litbook

Поэзия


В ожидании машины времени0

Перевод с корейского языка Владимира Семенчика

Истинная поэзия похожа на цветок, прелесть которого невозможно объяснить и описать, а гармоничные пропорции нельзя измерить и воспроизвести. Именно поэтому я не стану в этом отзыве анализировать книгу Ли Чон Хи, а лишь расскажу о своих ощущениях от неё. Ощущениях человека, которому попало в руки семечко экзотического растения, он посадил его у себя на родине, в саду, и постарался вырастить прекрасный цветок, чтобы им могли любоваться жители его страны.

Когда я работал над переводом поэтических произведений Ли Чон Хи, мне то и дело казалось, что я взмываю высоко в синее небо и оттуда наблюдаю незнакомую, но близкую и понятную жизнь, полную удивительных открытий, переживаний, страстей и философских размышлений. Как человеку, воспитанному в европейской культурной традиции, знающему лишь кириллицу и латиницу, мне казалось настоящим чудом само иероглифическое письмо, которым написаны в оригинале стихи Ли Чон Хи. Красивые, загадочные письмена будили воображение: я вглядывался в них, пытаясь перевоплотиться в человека, записывающего свои мысли и чувства этой волшебной вязью. И когда удавалось настроиться на эту волну, русские слова перевода приходили сами, словно их кто-то диктовал. И это казалось таким же чудом, как рождение дивного экзотического цветка из созревшего бутона.

Искренние чувства не требуют перевода. Улыбка понятна всем, слёзы вызывают сострадание без объяснений. Лучшие образцы русской поэзии живут в народе именно благодаря искренней интонации в сочетании с глубокой образностью и мелодичностью поэтического языка. Мне радостно было осознавать, что одно из главных достоинств творчества корейского поэта Ли Чон Хи — как раз искренность, помноженная на ясную и глубокую метафоричность. Значит, его произведения будут близки и понятны русскоязычной аудитории.

В творчестве Ли Чон Хи есть главное — вещество подлинной поэзии. Его стихам и поэмам присуща особая восточная метафоричность, проникновенная мелодичность, доверительная интонация и мудрость глубоко верующего человека. Искренне рад, что моё скромное участие поможет русским читателям открыть для себя замечательного корейского поэта.

Владимир Семенчик, поэт, прозаик,
член Союза писателей России,
член международного ПЕН-клуба


Узы

Мы легко отвергли те времена,
Когда, мокрые от пота,
Взирали на звёзды,
И теперь мы так далеки,
Что меж нами летают птицы,
Словно обиженный зимний ветер.

Мы были довольны и липким запахом тела.
Но скребёт по спинным позвонкам ледяной цветок,
И чистый взгляд
Заслоняет крыльями чья-то тёмная тень,
Нарушая гармонию мира.

В день, когда мы, поднявшись на водопад слёз,
Стали островами, нам говорят,
Что всё это — узы...
Грустим об оставшихся днях.

 

Мальчики в ожидании машины времени

Вы ещё не забыты,
Как те, кого засыпала осень
Сухой листвой.

Вы стоите за чайной «Схамян»,
На перекрёстке, у кондитерской «Ариран»,
И смотрите на начальную школу «Чунан»,

Мечтая вернуться в свой шестой «В»,
Когда бегали голышом
По тёмному коридору возле девичьих классов,
И ждёте корабль, который увезёт вас в детство...

Вы давно уже выросли, но остались прежними,
Седеющие мальчики на склоне лет.

 

Огсун

Её губы дрожали,
И тонкая струйка крови
Текла по жёлтым зубам.
Она собирала с ресниц слёзы
И смазывала ими трещины на тыльной стороне ладони.

Из далёкой горной провинции,
Что в пятнадцати ли от материнского дома,
Который охраняет краснолицая хурма,
Вершиной достигающая неба,
Пришла Огсун в город,
С надеждой заработать приданое для свадьбы,
Преодолев в лаптях шестьдесят ли.

Как трудно было девчонке
Служить домработницей!
Она скучала по дому, затерянному в горах,
Где стоял горьковатый запах кипящих трав и кореньев,
Где она открывала плетёную дверь,
Выходила на тропинку и шла в гости к соседям.

Она долго-долго болела
И в конце концов ушла
По дороге, проложенной вдоль длинной канавы,
Откуда голубой зимородок
Улетел в поисках своей суженой.

 

Осколки жизни

Как описать судьбу,
Вспоминая один день?
Как разглядеть огромный дом,
Увидев единственное окошко?

Хватит ли мне слов,
Чтобы показать узоры,
Которые начертили осколки жизни?

Мой бедный словарь —
                  как щепка в бурной реке,
Видит пышные облака,
Огибает подножье дикой горы,
Переворачивается от боли,

Меж двух берегов
В водовороте времени.

 

Жду сумку

Где же бродит сумка,
Которую я жду?
Что же лежит в ней?

Веер!
Хочу, чтобы в ней был веер,
Который летним днём
Качался в руке бабушки,
И лёгкий ветерок от него,
Ласково скользя по животу,
Уводил меня в сладкий сон.

Где же бродит сумка,
Которую я жду?
Что же положили в неё?

Огонёк!
Хочу, чтобы в ней был огонёк,
Который зимней ночью
Плясал на угольках среди пепла,
Сторожил мрак в печи,
По которой постукивала бабушка,
И ждал моих родных,
Ушедших в гости к соседям.

 

Чонму

Во время Корейской войны,
В летние дни, когда и тень деревьев не спасала от зноя,
Тебя, полуживого от голода и расстройства желудка,
Долго несла на спине тётушка из Кунсхана
К дому врача в селе Чоннонни.

Прижавшись вспученным животом
И тощими бёдрами
К низкому кухонному шкафу,
Ты тайком от родных
Обманывал голод солёными приправами.

А однажды, возле пожарного бака,
Во дворе деревенской управы,
Ты играл с жуком-плавунцом,
Схватил его за заднюю лапку
И свалился в бак, и вода накрыла тебя.

Пожарный дышал тебе в рот, пытаясь спасти,
Но было слишком поздно.
Пока дядя вёз тебя домой на чужом велосипеде,
Ты уходил от нас четверых навсегда...

Не знаю, Чонму,
Как сердце
Четырнадцатилетнего мальчика,
Учившегося в восьмом классе,
Вынесло боль прощанья с тобой.

Теперь,
Вспоминая наши дни,
Улетающие всё дальше,
Срываю с ветки, подвешенной в комнате,
Пару оранжевых плодов хурмы —
Так когда-то делала бабушка...
Но сладким соком
Не унять горечь в сердце.

Кладбище, где ты спал,
Превратили в район новостроек.
Где же теперь можно
Потрогать твой холмик, Чонму,
И траву, которой ты укрывался?
...
Лишь избранный
Способен идти к вершине
Дорогой сомнений.

 

Время прощаться

Чем больше прожитых дней,
Тем больше и слёз
Непролитых.

Чем упрямее и быстрее
Уходит время,
Тем чаще в груди
Сердечная боль.

Когда тяжело жить вместе,

Не лучше ли распрощаться
Двум ветрам,
Летящим по миру врозь?..

Чем меньше остаётся дней
До самой последней минуты,
Тем меньше радости
От того, что удалось совершить.

Остаётся только стоять как столб,
Скрывая от всех
Боль и страдания
И не видя смысла
В жизни такой.

Когда тяжело жить вместе,

Не лучше ли распрощаться
Двум мелодиям,
Звучащим так далеко
Одна от другой?..

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru