litbook

Критика


Сохранится ли еврейское государство?0

(Письмо господам Эдуарду Бормашенко, Элле Грайфер и Рафу)

Бормашенко - Элиэзеру Рабиновичу

Ариэль, Израиль - Tue, 03 Jul 2012 11:13:39(CET)

Дорогой Элиэзер, за вашими последними постами просвечивает ученый-естественник, полагающий что у арабо-израильского конфликта есть решение, вроде как посидят умные люди в закрытой комнате за листами бумаги, напрягут тренированные мозги и найдут. А этого решения нет. Может быть в эсхатологической перспективе есть, а в том смысле, в котором решают математическую (физическую, химическую) задачку - нет. Разрешение этого конфликта есть (надеюсь до него не дожить, но к несчастью доживут дети и внуки). Это разрешение будет сопровождаться небывалой антропофагией. Страшная туча нависла над миром, вопрос только в том, где раньше полыхнет: в Амстердаме, Париже или Иерусалиме. Здесь предсказывать не берусь, как не берусь предсказывать кто одолеет: Эйсав или Ишмаэль. Ну и и нам, разумеется, достанется. Это наивный гений Герцль думал, что решил еврейский вопрос. У таких вопросов решений нет. Правые думают что знают решение и левые думают, что знают, а его - нет. Решения нет, но проживая жизнь, можно утверждать определенные ценности. Но это ведь немало, не так ли? С неподдельным уважением, Бормашенко.

Элла

- Tue, 03 Jul 2012 11:29:11(CET)

Точно - ни прибавить, ни убавить, кроме как... ученый-естественник? На мой взгляд, скорее инженер.

Рафа

- Tue, 03 Jul 2012 11:43:14(CET)
Нужно тянуть время, как делают футболисты. А там глядишь, и финальный свисток.

Глубокоуважаемые господа!

Я начну с поправки уважаемой Эллы, которая, несмотря на мою кандидатскую степень, отказала мне не только в звании учёного, но даже пожалела для меня титул научного работника. Но – смайлики в сторону – она права. Учёный-естественник (как уважаемый Эдуард) изучает природу, какой она есть. Инженер использует открытия учёного для того, чтобы изменить мир или хотя бы наши условия жизни. Аналогично, учёный-историк холодно наблюдает и описывает историю, а участник нашего портала или любой человек, которому очень есть дело до одного из объектов истории, ищет ответа на вопрос: «Что делать?»

Мне бы хотелось быть образованным папуасом, специалистом по еврейской истории в одном из шести университетов Папуа-Новой Гвинеи. Возможно, мне удалось бы развить непротиворечивую позицию, которой мои студенты остались бы довольны. Но мне случилось родиться в иной нации, в иных обстоятельствах и, главное, с иной степенью заинтересованности".

Вы заняли позицию политической пассивности – всё равно ничего не поделаешь. Поддержка этой точки зрения Эллой освобождает её от ответа на вопрос: что она сама делала бы, стань она премьер-министром. Мне же представляется, что критика правительства и политики возможна только с одной позиции: что бы я сам делал на месте правительства. Когда я жил в Израиле и во время наших приездов до недавнего времени, две трети разговоров за столом были о политике. Не так в наш последний приезд полтора года назад: разговоры были о семье, о туристических поездках, а политика стала избегаться – из-за чувства безнадёжности, и это то, как я прочитал Ваше, Эдуард, письмо.

Мне представляется, что такой подход не в нашей традиции. Вся еврейская история – инженерия, т.е. попытка изменить мир. Этому нас научил Б-г, который не стал, как учёный-естественник, изучать «тоху вавоху» (безвидность и пустоту Земли), а сразу начал менять её: «Вначале сотворил Бог небо и землю». И Авраам евреем стал не потому, что родился от еврейской матери, а потому, что таково было Б-га и его решение. И Моисей, как писал Руссо, «решился превратить... бродячее и раболепствующее племя в Политический организм, в свободный народ; и когда оно бродило в пустыне, не имея и камня, чтобы преклонить голову, Моисей дал ему прочное устройство, выдержавшее испытания времени, судьбы и всевозможных завоевателей, - то устройство, которое не могли ни разрушить, ни даже изменить пять тысячелетий, и которое существует ещё сегодня во всей своей силе, даже тогда, когда эта нация как единое целое уже более не существует.» И Эзра привёл остаток людей из Вавилона для восстановления нации путём строительства Второго храма. И Иоханан бен-Закай, когда стало ясно, что Храму не устоять, совершил «предательство»: несмотря на запрет властей, покинул осаждённый город и с разрешения римлян стал «инженером» пост-храмового иудаизма, надолго пережившего и Римскую, и много других империй.

Николай Бердяев писал в «Судьбе еврейства»:

«Еврейству принадлежала совершенно исключительная роль в зарождении сознания истории, в напряженном чувстве исторической судьбы, именно еврейством внесено в мировую жизнь человечества начало "исторического". И я хочу обратиться вплотную к самой исторической судьбе еврейства и его значению во всемирной истории как одного из непрерывно действующих и до наших дней мировых начал, обладающих своей специфической миссией. Еврейство имеет центральное значение в истории...»

Не кажется ли Вам, дорогая Элла, что мне не стоит стыдиться инженерного диплома? И инженерного подхода?

Давайте обсудим величайшего «инженера» еврейской жизни нашего времени Теодора Герцля. Как Вы, дорогой Эдуард, могли о нём написать «наивный гений», даже если он ошибся в отношении конфликта с арабами? В 1902 г. Герцль опубликовал «утопическую» книгу «Старая новая страна» (Altneuland по-немецки), которую Нахум Соколов перевёл на иврит и дал ей название из книги Иезикиеля «Тель-Авив» - «Холм весны». Вам, конечно, ясно, почему я взял слово «утопическую» в кавычки? Дело в том, что был такой социалист-утопист Томас Кампанелла, который написал книгу с настолько похожим названием – «Город Солнца», что названия обеих книг можно было бы поменять местами. Но – книга Кампанеллы так и осталась пылиться на полке, а – не мне Вам рассказывать, существует ли Холм Весны... И был он цветущей метрополией уже через семь лет после первой публикации книги Герцля.

Многие ли всерьёз думали о реальности еврейского государства после Первого сионистского конгресса в Базеле в 1897 г.? Герцль же по окончании конгресса, 3-го сентября 1897 г., в Вене, записывает в дневнике[1]:

«Если бы я хотел просуммировать итоги Конгресса одним словом, которое мне не придёт в голову публиковать, то это будет так: в Базеле я основал Еврейское государство. Если бы я сказал это громко сегодня, меня бы встретил всеобщий смех. Через 5 лет – возможно, но через 50 лет наверняка, это осознают все». (Перевод с английского и жирный шрифт мой – Э.Р.) 29-го ноября 1947 г. – Герцль оказался неточен на 2 месяца и 26 дней - была принята резолюция ООН о разделе Палестины.

Живя в доме, который он построил, Вы можете назвать такого человека «наивным» гением?

А всё-таки и он в чём-то ошибся. В книге «Еврейское государство» Герцль задавался вопросом:

«Может быть – кому-нибудь приходит на ум, что затруднения произойдут от того, что у нас нет единого языка, на котором бы все могли изъясняться, ибо древнееврейским языком мы не можем пользоваться. Разве есть кто-нибудь, кто, пользуясь им, мог бы купить себе, например, хотя бы железнодорожный билет? Ведь нет!»

Прочитавши эту фразу в Израиле лет 30 назад, я с удовольствием произнёс про себя: «Тэн ли картис ларакевет, бевакаша» - «Дайте мне, пожалуйста, железнодорожный билет» - фраза, естественно произносимая у кассы каждый раз, когда мне было нужно сесть на поезд из Хайфы в Тель-Авив. Потому что другой гений-«инженер» Элиэзер бен-Йегуда с Герцлем не согласился и писал в 1908 г.:

«Если можно восстановить язык, на котором перестали говорить, и сделать его разговорным, выражающим всё, что хочет сказать хотя бы один человек, то несомненно такой язык можно сделать разговорным языком и для всего общества...

Для каждого дела нужен только один мудрый и энергичный человек, готовый приложить к нему все силы, и дело пойдёт, несмотря ни на какие препятствия… Для каждого новшества, для каждого, даже самого малого шага на пути прогресса, необходим первопроходец, который не знает отступления.»

Бен-Йегуда учил языку на рынках. Он просил, чтобы ему продали «лэхем». Когда продавец недоумевал, он указывал на хлеб и повторял «лэхем». А потом студенты гимназии «Герцлия» создали языковую «полицию», останавливая людей на улице со словами:

 «Иври, дабер иврит!» («Еврей, говори на иврите!»).

И вот поэтому Вы, дорогие Элла и Эдуард, говорите на иврите...

Вернёмся к истории современного Израиля. Пока всякие комиссии решали вопрос о границе будущего раздела и проверяли демографию, где-то в Негеве за одну ночь выросло с дюжину поселений! Когда их вновь посетили через несколько месяцев, оказалось, что они - не бутафория, а живут и развиваются. Это, несомненно, дало Израилю некоторую дополнительную территорию по той резолюции, которую евреи всего мира и Израиля приняли с восторгом и эйфорией. А ведь в ней говорилось о государстве в совершенно нежизнеспособных границах в условиях уникально враждебного окружения. Но - приняли и провозгласили государство. Война. К концу 1949 г. у Израиля было то, что сегодня называется «границами 1967 г.».

Вы всё ещё готовы повторить, дорогой Эдуард, что подход «вроде как посидят умные люди в закрытой комнате за листами бумаги, напрягут тренированные мозги и найдут», не может работать для евреев? Вы не видите, что евреям случалось находить решение и тогда, когда «этого решения нет»? Я как-то читал в книге, написанной неевреем, что евреи обладают способностью измысливать неосуществимые, казалось бы, планы и упорным трудом добиваться их осуществления. И наш друг Бердяев продолжает: «Еврейский народ есть, по существу своей природы, народ исторический, активный, волевой, и ему чужда та особая созерцательность, которая свойственна вершинам духовной жизни избранных арийских народов».

А что, ваш Ариэль – не результат того, что «умные люди» посидели «в закрытой комнате за листами бумаги, напрягли тренированные мозги» и построили город?

Так поднять руки и говорить, что решение есть только, «может быть, в эсхатологической перспективе»? Много стран прошлого подолгу жили во враждебном окружении. Всё, что я писал выше об образовании Израиля, начиная с первой алии, Герцля и, наверно, до 1967 г. было результатом блестящей стратегии. А потом еврейский ум нас покинул. Целью того, что я пишу дальше, - показать, что беда, в которой находится сейчас Израиль, не связана с эсхатологией, а является результатом систематических стратегических ошибок всех правительств страны за последние 45 лет, и бóльшую часть этого времени у власти находились правые правительства.

Прошлое и будущее

Прежде чем продолжить, будет уместно разъяснить читателю мою собственную политическую ориентацию, и я полагаю, что её объективной мерой является история моего голосования. В Израиле, в 1974-80 – за Херут (Ликуд); в США – всегда за кандидатов Республиканской партии. Я считаю, что современное левое движение в Европе и Америке по своей лживости и нетерпимости, по разрушительности ценностей, иной раз граничит с фашизмом. Я, однако, абсолютно не приемлю фразеологию, которой пестрят русскоязычные порталы, о том, что «левой сволочи» надо бы «набить морду». Я не читаю левой прессы и не знаю, употребляют ли и левые такую же «логику» по отношению к правым, но дискуссия на таком уровне и таким языком мне представляется несчастьем нашей нации.

При этом я не считаю себя правым, ненавижу идеологии (делая исключение для сионизма) и не верю в решения проблем с их помощью после кровавой истории идеологий в 20-м веке, а стараюсь опираться на здравый смысл. Религиозные основы еврейских прав – для меня отнюдь не пустой звук, но религия бескомпромиссна, а потому не может служить основой практической политики. Кроме того, спектр мнений иудаизма в отношении Израиля колеблется от нежелания отдать даже квадратный сантиметр «Святой земли» до полного запрета на еврейское государство до прихода Мессии.

Давайте же рассмотрим проблемы.

Есть ли у палестинцев права?

Несомненные и огромные. Они там жили поколениями. Это смешно, когда еврей-атеист из России, живущий в Германии, пишет другому еврею-атеисту в Америку, что только у евреев есть права на эту землю. И не могут иммигранты в Святую землю, религиозные, но в большинстве – светские, утверждать, что их права превышают права родившихся там арабов. Т.е. сказать-то можно, но только для самоубеждения и самоутверждения – никто за пределами нашей узкой общины всерьёз такие взгляды не примет. У арабов Палестины есть права.

Сказав это, я продолжу, что, в общем, мне до их, чужаков, прав есть дело только постольку, поскольку нарушение их мешает жить нам, и об этом – всё письмо. После войны естественно происходит изменение границ и перемещение населения проигравшей стороны с нарушением его прав. Мне не было дела до прав немцев, выселенных после войны из Судет, из земель, отошедших к Польше, и из Восточной Пруссии. Только недавно я узнал масштабы переселения, которые настолько велики, что граничат с преступлением: 10-12 миллионов перемещённых лиц, причём около двух миллионов человек погибли в процессе. Основой были слова Черчилля, его, в общем, правильное наблюдение, что моноэтнические страны счастливее.

Как такое перемещение немцев могло быть осуществлено? Легко, потому что все четыре державы-победительницы были в согласии, а наголову разбитая Германия не была в состоянии возражать. Но разбитая Германия сумела принять и абсорбировать немцев с Востока, и вы никогда не слышите о «немецких беженцах». А когда Германия поднялась, она приняла мудрейшее решение: забыть и ничего не требовать обратно. В результате, как мне сказал немецкий профессор, «мы показали Европе, что нам можно доверять, что нас можно не бояться». И такая Германия стала экономическим и политическим лидером Европы.

То, что арабы, бежавшие из Палестины в 1948-49 гг., остаются неабсорбированными в арабских странах – их преступление, и их забота. В Израиле, в границах до 1967 г., осталось крупное арабское меньшинство. А затем пришла победа 1967 г. с её огромной прибавкой территории и арабов, за которых Израиль отвечает. Сразу после войны правительство, было, предложило арабам вернуть все территории за мир. Ответ Хартумской конференции был – три решительных «нет»: нет – миру, нет – признанию, нет – переговорам.

Назад, к границам 1967 г.?

«Всему своё время и свой срок у каждой вещи под небом», - учит нас Экклезиаст (гл. 3). Глупость Хартума, казалось бы, развязала Израилю руки и, в принципе, дала ему возможность, между 1967 и 1973 гг., поменять неблагоприятные границы. Это был период благоприятного внешнеполитического положения, в какой-то мере сопоставимого с положением союзников после 1945 г. Израиль положением воспользовался неправильно и начал жизнь сплошных стратегических ошибок.

Нужно было превратить контур страны из высокосветской француженки с узко обтянутой талией в спортивного еврейского господина с животом, слегка втянутым от Иерусалима до Афулы. Надо было сначала на бумаге спланировать, а потом на местности, с помощью бульдозеров и строительных кранов, сотворить непрерывную израильскую территорию с твёрдым еврейским большинством, и две заграницы: на востоке (да, да, да – на земле Эрец Исраэль!) и в секторе Газы, где арабы жили бы без евреев. Нужно было развернуть обширное строительство современных посёлков так, чтобы новые Калькирия и Туль-Карем были бы там, где стоит Ариэль, а профессор Бормашенко преподавал бы в Ариэле, расположенном в получасе езды от Нетании. Переселение арабов – и я не побоюсь здесь употребить слово «трансфер», но в пределах контролируемых Израилем земель, - было бы насильным, но с материальной помощью в первые годы. Безусловно, нужно было ликвидировать лагеря беженцев, оказавшиеся под израильским управлением. Щедрые субсидии были бы предложены израильским арабам за переселение на территории в готовые дома или квартиры при условии отказа от израильского гражданства; правда, я не думаю, что многие согласились бы. Между 1967 и 73 гг. никто бы из западных стран не пикнул. Само понятие границ 1967 г. и «зелёной черты» исчезло бы, затёртое фактами на местности. Если бы было нужно, то разделительная стена была бы построена вокруг этой новой границы.

Никакой политической общности двух арабских территорий с мостом через Израиль не должно было быть и в помине. Израиль объявил бы новые линии еврейского обитания своей формальной границей, независимо от её непризнания, и говорил бы повсюду, как он мечтает прекратить оккупацию, как только Египет и Иордания согласятся возобновить свою ответственность над арабскими землями – в конце концов это произошло бы. В качестве жеста, сильный и уверенный в себе Израиль мог бы отступить от Суэцкого канала, чтобы односторонне позволить Египту его открыть. Вообще значительная часть этой политики могла быть осуществлена односторонне, без нужды в переговорах. В этой ситуации Израиль мог бы и сто лет жить без формального мира и признания. Конечно, сохраняя сильную армию.

Всего этого не случилось, и время необратимо изменилось. Умные дяди Эдуарда Бормашенко посидели «в закрытой комнате за листами бумаги» и картами и напрягли всемирно известные «тренированные» еврейские мозги. Они почему-то решили, что им удастся удержать всю завоёванную территорию. Сегодня, как никому не придёт в голову вновь проделать что-нибудь подобное с немцами, так это больше невозможно и с палестинцами, и это мы, кто должны заботиться об их правах больше, чем о них заботятся арабы. 16-го декабря 1992 г. Ицхак Рабин приказал депортировать в Ливан 415 активистов ХАМАСа. Поднявшийся скандал и давление США заставили впустить их обратно через два месяца - с позором для страны. Насильственное перемещение и внутри территорий вряд ли возможно. Мы предаём анафеме каждого из своих, кто посмеет упомянуть отступление к «границам 1967 г.». А куда же ещё отступать, если всё-таки думать о разъединении с арабами? Ну, созданы блоки сплошных поселений около Иерусалима, так что небольшие поправки могут быть сделаны. Да ещё, конечно, Голаны. Но, в основном, других границ просто нет, и тонкая талия около Нетании осталась неизменённой.

А если не отступать?

Да здравствует единая демократическая арабо-еврейская Палестина!?

Вроде бы старый лозунг Ясера Арафата, так? Кто за такой лозунг, кроме арабов? Из евреев – возможно, предатели типа Изи Шамира да Шломо Занда, но даже не такие левые, как Йоси Сарид или Йоси Бейлин. И тут у меня есть новость для вас, дорогие оппоненты и читатели: весь правый Израиль, у которого власть, привёл страну к этому решению!

Как мы дошли до этого?

Ошибка на ошибке сидит и ошибкою погоняет

Я сейчас буду ругать правых лидеров, а вы и защитить их не сможете, потому что сами ругаете больше меня, не избегая и таких слов, как «предательство». Ни один из них, получив власть, не выполнил своих самых твёрдых обязательств! Давайте рассмотрим четыре глупости (английское слово «folly» подходит лучше), которые выросли из, казалось бы, правильной политики только в результате нелепого исполнения.

    Глупость №1. Политика поселений

Об этом я уже писал выше. Политика была начата левыми правительствами, но ваш Ариэль был основан при Бегине. Когда Бегин пришёл к власти, в Иудее и Самарии было около трёх тысяч евреев – сейчас >300 тысяч, и поселения расположены так, что никакое сплошное арабское образование, самостоятельное или как часть Иордании, невозможно – взгляните на карту (карта взята из Википедии – поселения обозначены красным цветом).

 

Недавно мне рассказала религиозная женщина, живущая с большой семьёй в поселении около Хеврона, что в самом Хевроне есть три поселения - все под армейской охраной, и пешее передвижение между ними возможно только с охраной. Когда я её спросил, как она видит будущее, её ответ был прост: «Б-г решит за нас. Б-г ведь и более сложные задачи решал, правда?» Я не стал ей возражать, что есть мало примеров, когда Б-г предпринял бы прямое вмешательство в политическую жизнь в пользу евреев...

2. Глупость № 2. Египет и Синай

На днях кто-то прислал анти-Бегиновский сайт из журнала «Маоф». Там было писано:

«Менахем Бегин, лидер Ликуда, тот, кто в 1977 году привёл к смене власти в стране, человек, безжалостно оскорблявший власти МАПАЙ за то, что они не были верны Стране Израиля. Этот человек под каждым цветущим деревом пел «Два берега у Иордана, и оба наши» (прим.перев. - гимн "Бейтара"). Результаты смены власти не были впечатляющими...»

Анвар Садат приехал не внезапно, а после секретной дипломатической подготовки. И почти первые слова, которые он слышит не то от Бегина, не то от Даяна: «Г-н Президент, что мы должны сделать, чтобы ваш визит был успешным?» То-есть ему сразу было всё отдано. Кто-то из участников переговоров писал потом, что Садат не был склонен к такой полной сдаче, он предупредил, что здесь – Восточный базар, и ставки высоки – наши же были щедры, не торговались и платили запрошенную цену.

Конечно, Синай надо было отдать, но:

А. Я где-то читал, что Садат был готов оставить нам Ямит, но наше правительство не настаивало.

Б. Надо было твёрдо сказать, что как взят был Синай с Газой, так и уйти он должен с ней, или не будет сделки. Нет, Садат от Газы отказался, а мы и рады, что нам земли оставляют!

В. Идиотский, проигранный (и правильно!) в арбитраже спор об отеле в Табе, начатый потому, что у владельца были связи в правительстве.

3. Глупость №3. Осло

Это, правда, было сделано не правыми, а левыми – Рабином и Пересом. Всё правильно: с ООП НАДО было вести переговоры, их ведут с врагами, а не с друзьями. Я думаю, что сейчас надо бы вести переговоры с ХАМАСом, поскольку он – реальная сила. Но: о сути дела, а не о призрачном новом Ближнем Востоке, которого и в помине нет, не о Нобелевских премиях! Когда Рабин, Перес, Арафат и Клинтон вышли к народу, им нечего было сказать, кроме общих обещаний всего хорошего. Три важнейшие проблемы: границы, беженцы и Иерусалим не были даже затронуты обсуждением, причём первостепенная важность недопущения беженцев Израилем не подчёркивалась до самого Кемп-Дэвида через 7 лет! Вот почему сегодня Осло кажется таким полным провалом.

4. Глупость №4. Газа

Газу надо было отдать. Совершенно ни к чему нам управлять этим непримиримо враждебным населением. Но как мог ультраправый ультра-герой Израиля Ариэль Шарон, почти божок правых, сделать это в одностороннем порядке, не передав её хотя бы правительству Аббаса? Без всяких международно признанных соглашений?

Гуш-Катиф. Я не обсуждаю детали компенсации и последующего обращения с жителями. Вы все осуждаете Шарона за них. Но факт тот, что если бы страна пошла за ними и вами, это означало бы, что и сектор Газы должен был бы стать частью большого арабо-израильского политического комплекса. Не говорите мне, что это было бы хорошо и что вина – левых. Как, по-вашему, это было нужно сделать иначе?

Правые навязали нации свою политику, а теперь бросают её на произвол судьбы?

Поселения, Ариэль, резкое увеличение числа поселенцев – результат активной инженерии, в основном, правых сил. И теперь, когда вы видите, что страна в тупике, что не остаётся выхода, кроме двунационального государства, что мы теряем Еврейское государство, от чего Герцль, Хаим Вейцман, Бен-Гурион, да, я думаю, и Жаботинский в гробу переворачиваются, видя, как разрушается дело их жизни, Вы, дорогой Эдуард, пишете мне философское эссе на тему, что «у таких вопросов решений нет». А было, когда строили ту поселенческую структуру внутри арабского населения, как это видно на карте? Переходом в философскую сферу правые бросают страну на произвол судьбы.

Страна перестала быть демократией. В ней около 8 миллионов человек, из которых 6 миллионов – евреи, но вся политика подчинена тому крупному меньшинству, каким является 350-тысячный поселенческий состав. Если переселение 9-тысячного населения Гуш Катива оказалось трагедией, то разрешение вопроса о 350 тысячах, даже о ста, станет национальной катастрофой. И это при том, что поселенцы, например, Хеврона друг к другу в соседнее поселение не могут пойти без армейской охраны. Когда мы были у Вас в гостях в Ариэле, о чём мы с женой вспоминаем с радостью и теплотой, Вы, хотя и говорили о безопасности дороги, всё-таки, когда стало смеркаться, сказали, что хотели бы, чтобы мы уехали дотемна. Не бывает государств, где изолированные города были бы соединены с основной территорией только сетью дорог, проложенных среди территории враждебного населения.

Правительство Нетаниягу-Либермана импотентно: оно не может вести переговоры, потому что ему нечего предложить палестинцам. Недавно один из моих коллег-друзей в Гостевой выразил мнение, что если бы арабы захотели мира, его можно было бы заключить к вечеру, но коллега не смог ответить на мой вопрос, что Израиль мог бы арабам предложить. Хотя и Шарон, и Нетаниягу на словах признали их право на своё государство, взгляд на карту выше показывает, что это право просто невозможно реализовать без гражданской войны между евреями. Поэтому правительство выдвигает нелепые условия, как, например, требования, чтобы палестинцы не просто признали право Израиля на существование, но признали его право быть еврейским государством. Но если первое – признать страну и не вести против неё войны – от них зависит, второе – абсолютно нет и обещано ими быть не может. Если Израиль определится с границами, в которых чёткое еврейское большинство, а потом наши «собственные» арабы перекроют евреев по рождаемости, что будет делать г-н Аббас, чтобы выполнить обещание о еврейскости нашего государства? Начнёт для нас активную сионистскую пропаганду для привлечения евреев из-за границы?

«У таких вопросов решений нет...» Не помню кто (Николай Акимов?) сказал, что когда мы говорим о нерешаемости какой-либо проблемы, это означает, что то решение, которое есть, мы видеть не хотим. Левая идеология в Израиле провалилась потому, что после того, как убили наиболее правого среди левых – Ицхака Рабина, Шимон Перес оказался примитивным идеалистом, мечтающим о «новом» Ближнем Востоке, который невозможен. Резко возросшая общая наступательность мусульман в отношении и христиан, и евреев, делает подлинно мирное сосуществование с ними нереальным для этого и следующего поколений. Если бы Израиль смог создать слегка увеличенную непрерывную территорию с несомненным еврейским большинством, он мог бы держаться на армейской мощи десятилетиями, и это было бы одним из решений. Эта была бы та ситуация, в которой мнение мира было бы для нас вторичным, а поддержка Израиля Западом была бы облегчена.

Конечно, есть и другое «решение»: уничтожение Израиля, и для этого могут быть два пути – военный, который, мы все верим, остаётся для арабов невозможным, и демографический. Я очень боюсь, что страна, ведомая правыми, мчится к этому решению. Блестящий политико-демографический анализ Григория Никифировича[2] и приведенные им аналогии ясно показывают, что ждёт евреев в смешанном арабо-еврейском государстве. Точный демографический анализ будущего, конечно, невозможен, и некоторые люди (например, Йорам Этингер[3]) оспаривают, что демографическая бомба действительно существует. Данные организации ProCon[4] показывают, что, включая Газу, между евреями и арабами было практическое равенство в населении уже в 2006 г., но уход полутора миллионов арабов Газы, безусловно, облегчил положение. Согласно тому же анализу, евреи будут составлять всё уменьшающееся большинство (55%) через полтора поколения – в 2050 г. Но кто может сомневаться в том, что совместная жизнь со столь враждебным населением будет гибелью для Израиля? При этом арабы, получившие равные гражданские права, будут покупать жильё по всей стране, включая лучшие северные районы Тель-Авива, и скоро евреи будут жить там под защитой электрической проводки, как живут сейчас белые в Южной Африке. Если, конечно, не начнут массовой эмиграции из «еврейской» страны хотя бы и в Папуа-Новую Гвинею.

А если у кого-нибудь есть иллюзии, что удастся жить с арабами в одном государстве, но не дать им полные гражданские прав, или удастся дискриминировать их при покупке жилья, то такие мысли должны быть отброшены на корню. Арабы умеют учиться, и они последуют примеру американских евреев, которые в 50-х годах успешно добились отказа американцев от такой дискриминации.

Нобелевские мозги нам не помогут без изменения в идеологии. Вот я читаю недавнее интервью, данное в Москве, очень «вашим» человеком – лауреатом Нобелевской премии в экономике Исраэлем Робертом Ауманом, 82 лет, опубликованное 25-го мая 2012 г. на сайте Jewish.ru: http://www.jewish.ru/style/science/2012/05/news994307828.php

Нобелевская премия 2005 г. была присуждена проф. Ауману «За расширение понимания проблем конфликта и кооперации с помощью анализа в рамках теории игр». Эта награда придала гигантский вес политической позиции профессора, на которую часто ссылаются наши правые, так что мне захотелось ознакомиться с ней подробнее.

Рассматривая конфликт с точки зрения теории игр, проф. Ауман демонстрирует, что игрок, которого шантажируют, должен уметь показать, что его шантажём не возьмёшь. Мне кажется, что это, в основном, и была позиция Израиля: мы не ведём переговоры с террористами. Но шантаж – это не только математика. Это и психология, и здесь вопрос ставки первостепенен. Если это детская игра в «дурачка», то можно и следовать теории. Если на ставке последние деньги в Монте-Карло, то холодный научный подход даётся труднее. А если ставкой являются жизни, то придерживаться позиции уважаемого профессора очень трудно. Примером является освобождение Гил’ада Шалита в обмен на большое число террористов.

А затем проф. Ауман излагает свою политическую позицию, и я был разочарован тем, что здесь, как я это вижу, математику отказывает логика. Сначала профессор напоминает давно известный факт, что до 1948 г. евреи Палестины, а не арабы назывались «палестинцами»:

«До 1948 года газета, которую сейчас знают как The Jerusalem Post,называлась The Palestine Post. Палестинский симфонический оркестр целиком состоял из евреев. Поэтому употреблять слово «Палестина» по отношению только к арабам — это большая ошибка, которую мы сами часто повторяем.»

Ну и что? Евреи Израиля отказались от этого имени, а арабы приняли его после 1967 г. Разве проблема состоит хоть сколько-нибудь в недоразумении из-за названия?

«Палестинцы — это мы! Они тоже, но и мы! Иначе мы просто колониалисты, и у нас нет прав не только на Иудею и Самарию, но и на Тель-Авив.»

Это почти левая фраза о нашем колониализме - очень опасная позиция, что, дескать, если Иудея и Самария – не наши, то и Тель-Авив не наш. Разница огромна: там – несомненное арабское большинство, в Тель-Авиве – еврейское. Я совершенно не понимаю связи между названием и колониальным статусом. Мы – колониалисты, если мы контролируем население, лишённое гражданских прав, как это предлагает Моше Фейглин, ратующий за аннексию Иудеи и Самарии без гражданских прав для арабов. Если это временный статус, связанный с военной необходимостью, тогда оккупация – подходящее слово, которого наши правые тоже не любят. Проф. Ауман, похоже, с этим в принципе согласен, категорически отрицая концепцию арабов без гражданских прав:

«...Я тоже считаю, что у всех жителей должны быть равные права. Меня считают правым экстремистом, и возможно это мой имидж, но я за гражданские права для арабов. Не может быть современного государства без гражданских прав для всего населения...»

Как же тогда быть? Интервьюёр спрашивает:

«Если Иудея и Самария — это часть Израиля, как быть с палестинскими арабами? Вы предлагаете дать им израильское гражданство?»

Ответ (жирный шрифт мой – Э.Р.):

«Я думаю, что никого нельзя выселять из своих домов. Ни евреев, ни арабов. У арабов должна быть юрисдикция над своей частью территории, а у евреев — над своей. Приблизительно так, как сейчас, только надо придать этому официальный статус и развивать инфраструктуру. Дороги, например, могут не пересекаться: можно построить одну дорогу над другой.» Арабы «могут быть гражданами чего угодно. Хотите — Палестины. У меня нет возражений против слова «Палестина» как такового, я просто против того, чтобы называть им только арабов. Они могут быть гражданами Иордании… Общая картина, которая сложилась у меня в мозгу, такова: я верю, что возможна ситуация, при которой будет арабское образование в том месте, которое называлось Палестиной, и будет еврейское образование. Они будут разделены... Это моя личная программа. »

Это также и МОЯ личная программа – то, что я и многие другие говорят годами без авторитета Нобелевской премии. Разделение, разделение и только разделение. Но профессору изменяет математическая точность: по-видимому, он давно не смотрел на карту поселений и представляет себе совершеннно нереальное государственное образование с дискриминационными дорогами только для евреев и только для арабов, проходящими «одна над другой». Где же он видел такую странную географическую структуру самостоятельных государств? Не может быть этнического разделения без разделения географического. Не может НЕ быть единого государства при столь этнически смешанной географии...

А пока я это пишу, появляется проект ТРЕТЬЕГО решения!?

Теперь выступил Нафтали Беннет, бывший бизнесмен, а сейчас претендент на роль главы новой партии, объединяющей религиозные сионистские силы. По-русски о нём можно прочитать на сайте МАОФ:

http://maof.rjews.net/israel/136-politics/27259-2012-07-12-06-01-07

а сайт Arutz Sheva опубликовал статью самого Беннета по-английски:

http://www.israelnationalnews.com/Articles/Article.aspx/11350

На карте ниже территория Иудеи и Самарии показана как комбинация областей А, В и С в соответствии с соглашениями Осло (карта взята из документов ООН на http://www.ochaopt.org/documents/ocha_opt_area_c_map_2011_02_22.pdf):

 

В области С, занимающей 59% территорий, находятся все израильские поселения и проживает только 48 тысяч арабов – 4% от общего арабского населения Иудеи и Самарии. Г-н Беннет предлагает присоединить к Израилю всю область С с предоставлением полного израильского гражданства всем арабам этой области. Что касается областей А и В, то тамошние палестинцы получат автономию, но не суверенитет. Поскольку между отдельными городами и посёлками этих областей непрерывности нет и в помине, будут построены дороги (как мечтает об этом и проф. Ауман) для свободного передвижения между районами автономии, которая, к тому же будет вся окружена Израилем и пронизана им изнутри и не будет иметь ни непрерывности, ни границы с другим арабским государством, ни выхода к морю. Израильские войска будут отвечать за безопасность всего района. Понятно, что и экономика может быть только единой с Израилем.

Г-н Беннет пишет (перевод с английского и жирный шрифт мой – Э.Р.):

Эта инициатива имеет скромные задачи и даёт Израилю три преимущества: удержание жизненно-важных областей, улучшение международного положения страны путем нейтрализации вопроса об «апартеиде», и создаёт стабильные условия на несколько последующих декад.

Наивность автора предложения поразительна для человека с таким деловым опытом, как у г-на Беннета, если только он намеренно не вводит публику в заблуждение. Кроме приобретения Израилем 50 тысяч новых арабских граждан, да обещания дорог без проверочных постов в предложении нет ничего нового по сравнению с существующим положением. Если оно не создало стабильности в предыдущие 45 лет, то почему автор предложения полагает, что стабильность появится сейчас? И дав гражданство 4% арабов, но узаконив отсутствие политических прав для остальных 96% - около двух миллионов, Израиль снимет вопрос об апартеиде? Улучшит своё международное положение, если уж г-н Беннет о нём заботится? Ведь никакие homelands – «родины» для чёрных в Южной Африке времён апартеида не были так раздроблены и изолированы.

А в другой фразе г-н Беннет отметает идею важности международного положения и «утешает» скептиков:

Мир не признает нашего суверенитета в этом районе, как он не признаёт нашего суверенитета над Западной стеной, над жилыми районами Рамот и Гило в Иерусалиме и над Голанскими высотами. Не беспокойтесь, мир привыкнет.

Мир не привыкнет, и арабы территорий этого плана не примут. Как только решение г-на Беннета будет реализовано, арабы начнут третью интифаду и одновременно обратятся в ООН и к Западу, но не с нелепым требованием прошлого года признать их Палестину в непонятно каких границах, а с требованием аннексии Израилем с предоставлением им полных прав. Сочувствие палестинцам будет стопроцентным, и они добьются полных гражданских прав по примеру чёрных Родезии и Южной Африки.

Почему ни один правый лидер не выполнил своих обещаний? А потому, что политика в оппозиции – это политика идеалов, а политика правительства – искусство возможного. Как только Бегин, Шарон и Нетаниягу получали власть, они наталкивались на барьер невозможности. И тут оказывалось, что они – довольно слабые политики и дипломаты: они хотели как лучше, а получалось, как всегда...

Хотите пари? Я вам предскажу следующих «предателей» в вашей среде. Это будут именно г-да Моше Фейглин и Нафтали Беннет. Я легко могу себе представить, что разочарованный бездействием Нетаниягу народ вручит мандат одному из них или им обоим. Давайте вообразим себе их действия:

1 марта 2015 г. Новые глава правительства Нафтали Беннет и министр иностранных дел Моше Фейглин приносят присягу. Уже в своей инаугурационной речи г-н Беннет объявляет о реализации своего плана по аннексии области С.

2 марта. Кнессет утверждает закон.

3 марта. Правительства США, Великобритании, Франции, просят правительство Израиля о пересмотре решения. Г-да Беннет и Фейглин твёрды.

1 апреля правительства Запада заявляют об экономических санкциях, о лишении израильтян виз – весь набор, уже испытанный в Родезии и Южной Африке. Г-н Беннет стоит твёрдо – пока что.

15-го августа 2015 г. палестинцы начинают интифаду – третью или четвёртую.

К 7-му июня 2016 г. г-дам Беннету и Фейглину становится ясным, что интифаду они не выиграют, как её не выиграли Рабин и Шарон, особенно в условиях эмбарго.

Во вторник, 5-го июля 2016 г., по случаю окончания праздника Рамадан, глава правительства Нафтали Беннет обращается к арабским жителям по радио, на арабском языке, объявляет об аннексии областей А и В с предоставлением израильского гражданства двум миллионам арабов.

Через три года новоизбранный мэр города Ариэль профессор Эдуард Бормашенко будет приветствовать первых арабских жителей, скупивших дома в центре города, а мэр Тель-Авива г-жа Элла Грайфер должна будет позаботиться об участках для мечетей в Рамат-Авиве. И, следуя оптимистическим демографическим прогнозам г-на Этингера, я не обсуждаю вопрос, когда соберётся первый Кнессет, в котором будет 61 арабский и 59 еврейских депутатов, но такой момент наступит. Его первым актом будет изменение Закона о возвращении: гражданство будет даровано каждому, предки которого вплоть до одного прадеда родились на этой земле. В законе не будет упомянут ни араб, ни еврей, и СМИ Запада (если ещё будет Запад) будут в восторге от «справедливости» закона. Хлынувшие в «Израиль» (понятно, что название страны тоже будет изменено) арабы из-за границы быстро покончат с ситуацией, когда у евреев есть хотя бы 59 депутатов.

Может быть, именно этого и ждут беспомощные г-да Нетаниягу и Либерман? А потом все правые будут говорить, что ничего не смогли поделать с антисемитами Запада. Вы знаете сказку Бернарда Маламуда «Еврейская птица»? Г-н Коэн выгнал из дома говорившую на идише птицу по имени «г-на Шварц» на улицу, после чего был найден его труп с переломанным носом и выклеванными глазами, и дети г-на Коэна плакали:

- Кто сделал это с вами, мистер Шварц? - рыдал Мори.

 - Антисемиты, - позже сказала Эди.

Не говорите мне, что с Израилем это произойдёт потому, что вовремя не набили морду какой-нибудь «левой сволочи». Это дело рук правых и только правых. Это ли тот «финальный свисток», который, по словам Рафы, нас спасёт?

Это будет эсхатология, сынженеренная нашими же руками. Я повторю себя: Не может быть этнического разделения без разделения географического. Не может НЕ быть единого государства при столь этнически смешанной географии... Если выход ещё возможен, то я вижу один: появление в среде правых религиозных поселенцев сильного харизматического лидера, который сумеет физически перенести поселения и, возможно, договориться с врагом о разделении. Перенос будет стоить неимоверно дорого, но г-н Беннет сказал, что готов уплатить сотни миллионов долларов на дороги для арабов над Израилем. Лучше деньги потратить на строительство еврейских поселений в реально защищаемых границах. Но я очень сомневаюсь, что такой лидер появится...

С глубоким уважением,

Элиэзер М. Рабинович

Примечания


[1] The Diaries of Theodor Herzl, p.204, edited and translated by M. Lowenthal, MA, Peter Smith, 1978.

[2]Григорий Никифирович, « Два народа на одной земле: исторические аналогии», Заметки по еврейской истории, №124, январь 2010.

[3] Йорам Этингер, «Факты опровергают демографическую панику», Хроники Иерусалима, 3 января 2012,http://mnenia.zahav.ru/Articles/582/fakti_oprovergaut_demograficheskuy_paniku

[4] http://israelipalestinian.procon.org/view.resource.php?resourceID=000636

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru