litbook

Проза


Сумерки0

Борис Пьянков родился в 1957 году. За свою жизнь перепробовал множество специальностей: был инженером, слесарем и поваром; работал в геологических экспедициях на Камчатке и на Новой Земле; служил в пограничных войсках. Учился в МГУ и Педагогическом институте; последние десять лет работает преподавателем географии в одном из колледжей Москвы. В последние годы хобби Бориса стало сочинительство. После некоторых приключений две написанные им повести обрели свое лицо на бумаге в издательстве журнала "Искатель" и в издательстве "YAM Publishing".

 

Окончание. Начало в 06-02 и 07-02 2012

Глава одиннадцатая. Три стрелы.

Работа следователя совсем не похожа на то, что мы видим на экранах телевизоров! обычно он ведет сразу несколько дел; иногда больше десяти. Рабочий день следователя не нормирован. В течение дня он может побывать в тюрьме, работая с задержанными или допрашивать свидетелей по уголовному делу; может работать на месте происшествия или ездить по экспертным учреждениям. Суть этой работы — раскрытие преступления и доказательство вины преступника.
Обычно все начинается с осмотра места происшествия. На этом этапе можно определить свидетелей, личность преступника, его мотивы. Составить точный протокол — тоже наука. Приходится описывать каждую мелочь: где, что, как лежало, откуда и как эксперт-криминалист взял ту или иную вещь, ведь предмет, изъятый с нарушениями, использовать в качестве вещественного доказательства нельзя.
Следователь определяет круг подозреваемых лиц, выдвигает различные версии. Их проверкой занимаются сотрудники уголовного розыска. Вся информация стекается к следователю, который должен ее проанализировать, вычислить преступника и юридически грамотно оформить все документы дела.
Следователь должен быть терпелив и жёсток; он должен уметь собрать свою волю в кулак и должен быть готов к любому повороту событий. Эта профессия для тех, кто не вздрагивает при виде расчлененного трупа и умеет вести жесткий разговор с уголовниками.
А еще следователь обязан быть принципиальным, честным и неподкупным; он всегда должен стоять на страже закона.
Да, именно таким должен быть идеальный следователь прокуратуры!
Сейчас Матвей Федорович был очень занят; временно отложив все нераскрытые дела, он шел по горячему следу другого убийства.

Наступил вечер. Светланы опять не было дома. Учитель не находил себе места от злости. В последнее время жена перестала предупреждать его о том, что задержится на работе, и ревность не давала Николаю Ивановичу покоя.
Рассерженный географ набрал телефон организации, в которой работала Светлана. В обычное время он так не делал. Дозвониться до жены было нелегко; учителю подолгу приходилось объяснять секретарю кто он такой, и зачем ему нужен главный бухгалтер. Не желая отвлекать людей от работы, Николай Иванович все время звонил жене по мобильному телефону, но сейчас терпение географа лопнуло:
— «Мало ли что можно сочинить, пользуясь мобильником»!
К телефону долго никто не подходил. Когда учитель уже собирался положить трубку на рычаги, ее внезапно подняли. Это оказался охранник, который сообщил учителю, что все сотрудники уже ушли.
— Ну что же; этого следовало ожидать! — раздраженно сказал Николай Иванович в пустоту квартиры.
Адреналин в его кровеносной системе требовал немедленных действий, и учитель выскочил на улицу, в чем был одет. В старом, многократно заштопанном тренировочном костюме и кроссовках на босую ногу географ выглядел не лучшим образом, но в данный момент ему было совершенно безразлично, как он выглядит.
— «Сейчас мы разберемся, что к чему»!— мрачно думал Николай Иванович, направляясь в сторону гаражей.
Никакого плана действий учитель не имел. Он решил действовать напрямую и ломиться в заднюю дверь гаража до тех пор, пока Виктор не откроет ее.
Солнце уже заходило и облака на небе окрасились в багровые тона. Вечерний воздух в лесопарке был прохладным, но это обстоятельство ничуть не охладило пыл географа, который жаждал «вывести жену на чистую воду».
О ревность; эта нелепая дочь любви! Как много преступлений совершается из-за ревности, которая заставляет человека стремиться к тому, чтобы единолично обладать любимым человеком! Как часто мы путаем это опустошающее душу чувство с истинной любовью. Но в отличие от любви ревность никогда не доводит до добра.
Впрочем, ревность почти не имела отношения к тому, что произошло с Николаем Ивановичем этим вечером!

Географ едва успел добраться до середины стоявших темной стеной гаражей, как к нему приблизились двое молодых людей в кожаных куртках. Один из них, поменьше ростом, встал позади и чуть сбоку от учителя, отрезая ему путь к отступлению.
Намерения молодых людей показались учителю вполне очевидными. Помощи ему ждать было неоткуда; наступала темнота, и большинство гуляющих уже покинуло лесопарк.
— У меня нет денег, ребята, — миролюбиво сказал Николай Иванович, пытаясь оценить обстановку, — я же на тренировке!
— А если поискать? — куражась, поинтересовался более крупный из них, вытаскивая из-под распахнутой куртки большой нож.
На его щеке виднелся рваный шрам, придающий ему зловещий вид. На секунду учителю показалось, что он где-то уже видел этого парня, но заниматься идентификацией личности он не мог, сейчас предстояло решить проблему поважнее.
— Я же сказал, что денег нет! — учитель еще не осознал степень опасности, которая ему угрожает.
— «Флагман», хватит болтать; кончай его! — ломающимся тенором сказал парень, стоящий позади географа. Судя по голосу ему было не по себе.
— Ты что, струсил, салага? Так сразу и кончать? — поинтересовался «флагман». — Так просто скучно! Я, может быть, хочу, чтобы он мне предсмертную песенку спел; по земле поползал, а еще его можно в позу поставить, как «на зоне».
— Зачем вам портить себе жизнь, парни? — дрогнувшим голосом сказал Николай Иванович, — пожизненное заключение это не шутка! — отдаляясь от лезвия ножа, учитель попытался осторожно отодвинуться назад.
— Стоять на месте, «козел»! — взревел «Флагман».
В этот момент учитель с силой лягнул ногой стоящего сзади бандита, надеясь попасть тому в коленную чашечку. К сожалению, удар оказался скользящим и не совсем достиг цели. Время для отступления было потеряно, и учитель оказался прижатым к стене одного из гаражей. Бежать было некуда.
Парень, которому Николай Иванович рассадил ногу, отчаянно матерился, стараясь перебороть острую боль.
— Ну что твари, — в отчаянии произнес пригнувшийся географ, пытаясь нашарить на земле камень или хотя бы палку, — просто так я вам не дамся!
Большой палец «Флагмана» был картинно прижат к боковой поверхности ножа. Он поиграл лезвием, сделал шаг вперед и вдруг остановился, тревожно прислушиваясь к чему-то.
Дальнейшее оказалось для молодых бандитов полной неожиданностью. С лязгом распахнулась потайная дверца, ведущая в гараж Виктора. Из двери, ловко, в одно движение выпрыгнул приятель Николая Ивановича.
— А я думаю, кто это тут шумит!? — с дурашливым удивлением сказал Виктор, делая большой шаг вперед. — Ой, я смотрю, вы тут с ножичком балуетесь; нет, так не пойдет. Спички детям не игрушка!
Молодые люди отпрянули назад, опешив от неожиданности. Такого поворота событий они не ожидали и поэтому не успели принять единственно правильное для себя решение.
Хэк! — следующее движение Виктора внезапно оказался прыжком; отработанным ударом ноги он выбил нож из руки «Флагмана».
— Шухер; смываемся! — испуганно завизжал подбитый географом парнишка.
Бандиты метнулись в сторону железной ветки, идущей через лес. Младший из них прихрамывал на бегу, подвывая от боли. Виктор не стал преследовать их.
Николая Ивановича била крупная дрожь.

— Как ты вовремя вышел! А я-то думал, что я уже покойник, — пытаясь шутить, сказал он приятелю.
— А как тебя сюда занесло? Вдруг слышу за стенкой знакомый голос…. Хорошо еще, что я замок на дверцу не повесил; прямо, как чувствовал, что запасной выход пригодится! — Виктор нагнулся и подобрал с замусоренной земли нож.
— Я теперь бегаю здесь по вечерам, — сказал учитель. Не докладывать же Виктору о своих подозрениях, которые после пережитого уже казались географу самыми, что ни на есть, дурацкими!
— Бегать-то по трассе надо, родной ты мой! А то место нашел; тоже мне, спортсмен…. И костюмчик у тебя; рыбам на смех! В таком действительно со всеми бегать стыдно. Где ты такой анахронизм откопал?
— Погоду переоценил! — самочувствие Николая Ивановича было далеко не идеальным. Попросту говоря, он ощущал себя последним идиотом.
— Но ты молодец! — Виктор одобрительно хлопнул приятеля по плечу.
— Это почему? — удивился Николай Иванович.
— Второго ты хорошо приложил. Жаль, что у тебя ноги в кроссовках! Но он от удара так заорал, что я сразу понял, что здесь что-то неладное.
Похвала Виктора была приятна Николаю Ивановичу.
— Ты мне жизнь спас; я этого не забуду! — с чувством сказал он.
— Брось, какие между друзьями счеты…. Пойдем, водчонки хлопнем! Я, правда, не один, а с девчонкой. Пойдем, я тебя познакомлю!
Виктор сделал приглашающий жест, и Николай Иванович протиснулся в узкий проем, подсвеченный изнутри тусклым светом электрической лампочки.
С тех пор, как он побывал здесь, помещение гаража несколько преобразилось. К задней стенке гаража был придвинут продавленный диван, над которым были наклеены фотографии, вырезанные из мужских журналов. Перед диваном стоял раскладной столик с бутылками, а на самом диване сидела миловидная женщина лет тридцати пяти.
— Знакомься, Регина! Это Коля, мой давнишний приятель, — сказал ей Виктор. — Мы с ним в армии вместе служили!
— Здравствуйте! — хрипло произнес Николай Иванович.
— Что там у вас произошло? — спросила женщина.
— Да, так…. Ерунда! — отмахнулся Виктор. — Человек решил пробежку сделать…. Пристали к нему какие-то хулиганы; ну вместе-то мы их легко прогнали!
Учителя усадили на шаткий раскладной стульчик. Его приятель наполнил прозрачные пластмассовые стаканчики. Дама пила красное вино, а мужчинам досталась водка. Закуска была простая; на столе был плавленый сыр, грубо нарезанная копченая колбаса, хлеб и шоколадные конфеты в коробке.
— За нашу победу! — это был один из дежурных тостов Виктора.
Нервная дрожь била учителя не переставая; он едва сумел опрокинуть стаканчик в рот. Крепости напитка он не почувствовал. За первым стаканчиком последовал второй, но проклятая дрожь не покидала его.
Заметив это, подруга приятеля накинула на плечи географа старенькое одеяло.
— Вы слишком легко одеты, — сказала она. — Так вам будет лучше!
И действительно, скоро Николаю Ивановичу стало лучше. После четвертого стаканчика он закусил, согрелся и, наконец, перестал дрожать. После такого приема учитель испытывал к Виктору и его подруге самые теплые чувства.
Бывший прапорщик озабоченно поглядел на ручные часы и географ сообразил, что ему пора уходить, чтобы не испортить любовникам свидание. Он неловко поднялся; складной стульчик при этом сложился и упал ему на ногу, но учитель этого не заметил:
— Спасибо за все, но мне давно пора идти!
— Мне тоже надо идти! — неожиданно сказала женщина, поднимаясь с диванчика.
— Ребята, вы что сговорились, что ли? — удивился Виктор. — Николаю-то, конечно пора; его дома жена ждет. Регина, а ты куда собралась? Банкет еще и не начинался….
— Сегодня мне надо быть дома пораньше, — Регина поправила прическу, глядя в большой осколок зеркала прикрепленного на стене гаража. — Муж из командировки приезжает, если вечером меня не будет дома, могут случиться крупные неприятности!
— Жаль. Я думал мы еще посидим, — вздохнул приятель Николая Ивановича, с сожалением окидывая взглядом фигуру женщины.
Регина неожиданно повернулась лицом к географу:
— Вы меня осуждаете, да?
— Нет, что вы, я даже и не думал о таком, — торопливо заявил учитель, — мало ли какие у вас обстоятельства!
— Я была рада с вами познакомиться! — тон Регины неожиданно стал по-светски холодным. — Проводи меня до ворот! — обратилась она к Виктору.
Николай Иванович хотел выйти из гаража вместе с любовницей Виктора, но приятель остановил его:
— Как я объясню сторожу, откуда ты сюда попал?
Можно было уйти через потайную дверцу, ведущую в лесопарк, но географу не хотелось даже думать об этом.
— «А вдруг эти бандиты еще там»? — учитель решил дождаться возвращения Виктора, и он недолго заставил себя ждать.
— Так быстро? — удивился географ.
— Так она же на машине! — сказал приятель Николая Ивановича. — Эх, жаль, что она уехала; отличная бабенка!
— Это она бухгалтером работает?
— Нет, той я квартиру снимаю!
— А эту чего в гараж водишь? — не удержался от глупого вопроса географ.
— Ну не могу же я всем своим любовницам квартиры снимать, так никаких денег не хватит! — разозлился Виктор. — А про гараж; ты же мне сам посоветовал сюда женщин приводить, во время нашей последней встречи. Не помнишь, что ли?
— Да, кажется, я что-то такое говорил, — растерялся учитель.
— Давай, садись за стол. Выпьем по маленькой, за мужскую дружбу! — к счастью для Николая Ивановича бывший прапорщик почти не умел обижаться.
Приятели выпили и закусили выпивку конфетами.
— Мне надо идти домой, — сказал учитель.
— Я сказал жене, что буду работать всю ночь, — задумчиво произнес Виктор. — Слушай, позвони домой! Скажи, что ты встретил друга и задерживаешься у него в гостях…. Вот возьми мой телефон!
Отказать приятелю географ не смог. Он послушно набрал свой домашний номер. На многочисленные вызовы трубка отвечала лишь длинными гудками; по-видимому, жена еще не пришла домой. Николай Иванович позвонил ей на мобильный телефон.
— Где это ты пропадаешь? — с иронией поинтересовалась у мужа Светлана. — Я несколько раз звонила тебе по всем телефонам, а ты все не отвечаешь!
— А где пропадаешь ты?
— Я собиралась сказать тебе, что сегодня домой я не приду. Ты совсем забыл о том, что у моей матери сегодня день рождения. Ты даже не поздравил маму, и теперь она очень обижена. Мама плохо себя чувствует, и поэтому я буду ночевать у нее!
— Ты могла бы предупредить меня заранее!
— Я напоминала тебе об этом на той неделе, но ты же никогда ничего не помнишь!
— Понятно! — вздохнул Николай Иванович, выключая телефон.
В течение последних недель Света ничего не говорила ему о своей матери.
«Черт возьми»! — подумал учитель. — «И почему он должен помнить о дне рождения тещи? Она всегда недолюбливала учителя, считая, что географ, который был намного старше Светланы, совсем не пара для ее любимой дочери…. А теперь он еще и виноватым себя должен чувствовать»!
В гараже становилось все холоднее, и бывший прапорщик включил электрообогреватель. Светящаяся спираль бросала красные отблески на лицо Виктора, который прислушивался к разговору географа с женой. Выражение его лица сейчас донельзя напоминало портрет старого сатира с картины известного художника
— Как эти женщины умеют выворачивать все наизнанку! — в сердцах высказался Николай Иванович.
— Такова жизнь! Все они одинаковые, но без баб тоже нельзя, — усмехнулся его приятель. — И по этому поводу надо выпить!
— Можно и выпить! — теперь Николай Иванович мог никуда не торопиться.
— Надо горячим закусить, — сказал Виктор. Он вскипятил чайник и залил кипятком два стаканчика с вермишелью.
То ли от выпитой водки, то ли от пережитого напряжения состояние географа было странным. Всего несколько часов назад все было обыденным и спокойным; но, сколько событий произошло за это время! Сейчас учитель расслабился, но прожитая жизнь стала казаться ему какой-то нереальной, словно все происходило во сне. Реальными были лишь бандиты, Виктор и водка, а все окружающее пространство сжалось до размеров автомобильного гаража подсвеченного яркой спиралью электрообогревателя.
Приятели выпили еще, и в помещении гаража неожиданно воцарилась тишина. Каждого из собутыльников одолевали свои мысли.
— Странная штука; эта жизнь! — вздохнув, произнес пьяный учитель, подсаживаясь вместе со стульчиком ближе теплу.
— А то! Тут со мной одна непонятная история произошла, — неожиданно нарушил тишину Виктор. — Будешь держать язык за зубами?
— Слово даю! — сказал Николай Иванович, ожидая, что приятель расскажет ему очередную байку о своей дружбе с депутатами и о секретах государственного аппарата, но неожиданно услышал совсем другое.
— Был я в ваших местах зимой, по делам…, — начал говорить Виктор.
— После Рождества, наверное, — ядовито уточнил учитель, — заодно к моей жене наведался….
— Она же меня не пустила, я, выпивши, был. Ну, ты в курсе, наверное!
— В курсе!
— Не злись; кто старое помянет, тому глаз вон!
— Ладно, давай свою историю! — устало сказал Николай Иванович.
— Значит так, — начал свой рассказ Виктор. — Я, видно, с водкой перебрал. Надо было отлить, так сказать, сменить воду в радиаторе. Зашел я за твой дом; там позади кусты растут, местечко-то подходящее. Смотрю, а там мужик какой-то в окно первого этажа заглядывает, во второе от арки. Одет мужик был в армейский камуфляж, зимний. Я сразу сообразил, чье это окно….
— Да, это мое окно! — напрягся учитель.
— Я в него бутылку кинул, пустую и сказал, чтобы он шел оттуда подобру-поздорову, пока цел. Мужик вызверился, но ушел. То есть мне показалось, что ушел….
Твоя жена шторы задернула, и свет погасила, значит: — спать легла. Ну а мне деваться-то некуда, время позднее. Ну, я и решил в гараже переночевать, тут тебе и тепло, и поесть, и телевизор имеется. Расслабился, иду по лесопарку; темень, хоть глаз выколи! И пошел-то я поначалу не в ту сторону. Неправильно сориентировался, спьяну!
А гад этот за мной шел; сзади подкрался и попытался удавку на шею накинуть. Тяжелый мужик; я еле его через себя перекинул. Бросил я его, значит, и говорю, чтобы уматывал, а то убью. Зря он мне не поверил! — Виктор перевел дух и отхлебнул воды прямо из чайника.
— Дальше рассказывай! — потребовал Николай Иванович.
— А что дальше? Стыдно сказать; он мне зуб выбил; боксер хренов! Потом я мужика в захват взял, шея у него и хрустнула. А я оттащил его труп подальше в кусты и ушел в гараж!
— Значит, это ты убил того маньяка…. — задумчиво сказал учитель.
— На месте нашей стычки милиция нашла мой брелок, об этом в местной газетенке писали, — встревожено сказал Виктор. — Помнишь, у меня был брелок на ключах, с эмблемой БМВ? А вдруг милиция найдет меня по отпечаткам пальцев?
— Вряд ли. Для этого нужно, чтобы твои отпечатки пальцев были в милицейской базе данных. А, кроме того, сейчас такие безделушки продаются в любом журнальном киоске, мало ли что и где в парке валяется!
— Дай-то Бог! — выдохнул бывший прапорщик.
— Да чего тебе бояться, ты же благое дело для всех сделал, — сказал учитель, — да и убил ты его в порядке самообороны!
— Это как повернуть, — сказал Виктор, — если до суда дойдет; всегда кто-нибудь вспомнит о том, каким хорошим был покойный. Расскажут о том, что был любящий сын, рыбок и птичек любил, старушек через улицу переводил или еще какую-нибудь ерунду. Превышение самообороны припишут. Ты же сам знаешь, как у нас бывает!
— Будем надеяться, что до суда не дойдет, — сказал Николай Иванович.
— За это и стоит выпить! — приятель географа открыл новую бутылку. — Я надеюсь, ты не будешь заявлять в милицию о том, что здесь произошло? Мне бы не хотелось светиться у них в качестве свидетеля! Еще свяжут одно событие с другим….
Учитель подумал о том, что в словах приятеля есть определенная логика. Да и что он заявит в милиции? Скорее всего, ему никто не поверит, ведь нет никаких доказательств, что с ним что-то произошло. А отпечатков пальцев на ноже наверняка нет. Бандиты нынче опытные пошли, без перчаток не работают!
— Нет в милицию я, конечно, не пойду! — сказал Николай Иванович.
— Ну и хорошо! — заметно обрадовался Виктор.
Из-за стены гаража послышался собачий лай и отрывистые слова команды. Учитель сообразил, что первые собачники уже вышли на утреннюю прогулку. Он взглянул на часы; наступило утро. Хорошо, что у географа сегодня был методический день!
— Возьми на память! — прощаясь, Виктор протянул ему нож, которым хотели убить учителя. Это был красивый охотничий клинок с ручкой из кости. На его полированном лезвии имелся небольшой знак фирмы изготовителя: три оперенных стрелы в круге с большими буквами РВ внизу.

Глава двенадцатая. Размолвка.

Еще вчера Матвей Федорович был доволен собой. Дело об очередном убийстве было закончено в кратчайшие сроки. Убийца, загнанный в угол неопровержимыми доказательствами, находился в тюрьме и ждал суда. Прокурор похвалил работу следователя и пожелал ему удачи в раскрытии преступлений.
— Вот если бы, все уголовные дела раскрывались с такой скоростью! — подумал Матвей Федорович.
К сожалению, работа следователя редко дает возможность расслабиться. После смерти маньяка, дело об убийствах совершенных в кредитном колледже было выделено в отдельное производство.
Тяжело вздохнув, Матвей Федорович придвинул к себе папку с этим делом. Он никогда не сомневался в том, что оно никак не связано с маньяком из лесопарка. Не мог же маньяк последовательно убивать именно тех, кто связан с этим учебным заведением; а значит, что убийцу надо искать именно в колледже!
К сожалению, это расследование почти не двигалось. Улики преступлений практически отсутствовали. Следователь был склонен винить в этом неопытного эксперта. Молодой человек поторопился и провел экспертизу орудия убийства при помощи дактилоскопического порошка, не обратив внимания на то, что ручка ножа была влажной от сконденсировавшейся влаги. В результате его действий следствие так и не получило никаких отпечатков. Эксперт же, вместо оправданий заявил, что убийца действовал в кожаных перчатках, поэтому никаких следов на ручке ножа обнаружить не удалось.
Матвей Федорович очертил круг подозреваемых и скрупулезно проработал их характеры. Оказалось, что ни у кого из них не было весомого повода, для того чтобы убить преподавателя физкультуры и молодую студентку.
Главным подозреваемым оставался Николай Иванович, учитель географии и экологии. Следователю передали, что учитель звонил ему на работу; определитель номера сохранил домашний номер учительского телефона. Николай Иванович больше не делал попыток связаться со следователем, но Матвей Федорович догадывался, с какой целью географ пытался поговорить с ним.
В те дни один из студентов колледжа попал под машину. Случайность? Может быть, и случайность…. А еще можно допустить, что мальчишка что-то знал об убийце. Зачем иначе Николай Иванович пытался навестить его в больнице? Сострадание; или географ просто хотел удостовериться в том, что мальчишка ничего не помнит?
В больницу учителя не пустили; вот он и позвонил следователю; а вдруг тот знает правду о состоянии Максима. Слава Богу, парнишка уже приходит в себя! Жаль только, что он не видел, кто сидел за рулем самосвала. Ну, а географу совсем необязательно знать правду о состоянии студента, пусть пока думает, что Максим при смерти. При допросе можно будет упомянуть о том, что парнишка заговорил и пронаблюдать реакцию Николая Ивановича.
Рука следователя потянулась к ящику стола, где у него лежала заветная пачка сигарет. В течение всего последнего года он пытался бросить курить.
«Бросишь тут, при такой нервной работе»! — с досадой на самого себя, подумал Матвей Федорович. Он встал, щелкнул зажигалкой, небрежно бросил ее в открытый ящик и с наслаждением втянул в себя табачный дым.
«В изоляторе этот учитель повел бы себя совсем по-другому! Допустим, что суд даст мне разрешение на арест; в течение двух дней предъявлю обвинение, а доказательств-то у меня все равно нет»! — Матвей Федорович даже не замечал, что его мысли противоречат друг другу.
«Давно у меня не было такого дурацкого дела! — и следователь с раздражением раздавил окурок в чайном блюдце.

К удивлению Светланы учитель резко бросил свои спортивные занятия.
— Мне надоело! — отрезал Николай Иванович на вопрос удивленной этим обстоятельством женщины. В последнее время географ часто бывал раздражительным и грубым в общении с женой, подозреваемой им в измене.
В один из своих рабочих дней учитель всегда спешил к нулевой паре и поэтому уходил на работу намного раньше своей «половины». Светлана поднялась сразу же, как только за учителем захлопнулась входная дверь. Ее беспокоили перемены, происходящие с Николаем Ивановичем. В последнее время поведение супруга казалось ей все более и более странным:
«Почему Николай так пристрастился к бегу в лесопарке? И перестал бегать сейчас; что-то случилось? Муж разбил колено и испачкал свою одежду кровью; почему он ничего не рассказал об этом? Почему он стал таким беспокойным и кричит во сне»?
Поначалу Светлана испытывала лишь легкую тревогу, но скоро нервное напряжение дало о себе знать. Не находя ответов на свои вопросы, женщина совсем извелась и ей стало мерещиться нечто невообразимое.
«А вдруг ее Николай как-то связан с убийствами, произошедшими в лесопарке»? — Света попыталась отогнать эту навязчивую мысль, но она возвращалась снова и снова.
Желая разобраться в происходящем, женщина начала пристально следить за поведением мужа. К сожалению, овладевшее Светланой беспокойство было плохим советчиком. Вероятно, именно поэтому вместо ответов она находила все новые и новые вопросы.
Женщина включила компьютер и начала внимательно просматривать файлы мужа.

«Типы патологических личностей по Ганнушкину»; «Экстрасенсорные восприятия, биодиагностика и ясновидение».
Светлана открыла папку и прочитала: «На основе личных наблюдений и экспериментов автор рассматривает загадочные на первый взгляд явления, позволяющие сделать вывод о том, что психическая и физическая деятельность человека не ограничивается периферией его тела».
— Ну, это ерунда! — и женщина открыла папку с надписью «Психология, цитаты».
Вот что она там прочитала:
1) Ид всегда ощущает напряжение нереализованного желания. (Зигмунд Фрейд).
2) Человеческая агрессия инстинктивна. Люди не развили в себе ритуальную агрессию — запретные механизмы, обеспечивающие сохранение вида. По этой причине человек рассматривается, как крайне опасное животное. (Конрад Лоренц).
« В принципе ничего нового», — поежившись, подумала Светлана, — «но непонятно, зачем это нужно человеку, который преподает обычную географию»!
Она открыла папку с надписью «Литература» и ужаснулась, прочитав первое из стихотворений, которое попалось ей на глаза:

Н. Рубцов
Зимняя ночь.

Кто-то стонет на темном кладбище,
Кто-то глухо стучится ко мне,
Кто-то пристально смотрит в жилище,
Показавшись в полночном окне.

В эту пору с дороги буранной
Заявился ко мне на ночлег
Непонятный какой-то и странный
Из чужой стороны человек.

И старуха-метель не случайно,
Как дитя, голосит за углом,
Есть какая-то жуткая тайна
В этом жалобном плаче ночном.

Обветшалые гнутся стропила,
И по лестнице шаткой во мрак,
Чтоб нечистую выпугнуть силу,
С фонарём я иду на чердак.

По углам разбегаются тени…
— Кто тут?.. — Глухо. Ни звука в ответ.
Подо мной, как живые, ступени
Так и ходят… Спасения нет!

Кто-то стонет всю ночь на кладбище,
Кто-то гибнет в буране — невмочь,
И мерещится мне, что в жилище
Кто-то пристально смотрит всю ночь…

Света рефлекторно взглянула в сторону окна; слава Богу, что там никого нет!
Датой создания документа являлось сегодняшнее число, и женщина с ужасом поняла, что Николай Иванович скопировал эти стихи сегодня ночью. Следующее стихотворение напугало ее еще больше.

Владислав Ходасевич. Сумерки

Снег навалил. Всё затихает, глохнет.
Пустынный тянется вдоль переулка дом.
Вот человек идет. Пырнуть его ножом -
К забору прислонится и не охнет.
Потом опустится и ляжет вниз лицом.
И ветерка дыханье снеговое,
И вечера чуть уловимый дым -
Предвестники прекрасного покоя -
Свободно так закружатся над ним.
А люди черными сбегутся муравьями.
Из улиц, со дворов, и станут между нами.
И будут спрашивать, за что и как убил,-
И не поймет никто, как я его любил.

Светлана выключила компьютер. В коридоре ей попалась на глаза поясная сумка, с которой иногда бегал Николай Иванович, и женщина нервно расстегнула ее. В сумке лежали: напильник, фонарик, пассатижи, и кусок толстой проволоки. Пассатижи напомнили Светлане средневековые орудия пыток, которые женщина видела на фотографии в одной из книг.
«Зачем бегуну нужны такие странные вещи»? — удивилась Светлана. Раздумывая, об этом она прислонилась к вешалке и задела болтающийся там спортивный костюм, в котором географ обычно бегал в лесопарке.
Из кармана куртки с громким стуком что-то вывалилось на пол. Это был нож, которым пытались убить Николая Ивановича.
— «Что же ей теперь делать»? — разглядев страшный предмет, лежащий на полу, женщина тихо заплакала. В самом деле, как должна поступить женщина, которая не без оснований подозревает, что ее муж, — маньяк и убийца?

Во время урока Николай Иванович никак не мог сосредоточиться, что приводило его к многочисленным оговоркам. Он потерял указку и, забывшись, ткнул в карту вытянутым средним пальцем, совсем позабыв, для чего используют этот жест ученики. Ошибка учителя сразу вызвала в группе бурное веселье.
Учебный год заканчивался. Все студенты успели получить более или менее приличные оценки и работать на уроке им уже не хотелось, ведь в колледже не был предусмотрен экзамен по географии.
— Кто еще хочет улучшить свою отметку? — спросил Николай Иванович.
— Вы несправедливо поставили мне оценку; почему я должен ее исправлять? — вдруг возмущенно поинтересовался один из мальчишек. — Я в больнице был, а вы мне в это время двойку поставили!
— Этого не может быть! — географ всегда считал себя справедливым.
Белобрысый студент вскочил с места и подлетел к раскрытому журналу, который лежал на учительском столе.
— Вот же она стоит!
— Ты, какого числа заболел? — строго спросил Николай Иванович.
Белобрысый назвал число и месяц. Господи, как же он раздражал учителя!
— А оценка выставлена задолго до того, как ты заболел; значит, у тебя было время ее исправить!
— Так эта двойка карандашом стояла, — опять зашумел парнишка, — это несправедливо; я же заболел, и не мог исправить ее!
Учитель подумал о том, что поступает глупо. Предоставляя студентам возможность скорректировать оценки, он рисковал получить законное замечание от завуча, а неблагодарные ученики совсем не замечали мягкого отношения географа. А вот не будет он больше потворствовать их лени!
— Я буду ставить двойки на тот день, когда вы их заработали, — заявил разозленный Николай Иванович. — И с сегодняшнего дня, — только ручкой!
— Мы так все без стипендии останемся! — кокетливо заметила сидящая за первым столом темноглазая девушка, староста группы. — А вам будет нас жалко….
Эта хорошенькая студентка всегда нравилась учителю больше других; она была умной и трудолюбивой девушкой. Географ обычно прислушивался к ее словам, но сейчас он пришел в ярость.
— С какой это стати я должен кого-то жалеть, — взорвался Николай Иванович. — Это вам не школа; не нравиться здесь учиться, — уходите на все четыре стороны, никто вас насильно не держит! Подумаешь, душещипательная история: бедный мальчик в больнице был, а злой учитель ему двойку поставил!
Студенты испуганно затихли; им еще не доводилось видеть географа в таком состоянии. Прозвенел звонок. Аудитория быстро пустела, и только сейчас учитель сообразил, что забыл дать учащимся домашнее задание. Из коридора до Николая Ивановича доносились обрывки студенческих разговоров:
— Совсем озверел географ! Что это с ним случилось?
— Черт его знает. Может быть, с начальством полаялся?
— Да, уж случилось, так случилось! — пробормотал себе под нос географ, оставшись в одиночестве. Он и сам не мог осмыслить происходящее.

Глава тринадцатая. In vino veritas multum mirgitum.

Говорят, что неприятность никогда не приходит одна. Так случилось и на этот раз. В семье географа произошла крупная ссора, причем, как это всегда бывает, скандал начался с малого.
Николай Иванович забыл сходить в магазин за продуктами, в последние дни он мало думал о еде. Когда Светлана пришла с работы, холодильник оказался пустым, как желудок странствующего монаха.
Кроме того, желая снять напряжение, учитель приложился к бутылке с коньяком, но позабыл вынести мусор. Ведро уже начинало издавать противный запах, а внешне невозмутимый Николай Иванович возлежал на кухонном диванчике.
— Господи, и зачем мне такая жизнь! — брезгливо подумала Света.
Ни слова не говоря, женщина прошла в комнату, чтобы переодеться. Николай Иванович тоже проскользнул в комнату и обхватил полуобнаженную жену руками. От него пахло перегаром.
— Что тебе надо? — резко спросила Светлана.
В другое время такой тон сразу остудил бы любовный пыл мужа, но сейчас географ не обратил на слова жены никакого внимания.
— А ну убери руки! — с этими словами Светлана вырвалась из объятий мужа. Сейчас даже его вид был ненавистен женщине, и она повернулась к мужу спиной.
— У тебя что; есть кто-то другой? — с пьяной откровенностью задал вопрос учитель.
— Другой…. Да ты на себя посмотри…. Нажрался, как последняя скотина!
— Я же люблю тебя, — Николай Иванович ухватил женщину за плечи. Развернув ее лицом к себе, учитель попытался поцеловать жену.
— Грязный маньяк! Да от тебя воняет, хуже, чем от свиньи! — И Светлана, неожиданно для себя самой, влепила мужу звонкую пощечину.
От удара Николай Иванович выпрямился. На его щеке проступали багровые очертания супружеской ладони.
— Господи, зачем я это сделала? — испуганно подумала Светлана.
— Вот так и умирает любовь! — с пьяным спокойствием вдруг сказал географ.
Он отправился в ванную, чтобы охладить пылающее лицо, а к женщине вдруг вернулись ее недавние страхи:
«Что имел в виду ее муж, когда сказал о том, что любовь умирает»? — Светлана прислушалась. Судя по звукам, доносившимся из ванной комнаты, Николай Иванович принимал душ. «Ну что же у нее еще есть время»! — Женщина лихорадочно бросилась в комнату и открыла гардероб.
Когда учитель вышел из ванной, полностью одетая Светлана уже стояла у выхода с дорожной сумкой в руках. Как много она могла бы сказать сейчас мужу!
— Я решила переехать к маме! — холодно произнесла женщина.
— Я думаю, что так будет лучше всего, — легко согласился Николай Иванович.
Знала бы Светлана, какой ураган сейчас бушует в душе ее мужа!
Входная дверь захлопнулась.
Коньяк закончился, и учитель достал из кухонного шкафа спрятанную там бутылку водки. Вот он и остался в одиночестве; и как же быстро все произошло!

На работе Николай Иванович беспрерывно грыз кофейные зерна, что бы отбить запах перегара.
По программе колледжа курсы географии и экологии должны были заканчиваться контрольными работами. Учитель всегда принимал рефераты студентов через Интернет, широко декларируя мысль о том, что экономия писчей бумаги спасает деревья.
На одной из перемен учитель, консультирующий многочисленных студентов, заметил, что Вика терпеливо ждет момента, чтобы поговорить с учителем наедине. Наконец, такой момент наступил.
— Что ты хочешь сказать мне, Вика?
Студентка доверительно взяла учителя под руку, и прислонилась к учителю так близко, что он почувствовал прикосновение нежной девичьей груди:
— У меня к вам очень важная и личная просьба. Вы только не сердитесь…. Можно Денис не будет делать контрольную работу по экологии? — смущенно, но одновременно и кокетливо спросила девушка. — Сейчас у него и без того сложностей хватает…. Поставьте ему тройку просто так!
«Ничего себе просьба»! — географ мягко отодвинулся от Вики. На недавнем педсовете он уже слышал о трудностях, которые возникли у возлюбленного девушки. Парнишка совсем запустил занятия, и имел задолженности по многим предметам, включая сюда и ту дисциплину, которую преподавал Николай Иванович.
— Нет, Вика, на это я не могу пойти даже для тебя! — сказал учитель. — Это же должностное преступление!
— Да какое там преступление; так, мелочь! Об этом никто не узнает, а мы вас потом отблагодарим! — девушка опустила глаза и покраснела.
— Значит, ты пришла ко мне по просьбе своего приятеля, — сделал резонный вывод Николай Иванович, — да еще и взятку мне предлагаешь…. А сам Денис струсил, да?
— Он вовсе не трус! — возмутилась Вика.
— Пожалуйста, передай своему приятелю, что учитель географии на сомнительные предложения двоечников не откликается! Пусть пишет контрольную работу, и сдает «хвосты», как и все!
— На какую тему ему надо писать контрольную?
— Да на любую, — размалывая зубами очередное кофейное зерно, холодно отвечал учитель, — пусть хоть раз заглянет в учебник; в оглавлении есть все темы. И не вздумай писать работу за него, я это сразу пойму!
Пристыженная Вика ушла. Глядя ей вслед, географ отметил, что в последнее время девушка очень похорошела. И угораздило же ее влюбиться в такого непроходимого дурака!

Заканчивалась последняя пара. Николай Иванович традиционно напомнил студентам о том, что дежурные должны полить цветы и сделать уборку в кабинете географии. Без подобного напоминания учащиеся частенько забывали о своем дежурстве; сейчас, когда во дворе колледжа зацвели яблони, число забывчивых дежурных резко увеличилось.
Дежурным оказался Роман. Парнишка долго отсутствовал в колледже, зимой он перенес воспаление легких и до сих пор с трудом наверстывал упущенное.
— А где же твой напарник или напарница? — поинтересовался учитель, сворачивая в трубу большую настенную карту.
— Денис сказал, что не сможет задержаться сегодня; у него важное дело! — отвечал Роман, торопливо орудуя шваброй.
Николай Иванович стоял у окна и видел, что приятель Романа стоит у ворот колледжа с какими-то парнями. И эти молодые люди явно не из их колледжа; жаль, что на таком расстоянии нельзя разглядеть их как следует!
— А как здоровье Максима?
— Говорят, что лучше, но он еще долго пролежит в больнице. А почему вы спрашиваете меня о Максиме?
— Да я просто хотел с ним поговорить….
— О чем? — Роман встревожено застыл в проходе между партами.
«С чего бы это мальчишка так встревожился»? — подумал учитель:
— Ну, что ты остановился; давай ты доделаешь уборку до конца!
— А о чем вы хотели поговорить с Максимом?
— Хотел выяснить кое-что …. Скажи-ка мне, Роман; это не ты фотографировал Максима во время «Дня здоровья»?
— Меня тогда не было. Я был освобожден от физкультуры! — поторопился с ответом парнишка.
Было заметно, что под взглядом географа он чувствует себя весьма неуютно. Географ снова выглянул в окно, отметив про себя, что молодые люди, которые беседуют с Денисом, заплевали весь тротуар.
— А Денис тоже там был? — наудачу спросил учитель.
— Да, не помню я! — в голосе Романа звучало раздражение. Он быстро протер пол и неловко полил цветы:
— Я могу быть свободен?
— Да, конечно! — Николай Иванович подтвердил свои слова кивком головы.
— Хотите хороший совет? — стоявший уже в дверях Роман вдруг вернулся назад.
— Какой?
— Не лезьте к Денису; вам же хуже будет! Я многого не знаю, но ребята поговаривают, что он с какими-то «крутыми» парнями связан. И, учтите, я вам ничего не говорил, мне неприятности тоже не нужны!
— Если что, милиция с ними быстро разберется!
— Вы сами-то в это верите? — по выражению лица Романа было заметно, что он уже сожалел о своем порыве.
— Не переживай, — сказал Николай Иванович. — Я никому, и ничего не расскажу!
— Договорились! — с этими словами парнишка вышел из кабинета.

«Итак, Денис связан с какими-то бандитами! — размышлял Николай Иванович, сидя за преподавательским столом в пустом кабинете. — А Роман посчитал нужным предупредить меня, чтобы я не лез не в свое дело. Интересно, почему он так поступил»? Причины такого действия могли быть разными:
Вариант первый: Роман беспокоится за своего учителя, — это маловероятно.
Вариант второй: Мальчишка пытается запугать его, чтобы не лез не в свое дело. Может быть! Но разговор о его приятеле завел вовсе не Роман. Беседа была спонтанной, так что вряд ли парень сделал это специально.
Вариант третий: Роман в чем-то замешан, и беспокоится за себя, что вполне возможно. Тогда, если допустить, что страхи мальчишки не возникли на пустом месте, появляются следующие вопросы:
А кого именно боится мальчишка, органов правопорядка или своего приятеля? Как сильно, и куда именно Роман впутался? Что еще он мог бы рассказать учителю? Может ли Денис быть связан с убийствами; и если это так, то зачем ему понадобилось убивать физкультурника и студентку? Спортсмен не блещет умом; как он мог это организовать, да и главное: зачем это мальчишке? И причем здесь попавший под машину Максим?
« Нет, конечно же, Денис никого не убивал, для него в этих действиях попросту нет смысла. Мальчишке что нужно сейчас? Наверняка ему деньги нужны; значит, и занят парень их добыванием, скорее всего, торгует ворованными мобильниками или наркотой. Вот и приходится встречаться со всякой мразью, жертвой которой вполне мог стать Максим. Тогда становится понятно, чего именно так боится Роман».
«Похоже на правду». — Впрочем, чем больше учитель думал, тем меньше ясности оставалось у него в голове. Сейчас ему было понятно только одно: скорее всего эти мальчишки не имеют к загадочным убийствам никакого отношения, просто географ случайно разворотил другое осиное гнездо, наугад засунув в него палку. Но, новой встречи с цепким Матвеем Федоровичем учителю было не избежать, ведь если Денис действительно торгует наркотиками, то Николай Иванович просто обязан сообщить следователю об этом!

«Назвался груздем, — полезай в кузов»! — географ с досадой вспомнил свое обещание, данное следователю. Впрочем, Николай Иванович решил не делать поспешных выводов. Надо было обдумать ситуацию до конца, а уж потом предпринимать какие-либо действия.
Учитель уже собирал со стола свои конспекты, когда к нему зашла симпатичная девушка, — секретарь учебной части. Предстоял очередной юбилей одной из преподавательниц. Николая Ивановича просили внести деньги на подарок и присутствовать на торжестве, которое состоится послезавтра.

По дороге домой учитель зашел в спортивный магазин. После происшествия в лесопарке, ему хотелось чувствовать себя защищенным, а в здешнем магазине имелась большая оружейная секция.
Продавец рассказал, какие именно средства защиты можно купить, не имея специального разрешения. Выбор был достаточно велик. Сюда входили электрошокеры, баллончики с газом, пневматическое оружие и средство самозащиты под названием «удар». Для покупки этих вещей достаточно было предъявить паспорт.
— Все зависит от того, против кого вы собираетесь применять оружие, — пояснил вежливый продавец, — баллончики не всегда могут защитить от собак и пьяных; электрошокером можно не успеть воспользоваться; а струей «удара» надо попасть точно в лицо!
— А что вы рекомендуете? — Николай Иванович глядел на продавца с уважением. Ему всегда нравились специалисты своего дела.
— Обычно я ношу с собой пневматический пистолет. Как правило, такое оружие выглядит очень серьезно. Травматический эффект невелик, зато напавший на вас испытает сильнейший болевой шок. Стрелять лучше в открытые части тела. Ну и психологически; такой пистолет выглядит довольно устрашающе, иногда достаточно показать оружие, чтобы шпана разбежалась. От собак такое оружие тоже помогает…. Взгляните на витрину!
— Да, все пистолеты выглядят серьезными, как настоящие! — учитель с видимым удовольствием разглядывал оружие.
— Они и есть настоящие, только стреляют не пулями, а стальными и свинцовыми шариками — сказал продавец. — Их выпускают те же самые оружейные заводы, которые делают боевое оружие.
— А если у противника тоже окажется оружие?
— Да, против бандитов такая техника, конечно, не поможет, — вас сразу же застрелят. Откуда серьезным авторитетам знать, что в ваших руках не боевое оружие! Но против настоящих бандитов вам никакое оружие не поможет, в этом случае просто не надо его доставать!
— Да, пожалуй! — согласился учитель. Его заинтересованный взгляд упал на хорошо знакомые ему очертания, — Это пистолет Макарова?
— Пневматический пистолет Макарова. Калибр — четыре с половиной миллиметра; вместимость магазина тринадцать стальных сферических пуль. Начальная скорость пули от семидесяти до ста двадцати метров в секунду. Дульная энергия около трех джоулей. Длина ствола, девяносто шесть миллиметров; масса, семьсот тридцать граммов, — на память отчеканил продавец. — Это хорошая вещь, правда, как и все отечественные товары, нуждается в умелой доводке, чтобы газ не протекал.
— Когда-то я хорошо стрелял из пистолета! — Николай Иванович с удовольствием подержал оружие в руке. — Выписывайте чек!
К цене оружия прибавилась цена запасных стальных шариков и баллончиков, но все равно стоимость оружия показалась учителю вполне сносной.
Продавец хорошо знал свое дело; он подробно рассказал, о том, как нужно довести оружие до ума. Николай Иванович убрал покупку в свой объемистый портфель и по-дружески попрощался с ним. Такую покупку следовало обмыть; по дороге домой учитель купил себе уже привычных консервов и не забыл захватить бутылочку хорошего коньяка.

Глава четырнадцатая. Трудно быть депутатом.

К великому удивлению Николая Ивановича, входная дверь его квартиры была распахнута. Предчувствуя недоброе, учитель рванулся вперед. Судя по всему, дверной замок был выбит сильным ударом. Тонкая дверь тоже не выдержала и демонстрировала всем проходящим мимо острые щепки, пробившие дерматиновую обивку.
Квартира была разгромлена. Содержимое книжных шкафов и гардероба было выброшено наружу. В комнате и кухне валялась разбитая посуда. Отсутствовали магнитола, фотоаппарат и ноутбук. Из холодильника пропали бутылка водки и колбаса. Зеркало в коридоре было исчиркано и исписано найденной грабителями губной помадой.
Николай Иванович вызвал милицию. Была проведена экспертиза и составлен протокол. Милиционеры задавали различные вопросы, которые показались учителю не слишком значительными, а в конце тягостной процедуры его попросили подписать несколько бумаг.
— Вы сказали, что у вас в квартире не было крупных денежных сумм; вы твердо уверены в этом? — спросил учителя молодой следователь с погонами лейтенанта.
— Я все деньги ношу с собой! — в подтверждение своих слов Николай Иванович показал лейтенанту магнитную карточку.
— Обычная кража со взломом, — закуривая сигарету, высказал свое мнение эксперт. — Работали непрофессионалы, скорее всего подростки или гастарбайтеры. Будем разыскивать!
Николай Иванович сильно устал. Ему хотелось, чтобы милиционеры как можно быстрее ушли, тогда он, наконец, сумеет поесть, выпить и обдумать свои дальнейшие действия. А еще ему придется чинить дверь.
— Не огорчайтесь, есть шансы, что мы найдем ваши вещи! — сказал на прощание лейтенант.
Милиционеры уехали. Учитель кое-как прикрыл покореженную дверь, выпил полный стакан коньяка, и поставил на газовую плиту открытую банку с голубцами.
«Если рассматривать кражу, как логическое продолжение цепочки странных событий, невольным участником которых он стал, то ее вполне можно считать закономерным явлением», — развивая внутренний диалог, думал учитель. — «Но, скажите на милость, кому могли понадобиться его нехитрые пожитки? Можно ли связать эту кражу с нападением на него в лесопарке? А с убийствами в лесу? Или жена желает от него избавиться, и поэтому заказала его смерть? Нет, это просто чепуха! Света на такое не пойдет»!
Поразмыслив, учитель пришел к выводу, что ограбление квартиры никак не связано с нападением на него в лесопарке; там было простое хулиганье, желающее поразвлечься. Действия Николая Ивановича тогда были спонтанными, и едва ли кто-то мог их предугадать. Зато сейчас его явно предупреждали; остановись, не то хуже будет!
Нетрудно догадаться, кто мог организовать такое ограбление, ведь именно в этот день учитель начал расспрашивать Романа. И в этот же день к Денису приходили какие-то подозрительные приятели; возможно, именно они и разгромили квартиру географа!
Размышляя, Николай Иванович, прикончил бутылку коньяка. Испытывая стресс, он вовсе не чувствовал себя обиженным или расстроенным. Сейчас учителю казалось, что он наблюдает все, как бы со стороны. Происходящее не было плохим или хорошим, оно просто существовало, как данность, отпущенная судьбой. Допуская роковую природу последних событий, эта мысль позволяла Николаю Ивановичу примириться со своей новой жизнью.
«Раз уж пошла черная полоса, ее не остановишь, пока она сама не закончится»! — проваливаясь в пьяный сон, подумал учитель.
Проснувшись, географ с помощью молотка и гвоздей кое-как отремонтировал входную дверь, и только потом отправился на работу.
«Какое благо, что сегодня с утра у него нет уроков»!
На юбилей сотрудницы учитель, конечно, не пошел.

Ближе к вечеру, Николай Иванович собрался с духом и набрал знакомый уже номер. Каково же было его удивление, когда он узнал, что следователь находится в отпуске!
В ответ на его удивленный возглас, дамский голос с едва заметной иронией поведал ему, что работники прокуратуры, как и все, имеют право на ежегодный отпуск, и что делами Матвея Федоровича временно занимается другой следователь, который в данный момент отсутствует.
— Или у вас что-то срочное? — спросила женщина.
— Нет, ничего срочного.
— Тогда позвоните ему завтра!
Когда из трубки послышались короткие гудки, Николай Иванович с облегчением вздохнул. Другому следователю он никаких обещаний не давал! Но как он теперь должен поступить?
От размышлений учителя оторвал телефонный звонок.
— Здравствуйте, Николай Иванович! Я не отрываю вас от дел? Это Людмила Афанасьевна! Я хочу посоветоваться с вами… Вика ушла из дома!
— У вашей дочери была какая-то причина?
— Мы с мужем запретили Вике встречаться с сокурсником; его зовут Денис. Девочка возражала, в последнее время она стала непослушной, тогда запрет стал категорическим. Мы стали отпускать ее только на учебу. А сейчас она потихоньку собрала вещи и ушла. Что нам теперь делать? — и Людмила Афанасьевна заплакала.
— Вы, главное, не волнуйтесь; В этом возрасте с детьми всякое бывает. Пройдет время и Вика вернется! — Николай Иванович растерялся, не зная, как успокоить бывшую одноклассницу. Сказать, что у него самого неприятностей полно?
К счастью, Людмила Афанасьевна сумела сдержаться.
— Марат хочет встретиться с Вами! — сказала она, всхлипнув в последний раз.
Отказываться от встречи с мужем бывшей одноклассницы было некрасиво. Учитель сказал, что может уделить ему время после работы; стороны договорились о том, что Марат Семенович будет ждать учителя в машине на стоянке неподалеку от колледжа.

Автомобилем Марата оказался черный Audi R8. Николай Иванович слегка оробел, когда профессиональный водитель предупредительно открыл ему заднюю дверь. Учителю никогда не приходилось сидеть в такой дорогой машине.
— Здравствуйте Марат Семенович!
— Здравствуйте Николай Иванович! Вы уже обедали? — спросил он учителя.
— Как-то не успел! — пожал плечами учитель.
— Значит, я могу пригласить вас на обед? Отлично; там мы и поговорим!
Набрав скорость, машина перестроилась в левый ряд. Час пик еще не наступил, пробок было по-летнему мало, и скоро собеседники вышли из машины возле небольшого, но уютного ресторанчика. Гостей сразу же проводили в кабинет, и учитель понял, что Марата здесь хорошо знают.
— Странно; сейчас я даже не знаю с чего начать, — сказал Марат. — Я люблю свою дочь, точнее мы с женой любим свою дочь, и всегда хотели ей только добра! До сих пор, с Викой не было никаких проблем; мы с женой надеялись, что она окончит колледж, а через три года и институт. Вы, наверное, понимаете, что с учебой и карьерным ростом в дальнейшем у девочки не было бы проблем!
— Да! — Николай Иванович кивнул головой. Важность момента не позволяла напомнить собеседнику, что они когда-то перешли на «ты».
Принесли закуски и мужчины опрокинули по рюмке водки.
— Нам с женой было ясно, что у нормальной девушки должен будет появиться молодой человек, но такой дикости, которая после этого произошла, никто не ожидал!

Вскоре после того, как она подружилась с Денисом, Вика, начитанная девочка, воспитанная на традиционных ценностях мировой культуры, вдруг стала вести странные разговоры об избранности русской нации; о неполноценности других народов, и о мировом заговоре сионистов и масонов.
Все наши примеры и возражения отметались напрочь. Однажды Вика заявила о том, что холокост, это просто выдумка евреев. В качестве доказательства она привела слова президента одного из мусульманских государств, заявив, что президент такой большой страны просто не может ошибаться. В это время у Людмилы была в гостях подруга, с которой жена ведет совместные дела. Она еврейка и поэтому Людмиле долго пришлось краснеть и извиняться из-за высказываний Вики. А на прошлой неделе дочь притащила домой перевод «Mein Kampf».
— А как Вы поняли, что убеждения вашей дочери формируются под влиянием Дениса? — заинтересованно спросил Николай Иванович.
— Вика и не думала скрывать это! Она прямо заявила, что Денис открыл ей глаза на жизнь. После этого заявления дома произошел скандал, и мы с женой запретили дочери встречаться с ним. Вика затаилась, и мы по глупости решили, что она подчинилась нашей власти. А теперь девочка ушла и живет у Дениса!
— Вы не пробовали обратиться в милицию?
— Вернуть ребенка силой? Это бесполезно, Вике недавно исполнилось восемнадцать лет; она совершеннолетняя и отвечает за свои поступки! Кроме того может подняться ненужный шум. А огласка в СМИ того, что дочь депутата государственной думы спуталась с фашистом, крайне нежелательна для нас с женой!
«Вот оно как»! — Николай Иванович и раньше подозревал, что его собеседник занимает высокое положение, но все же недооценил его. — «Что ж! Вика небезразлична и самому учителю, поэтому можно попытаться помочь Марату. Но чем?» — мысль учителя лихорадочно работала. — «Вика, — неглупая и воспитанная девочка. Рано или поздно она должна будет понять, что ей не по пути с непроходимым тупицей, которым на самом деле является Денис. Значит, этот путь можно ускорить, если найдутся факты, которые докажут девушке ошибочность ее выбора»!
— У меня, пожалуй, есть один вариант, — сказал он. — Но на некоторое время нам с вами придется потерпеть Дениса! И еще: хорошо бы организовать за ним квалифицированную слежку, для того чтобы установить его контакты и собрать компрометирующие материалы! Я почти уверен в том, что мальчишка связан с преступным миром, но, к сожалению, это пока недоказуемо.
— Я немедленно займусь этим, — сказал Марат Семенович, — у меня есть хороший знакомый в детективном агентстве!
Марат наполнил рюмки, и союзники выпили за успех своего мероприятия.

На следующий день Николай Иванович принимал студенческие задолженности. Тех учащихся, у кого было более двух «хвостов» отчисляли приказом директора сразу по окончанию летней сессии. Студентам, у которых было две задолженности, повезло несколько больше; осенью им давалась еще одна попытка.
Денис явился в кабинет географии одним из последних. Он принес Николаю Ивановичу требуемый реферат и попытался ответить на несколько вопросов по экологии. Во время его ответов учитель окончательно укрепился в мысли, что этот парень, — непроходимый тупица. И как Вика могла влюбиться в такого болвана!
Отложив непрочитанный реферат в сторону, учитель тяжело вздохнул. Как было бы здорово, если бы этого парня отчислили из колледжа! Но теперь, после договоренности с Маратом, учителю требовалось терпеть; неизвестно, что может выкинуть Вика, когда узнает об отчислении своего возлюбленного.
— Хорошо; я ставлю тебе тройку! — сказал Николай Иванович.
— А почему не четверку? — и Денис вызывающе посмотрел на учителя.
— За что четверку; ты же ничего не делал весь год!
— Но сейчас-то я все принес. Что вам еще от меня надо?
— Мне от тебя ничего не надо; ты же для себя учишься! — с этими словами Николай Иванович расписался в зачетке.
Денис схватил зачетку и выскочил за дверь, неразборчиво пробормотав себе под нос какую-то неразборчивую фразу, из которой учитель понял лишь одно слово: «пожалеешь»!
— Это вряд ли! — сказал учитель в сторону захлопнувшейся двери.

Глава пятнадцатая. Время действовать.

До совещания классных руководителей оставалось более получаса. На улице стояла жара, в кабинетах было душно, и Николай Иванович вышел на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. Возле входа в колледж толпились ученики; было шумно, и географ решил прогуляться вокруг небольшого корпуса учебного заведения, чтобы его меньше беспокоили.
Возле кустов позади колледжа Николай Иванович снова увидел Дениса, который разговаривал с незнакомыми учителю парнями. Учитель решил пройти мимо, не разглядывая группу, но не сдержался, и как бы невзначай, посмотрел в сторону молодых людей. Сердце географа забилось сильнее, когда он узнал тех бандитов, которые напали на него в лесопарке.
Учитель поднялся по лестнице в свой кабинет. На его письменном столе еще лежал реферат принесенный Денисом. Николай Иванович машинально открыл его первую страницу. Темой реферата были пищевые добавки. Эта работа показалась учителю до странности знакомой. Он интуитивно пролистал страницы и быстро нашел то, что искал. Это была таблица состава пищевых добавок, с собственноручно сделанными учителем поправками и комментариями.
Такой материал мог быть взят только из одного источника, — ноутбука украденного из квартиры географа. Как минимум, это обозначало, что Денис причастен к краже. Вероятно, глупый мальчишка просто взял ноутбук себе!
«Вот и улика»! — размышляя, Николай Иванович подумал о том, что все его неприятности начались вскоре после того, как он заподозрил Максима в убийстве физкультурника. Вероятно, Максим действительно знал многое. После неудачного покушения на географа в лесопарке, мальчишка вполне мог стать жертвой Дениса, попав под машину. Что-то должен знать и Руслан, который до смерти боится Дениса, поэтому докладывает ему обо всем, что случилось в колледже. Именно после разговора с Русланом последовало ограбление квартиры учителя!
«Но отсюда получается, что убийство физкультурника, недавнее ограбление его квартиры, нападение на учителя в лесу, и несчастный случай с Максимом являются звеньями одной цепочки; цепочки, все звенья которой, прикованы к Денису»! — на совещании классных руководителей Николай Иванович, пораженный своими открытиями, выглядел несколько рассеянным, и даже получил от завуча несколько замечаний.
После совещания учитель просмотрел журнал группы, в которой учились проблемные мальчишки. До гибели физкультурника в журнале у Дениса стояли прогулы и двойки.
«Но не могли же простые двойки стать поводом для убийства! Или могли»? — думал Николай Иванович.

После совещания он сразу же позвонил отцу Вики, кратко доложив ему о своих открытиях.
— Но тогда выходит; это же целая банда! Господи, я даже не предполагал, что все так серьезно, — ошеломленно сказал Марат.
— При этом неясным остается самое главное! Какую цель преследуют преступники?
— Думаю, что с этим мы разберемся. Мой человек тоже идет по следу; он уже накопал много интересного о связях Дениса. Судя по всему, парень приторговывает наркотиками. Будем надеяться, что мышеловка скоро захлопнется!
—Теперь главное, — это собрать как можно больше улик; с ними можно обратиться в прокуратуру, — сказал учитель, — а там пусть сами копают!
— Вы можете приехать сегодня ко мне? — получив утвердительный ответ, Марат добавил:
— Не забывайте об осторожности; мы не можем допустить, чтобы они нанесли удар первыми. А лучше всего, если с сегодняшнего дня вы с семьей будете ночевать у нас; места на всех хватит! Я освобожусь примерно через час, а потом могу за вами заехать….
— Спасибо! Моя жена сейчас живет у матери. А до вас я и сам доберусь, — сказал учитель, — адрес я еще помню!

Дело сдвинулось с мертвой точки, но настроение учителя было несколько омрачено тем, что бандиты его тоже видели.
«Мало ли что может произойти теперь»! — думал Николай Иванович по дороге домой. Сегодня он собирался ночевать у Марата, но отправляясь в гости, собирался захватить с собой бритву и смену белья.
До дома Николай Иванович добрался без приключений, но перед дверью квартиры неожиданно остановился, прислушиваясь.
Учителю показалось, что из квартиры донесся какой-то странный, сдавленный стон.
«Может быть, это звук с улицы»? — и учитель застыл перед своей дверью, как вкопанный. Не зная, что делать, испуганный Николай Иванович достал из кармана свой пистолет; вставив в его рукоятку свежий баллончик с газом, учитель сдвинул вниз предохранитель. Каким бы несерьезным казалось это оружие учителю сейчас; ничего другого у него все равно не было.
Сдавленный стон повторился; к своему ужасу учитель вдруг узнал голос Светы, своей жены. «Господи, как она-то ввязалась в эту историю»! — времени на размышления у географа не оставалась. С ключами он возиться не стал; плохо отремонтированная дверь легко поддалась удару ноги.
— Лежать! Всем на пол! — с этим криком учитель ворвался в комнату.
Светлана лежала на кровати; платье ее было разорвано по всей длине, а рот заклеен клейкой лентой. Руки женщины удерживал молодой бандит, стоящий у изголовья кровати. Второй бандит был абсолютно голым. Устроившись на коленях между раскинутых ног Светы, он гнусно улыбался, разрезая большим ножом ее белье.
Оценив картину происходящего, учитель пришел в невообразимую ярость, и все дальнейшее произошло в течение считанных секунд.
Увидев направленный на него пистолет, молодой бандит испугался, и отпустил руки Светланы, которая сразу же сорвала со рта пластырь. Николай Иванович помнил, что самым опасным здесь является другой, но про молодого бандита забывать не следовало.
Первые два выстрела учителя оказались на редкость удачными; стальные шарики попали молодому напарнику в лоб и в висок. Кровь залила лицо бандита; упав на пол, он сразу же истошно завизжал:
— Убивают!
— Вот сука; он еще и жалуется! — вслух удивился учитель.
Все остальные заряды Николай Иванович методично выпустил в извивающегося от боли «Флагмана», с удивлением отмечая разрушительные последствия стрельбы. Выстрелы учителя вызвали у стонущего бандита болевой шок, и ничто не помешало географу и Светлане покинуть свою квартиру, неожиданно оказавшуюся ловушкой для них обоих.

До места, где жил новый приятель Николая Ивановича, супруги добрались на удачно подвернувшемся такси. Водитель заломил с них двойную цену.
— За что так много? — спросил учитель.
— Чтобы я вас ни о чем не спрашивал, — пояснил таксист, — вы на себя посмотрите и решайте; стоит ли оно того?
— Конечно, стоит! — согласился Николай Иванович.
Марату пришлось спуститься вниз, чтобы убедить консьержку пропустить к нему таких странных визитеров: голого по пояс мужчину и молодую девушку, едва прикрытую мужской рубашкой.
— Знакомьтесь, Марат Семенович; это Света, моя жена!
— Они вас все-таки достали?
— Да! Пришлось спасаться бегством… — учитель тяжело дышал; пережитый стресс давал о себе знать.
— Вам надо придти в себя. Передохните пару часиков, а потом мы обсудим дальнейший план действий! — и Марат обратился к Кате:
— Пожалуйста, подберите Светлане какую-нибудь одежду!
Служанка проводила супругов в гостевую комнату, из которой имелся выход в отдельную ванную.
Николаю Ивановичу пришлось приложить немало усилий, чтобы успокоить жену, доказывая, что ей больше ничего не грозит. Светлана проглотила какие-то таблетки, заботливо предоставленные хозяином дома, и приняла расслабляющую ванну.
Учитель тем временем успешно восстанавливал силы с помощью передвижного бара, заботливо предоставленного хозяином квартиры.

— Николай! Я хочу знать, что происходит, — на пороге ванной появилась Света, к которой, наконец, вернулось самообладание.
— Думаю, что мы с Маратом раскрыли тайну убийств в колледже!
— И теперь бандиты пытаются убить вас?
— Все уже в прошлом; завтра или послезавтра их арестуют!
— А где ты взял пистолет?
— Купил в магазине. Это спортивное оружие, которое не требует разрешения.
— Я боюсь; как же я завтра пойду на работу?
— Позвонишь; скажешь, что заболела! Ответь теперь, пожалуйста, на мой вопрос: —
Ты же меня бросила; зачем же ты туда потащилась?
Какими глупыми казались сейчас Светлане ее прошлые подозрения! Впрочем, женщина не собиралась рассказывать о них, и высказала только самое главное:
— Я соскучилась по тебе. А в квартире оказались они!
Света, переодетая в короткий сарафанчик Виктории выглядела очень привлекательной, и Николаю Ивановичу уже не хотелось выслушивать объяснения жены. Он присел на край широкой гостевой кровати и похлопал по краю кровати рукой:
— Иди ко мне!
— Коля! Это же неудобно; в чужой квартире….
— Еще как удобно! — заверил жену учитель.
Сейчас Светлана никак не могла отказать ему.

Вечером, в гостиной состоялся совет. Изначально Николай Иванович предполагал, что в беседе будут участвовать только мужчины, но Людмила Афанасьевна, напуганная открывшимися обстоятельствами, настояла на своем присутствии. Светлану, случайно ставшую жертвой бандитов, тоже интересовали детали происходящего.
Главным докладчиком сотрудник частного детективного агентства. Ничем не примечательного мужчину звали Геннадий. Короткий доклад сыщика был ошеломляющим:
— Во-первых: Денис является активистом профашистской группировки «Звезда Сириус».
— О, Господи! — не сдержавшись, воскликнула Людмила Афанасьевна.
— Эта организация имеет свою базу, которая замаскирована под военно-патриотическую организацию при одной из близлежащих воинских частей, — продолжал детектив. — На базе проходят военную и террористическую подготовку десятки юношей и девушек. В группировку допускаются только православные христиане. Члены организации приветствуют друг друга вскинутой рукой и возгласом: «Виват Россия»! Существуют и тайные знаки приветствия. Герб организации: четырехконечная свастика, вписанная в белую звезду.
Присутствующие были ошеломлены свалившейся на них информацией.
— Ничего себе! — вырвалось у Николая Ивановича.
— Бедная девочка! — глаза хозяйки дома увлажнились, казалось, она вот-вот заплачет.
— Продолжайте, Геннадий! — слегка прищурившись, сказал Марат.
— Во-вторых: парень приторговывает наркотиками, в том числе и в колледже. Пока это производные конопли, экстази, и аптечные наркотики, которые принято считать легкими. Надо отметить, что сам Денис наркотики и алкоголь принципиально не употребляет.
При этих словах Людмила Афанасьевна заплакала и вышла из комнаты.
— Поставщики наркотиков не имеют никакого отношения к «Звезде Сириуса». Это люди, из местной криминальной среды, часто так называемые «отморозки». Благодаря большой физической силе и вспыльчивости Денис пользуется у них определенным авторитетом. Вкратце это все! — подытожил свой доклад детектив.
— Большое спасибо! Вы проделали огромную работу, которая будет оценена по достоинству, — сказал Марат. — Вы можете идти!
Когда Геннадий откланялся, хозяин дома продолжил свою речь:
— Теперь наши руки развязаны, и мы можем действовать. Совокупность улик достаточно велика для того, чтобы суд выдал санкцию на арест Дениса. Но остается еще один важный вопрос. Как в этом случае поведет себя Вика, которая почти все время находится рядом с ним? Если желтая пресса узнает, что дочь депутата является подругой фашиста и преступника, — неприятностей нам с женой не избежать!
— А нельзя подстроить так, чтобы при аресте Дениса, девушки рядом не было? — спросила Света.
— Отличная идея, но как этого добиться? — спросил Николай Иванович.
— Есть один способ, — сказал Марат, — это не совсем честно, но должно сработать! Допустим, что Людмила Афанасьевна плохо себя чувствует….
— Кажется, она действительно плохо себя чувствует! — сказала Света.
— Нет, вы немного не поняли; я имел в виду то, что она совсем плохо себя чувствует, например, у нее случился инфаркт, и она может покинуть нас в любую минуту. Что должна сделать дочь, которая еще не потеряла человеческий облик? Она должна навестить мать!
— Но когда обман раскроется, она сразу же уйдет! — удивился Николай Иванович.
— Ее можно просто не выпускать. Но еще лучше, чтобы этот обман не раскрылся никогда, а то дочь перестанет нам доверять. Жена обожает театр; Людмила Афанасьевна в институте даже ходила в театральную студию! Так неужели она не сумеет сыграть больную? Кате можно правду не говорить, а Света может побыть сестрой милосердия. Белый халат я найду!
— А кто сообщит Вике о неожиданной болезни матери? — спросил Николай Иванович.
— Вы и сообщите; это будет выглядеть очень естественно!
— А что я делаю у вас в доме?
— Можете вы побыть у нас в гостях, пока ваша квартира на ремонте? Именно поэтому вы и знаете, что Людмила Афанасьевна заболела. Да и жена у вас бывшая медсестра, что пришлось, как нельзя более, кстати! Пойду, поговорю с женой! — с этими словами Марат вышел из комнаты.
— Я думала, что тебе не следует ходить туда завтра, — встревожено сказала мужу Света, — а еще это некрасиво; лгать собственной дочери! Неужели нет другого выхода?
— Боюсь, что нет! Надо помочь Марату, да и куда мы с тобой денемся?
— Поедем к маме!
— Сама-то поняла, что предлагаешь?
Недолго подумав, Светлана согласилась с тем, что такой вариант является далеко не лучшим.
В гостиную вошел Марат:
— Жена согласна!
Вы сумеете перевоплотиться в сиделку? — деловито спросил он у Светы.
— Я постараюсь!
Хозяин квартиры повернулся к учителю.
— Когда надо ехать в колледж?
— Завтра с утра группа Вики сдает экзамен. Я найду ее там.
— Хорошо; я подвезу вас. Расскажите дочери новости, и сразу уезжайте. Позвоните мне, я пришлю за вами машину, или приеду сам! — в голосе Марата послышались властные нотки.
В гостиной появилась Катя:
— Марат Семенович, вас зовет Людмила Афанасьевна!
Когда хозяин вышел из комнаты, Света нахмурилась:
— Ишь, раскомандовался; начальник!
— Депутат! — усмехнулся Николай Иванович.
— Мне все это кажется некрасивым; и мне страшно за тебя!
— Да, ладно! Я буду осторожен!
— Не думала, что мой муж способен на иезуитское коварство! — сказала Света.
— Ad majorem Dei gloriam! — пробурчал себе под нос Николай Иванович.

Следующий день ожидался жарким; на небе не было ни облачка. Днем температура уже поднималась выше тридцати пяти градусов, и синоптики готовились зафиксировать очередной рекорд. Несмотря на жару у Николая Ивановича было на редкость хорошее настроение. К нему вернулась жена, и это было добрым предзнаменованием, свидетельствующим о том, что жизнь потихоньку налаживается.
О неприятностях учитель старался не думать, тем более, что дальнейшее от него не зависело. Как только Вика вернется домой, Марат обратится в прокуратуру и дело будет закончено. Что после этого может случиться?
Наверное, придется давать свидетельские показания, но по сравнению с пережитым, — это такие пустяки! А если в колледже ему встретится Денис? Ну, это не особенно страшно; в самом колледже никто не посмеет напасть на преподавателя, а после работы учителя подвезет Марат. Какие проблемы могут быть у человека, которого возят в автомобиле со спецсигналом?
На работу Николай Иванович приехал не рано. Экзамен в группе Вики начинался в одиннадцать часов, поэтому спешить учителю было незачем. Он с удовольствием подумал о том, что через два дня наступит длительный, почти двухмесячный отпуск и можно будет куда-нибудь поехать вместе с женой.
Николай Иванович весело поздоровался с охранником. Улыбчивый вахтер, бывший военный, который любил поболтать с учителем о разных разностях, сегодня выглядел неприветливым. После того, как учитель приехал в колледж, охранник снял трубку телефона и доложил директору, что географ прибыл на место.
Задумчивая Вика в одиночестве сидела на кожаном диванчике первого этажа. Рядом с девушкой стояла большая подарочная сумка золотого цвета. Николая Ивановича приятно удивило, что рядом с ней нет Дениса; это облегчало его задачу.
— Поздравьте меня; я сдала экзамен на пятерку! — сказала девушка. Голос Вики звучал равнодушно; так, как будто она не рада своей оценке. Это показалось странным Николаю Ивановичу, но сейчас он должен был исключить все лишние расспросы.
— Конечно, поздравляю! — не теряя времени, учитель передал всю нужную информацию Вике. Выслушав географа, она заметно испугалась:
— А как мама сейчас себя чувствует? Только не надо меня успокаивать! Ей очень плохо, да?
— Доктор надеется, что все обойдется, — отвечал Николай Иванович, который внезапно почувствовал уколы совести. Не следовало ему обманывать Вику!
— Я немедленно еду домой, к маме!
Нарядная сумка так и осталась стоять на диванчике. Внутри виднелся красивый резной бокал и поздравительная открытка. На боку сумки маркером было коряво выведено: «Вике от Дениса. Поздравляю тебя с окончанием учебного года»!

Учитель поднялся к себе в кабинет, чтобы оставить там забытую девушкой сумку. Цель была достигнута, но внутреннего удовлетворения Николай Иванович не ощущал; ему было стыдно.
«Finis sanctiflcat media!» — вспомнив крылатое выражение, приписываемое иезуитам, географ тяжело вздохнул. Так или иначе, дело было сделано, и теперь Николай Иванович мог уйти с работы.
Спустившись на первый этаж, географ вспомнил о том, что надо позвонить Марату. Учитель вытащил из кармана мобильник, но в этот момент его неожиданно окликнули:
— Николай Иванович?
— Да, это я! — учитель с удивлением увидел, как к нему приближается молодой человек в сопровождении двух милиционеров. «Неужели Марат уже побывал в прокуратуре»? — подумал он.
Меж тем незнакомый мужчина еще раз уточнил у географа, он ли это. При этом опять прозвучали имя, отчество, и фамилия учителя. Один из милиционеров предупредительно встал позади Николая Ивановича. Другой милиционер отстегнул от пояса наручники.
— Эдуард Васильевич Васнецов, следователь прокуратуры, — и молодой человек небрежно махнул перед носом учителя своим удостоверением — протяните вперед руки!
— Это какое-то недоразумение! — сказал учитель.
— Вы не оригинальны. Все так говорят! — с иронией сказал следователь.
Милиционер, который находился сзади, больно ударил Николая Ивановича по спине.
— Кому сказали; вытянуть руки! — рявкнул другой милиционер.
Наручники захлопнулись на запястьях непонятливого учителя. Затем представители закона умело обшарили карманы Николая Ивановича. После недолгого обыска он лишился мобильного телефона и портмоне с деньгами и карточками.
“Как хорошо, что я оставил дома пистолет”! — подумал географ.
На первый этаж сбегались студенты и преподаватели. Еще бы; не каждый раз можно увидеть, как берут под арест преподавателя!
— Я хотел бы узнать, в чем меня обвиняют! А еще вы должны зачитать мои права!
— Обойдешься, какие еще права для убийцы! — сказал первый милиционер.
— Это он кино американского насмотрелся! — со смехом сказал второй милиционер.
— Не волнуйтесь, мы предъявим вам обвинения в прокуратуре! — сказал Эдуард Васильевич.
— А ну, пошел! — с этими словами первый милиционер толкнул учителя в спину.
Николая Ивановича вместе с одним из милиционеров посадили в заднюю дверь милицейского уазика. Ворота колледжа были предусмотрительно открыты, и машина с арестантом быстро выехала со двора. В зарешеченном окне мелькали удивленные лица студентов. Последним, что запомнил учитель, была ухмыляющаяся рожа Дениса.
Взволнованные студенты на все лады обсуждали произошедшее. Было высказано множество различных гипотез, но доминирующей была только одна: географ это и есть тот маньяк, который совершал все убийства!
— Лично я в это не верю! — взволнованно сказала директору секретарша.
— В прокуратуре разберутся, что к чему! — тяжело вздохнув, сказала директриса.
Из всего коллектива колледжа пока только она одна знала причину внезапного задержания преподавателя географии.
Вчера вечером была зверски убита Ирина Семеновна, преподаватель математики. На теле несчастной было обнаружено двадцать девять колотых ранений, нанесенных острым предметом. Следственная группа быстро обнаружила предмет убийства. Под ванну была брошена острая отвертка со следами крови. На ручке отвертки были вырезаны имя и фамилия Николая Ивановича.

Глава шестнадцатая. Развязка.

— Интересно, куда меня везут? — учитель был наслышан об изоляторе временного содержания, и с ужасом предполагал, что его повезут именно туда, но ошибся. Уазик со скрипом затормозил возле районной прокуратуры. Эдуард Васильевич хотел провести допрос по горячим следам.
Учителя усадили на стул напротив следователя, а за спиной у него встал милиционер с дубинкой в руках.
— В чем меня обвиняют? — тревожно спросил Николай Иванович.
— А вы не догадываетесь? — с иронией произнес следователь.
— Понятия не имею!
Эдуард Васильевич зачитал обвинение:
— Будете признаваться? У меня есть неопровержимые улики против вас. Надеюсь, вы помните о том, что чистосердечное признание способствует смягчению наказания!
— Бедная женщина! — сказал учитель. — Но я не совершал этого преступления.
— Интересно; а кто же тогда его совершил?
Ирония в голосе следователя казалась Николаю Ивановичу омерзительной.
— В какое время было совершено убийство?
— А вы что же, не помните? Это ваш инструмент? — Эдуард Васильевич ткнул в лицо учителя отвертку со следами крови, предусмотрительно обернутую полиэтиленовым пакетом. — Учтите; здесь имеется ваше полное имя и отпечатки пальцев!
— Да, мой! Но эту отвертку я потерял уже давно.
— Знаете, сколько я видел таких сочинителей!
— Если все убийцы будут оставлять подпись на месте преступления, то вы останетесь без работы! — разозлился учитель.
— Вы всегда можете заявить, что сделали это в состоянии аффекта!
— Моя вина доказана?
— А Вы оказывается, еще и права качать собираетесь?
— Я утверждаю, что не имею к этому делу никакого отношения. Я только спросил, какое время убийства записано в протоколе?
— Убийство произошло в течение сегодняшней ночи. Вы будете признаваться в содеянном, или мы поведем разговор по-другому? — следователь щелкнул пальцами.
Учитель вдруг почувствовал, как дубинка стоящего позади милиционера легла на его плечо. Теперь он мог ждать удара в любую минуту.
— Но у меня железное алиби. Сегодняшнюю ночь я провел в гостях у своего знакомого. И это могут подтвердить еще несколько человек. — Николай Иванович поежился. Ожидание удара было невыносимым, лучше бы его ударили сразу!
— Кто такой ваш знакомый?
— Депутат государственной думы! — забыв об осторожности, сказал учитель.
— Перестаньте выдумывать! — голос молодого следователя стал раздраженным.
— Найдите в интернете список депутатов государственной думы! Нашли? Отлично! — и учитель назвал полное имя Марата.
— Да; есть такой! — следователь резко сбавил тон. И куда пропала его ирония? — А как вы докажете мне, что он ваш приятель?
— Дайте мой мобильник!
— Что ж… Звоните! Вы имеете право на один звонок.
Учитель набрал номер Марата. Дубинка перестала давить на его плечо.
— Марат Семенович?
— Николай Иванович! Наконец-то. Вы где?
— В районной прокуратуре! Я арестован по обвинению в убийстве.
— Что за чушь?
— Об этом надо спросить следователя.
— Я приеду к вам через полчаса!
— Спасибо! — учитель положил телефон на край письменного стола и сказал следователю:
— Он будет через полчаса.
— Но я не могу ждать вашего свидетеля так долго!
Николай Иванович с удовольствием расправил плечи. Поведение следователя менялось на глазах. Он был заметно обеспокоен, хотя и пытался сохранить остатки своей значимости.
— Вы же должны заполнять протокол?
— Ну, это мы всегда успеем!
— Подождать Марата Семеновича в ваших интересах! — твердо сказал Николай Иванович. — Думаю, что скоро прокуратуре предстоит раскрыть большое дело, которое коснется не только этого убийства.
— Вы хотите сказать, что знаете, кто убил эту женщину? — удивился следователь.
— Нет, не знаю, но у меня есть основания для определенных подозрений. Я думаю, что скоро будет раскрыта целая серия убийств!
Взмокший следователь ослабил узел галстука:
— Должен признаться; вы меня заинтриговали. Подождем!
Марат вошел в кабинет следователя вместе с начальником прокуратуры. Учитель был освобожден от наручников, а обвинения против него сняты. Но ни Матвею Федоровичу, ни Эдуарду Васильевичу, так и не удалось довести до конца расследование об убийствах в колледже, — дело забрала к себе генеральная прокуратура.
« Интересно; если бы Марат не занимал высокое положение, чем бы закончился для меня арест?» — думал освобожденный Николай Иванович.

Скоро Денис был задержан. При обыске у него был обнаружен ноутбук географа, несколько охотничьих ножей, запас марихуаны и экстази. Парень быстро запутался в своих показаниях, и в итоге рассказал следствию обо всех своих преступлениях.
Убийство Андрея Абрамовича было первым. Физкультурник всегда недолюбливал недисциплинированного студента, невзирая на его отдельные спортивные успехи. Во время дня здоровья Андрей Абрамович заметил, что Денис торгует пакетиками с марихуаной, и пообещал, что добьется его немедленного исключения из колледжа. Денис пришел в ярость, подкараулил физкультурника в кустарнике и нанес ему смертельный удар ножом.
Легкость, с какой он лишил жизни физкультурника, поразила и окрылила студента, который решил, что теперь можно ничего не бояться. Во время поездки в Псков он зарезал в незапертом номере спящего, молодого мужчину, который в баре гостиницы обозвал его молокососом. Этот случай так же остался нераскрытым, и мальчишка окончательно поверил в свою неуязвимость.
Ближе к зиме, мальчишки вступили в тайную национально-патриотическую организацию «Звезда Сириус», в которой уже состоял Роман. Обряды и таинства этого общества придавали простым мальчишкам значимости.
Роман способствовал вступлению в эту организацию одной из студенток, которая во всеуслышание заявляла, что не любит инородцев. Тяжеловесная и неповоротливая Алла Ступина не смогла пройти посвящение, связанное с физическими нагрузками, и товарищи по обществу начали подвергать ее постоянным насмешкам. Обиженная студентка заявила во всеуслышание, что расскажет всю правду о тайном обществе, и тогда ее участь была решена. Приговор общества взялся исполнить Денис, пригласивший Ступину заняться бегом.
Алла всегда мечтала похудеть, и предложение спортивного парня показалось ей очень соблазнительным. В убийстве Ступиной Денису помогали оба его приятеля. Мальчишки так напугались содеянного, что стали послушной игрушкой в руках своего товарища. С обеспеченного Максима можно было тянуть деньги, а Роман начавший употреблять наркотики, превратился в личность, по—рабски зависящую от своего более сильного товарища.
Скоро покой новоявленной банды нарушил Николай Иванович, который начал преследовать Максима вопросами о ноже, который учитель заметил на фотографиях снятых во время дня здоровья. В тот день у каждого из парней был с собой нож. Но на фотографиях мог быть запечатлен и тот нож, которым убили физкультурника.
Впечатлительный Максим стал бояться расспросов надоедливого и дотошного географа; у мальчишки начались психические срывы. Тогда Денис пообещал денег и наркотиков знакомому отморозку из криминальной среды, но организовать убийство учителя не удалось.
Тем временем Максим становился все опасней; измученный угрызениями совести, он предложил товарищам явиться с повинной в прокуратуру. Денис угнал грузовик; вызвав приятеля из дома, он сбил Максима машиной.
Максим остался жив, но потерял память. Денису казалось, что ему больше ничего не грозит, но после случая с Максимом, неугомонный учитель начал допрашивать Романа. Требовалось срочно уничтожить все фотографии, имеющиеся в квартире учителя, и Денис организовал ограбление его квартиры, забрав себе лишь ноутбук со снимками.
Недалекий парнишка думал, что стер все фотографии с жесткого диска.
И все же Николай Иванович оставался опасным. После того, как учитель увидел Дениса вместе с уголовниками, стало ясно, что от географа надо избавиться. «Флагман тоже не забыл учителя и вызвался сделать это бесплатно.
Перехитрить учителя не удалось. Бандиты еле унесли ноги из его квартиры. «Флагман» не захотел лечь в больницу и скончался от инфекции, вызванной множественными ранениями, а его молодой напарник, под влиянием случайно встреченных на улице проповедников, решил отойти от криминала и вступил в секту «Свидетелей Иеговы».
С этого момента уничтожение учителя стало для Дениса делом принципа, и он использовал для этого свой последний шанс.
Ирина Семеновна, любвеобильная математичка, не обошла сексапильного парня своим вниманием. Их связь была единственной причиной, по которой Денис ухитрился получить итоговую тройку по математике. От внимания женщины не ускользнуло то, что у сексуального партнера появилось новое увлечение, и математичка пригрозила парню, что расскажет в колледже о том, за что он получил свои тройки, если он не бросит Вику.
Денис решил убить двух зайцев одним ударом. Убив математичку украденной у географа отверткой, он не без основания рассчитывал на то, что следствие повесит на географа и все остальные убийства.

По совокупности преступлений суд присяжных суд приговорил совершеннолетнего Дениса к пожизненному заключению. Роман, по результатам обследования медицинской комиссии, был отправлен для лечения в психиатрическую клинику, а Максим получил небольшой срок условно, по состоянию здоровья. В отношении национально-патриотической организации «Звезда Сириус» суд вынес частное определение.

Николай Иванович и его жена сделали в квартире ремонт. Светлана сдала экзамены в автошколе и получила права. В угоду мужу она купила себе алый Mitsubishi Lancer — Sport и очень довольна своей новой машиной. А с недавнего времени Света собирается выйти в декретный отпуск.
Виктор по-прежнему бывает у них в гостях, но благодаря занятости Николая Ивановича, это случается не очень часто; выпивая, армейский приятель бывшего учителя с удовольствием рассказывает о своих связях в службе внешней разведки.
Нож фирмы “Беретта”, снова украшает коллекцию Марата Семеновича. Вечно занятый коллекционер даже не заметил его пропажи; по договоренности с учителем, его дочь просто вернула эту вещь в коллекцию отца.
От былой влюбленности Вики не осталось и следа. В тот злополучный день, когда был арестован Николай Иванович, девушка уже приняла решение расстаться с Денисом. Убийца ненавидел все, что любила девушка, но Вика до последнего момента закрывала на это глаза. Каплей, переполнившей чашу терпения девушки, стал последний подарок ее бывшего возлюбленного; Денис подарил Вике красивый резной кубок, сделанный на заказ известным мастером. Материалом для изящного изделия послужило полено из тисового дерева, собственноручно срубленного Денисом.
Вика не захотела брать этот подарок, и теперь кубок хранится у Николая Ивановича, в память о произошедших событиях. И если кто-то решит испить из кубка вина, то с ним не случится ничего страшного. По совету Вики ее бывший учитель покрыл внутреннюю часть кубка несколькими слоями кедрового лака.

Некоторое время жители района со вкусом обсуждали арест маньяка, приписывая ему все новые и новые жертвы; потом эта история сменилась другой, третьей, и так далее. Здешние старожилы любят обсуждать страшные новости; ведь еще с тех времен, когда тут были леса и болота, эти глухие места пользовались среди людей дурной славой. И сейчас в лесопарке случаются различные происшествия, а новый ночной охотник, сидя на лавочке, с нетерпением ждет, когда наступят сумерки.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru