перед интеллектом предпочтение отдавалось твёрдости характера и личной преданности вождю. От людей требовалось беспрекословное подчинение. Каждый, кто хоть в чём-то был не согласен со Сталиным или высказывал пусть даже малейшее недовольство системой, ставил под удар не только себя, но и членов своей семьи, включая детей.

В первую очередь репрессированными оказались люди, наделённые духом новаторства, тягой ко всему новому, активно освоившие передовые идеи. Их места занимали люди «политически лояльные», но часто с умственными способностями ниже средних, особенно в армии. Репрессии сделали практически невозможным проявление личной инициативы. В условиях психологического террора, когда требовалось лишь слепое повиновение, формировалась атмосфера лжи и угодничества, трусости и холуйства. Чтобы уцелеть в такое время и при этом сохранить ещё свои высокие посты, нужно было быть готовым включить в списки на расстрел своих вчерашних друзей и сообщников.

Именно такие люди содействовали фактически превращению в бесправных рабов двухсот миллионов своих соотечественников. Таким образом, возможно, впервые в столь широких масштабах был осуществлён отбор, при котором не только привилегированные условия жизни, но и сама жизнь предоставлялись людям послушным и беспрекословно преданным своему начальству, а не своему делу.

Именно в 30-е годы был заложен фундамент, на котором сформировался новый тип руководителя: по ступенькам служебной карьеры быстро продвигались молодые, энергичные, нахрапистые люди, у которых недостаток опыта и знаний с лихвой компенсировались готовностью тут же выполнять любое указание начальства.

После прихода к власти Гитлера Сталин лишился чётких ориентиров в своих тайных намерениях использовать возрождавшуюся военную мощь Германии для разгрома стран западной демократии. Однако Сталин не терял надежды возродить альянс с Германией (с нацистской даже лучше, учитывая её крайнюю агрессивность).

Пока же он решает укрепить собственное положение и устранить саму возможность возникновения сопротивления в процессе осуществления своих намерений со стороны партии, государственного аппарата и армии. Партия, создававшаяся на интернационалистских идеях, вряд ли смогла бы стать ему опорой в сотрудничестве с нацистской Германией.

То же можно сказать и о кадрах, создававших промышленность, среди которых, к тому же, было много евреев. Сталин заменил их молодыми выдвиженцами, беспредельно ему преданными. Наконец дошла очередь до командного состава Красной Армии, группировавшегося вокруг Тухачевского, в ком Сталин чувствовал потенциальную угрозу военного переворота.

Но можно ли было реально организовать заговор в условиях, когда всё руководство Красной Армии находилось под бдительным контролем спецслужб, которые, в свою очередь, подчинялись лично Сталину? Кроме контроля со стороны спецслужб, существовала вторая контролирующая структура, представленная институтом политкомиссаров, который через Секретариат ЦК опять же подчинялся лично Сталину.

Поэтому, хотя больше всего Сталин боялся военной оппозиции, укрепление своей личной власти он начал с чистки партийного аппарата, переходя затем к государственному аппарату, и лишь после этого принялся за армию. Но именно чистка командного состава Красной Армии, устроенная Сталиным, сильнее всех других его преобразований повлияла на дальнейший ход мировой истории.

Постоянным чисткам подвергались и сами карательные органы, в деятельности которых постоянно обнаруживались если не заговоры, то пресловутые перегибы. После ареста и казни Ягоды, та же участь постигла свыше трёх тысяч сотрудников НКВД. Вскоре всё повторилось вслед за арестом и казнью Ежова, на которого Сталин списал всю вину за чистку командного состава Красной армии.

Мог ли Ежов позволить себе такую чистку, сравнимую с разгромом Красной армии? За период этих «чисток» офицерский корпус сократился, чуть ли не вдвое. Необыкновенную активность в этом процессе проявлял лично Ворошилов. Он сам составлял многостраничные списки врагов народа, включая в них в первую очередь наиболее талантливых офицеров, умевших самостоятельно и по-современному мыслить. На их месте потом оказались люди, в основном, малограмотные, без образования и опыта. Кстати, это Молотов предложил утверждать приговоренных к расстрелу списками.

В результате проведенных мероприятий была уничтожена лучшая часть командного состава Красной Армии. Только за два года с 1936 по 1938 погибло генералов и полковников больше, чем за всю войну. Это привело к катастрофическому падению уровня компетентности командования Красной Армии и Флота. По версии, озвученной Хрущёвым, ликвидацию десятков тысяч офицеров Красной Армии подстроил Гитлер. Его подручные якобы снабдили Сталина информацией о заговоре, во главе которого стоял Тухачевский, связанный с германским Генштабом.

Несмотря на то, что инспирировал «заговор военных» сам Сталин, удар, нанесенный по армии, оказался такой силы, что вызвал его возмущение: «Ежову сказали немного почистить армию, а он её чуть не уничтожил. На кого, интересно, он работает?» Крупнейшую в мире армию превратили «в трусливое стадо, покорно ожидающее, кто следующий окажется под топором мясника». Хрущёв, реабилитировавший Тухачевского, не ставил себе целью раскрытие истинной сути этого и других сталинских преступлений, ко многим из которых Хрущёв сам был причастен.

Вся мировая общественность привыкала к мысли, что сталинский режим не сегодня-завтра должен рухнуть. Не могли же здравомыслящие люди предположить, что все заговоры против Сталина - мнимые, и инспирированы им же самим. Ведь такое возможно при каких-то отклонениях психики от нормальной. Однако Сталину удавалось каким-то образом поддерживать доверие к себе и в своей собственной стране, и в мире.

Достигшее своего предела в годы Большого террора психологическое давление теперь уже на все без исключения слои «бесклассового» общества произвело, возможно, какие-то необратимые изменения в глубинах национального организма, затронув его генофонд. Во всяком случае, до сих пор безошибочно распознают людей из бывшего Советского Союза.

Сталинская конституция и «осуществление социализма»

Одновременно с началом «чисток» в партии начинается всенародное обсуждение проекта новой Конституции. А 5 декабря 1936 года Сталин объявляет об «…осуществлении социализма». Именно так – не о построении социализма, а об его осуществлении как мечты. В мечту же, как известно, нужно поверить - вот на это и будут направлены теперь усилия сталинской пропаганды. Но чтобы поверить, требовалось ещё лишить людей возможности сравнивать показные успехи с реальными успехами западных стран.

Ведь новая Конституция по своему содержанию была даже чересчур демократичной. Однако всё, что осуществлялось партийными и советскими органами, в частности, по отношению к крестьянству и духовенству, самым разительным образом противоречило основным положениям Конституции.

Поэтому, когда в ходе обсуждения Конституции сталинское руководство подверглось острой критике, ответом стало усиление репрессий. Все беды и неудачи, все провалы – всё, чего не должно было быть при вымышленном социализме, - списали на происки врагов народа. Это легко было воспринято массовым сознанием, не способным ни тогда, ни теперь понять истинные причины всех неудач.

Массовое заблуждение породило столь же массовый энтузиазм, с которым были встречены начавшиеся в Москве показательные, а по всей стране простые, рядовые, процессы. Под гром фанфар по поводу провозглашённого Сталиным социализма и принятия его же именем названной самой демократичной в мире советской Конституции на страну обрушился вал репрессий.

Те, кто поняли, что происходит, покончили самоубийством. Сталин назвал причиной самоубийств Лашевича, Скрипника, Томского, Гамарника, Ломинадзе, Орджоникидзе и многих др. «стремление замести следы, поставить партию в дурацкое положение». На самом деле, самоубийство становилось единственным выходом из тупиковой ситуации. Остальных Сталин уничтожил сам. Создав эффективную систему Страха, Сталин достиг почитания, основанного на страхе, лицемерии и холуйстве.

На сталинских процессах большевики участвовали уже только в качестве обвиняемых, но в совершении уголовных преступлений против народа, а не как политическая оппозиция. В результате непрекращавшегося поиска врагов народа в стране окончательно утвердилась личная диктатура Сталина – теперь он мог подвергнуть аресту любого из своих коллег, не обращаясь за одобрением в Политбюро и ЦК партии. Лишив, таким образом, всех уверенности в своём положении, он тем самым создал условия несменяемости своей власти.

Сталин не просто уничтожал бывших своих сподвижников и соратников Ленина. Он вначале разрушал их личность, превращал их в ничто, получая удовольствие от вида поверженных «врагов», и лишь потом убивал физически. Приговоренные к казни люди знали о своей невиновности, но были вынуждены под пытками признаваться и клеветать на себя и своих товарищей. С 1937 года, как пишет Радзинский, страной уже правила не партия, и даже не Сталин. Правил страх.

Создателем репрессивной машины был только сам Сталин. Остальные – это не более, чем пешки в его коварной игре. Это Сталин придумывал заговоры и «антисоветские блоки», чтобы уничтожить их мнимых участников. Машина уничтожения создавалась постепенно: сначала перед Сталиным стояла задача ликвидации главных противников режима единоличной власти – Троцкого, Зиновьева, Каменева и их единомышленников; затем в обстановке страха было создано послушное большинство; после этого старых большевиков приучили к мысли, что никто из них не застрахован от расстрела и, наконец, потом перешли к массовому уничтожению всех неугодных кадров.

Сталинская правовая система

В 30-е годы под руководством Вышинского была сформирована новая теория права, отвергнувшая философию права 20-х годов. В рамках этой философии юридические категории по мере продвижения к бесклассовому коммунистическому обществу подлежали замене общественными. В этой новой уникальной теории Вышинского, создававшейся по указанию и под «присмотром» Сталина право выражало волю правящего класса, опирающуюся на силу. Иначе говоря, право сильного – основное положение уголовного мира – заняло коренное положение в сталинской юриспруденции.

В этой новой правовой системе судебные органы приобрели явно карательные функции, а главным действующим лицом стал государственный обвинитель. Состязательность между сторонами защиты и обвинения превратилась в пустую формальность. Приговор же стал практически повторением обвинительного заключения. В этих условиях обвинение становилось всё более нелепым, полностью лишаясь всякой логики. Наиболее абсурдными были выступления Вышинского, санкционированные лично Сталиным, на показательных процессах.

Так, большевики и Троцкий. которые свергли власть буржуазного Временного правительства, теперь, спустя несколько лет обвинялись в том, что начали борьбу за восстановление капитализма. На задаваемый самому себе вопрос о том, как могло случиться такое, Вышинский сам же и отвечает. Господа, которых он обвиняет, оказывается, предали социализм, что полностью доказано документально.

Многократно перечисляя террористические акты, которые якобы готовились Пятаковым, Радеком, Сокольниковым, Мдивани, Мураловым против товарищей Сталина, Берия, других руководителей партии и правительства, Вышинский вынужденно отмечает, что «групп много, а дел как-то не видать. Но это наше счастье…». Обвиняя в стремлении нанести урон экономике, Вышинский опять же отмечает, что «наша промышленность и транспорт идут в гору». То есть, вреда никто хозяйству не нанес, но стремление-то было.

Вышинский сам говорил об отсутствии документов о наличии заговоров, вещественных доказательств деятельности преступных организаций – уставов, протоколов, печатей и т.д. И сам же обосновывал, что «в делах о заговоре таких требований предъявлять нельзя». Обвиняя деятелей партии в сговоре с гестапо, называя их фашистами, Вышинский игнорировал то обстоятельство, что многие были евреями. А судьи при этом делали вид, что осуществляют правосудие.

Все главные процессы были направлены против Троцкого, подсудимые обвинялись в создании под руководством Троцкого «террористических центров» с целью убийства видных деятелей партии и самого Сталина. При этом никого не смущало отсутствие в стране самого Троцкого. Обвиняемые рассказывали о своих мнимых преступлениях, о которых они узнавали из обвинительного заключения.

В то время как обвиняемые сообщали суду имена новых жертв, которые ещё занимали государственные посты, но уже были намечены Сталиным для следующих процессов, будущие жертвы требовали жестокого наказания для обвиняемых. Так Раковский, Рыков и Пятаков требовали смертной казни для всех обвиняемых на процессе Зиновьева и Каменева. Раковский требовал, чтобы не было «никакой пощады». Рыков писал, что «не хватает слов, чтобы выразить своё негодование и омерзение».

Сольц потребовал создать комиссию для расследования деятельности Вышинского, не понимая, откуда исходила главная опасность. Поэтому, когда его в феврале 1938 года освободили от работы в прокуратуре, он обратился за помощью к Сталину, но тот ему не ответил. Вместо этого его на несколько месяцев упрятали в психиатрическую больницу.

В сентябре 1939 года Сольц опять обратился к председателю Верховного суда Ульриху по поводу незаконных арестов, затем написал резкое письмо Сталину. Сольца опять посадили в психушку. Но Сталин позволил всё-таки своему старому знакомому умереть своей смертью 30 апреля 1945 года.

Другим же он только обещал сохранить жизнь. На последней встрече с Каменевым и Зиновьевым Сталин, отвечая на вопрос Зиновьева, как можно «изобразить членов ленинского Политбюро, личных друзей Ленина беспринципными бандитами, а нашу большевистскую партию, партию пролетарской революции, представить змеиным гнездом интриг, предательств и убийств», сказал: «А о чем вы думали, когда вступали на путь борьбы с ЦК? Даже теперь вам говорят: подчинитесь воле партии – и вам и всем тем, кого вы завели в болото, будет сохранена жизнь».

Коварство и ложь Сталина были безграничны. Он говорил, что если Зиновьева и Каменева не расстреляли, когда они активно боролись против ЦК, то почему их должны расстрелять после того, как они помогут ЦК в его борьбе против Троцкого, заклятого врага партии? И вообще они не хотят проливать кровь старых партийцев, какие бы тяжкие грехи за ними не числились. После таких слов Каменев заявил, что они согласны предстать перед судом, если никого из старых большевиков не ждет расстрел. – «Это само собой понятно», отозвался Сталин.

О работе социального лифта в условиях массовых репрессий

На массовых арестах и казнях, которые проходили по всей стране, во всех республиках, выдвинулись люди, составившие ближайшее окружение Сталина. Жданов привлёк к себе внимание Сталина в период проведения коллективизации, предложив провести по «первой категории», т.е. расстрелять, 50% крестьян вместо 15%, как предлагала Комиссия ЦК. В Ленинграде Жданов лично составлял списки «кировского потока». Оценив усердие, Сталин направлял его руководить арестами и казнями в Уфу, Казань, Саратов и Оренбург. Подобное, или даже ещё большее рвение Хрущёв проявил на Украине, Маленков – в Закавказье и т.д.

В этот, казалось бы, такой страшный период истории человечества, и перед простыми людьми открылись богатые перспективы стремительного продвижения по службе. Не нужно было иметь «семи пядей во лбу» - напиши донос и можешь занять место оклеветанного коллеги (или жилую площадь своего соседа). Отсюда такая неоднозначность в оценке этого исторического периода.

Вслед за Октябрьским переворотом немногочисленный слой руководителей, фанатиков, преданных идеи революции, поставивших себя вне реального контроля народа, с приходом во власть Сталина быстро пополнился авантюристами. К концу 1920-х годов эти «сталинские выдвиженцы» стали доминировать в руководстве страной, способствуя ускоренной её бюрократизации. Для успешной карьеры теперь требовалась не приверженность коммунистической идеологии, а преданность лично Сталину, восхваление его мудрости, поддержка проводимой им «генеральной линии партии».

Стремление продвигаться по службе рождало стремление угодить начальнику, которого по-холопски стали называть хозяином. Проще всего удавалось достигнуть этого, воспользовавшись оплошностью своего коллеги. Один такой эпизод произошёл на «самом верху», когда Хрущёв и Жданов одновременно воспользовались оплошностью одного из самых преданных друзей Сталина Енукидзе и «подвели» его под приговор. Легко себе представить, сколько подобных случаев происходило по всей стране.

По всей властной вертикали переставали стыдиться собственного холопства, наоборот, им начинали гордиться. Маленков однажды на партийном форуме заявил с гордостью: «Все мы слуги государства». Подобной фразой Иван Грозный низвёл своих бояр до положения служивого класса. При Сталине же моральным самоуничижением пытались спастись от физического уничтожения. Лихорадочно вычисляя, кто станет очередной жертвой, старались угадать, что от него ждут, чтобы успеть угодить и, таким образом, уцелеть. Эти три «у» приобрели магическую силу.

«В течение 1938 года 1600 членов партии были выдвинуты в секретари райкомов и горкомов. Эти люди и отстроили новую партию снизу доверху, а русские демагоги продолжают сослепу твердить о преемственности ленинских идей» - писал Конквест.

На фоне всеобщей бедности расширялся круг привилегированных лиц, начинавших свысока смотреть на остальное население и одновременно боявшихся лишиться своих привилегий. Партийная самоотверженность и подвижничество, идейная преданность уходили в далёкое прошлое. Людей подобных Брешко-Брешковской или Марии Спиридоновой - настоящих героев русской истории вскоре заменили холопствующие псевдореволюционеры сталинского режима.

В бюрократической системе советского государства достоинство человека начинало определяться исключительно его социальным положением. Этим подпитывалось стремление продвигаться по службе, не церемонясь в выборе средств, тем более что лозунг революции «великая цель оправдывает средства» прочно осел в сознании каждого. А тех, кто мог бы сказать, что произошла подмена целей, уже давно изолировали.

Из 24 тысяч новых сотрудников НКВД более 18 тысяч имели начальное образование. Отчасти и поэтому количество арестованных, согласно докладу Хрущева на ХХ съезде партии, в 1937 году увеличилось в 10 раз по сравнению с 1936 годом. А общий итог сталинской революции оценивается в 18 миллионов человек, включая десятки тысяч уничтоженных офицеров Красной Армии, партийных работников, руководителей и ответственных работников наркоматов и т.д. Высвободившиеся в результате этого более одного миллиона руководящих должностей были заняты людьми без соответствующего опыта. Можно считать, что в процессе массовых чисток была создана новая партия, отличавшаяся от той, при помощи которой Сталин пришёл к власти.

Поворот к русскому национализму

На фоне обрушившегося на страну террора после двух десятков лет последовательно проводимой интернациональной внутренней и внешней политики Сталин делает крутой поворот в сторону русского национализма. Патриоты до сих пор на все лады превозносят сталинское решение, ставшее, по их мнению, спасительным при защите страны в нагрянувшей вскоре войне. Однако Сталин, когда принимал это решение, даже другим запрещал думать об обороне.

На самом деле, конечно, никакого крутого поворота Сталин совершить не мог, просто потому что это не соответствовало его характеру, - он всегда медленно и без суеты подбирался к своей цели. И к этому повороту в сторону русского национализма Сталин шел без малого два десятка лет.

Прежде чем начать возрождение исторических традиций России, реабилитацию и прославление русских царей, Сталину пришлось уничтожить практически все старые партийные кадры. Принято считать, что это потребовалось ему для установления абсолютной власти. Нет, мне кажется, абсолютная власть не была самоцелью, как опять же ошибочно полагают многие. Сталин добивался абсолютной власти и создавал атмосферу страха, чтобы начать уже в открытую проводить националистическую имперскую политику.

Партия, создававшаяся на интернационалистических началах, в руководстве которой было немало людей – евреев по происхождению, никогда не поддержала подобное изменение её основного курса. Вот Сталин и потратил почти 20 лет на то, чтобы создать, по сути, совершенно новую партию, сменить руководство государственного аппарата, командный состав Красной армии.

Произведенные Сталиным преобразования способствовали внедрению в массовое сознание идеи сильного вождя. Положение Сталина совершенно естественно стало сравнимым с положением царственных особ. Он обнаружил в себе некую общность с Петром I, навязавшим силой русскому народу перемены, к которым тот был не готов. При этом обращался с народом, как с населением побеждённой страны. Как-то Ал. Толстой по этому поводу сказал: «Отец народов пересмотрел историю России. Пётр Великий стал „пролетарским царём“ и прототипом нашего Иосифа».

Сталинские преобразования находили поддержку со стороны представителей коренной национальности ещё и потому, что в процессе их проведения было уничтожено большое количество евреев не только в партийном руководстве, но и в руководстве государством, карательными органами, промышленностью и пр. Это, в свою очередь, до сих пор продолжает служить пищей для русских националистов, чтобы во всех российских бедах обвинять евреев. И революцию совершили евреи, а русскому народу она была не нужна; и потом безжалостно уничтожали русских в ГУЛАГе; и во время войны с Германией Иван проливал кровь в окопе, в то время как Абрам отсиживался в КООПе.

Больше всего в этом отношении, наверное, досталось Генриху Ягоде. В сотнях написанных о Ягоде статей утверждается, что он был одним из главных создателей машины террора. Солженицын превратил Ягоду в «главные подручные «шестерых наемных убийц, записав за каждым тысяч по 30 жизней: Фирин-Берман-Френкель-Коган-Раппопорт-Жук». Но в число убийц всё же не включил. Не нашел и не смог придумать ничего криминального.

Аркадий Ваксберг в своей книге «Нераскрытые тайны» пишет о Ягоде как об одном из «первых руководителей созданного почти сразу после переворота репрессивного аппарата, наводившего ужас в образе ВЧК. А потом ГПУ, а потом НКВД….наиболее близким к Сталину и полностью работавшим на него». А вот Некрасов, многолетний работник органов безопасности, доктор исторических наук, кроме общих обвинительных фраз не смог привести ничего. Наоборот, сообщает даже положительные примеры деятельности Ягоды.

Когда массовый террор находился только ещё в стадии подготовки, Ягода противодействовал его началу. Он не соглашался со многими решениями Сталина, возражал против преследования троцкистов, считал обвинения против Троцкого явно надуманными, был против процесса по делу Каменева и Зиновьева. В результате Сталин вынужден был отстранить его от ведения следствия по этому делу.

Ягода вообще никогда не был беспрекословным исполнителем воли Сталина: в 1929 году он высказывался против коллективизации; пытался спасать Рютина от немедленной расправы; возражал против проведения московского процесса по делу старых большевиков; никогда не скрывал, что среди партийной оппозиции имеет много друзей.

Он имел своё мнение и позицию, что мешало Сталину развернуть массовый террор с установлением конкретных заданий и определения категории людей первых групп, подлежащих расстрелу. Не приносил он Сталину и расстрельных списков, не участвовал в допросах заключенных, не клеветал на товарищей.

Зато Ежов всем этим занимался с упоением. И вообще Ежов, о котором Эренбург сказал, что он «стрелял по площадям и снарядов не жалел», был патологическим убийцей, получавшим удовольствие от пыток и расстрелов. Поэтому Ягоду заменили Ежовым после первого московского процесса.

Ягода начал работать в ВЧК в 1920 году, когда «красный террор» был уже близок к своему завершению, поэтому ошибочно его считать одним из первых руководителей репрессивного аппарата. Будучи вторым замом Менжинского до октября 1934 года, не мог он выполнять и главную роль в ОГПУ.

Слухи о том, что Ягода полностью работал на Сталина, созданы самим Сталиным и распространялись антисемитами для дискредитации евреев. Если Ягода был руководителем ОГПУ ещё до смерти Менжинского и полностью работал на Сталина, то почему последний думал целых шесть месяцев, прежде чем назначить Ягоду на должность председателя НКВД? Нет, Сталину нужен был Ягода только в качестве ширмы, а сразу после назначения он отстранил его от самых важных дел, поручив их Ежову. Самим же фактом назначения Ягоды воспользовались антисемиты, чтобы уменьшить впечатление от русских «карателей» во главе с Ежовым.

Ягода находился длительное время в опале и не имел отношения к подготовке процесса над троцкистско-зиновьевским блоком. 26 сентября 1936 года он был снят с должности наркома НКВД, сдав дела Ежову. В марте 1937 года Политбюро рассылает членам ЦК заявление, составленное на основании собранного Ежовым досье на Ягоду, с указанием необходимости исключения Ягоды из партии и немедленного его ареста.

Суд обвинил Ягоду в отравлении Менжинского, Горького, его сына Максима, Куйбышева и в попытке отравить Ежова. Ягоду расстреляли 15 марта 1938 года. Вместе с ним Сталин уничтожил 15 его родственников: жену, детей, сестер, братьев и престарелых родителей. Чтобы оправдать предъявленные Ягоде обвинения в отравлении, придумали, будто бы Ягода заведовал «тайной лабораторией по изготовлению ядов», приписали ему фармацевтическое образование, хотя он был подмастерьем в граверной мастерской старика Свердлова, а не фармацевтом.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru