litbook

Non-fiction


Десять первых лет+1

Глава из книги «Жизнь под знаком ядерного риска»*, 
переработанная специально для 
«Заметок по еврейской истории»

Начало атомной эры. Хиросима и Нагасаки. Испытание первой советской атомной бомбы. Начало борьбы за запрещение испытаний атомного оружия. Создание Советского Комитета Защиты Мира. Убийство С.Михоэлса, дело врачей, арест и расстрел Л.П. Берии.

ОТ РЕДАКЦИИ. Публикуемые три очерка правильнее всего отнести к жанру эссе (essai), возникшему именно тогда, когда «один… порядок уходил в прошлое, а новый только зарождался» (Любинский А. На перекрестье. - СПб.: Алетейя, 2007, с. 165-170). Автор, Александр Иванович Глущенко принадлежит к поколению немногочисленному и неспешно уходящему: родившихся во время войны было не так уж много, среди них мало кто дожил до семидесяти, а уж те, кому выпало работать в Чернобыле в связи с Катастрофой, составляют вовсе малочисленную группу. Вовлечённый со студенчества в «атомную» реальность,– один из немногих, кто понял, что в ХХ веке «речь идёт только о новом оружии… что настала новая эра, что неизбежно изменяется всё – от геологии до психологии». Три публикуемых эссе связаны между собою достаточно условно – в каждом речь идёт о том, что происходило в первые десять лет жизни автора в том «нежном» возрасте, когда действительность уже чувствуют, но ещё не понимают. У А. И. достало усердия осмыслить происходившее тогда в свете того, что известно теперькогда «один порядок уходит в прошлое, а новый только зарождается».

***

Я родился в Москве, в 1943 году; начало моей жизни пришлось на конец Великой Отечественной войны и на начало «атомного века», в частности - на годы превращения науки в оружие.

Конечно, в «нежном» возрасте я не понимал сути происходящего, но ощущение значительности событий у меня было – быть может потому, что многое касалось нашей семьи непосредственно, хотя, разумеется, узнанное мною ТЕПЕРЬ не может не сказаться на восприятии того, что происходило ТОГДА. К войне – к победе, к ветеранам, к памяти о погибших, в нашей семье всегда было особое отношение – может быть потому, что любимый брат отца Борис, погиб в Сталинграде в самый разгар тяжелейших боёв 25 августа 1942 года, а моя бабушка-еврейка была уничтожена в Дробицком Яру (под Харьковом) зимой 1941-1942 г.г.

Добавлю, что мои родные дяди по матери Марк и Борис погибли пятью годами раньше в сталинском ГУЛАГе, под Воркутой. Разумеется, я избавился от многих иллюзий, когда узнал об этом, как и о том, что мои родители чудом избежали ареста и лагерей в 30-е годы из-за перевода отца (и матери) из Винницы а Одессу, в аспирантуру.

НАЧАЛО АТОМНОЙ ЭРЫ

Её предвестием было открытие, сделанное в декабре 1938 года в Германии: Отто Ган и Фриц Штрассман из берлинского Химического института кайзера Вильгельма доказали, что, если облучать нейтронами уран, ядро его атома «лопается», распадаясь на более лёгкие элементы, и при этом выделяется энергия.

В те годы наука ещё оставалась областью активного бескорыстного международного сотрудничества: 6 января 1939 года в Берлине, в немецком «Die Naturwissenschaften» Ган и Штрассман опубликовали свои результаты126 января Бор на конференции в Вашингтоне сообщил об их открытии; физики, не дожидаясь конца доклада, один за другим стали покидать заседание, чтобы проверить сообщение в своих лабораториях - и совсем скоро Отто Фриш и Лиза Мейтнер дали объяснение открытию Гана и Штрассмана: они применили вядерной физике термин «деление» (англ. fission) подсказанный Фришу американским биологом Арнольдом, уподобив превращение тяжёлого элемента в пару лёгких природному процессу размножения организмов путём деления клеток2, и, наконец, в американском – а фактически международном - журнале “Phys. Rev.” появилась статья Бора и Уилера «Механизм деления ядер»3. Рукопись пришла в журнал в июне, и напечатана была в сентябре 1939 года – это была последняя открытая публикация по физике атомного ядра - всего-то через тридцать лет после обнаружения его - так закончилась «доатомная» эра.

Новая – «атомная» - эпоха началась 26 сентября 1939 года: в этот день на тайном совещании в Германском Управлении армейских вооружений обсуждали заявление проф. Хартека и д-ра Грота из Гамбургского университета, поданное 24 апреля 1939 года: «та страна, которая первой сумеет практически овладеть достижениями ядерной физики, приобретёт абсолютное превосходство над другими». Приглашены были не просто физики: - «высший свет» германской – да и мировой – науки: Ганс Вильгельм Гейгер, Вальтер Боте,Курт Дибнер, Карл-Фридрих фон Вайцзеккер и Вернер Гейзенберг. Создать ядерное оружие сочли возможным за 9-12 месяцев; программу работ - Uranprojekt Kernwaffenprojekt –«Урановый проект» - возглавил имперский министр вооружений Альберт Шпеер; в ведение армии – был передан Физический институт – заведение совершенно академическое; всё, что могло относиться к «урановой проблеме», стало военной тайной.

Физики-эмигранты из Рейха понимали, что в Германии обязательно «займутся бомбой», поэтому:

- Сциллард и Теллер, нашедшие убежище в Америке, обратились к президенту Рузвельту с призывом опередить Германию в создании «оружия колоссальной разрушительной силы». 2 сентября 1939 года - на следующий день после начала Второй мировой войны – это обращение подписал сам Эйнштейн;

- Пайерлс и Фриш, работавшие в университете Бирмингема, представили Правительству его Величества меморандум «О конструкции "супербомбы", основанной на цепной ядерной реакции в уране», где… показали, что создание ядерной бомбы — задача выполнимая, и необходимо помешать Германии, а лучше - опередить её.

В Англии комитет по разработке урановой бомбы (комитет МОD) был создан в апреле 1940 года; в США шестого декабря 1941 г. был открыт «Манхэттенский проект»; вскоре англичане и американцы объединили усилия по изготовлению атомной бомбы. Во главе проекта был поставлен генерал Лесли Гровс; вскоре внутри его команды создана была собственная служба безопасности; наконец - состоялось «первое боевое применение ядерного оружия»: «6 и 9 августа 1945 г. над японскими городами Хиросима и Нагасаки были взорваны атомные бомбы: над Хиросимой - урановая (мощность 15 кт ТНТ), над Нагасаки - плутониевая (мощность 21 кт ТНТ)… В момент взрыва …образовался огненный шар, на поверхности которого температура достигала 7700°С… сгорали человеческие тела, деревянные постройки и деревья; взрывная волна громадной разрушительной силы фактически уничтожила всё, находившееся даже на большом расстоянии от эпицентра: разрушение зданий на большой площади и возникновению пожаров…» И, наконец: «... Предполагается, что около 17% энергии взрыва высвобождается в виде излучения. Основной вклад в облучение людей внесли гамма-излучение и потоки нейтронов. Гамма-излучение испускается как собственно в момент взрыва, так и позже - продуктами радиоактивного распада… По некоторым оценкам, всего лишь 3% энергии излучения, выделенной при взрывах, достигло земной поверхности, но и этого оказалось достаточно «для поражения клеток живых существ и возникновения генных мутаций4».

В СССР все научные работы «не имеющие практического значения» были прекращены с началом войны, одако 28 сентября 1942 г. (464-й день войны, Ленинград в блокаде, Харьков взят, на фронте нужны все - в тот же день было утверждено «Положение о штрафных батальонах..») ГКО обязал Академию наук «возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путём расщепления ядра урана..» - ведь в сентябре 1941 года «поступили данные» о том, что союзники усердно и успешно работают над атомной бомбой; 11 февраля 1943 г. - 600-й день войны, мы, наконец, наступаем! - было постановлено «начать практические работы по созданию атомной бомбы»; но всё же, чтоб их завершить надо было сначала закончить войну…Двадцатого августа сорок пятого года был создан «специальный комитет для руководства всеми работами по использованию атомной энергии» с «..чрезвычайными полномочиями по привлечению любых ресурсов»; 29 августа 1949 г. успешно испытана первая советская атомная бомба.

Тогда казалось, что речь идёт только о новом оружии; однако со временем стало ясно, что настала новая эра, что неизбежно изменяется всё – от геологии до психологии.

***

В этом очень сжатом изложении начальных эпизодов «атомной эпопеи», следует, мне кажется, особо отметить три чрезвычайно важных обстоятельства:

1.                  Готовность ведущих физиков, как западных, так и советских5, разъяснить власть предержащим прикладную сущность открытия О.Гана и Ф.Штрассмана и участвовать в создании «сверхоружия».

2.                  Готовность государственной бюрократии довериться учёным, но при этом взять на себя «руководящую и направляющую» роль в организации очень дорогостоящих исследований, не только прикладных, но и – в первую очередь – фундаментальных, ради обладания «сверхоружием», и в связи с этим – невиданную раньше зависимость науки от власти, проявившую себя практически одновременно с возникновением атомных проектов, если не раньше6.

3.                  Стремление учёных к международному сотрудничеству в атомной физике – как в проведении исследований, так – и даже прежде всего – в предотвращении атомной войны, даже ценою ущерба собственному «положению в обществе», а иногда – ценой свободы.

***

Историю советской бомбы внятно, объективно и подробно главный конструктор её Ю.Б. Харитон рассказал в газете «Известия» ещё двадцать лет назад7. В конце девяностых годов были рассекречены некоторые документы 8, в августe 1999 года в Москве провели симпозиум „Российская академия наук и первое испытание отечественного ядерного оружия“, стали публиковаться воспоминания участников событий.

В.С. Губарев, многоопытный журналист и писатель, составил сборник этих материалов, в котором «раскрывает подлинную историю создания атомной бомбы в СССР»,взявшись «обнаружить и обосновать» альтернативу, которой, его словами говоря, «у исторических событий не бывает»9.

Не стану ни оспаривать подлинность представленной истории, ни обоснованность альтернативы, ни стиль авторских комментариев, но в одном он бесспорно прав - «трудно представить, что произошло бы в стране, если бы 29 августа над казахстанской степью не поднялся бы в небо ядерный гриб». Однако странными кажутся такие его высказывания:

«Сталин распорядился наградить тех, от кого зависела судьба «Атомного проекта.... Вручали Звёзды Героев, ордена, Сталинские премии; дарили машины, дачи и даже бесплатный проезд всеми видами транспорта для участников проекта и их семей. Столь щедрого награждения, пожалуй, не было даже во время войны» Не обессудьте, Владимир Степанович, но всё-таки: награждение10, особенно «Учитывая исключительные заслуги перед Советской Родиной в деле решения проблемы использования атомной энергии» учёных, инженеров, военных, а так же министров и разведчиков, не производит впечатления «безудержной раздачи». Впрочем, в одном замечание верно: во время войны награждали не так– в этот раз среди награждённых парторгов нет, а во время войны, как правило, не обходили наградой комиссара или политработника… И, наконец: « атомная бомба делалась руками заключенных» - Ваши слова! – не припомните, кому из них в 1949 году вольную дали, или хотя бы сократили срок?

- «теперь упоминание о ядерном испытании и участии в нём приравнивалось к государственной измене, и многие десятилетия герои великой атомной эпопеи не имели права даже своим детям рассказывать о том, что они сделали. Мне кажется, это самое большое преступление тех, кто стоял у власти..» - это комментарий к докладной записке А.П.Завенягина «Товарищу Берия Л.П.», разумеется - «Сов. секретно (Особая папка):«В соответствии с Вашим распоряжением …Подписи о неразглашении сведений об испытании отобраны от 2883 человек, в том числе, от 713 непосредственно участвовавших в испытании работников КБ-11, полигона, научно-исследовательских организаций и руководящих органов, включая всех уполномоченных Совета Министров и учёных…У остальных работников полигона в количестве 3013 человек отобрание подписок будет закончено в трехдневный срок...». Здесь я хотел бы обратиться к уважаемому автору с таким вопросом: «Преступный, по Вашему мнению, «запрет героям великой атомной эпопеи рассказывать о том, что они сделали, даже своим детям» - это запрет на разглашение военной тайны, вещь неизбежная. А не кажется ли Вам, что «самое большое преступление тех, кто стоял у власти» должно быть названо иначе - «организованная тогда и не изжитая до сих пор система замалчивания, недоговорок, обмана и безнаказанности» – вспомните: маневры 54-года в районе Тоцкого полигона, отношение к так наз. «заборникам радиации» - военным лётчикам, отбиравшим пробы из облака взрыва водородной бомбы на Новой Земле 06.10.1957 г, «Кыштым-57» - взрыв хранилища радиоактивных отходов и выброс 20 млн. кюри11, аварию на ЛАЭС в 75-м году, и – главное - более чем 25-летнее замалчивание и фальсификация фактов, касающихся характера чернобыльского взрыва и реального выброса продуктов деления из взорвавшегося реактора? По каким юридическим и нравственным нормам нужно квалифицировать действия тех, кто делает это сознательно и на протяжении многих лет? И то, что «в нашем обществе нет понимания роли атомного оружия» (Евгений Адамов, бывший министр атомной энергетики, 1999 год), или небрежение тем, «после Хиросимы и Нагасаки, а также взрыва в августе 1949 года нашей бомбы Земля стала иной — радиоактивной» (Академик Юрий Израэль)8?

Я понимаю, бойкость пера - традиция обеих «Правд», партийной и комсомольской, где многие годы трудился уважаемый автор - орденоносец и лауреат – но всё-таки, согласитесь, слова подбирать надо…

***

БОРЬБА ЗА МИР

Мой отец, Иван Евдокимович Глущенко, биолог, профессор, а затем академик ВАСХНИЛ12, был одним из основателей Советского Комитета Защиты Мира , а на сессии Всемирного Совета Мира в Коломбо (Цейлон) в июне 1957 г. был избран его членом. За активную миротворческую деятельность, которая была неотделима от его научной работы, отец был удостоен многочисленных наград и дипломов, в том числе, наряду с И.В.Курчатовым, серебряной медали и Почётного Диплома Всемирного Совета Мира, а также Памятной золотой медали Советского Комитета Защиты Мира «Борцу за мир».

И «Советский Комитет», и «Всемирный Совет» принято считать чем-то вроде советского бюро агитации – и некоторый резон в этом есть: «Комитет» был создан по решению политбюро ВКП(Б) 13, а «Совет», хоть и имел заграничный адрес, состоял в значительной мере из коммунистов, «друзей Советского Союза», и во главе его стоял Фредерик Жолио - Кюри – выдающийся французский химик и активный коммунист.

В своей антивоенной пропаганде Совет делал упор на запрет атомного оружия, которым до 1949 года владели только США; усилиями Комитета практически всё взрослое население СССР подписало известное «Стокгольмское воззвание»14 . Словом, обе организации вели борьбу за мир преимущественно как антиамериканскую пропаганду, хотя, казалось бы, в результате победы союзников над во второй мировой войне человечество должно существовать по законам мира и сотрудничества. Однако, вместо этого началась так называемая «гонка вооружений» и «холодная война» между Востоком и Западом. Почему это произошло? - во время войны в США, при участии Великобритании, начались работы по созданию атомной бомбы. Задача была – опередить германских специалистов, работающих в над такой же проблемой. Скрывать свои работы от советских учёных их коллеги на Западе не хотели: они понимали, что СССР ведёт жестокую войну против фашизма, и в ней каждый считал себя вправе по мере сил помогать нам. Иногда эта помощь имела характер откровенного шпионажа в пользу СССР 7, 8; советская сторона, естественно, полагала наличие зарубежных «соглядатаев» в своих «манхэттенских проектах».

- после атомной бомбардировки американцами японских городов ассоциация ученых Лос-Аламоса направила американскому правительству меморандум. Ученые, с тревогой говоря об атомном оружии как о "сверхразрушительном средстве ведения войны", настаивали на необходимости создания международной организации для контроля над использованием атомной энергии и предлагали ознакомить другие страны с секретами ее получения. Меморандум ученых подчеркивал, что через несколько лет и другие страны будут производить атомное оружие, и что их соревнование в этой области даст самые бедственные результаты, но в США работы продолжались. В СССР знали и меморандуме, и о продолжении работ, и о том, что американская администрация не собирается делиться секретами даже с Великобританией, несмотря на достигнутые ранее договоренности на этот счет15.

- по окончании войны сомнения в моральности разработки и применения ядерного оружия возникали и у советских специалистов – жителей «белого архипелага»6, 8.

В этой ситуации Сталин решил придать происходящему характер «вынужденной обороны» - тем более, что к сентябрю 49-го года уже «полыхала» холодная война. Официальная точка зрения Кремля была высказана в «Ответе И.В.Сталина корреспонденту «Правды» насчёт атомного оружия»16:

Вопрос. «В связи с испытанием атомной бомбы различные деятели США подымают тревогу и кричат об угрозе безопасности США. Есть ли какое-либо основание для такой тревоги?»

- Ответ. «Для такой тревоги нет никаких оснований. Деятели США не могут не знать, что Советский Союз стоит не только против применения атомного оружия, но и за его запрещение, за прекращение его производства. Как известно, Советский Союз несколько раз требовал запрещения атомного оружия, но он каждый раз получал отказ от держав Атлантического блока. Это значит, что в случае нападения США на нашу страну правящие круги США будут применять атомную бомбу. Это именно обстоятельство и вынудило Советский Союз иметь атомное оружие, чтобы во всеоружии встретить агрессора. Конечно, агрессоры хотят, чтобы Советский Союз был безоружен в случае их нападения на него. Но Советский Союз с этим не согласен и думает, что агрессора надо встретить во всеоружии.. именно интересы сохранения мира требуют прежде всего ликвидации … монополии, а затем и безусловного воспрещения атомного оружия. Я думаю, что сторонники атомной бомбы могут пойти на запрещение атомного оружия только в том случае, если они увидят, что они уже не являются больше монополистами»

Спору нет – война хуже мира, атомная – чревата катастрофой, и – ловким демагогическим приёмом – благородному делу спасения человечества был придан существенно антиамериканский оттенок.

Позволю себе личный комментарий. Как я уже упоминал, мой отец был избран в Советский Комитет Защиты Мира на второй Всесоюзной Конференции Сторонников Мира, прошедшей в Москве 16-18 октября 1950 года. Вместе с ним в Комитет были избраны академики С.И.Вавилов, В.А.Амбарцумян, К.М.Быков, А.Н.Несмеянов, А.И.Опарин, композиторы Д.Д.Шостакович, Д.Б.Кабалевский, Т.Н.Хренников, Герой Советского Союза А.П.Маресьев, писатели К.М.Симонов, Н.С.Тихонов, А.А.Сурков, П.Г.Тычина, И.Г.Эренбург и другие известные люди. Думаю, что они – если не все, то большинство – не были нанятыми сталинскими агитаторами.. На мой взгляд, вполне адекватную оценку цели «Движения в защиту мира» в связи с разработкой и испытанием оружия массового поражения дал профессор Калифорнийского технологического института Лайнус Полинг – лауреат Нобелевской премии по химии и Нобелевской премии мира, иностранный член Академии наук СССР – в своей книге «Не бывать войне!» 17: «Создание мощного ядерного оружия – вот что требует отказа от войны на вечные времена. Средства, с помощью которых можно уничтожить мир, не должны быть пущены в ход. Это оружие было создано недавно, и всего лишь пять лет назад (написано 15 апреля 1958 года – А. Г.) получена его вторая страшная разновидность – вместо такого разрушительного средства, каким является атомная бомба, … появилось в тысячу раз более мощное чудовище. В нашем распоряжении было всего несколько лет для размышления о характере жизни в мире водородных бомб и сверхбомб. Фактические данные об этих бомбах и предсказания относительно характера ядерной войны стали достоянием общественности лишь недавно, причём такого рода сообщения часто прикрывались дымовой завесой успокоительного многословия. Однако в настоящее время все факты нам известны, и мы можем сами видеть, что наше будущее и будущее всего человечества зависит от нашего желания и нашей способности сотрудничать, работать сообща над решением важнейших международных проблем».

 С удовольствием отмечу, что эту книгу профессор Полинг подарил отцу при личной встрече в Москве 1 декабря 1961 г. с дарственной надписью: «С наилучшими пожеланиями профессору Глущенко. Лайнус Полинг». Она хранится в семье и сегодня.

1953 год

Весной 1953 года мне было неполных 10 лет, но я хорошо помню, какое напряжение тогда царило в нашей семье, которая и по своей сути и по своим взглядам всегда была интернациональной. Всё, что происходило, не могло быть безразлично ни матери, ни отцу: убийство великого еврейского актера Соломона Михоэлса в 1948 году, шумная борьба с «безродными космополитами»; увольнения и аресты евреев – руководителей производства18, аресты еврейских писателей19, наконец «дело врачей»…

13 января 1953 года в «Правде» была напечатана статья «ПОДЛЫЕ ШПИОНЫ И УБИЙЦЫ ПОД МАСКОЙ ПРОФЕССОРОВ-ВРАЧЕЙ»; в тот же день в центральных советских газетах появилось сообщение ТАСС «О раскрытии террористической группы врачей - вредителей»:

«Некоторое время тому назад органами государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза …Большинство участников террористической группы … были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт»созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах...Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву «об истреблении руководящих кадров СССР» из США от организации «Джойнт» через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса. (выделено мной – А.Г.)

Следствие будет закончено в ближайшее время».

Из девяти арестованных врачей трое были русскими, однако яростная газетная – и не только газетная! - кампания по выявлению и осуждению «врачей-вредителей» с первых же дней приняла откровенно антисемитский характер, поползли слухи о том, что вот-вот всех евреев отправят в Биробиджан, в Сибирь, на Крайний Север…

И кто знает, может быть, так бы всё и случилось, но - рано утром 4 марта объявили, что Сталин тяжко болен, поздно вечером 5 марта - что умер; 9 марта тело его внесли в Мавзолей.

***

«Известный еврейский буржуазный националист..» ровно за пять лет до этого погиб.

14 января 1948 года «Правда» поместила маленькое сообщение в чёрной рамке: «Дирекция, партийная организация, профком и коллектив московского Государственного еврейского театра с глубокой скорьбю сообщают о внезапной и безвременной кончине своего …руководителя и друга.. народного артиста.., лауреата… профессора…». Появилсянекролог Михоэлсу и в других газетах: «Советский театр понес большую утрату... Смерть вырвала из наших рядов...». Первой, как положено, стояла подпись государственного человека - председателя Комитета по делам искусств; затем подписи председателей творческих союзов, потом - народных артистов, и, наконец – имена его актёров.

На сцене Государственного еврейского театра поставили гроб – прощаясь с Михоэлсом, мимо молча шли люди, их оказалось много больше, чем можно было ожидать. Был, как положено, траурный митинг - выступил главный советский писатель А. Фадеев, прощальное слово сказал генерал А. Гундоров - председатель Всеславянского комитета, и многие, многие другие... Дебора Пантофель-Нечецкая – знаменитая в ту пору певица – пропела скорбную "Мелодию" Глюка. (Как вспоминал впоследствии И.С.Козловский, также выступавший на панихиде, участие в этой траурной церемонии в то время было проявлением гражданского мужества, на что не все деятели искусства были готовы пойти...)20 «И там, в театре, в гримерной, под аккомпанемент шагов тысяч и тысяч ног, написал Перец Маркиш (был арестован через год и две недели – «без нескольких минут двенадцать 27 января» (1949г) и расстрелян 12 августа 1952 года – если уж надо напоминать нашему читателю, о ком речь – ред.) первые четверостишия стихотворения «Михоэлсу – вечный светильник»:

«Сочащаяся кровь – вот самый верный грим.

Ты и по смерти жив, и звезды ярче блещут,

Гордясь последним выступлением твоим,

И в дымке заревой лучами рукоплещут.

Какой-нибудь из них, светящей сквозь туман,

Ты боль свою отдашь, и гнев, и человечность.

Пред ликом Вечности ни страшных этих ран,

Ни муки не стыдись. Пускай стыдится Вечность!»

(перевод А. Штейнберга, цит. по21).

…Официально сообщалось о «гибели в автомобильной катастрофе», но вся Москва, особенно интеллигенция, говорила, что произошло умышленное убийство. Евреи ждали беды; Илья Эренбург выразился трагически точно и образно: "Еврейский народ в войне потерял шесть миллионов человек, Михоэлс - седьмой миллион..."20.

16 января погибшего артиста кремировали; прах его похоронили на Донском кладбище. Московскому ГОСЕТу дали имя С. М. Михоэлса.

16 ноября 1949 года театр был официально закрыт по причине «непосещаемости».

Через пять лет после своей гибели народный артист был объявлен в «буржуазным националистом» и поставлен во главе «сионистского заговора» против руководства СССР, а ещё через два месяца и два дня – через пару недель после кончины Вождя - был раскрыт настоящий «заговор»:

02.04.1953 «совершенно секретно»

Л. П. Берия** в президиум ЦК КПСС, т. МАЛЕНКОВУ Г.М.

«…В ходе проверки материалов следствия по так называемому «делу о врачах-вредителях», арестованных бывшим Министерством государственной безопасности СССР, было установлено, что ряду видных деятелей советской медицины, по национальности евреям, в качестве одного из главных обвинений инкриминировалась связь с известным общественным деятелем — народным артистом СССР МИХОЭЛСОМ. … Министерством внутренних дел СССР были подвергнуты проверке имеющиеся в бывшем МГБ СССР материалы о МИХОЭЛСЕ. В результате проверки установлено…что органы государственной безопасности не располагали какими-либо данными о практической антисоветской и тем более шпионской, террористической или какой-либо иной подрывной работе МИХОЭЛСА против Советского Союза… выяснилось, что в феврале 1948 года в гор. Минске б[ывшим] заместителем Министра госбезопасности СССР ОГОЛЬЦОВЫМ**, совместно с б[ывшим] Министром госбезопасности Белорусской ССР ЦАНАВА**, по поручению бывшего Министра государственной безопасности АБАКУМОВА**, была проведена незаконная операция по физической ликвидации МИХОЭЛСА. В связи с этим Министерством внутренних дел СССР был допрошен АБАКУМОВ и получены объяснения ОГОЛЬЦОВА и ЦАНАВА…

АБАКУМОВ показал: «Насколько я помню, в 1948 году глава Советского правительства И.В. Сталин дал мне срочное задание — быстро организовать работниками МГБ СССР ликвидацию МИХОЭЛСА, поручив это специальным лицам. Тогда было известно, что МИХОЭЛС, а вместе с ним и его друг, фамилию которого не помню, прибыли в Минск. Когда об этом было доложено И.В. Сталину, он сразу же дал указание именно в Минске и провести ликвидацию МИХОЭЛСА под видом несчастного случая, т.е. чтобы МИХОЭЛС и его спутник погибли, попав под автомашину. В этом же разговоре перебирались руководящие работники МГБ СССР, которым можно было бы поручить проведение указанной операции. Было сказано — возложить проведение операции на ОГОЛЬЦОВА, ЦАНАВА и ШУБНЯКОВА. После этого ОГОЛЬЦОВ и ШУБНЯКОВ, вместе с группой подготовленных ими для данной операции работников, выехали в Минск, где совместно с ЦАНАВА и провели ликвидацию МИХОЭЛСА. Когда МИХОЭЛС был ликвидирован и об этом было доложено И.В. Сталину, он высоко оценил это мероприятие и велел наградить орденами, что и было сделано»… (Док. №26 : АП РФ. Ф. З. Оп. 58. Д. 536, Л. 103—107. Подлинник. Здесь и далее документы из фонда А. Н. Яковлева, см. 18).

***

18.03.1953: ОГОЛЬЦОВ - Товарищу БЕРИЯ Л.П

Совершенно секретно

Экземпляр единственный, рукописный

По Вашему требованию докладываю об обстоятельствах проведенной операции по ликвидации главаря еврейских националистов Михоэлса в 1948 году. В ноябре — декабре (точно не помню) 1947 года Абакумов и я были вызваны в Кремль к товарищу Сталину И.В., насколько я помню, по вопросу следственной работы МГБ. Во время беседы, в связи с чем, сейчас вспомнить затрудняюсь, товарищем Сталиным была названа фамилия Михоэлса и в конце беседы было им дано указание Абакумову о необходимости проведения специального мероприятия в отношении Михоэлса, и что для этой цели устроить «автомобильную катастрофу». К тому времени Михоэлс был известен как главный руководитель еврейского националистического подполья, проводивший по заданию американцев активную вражескую работу против Советского Союза. Примерно в первых числах января 1948 года Михоэлс выехал по делам театра в г. Минск. Воспользовавшись этой поездкой, Абакумовым было принято решение во исполнение указания провести операцию по ликвидации Михоэлса в Минске. Организация операции была поручена мне и бывшему министру Государственной безопасности Белорусской ССР товарищу Цанава Л.Ф. Числа 6—7 января 1948 года я с группой товарищей: Шубняков Ф.Г., бывший в то время зам. начальника 2-го Главного управления, Лебедев В.Е. и Круглов Б.А., бывшие работники аппарата тов. Судоплатова (последний об этой операции не знал), выехал на машине в Минск. После прибытия в Минск мы с товарищем Цанава Л.Ф. в присутствии тт. Шубнякова и Лебедева наметили план проведения операции и проведения некоторых агентурных подготовительных мероприятий (документов никаких не составлялось, как положено в таких случаях). Поскольку уверенности в благополучном исходе операции во время «автомобильной катастрофы» у нас не было, да и это могло привести к жертвам наших сотрудников, мы остановились на варианте — провести ликвидацию Михоэлса путем наезда на него грузовой машины на малолюдной улице. Но этот вариант, хотя и был лучше первого, но он также не гарантировал успех операции наверняка. Поэтому было решено Михоэлса через агентуру пригласить в ночное время в гости к каким-нибудь знакомым, подать ему машину к гостинице, где он проживал, привезти его на территорию загородной дачи тов. Цанава Л.Ф., где и ликвидировать, а потом труп вывезти на малолюдную (глухую) улицу города, положить на дороге, ведущей к гостинице, и произвести наезд грузовой автомашиной. Этим самым создавалась правдоподобная картина несчастного случая наезда автомашины на возвращающихся с гулянки людей, тем паче подобные случаи в Минске в то время были очень часты. Так было и сделано. Операция была проведена успешно, если не ошибаюсь, в ночь с 11 на 12 января 1948 года. Для того чтобы сохранить операцию в строжайшей тайне, во время операции над Михоэлсом были вынуждены пойти с санкции Абакумова на ликвидацию и агента (Владимир Ильич Голубов**-ред.)приехавшего с ним из Москвы, потому что последний был в курсе всех агентурных мероприятий, проводившихся по Михоэлсу, бывал вместе с ним во всех местах, он же поехал с ним в гости. Доверием у органов агент не пользовался. Непосредственными исполнителями были: тов. Лебедев В.Е., Круглов Б.А. и тов. Шубняков Ф. Г. О ходе подготовки и проведения операции мною дважды или трижды докладывалось Абакумову по ВЧ, а он, не кладя трубки, по АТС Кремля докладывал в Инстанцию. Мне известно, что о проведенной операции МГБ СССР было доложено в Инстанцию, и участники операции за образцовое выполнение специального задания Правительства были награждены орденами Советского Союза.

(док. №22, ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя). Копия.

***

18.03.1954

Совершенно секретно

Министру внутренних дел Союза ССР товарищу БЕРИЯ Л.П. от полковника Шубнякова Ф.Г.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА по делу МИХОЭЛСА

В январе 1948 года б[ывший] министр АБАКУМОВ потребовал агентурную разработку на художественного руководителя еврейского театра ГОСЕТ МИХОЭЛСА, которую он оставил у себя. Спустя несколько дней Абакумов вызвал меня (в то время я был начальником отдела) и в присутствии находившегося у него в кабинете т. Огольцова заявил, что имеет специальное указание ликвидировать Михоэлса. Эта операция должна быть проведена в Минске путем организации автомобильной катастрофы. Абакумов сказал, что руководить операцией на месте будут Огольцов и Цанава, который получил от него лично по ВЧ соответствующие указания. Абакумов предупредил, что в Минск следует выехать на автомашинах и по приезде остановиться на даче т. Цанава. Кроме меня в группу исполнителей Абакумовым были включены: полковник ЛЕБЕДЕВ, работник транспортных органов МГБ, оперработник спецслужбы КРУГЛОВ, а также секретарь Огольцова КОСАРЕВ. На следующий день вся эта группа выехала на двух автомашинах в Минск и по прибытии остановилась на даче т. Цанава. В соответствии с полученными от Абакумова и Огольцова указаниями я, Лебедев и Круглов три дня вели наблюдение за Михоэлсом, выясняли обстановку и условия для организации автомобильной катастрофы. Однако, как показало наблюдение, Михоэлса всегда окружала большая группа местной интеллигенции, он часто пользовался автомашиной Совмина Белоруссии и его сопровождали работника аппарата Комитета по делам искусств. Таким образом, полностью исключалась возможность организации автомобильной катастрофы, если только не создать условий для секретного изъятия Михоэлса. Мне известно, что т. Огольцов докладывал о создавшейся обстановке Абакумову, который, однако, потребовал во что бы то ни стало осуществить операцию. Абакумову было известно, что в Минске с Михоэлсом находится агент 2-го Главного управления МГБ СССР, и он сказал, что следует использовать это обстоятельство для секретного изъятия Михоэлса. … На явке я заявил агенту, что имеется необходимость в частной обстановке встретиться с Михоэлсом, и просил агента организовать эту встречу. Это задание агент выполнил, пригласив Михоэлса к «личному другу, проживающему в Минске». Примерно в 21 час я и работник спецслужбы Круглов (в качестве шофера) подъехали в условленное место, куда явился агент и Михоэлс, с которым я был познакомлен агентом, и все отправились ко мне на «квартиру», т.е. на дачу т. Цанава. На даче была осуществлена операция по ликвидации Михоэлса.

1. После того как я доложил т. Огольцову, что Михоэлс и агент доставлены на дачу, он сообщил об этом по ВЧ Абакумову, который предложил приступить к ликвидации Михоэлса и агента — невольного и опасного свидетеля смерти Михоэлса.

2. С тем чтобы создать впечатление, что Михоэлс и агент попали под автомашину в пьяном виде, их заставили выпить по стакану водки. Затем они по одному (вначале агент, а затем Михоэлс) были умерщвлены — раздавлены грузовой автомашиной.

3. Убедившись, что Михоэлс и агент мертвы, наша группа вывезла их тела в город и выбросила их на дорогу одной из улиц, расположенных недалеко от гостиницы. Причем их трупы были расположены так, что создавалось впечатление, что Михоэлс и агент были сбиты автомашиной, которая переехала их передними и задними скатами.

4. Рано утром трупы Михоэлса и агента были обнаружены случайным прохожим и на место происшествия прибыли сотрудники милиции, составившие акт осмотра места происшествия.

В тот же день судебно-медицинская комиссия подвергла патологоанатомическому вскрытию трупы Михоэлса и агента и установила, что их смерть наступила от удара грузовой автомашиной, которой они были раздавлены.

Никакой документации по этой операции не проводилось. Все указания давались лично Абакумовым, который по ВЧ получал информацию о ходе операции.

(док. №25. ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя). Копия.

***

19.03.1953 С. ОГОЛЬЦОВ - Товарищу БЕРИЯ Л.П.

Совершенно секретно

Экземпляр единственный, рукописный.

Дополнительные показания об обстоятельствах подготовки осуществления убийства С.М. Михоэлса

В дополнение докладной записки, переданной мною вчера лично Вам, хочу доложить следующее. Я глубоко продумал все, Лаврентий Павлович, и считаю, что ликвидация Михоэлса является произволом и грубейшим нарушением законов советского государства. Несмотря на имевшееся указание, я виноват в допущении этого беззакония. Спрашивается, чем вызывалось подобное мероприятие? Считаю, что ничем. Раз Михоэлс был врагом Советского Союза, руководителем еврейских националистов, ведших по заданию американцев преступную работу против СССР, не было необходимости его уничтожать. Лучше было бы его арестовать или же секретно изъять и постараться разоблачить его вражескую деятельность, намерения, планы, преступные связи и тем самым парализовать его преступную деятельность на территории СССР. Ликвидация же Михоэлса привела к тому, что все это ушло с ним в могилу. Моей обязанностью разведчика было доказать недопустимость и вредность этого мероприятия, что мною сделано не было. Недопустимое беззаконие совершено в отношении агента МГБ, который был ликвидирован вместе с Михоэлсом. Правда, это вызывалось, как мною Вам докладывалось, крайней необходимостью сохранения в строжайшей тайне проведения операции, так как агент не пользовался доверием, а он знал все подготовительные агентурные мероприятия по операции. Но, несмотря на это, мы, организаторы операции, обязаны были принять все меры к выводу и спасению агента. Серьезной моей виной является и то, что я, слепо выполняя указания по ликвидации Михоэлса, не задумался над тем, а знает ли об этом Центральный Комитет партии. Моя обязанность была спросить об этом ЦК, поговорить с Вами. Я этого не сделал. В этом я виноват. Лаврентий Павлович! Выполняя указания о проведении операции по ликвидации Михоэлса, я думал, что делаю благородное дело для нашего государства. Тогда я ни над чем не задумывался. Думал только об одном, как лучше выполнить указание. Только сейчас я осознал и осознал глубоко, что, несмотря на указание, действия эти были противозаконными. Лаврентий Павлович! Вся моя сознательная жизнь прошла в наших органах ЧК, в которых я работаю вот уже 35 лет беспрерывно. 34 с лишним года я являюсь членом нашей славной Коммунистической партии. За все это время я честно работал, старался работать не жалея сил, здоровья, всего себя без остатка отдавал служению Родине, нашей партии, нашему родному Советскому Правительству. Любые решения партии и правительства всегда выполнял как подобает коммунисту, старался быть достойным высокого почетного звания чекиста-коммуниста. Обещаю дальнейшей честной боевой работой в органах МВД оправдать Ваше доверие, Лаврентий Павлович, доверие нашего Сталинского Центрального Комитета партии.

(Док. №23 ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя). Копия.

И, наконец - 30.04.1953 –

Указ Президиума Верховного Совета СССР

Без опубликования в печати

«О ВОССТАНОВЛЕНИИ МИХОЭЛСА С.М. В ПРАВАХ НА ОРДЕН ЛЕНИНА И ЗВАНИЕ НАРОДНОГО АРТИСТА СССР»

Отменить пункт 60 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 6 марта 1953 года о лишении Михоэлса Соломона Михайловича ордена Ленина и звания Народного артиста СССР как неправильный.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

К. ВОРОШИЛОВ

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

А. ГОРКИН

Москва, Кремль

(ГА РФ. Ф. 7523. Оп. 57. Д. 437. Л. 67. Подлинник).

***

Михоэлса убили втихаря, по-бандитски, – так же и отмазывались - втихỳю, по-воровски.

С врачами получалось не так просто: когда «в 1952 году в Министерстве государственной безопасности СССР возникло дело о так называемой шпионско-террористической группе врачей…», ему «было придано сенсационное значение, и еще до окончания следствия было опубликовано специальное сообщение ТАСС, сопровождаемое редакционными статьями «Правды», «Известий» и других центральных газет.

А поскольку «Министерство внутренних дел СССР» выяснило, «что все это дело от начала и до конца является провокационным вымыслом бывшего заместителя Министра государственной безопасности СССР РЮМИНА**», оно «считает необходимым» не просто…«всех … незаконно арестованных врачей и членов их семей полностью реабилитировать и немедленно из-под стражи освободить», но и «опубликовать в печати специальное сообщение» - тем более, что «зачинщик этого дела РЮМИН и ряд других работников МГБ, принимавших активное участие в применении незаконных методов следствия и фальсификации следственных материалов, арестованы» - и слова лишнего не скажут (цит. по «Л.П. Берия - в президиум ЦК КПСС о реабилитации арестованных по "делу врачей-вредителей" – док. № 176,18). Так в ЦК и решили: «…1. Принять предложение Министерства внутренних дел СССР: а) о полной реабилитации и освобождении из-под стражи врачей и членов их семей, арестованных по так называемому «делу о врачах-вредителях», в количестве 37 человек;…

2. Утвердить прилагаемый текст сообщения для опубликования в центральной печати...»

А вот и прилагаемый текст:

«Министерство внутренних дел СССР провело тщательную проверку всех материалов предварительного следствия и других данных по делу группы врачей, обвинявшихся во вредительстве, шпионаже и террористических действиях в отношении активных деятелей Советского государства… В результате проверки установлено, что привлеченные по этому делу …были арестованы бывшим Министерством государственной безопасности СССР неправильно, без каких-либо законных оснований… На основании заключения следственной комиссии, специально выделенной Министерством внутренних дел СССР для проверки …привлеченные по этому делу полностью реабилитированы в предъявленных им обвинениях во вредительской, террористической и шпионской деятельности и, в соответствии со ст. 4 п. 3 Уголовно-Процессуального Кодекса РСФСР, из-под стражи освобождены…» (цит. по: «Постановление президиума ЦК КПСС о фальсификации так называемого дела врачей-вредителей», док. №177, 18).

***

Кремлёвских врачей – не сразу всех, - освободили21; злодеев – тоже не сразу всех - наказали, а – не пришёл на еврейскую улицу праздник. Многим пришлось долго ждать свободы, и даже имена убитых дожидались посмертной справедливости чуть ли не до конца векакогда открыли, наконец, многие документы19, появились серьёзные исторические исследования22, и даже – исторический роман23.

В том же 1953 году, в конце июня был арестован спаситель врачей Л. П. Берия – за «преступные антигосударственные действия, направленные на подрыв Советского государства в интересах иностранного капитала» - так гласил Указ Президиума Верховного Совета СССР за подписями Ворошилова и секретаря Пегова от 26 июня.

В конце июля было предписано повсеместно изъять любые его изображения, а 23 декабря 1953 года Л. П. Берию расстреляли в бункере штаба Московского военного округа в присутствии генерального прокурора СССР Р. А. Руденко. Краткое сообщение о суде над Л.П.Берия опубликовано в советской печати.

Определением Военной коллегии Верховного суда РФ от 29 мая 2002 года Берия, как организатор политических репрессий, был признан не подлежащим реабилитации, даже частичной – в отличие от убийц Михоэлса (кроме Рюмина).

***

В год, когда я родился, тревогу советских людей сменила уверенность – после Сталинграда и Курска сомнений в победе не оставалось; через десять лет вернулись тревога и сомнения.

ЛИТЕРАТУРА и НЕКОТОРЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ

1. Hahn, O.; Strassmann, F. "Über den Nachweis und das Verhalten der bei der Bestrahlung des Urans mittels Neutronen entstehenden Erdalkalimetalle". Die Naturwissenschaften (1939). 27: 11. «Хрестоматийный рассказ о сверхбыстрой публикации в «Натурвиесеншафтен» статьи О.Гана и Ф. Штрассмана об открытии деления урана благодаря якобы бескорыстному дружескому участию директора издательства «Шпрингер» Пауля Розбауда в действительности имел совсем иную подоплеку… Розбауд был одним из самых выдающихся, глубоко законспирированных разведчиков Великобритании, который работал под кодовым именем «Гриффин». Непримиримый враг нацизма, Розбауд первым сообщил Уинстону Черчиллю о гитлеровском плане блицкрига против Англии с помощью подлодок, о создании немцами ракет для разрушения Лондона и об их попытках создать атомную бомбу. Сверхсрочная публикация статьи Гана и Штрассмана была сознательной акцией Розбауда, который сумел увидеть в их открытии огромные и опасные перспективы. Таким образом, он постарался без промедления ознакомить научную общественность с результатами исключительного значения, опасаясь, быть может, что их засекретят фашистские службы» подробнее см. http://militera.lib.ru/research/hariton_smirnov/pre.html.

2. Lise Meitner, O. R. Frisch Disintegration of Uranium by Neutrons: a New Type of Nuclear Reaction // Nature. 1939. v. 143. № 3615. pp. 239−240.

3. Niels Bohr , John Archibald Wheeler. “The Mechanism of Nuclear Fission”. Phys. Rev. Volume 56 Issue 5. Received 28 June 1939; published in the issue dated September 1939.

4. «Ядерная энциклопедия». Фонд Ярошинской, М., 1996, с.124 и далее.

5. В.А. Маслов и В.С. Шпинель „Об использовании урана в качестве взрывчатого и отравляющего вещества“. Авторское свидетельство № 6353 с“:«построение урановой бомбы, достаточной для разрушения таких городов, как Лондон или Берлин, очевидно, не явится проблемой»

6. Н. Завойская: «физика оказалась наукой стратегического значения. Радикально изменилось отношение вождя страны к этой науке. Накануне войны, при раздаче первых Сталинских премий по физике, его самодержавная рука из списка работ, отобранных Академией наук, вычеркнула две самые первые работы – о распространении электромагнитных волн в атмосфере и о спонтанном делении урана. Пять лет спустя Сталин уже знал, что отбракованные направления физики были чреваты радаром и атомной бомбой, и к физике стал относиться с почтительной щедростью. И голос физиков стал слышнее в самых высоких инстанциях страны…» “7 искусств” №6 2012

7. Ю.Б. Харитон. «Ядерное оружие СССР: пришло из Америки или создано самостоятельно? «Известия», 8 декабря 1992 г.

8. «Атомный проект СССР» (Атомный проект СССР. Документы и материалы / Под общей ред. Л.Д. Рябева. Т. I. 1938–1945. Ч. 1. М., „Наука-Физматлит“, 1998; Атомный проект СССР. Документы и материалы / Под общей ред. Л.Д. Рябева. Т. II. Атомная бомба. 1945–1954. Кн. 1. Москва-Саров. „Наука-Физматлит“, 1999.); Полунин В.В.,Староверов В.А. «Кадры спецслужб в Советском атомном проекте» 2004г. «Лубянские чтения»; см. так же:http://militera.lib.ru/research/hariton_smirnov/pre.html; «У истоков советского атомного проекта: роль разведки, 1941—1946 гг. (по материалам архива внешней разведки России)»// ВИЕТ. 1992. № 3. С. 97—134; «NOW IT CAN BE TOLD. The story of Manhattan project». By Leslie R. Groves, Lieutenant General, U.S. Army, Retired. Harper & Brothers Publishers, New York (см. так же Л. Гровс. «Теперь об этом можно рассказать». М., Атомиздат, 1964 г.Сокращенный перевод с английского О.П. Бегичева)

 9. В. Губарев. «Белый архипелаг Сталина»

http://wsyachina.narod.ru/history/white_archipelago_1.html а также

«Молодая гвардия», М., 2004. Hазванием книжка обязана высказыванию приведенному в ней же проф. Л.В. Альтшулер: «По всей стране был создан „белый архипелаг“, в котором люди жили лучше… чем  даже в Москве».

10. Постановления Совмина (их было два) и указ Президиума Верховного Совета о награждении «особо отличившихся» частично приведены в http://www.proatom.ru/modules.php. Вот выдержки из этой публикации:«Учитывая исключительные заслуги перед Советской Родиной в деле решения проблемы использования атомной энергии, и в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 21 марта 1946 г. № 627–258, Совет Министров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
 КУРЧАТОВА Игоря Васильевича, академика, научного руководителя работ по созданию атомных реакторов и атомной бомбы:

— представить к присвоению звания Героя Социалистического Труда, — премировать суммой 500.000рублей (помимо выданной ранее части (50 %) премии в сумме 500.000 рублей и автомашины ЗИС-110).

Присвоить акад. Курчатову И.В. звание лауреата Сталинской премии первой степени.

Построить за счёт государства и передать в собственность акад. Курчатова И.В. дом-особняк и дачу, с обстановкой.

Установить акад. Курчатову И.В. двойной оклад жалования на всё время его работы в области использования атомной энергии.

Предоставить акад. Курчатову И.В.

— право (пожизненно для него и его жены) на бесплатный проезд железнодорожным, водным и воздушным транспортом в пределах СССР“….

 Харитона Юлия Борисовича, члена-корреспондента АН СССР, главного конструктора атомной бомбы:

— представить к присвоению звания Героя Социалистического Труда,

— премировать суммой в 1.000.000 рублей (первой премией, установленной Постановлением Совета Министров СССР от 21 марта 1946 г. № 627–258) и автомашиной ЗИС-110. Присвоить чл.-кор. АН СССР Харитону звание лауреата Сталинской премии первой степени. Построить за счёт государства и передать в собственность чл.-кор. АН СССР Харитона Ю.Б. дом-особняк и дачу, с обстановкой.

Установить чл.-кор. АН СССР Харитону Ю.Б. двойной оклад жалования на всё время его работы в данной области. Предоставить чл.-кор. АН СССР Харитону Ю.Б.:

— право на обучение своих детей в любых учебных заведениях СССР за счёт государства, — право (пожизненно для себя, жены и до совершеннолетия для детей) на бесплатный проезд железнодорожным, водным и воздушным транспортом в пределах СССР“.

В тот же день, 29 октября 1949 г., были приняты Указы Президиума Верховного Совета о награждении участников работ над советским атомным проектом в соответствии с постановлением Совета Министров № 5070-1944сс/оп [9, с. 563–605]. Одним из этих Указов И.В. Курчатову и Ю.Б. Харитону в числе 33 учёных, специалистов и руководителей было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Среди получивших это звание были А.А. Бочвар, А.П. Виноградов, Н.А. Доллежаль, А.П. Завенягин, Я.Б. Зельдович, П.М. Зернов, М.Г. Первухин, немецкий учёный Н.В. Риль, М.А. Садовский, Е.П. Славский, Г.Н. Флёров, В.Г. Хлопин, К.И. Щёлкин. Начальник ПГУ Б.Л. Ванников, директор комбината № 817 Б.Г. Музруков и заместитель главного конструктора КБ–11 Н.Л. Духов были награждены второй золотой медалью „Серп и молот“. Орденами СССР было награждено 808 человек. Среди награждённых орденом Ленина были А.П. Александров, Л.В. Альтшулер, Е.И. Забабахин, Е.К. Завойский, СБ. Кормер, С.Г. Кочарянц, Л.Д. Ландау, Г.П. Ломинский, М.Г. Мещеряков, К.А. Семендяев, Н.Н. Семёнов, С.Л. Соболев, Д.А. Франк-Каменецкий, В.А. Цукерман. В числе награждённых были и сотрудники разведки: Л.Р. Квасников, В.Б. Барковский, С.М. Семёнов, А.С. Феклисов, А.А. Яцков. Уместно напомнить, что Курчатову и Харитону достаточно долго было запрещено пользоваться самолётом, так что «бесплатный проезд по железной дороге» был не только наградой, но и обязанностью. Про дачи, особняки, «кому что досталось» подробно см. В. Губарев «Так начинали дробить ядро» на сайте http://wsyachina.narod.ru/history/white_archipelago_1.html.

11. А.И. Глущенко «Уроки Чернобыля и опасность ядерного терроризма», «Физматлит», М, 2006; «Жизнь под знаком ядерного риска», «Пик»,М, 2010; « Катастрофа на комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 года» ru.wikipedia.org/wiki/Кыштымская_авария -

12. Глущенко Иван Евдокимович (1907 - 1987) сов. биолог и генетик растений, действит. чл. ВАСХНИЛ (с 1956). Чл. КПСС с 1938. Образование получил в Харьков. агроэкономич. ин-те. С 1939 по 1965 год работал в Ин-те генетики АН СССР, затем – в Почвенном Институте им. В.В.Докучаева и ВНИИ ПМБиГ ВАСХНИЛ. Работы посвящены изучению биологии оплодотворения, дальне - и близкородственного разведения перекрестноопыляющихся растений, вегетативной гибридизации растений (его докторская диссертация по этой теме переведена на семь языков, включая немецкий и японский), генетической разнокачественности клеток и тканей растительного организма, изучению так наз. «химерных растений», трансформации яровых сортов пшеницы в озимые (совместно с академиком АН СССР В.Н.Ремесло). Дважды лауреат Сталинской премии (1943, 1950), награждён орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта» и другими наградами. Многолетний член Президиума Советского Комитета Защиты Мира (СКЗМ), член Всемирного Совета Мира (ВСМ)

(http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/35889).

13. Советский комитет защиты мира создан в июне 1949 года по решению Политбюро ЦК ВКП(б): «О мероприятиях в связи с конгрессом сторонников мира Признать целесообразным создание Советского Комитета Защиты Мира, возложив на него задачи ознакомления советской общественности с движением сторонников борьбы за мир в других странах, осуществление связи с комитетом Всемирного конгресса сторонников мира в Париже, а также установление связей с комитетами сторонников мира за рубежом... Протокол заседания Политбюро #69, 1949 г. Подробнее: «http://www.kommersant.ru/doc/484039)». Всемирный Совет Мира(ВСМ) — высший постоянный орган всемирного Движения сторонников мира, избираемый на всемирных конгрессах и сессиях Движения. Был образован на 2-м Всемирном конгрессе сторонников мира в Варшаве в ноябре 1950, взамен «Постоянного комитета» созданного первым конгрессом (Париж, апреля 1949 г., 2065 делегатов от 72 стран и 561 национальной организации).

14. Стокгольмское воззвание — документ, принятый на сессии Постоянного комитета Всемирного конгресса сторонников мира, проходившей в Стокгольме с 15 по 19 марта 1950 года по инициативе Фредерика Жолио-Кюри — автора текста воззвания и первой подписи под ним. Воззвание включало требования: безусловного запрещения атомного оружия и установления международного контроля за исполнением этого решения. Объявлялось, что «правительство, которое первым применит против какой-либо страны атомное оружие, совершит преступление против человечества и должно рассматриваться как военный преступник». Под названием «О запрете применения атомного оружия» воззвание было опубликовано в газете «Правда» 20 марта 1950 года. Сбор подписей под воззванием продолжался с марта по ноябрь 1950 года; подписи поставили 273.470.566 человек (иногда называется цифра до 500 млн человек), из них 115.514.703 человек в СССР (практически всё взрослое население страны) см. «Советская историческая энциклопедия», http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/16851

15. Официальный сайт Службы Внешней Разведки России (http://svr.gov.ru/history/stage06.htm)

16. «Ответ И.В.Сталина корреспонденту «Правды» насчёт атомного оружия» ( «Правда», 6 октября 1951 г.; Госполитиздат, 1951)

17. Л. Полинг «Не бывать войне!» М., «Иностранная литература», 1960.

18. www.alexanderyakovlev.org-fond-issues: ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
19. ДОКУМЕНТЫ ПО ДЕЛУ ЕВРЕЙСКОГО АНТИФАШИСТСКОГО КОМИТЕТА "Известия ЦК КПСС", 1989 г., №12; «Неправедный суд: Последний сталинский расстрел» (стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета. Протоколы закрытых судебных заседаний Военной Коллегии Верховного Суда СССР, допросы подсудимых, Определения Военной Коллегии, приговор) Сост.: Наумов В.В., Краюшкин А.А., Тепцов Н.В. - М.: Наука, 1994;

20. Й. Спектор. «Седьмой миллион» - «Мы здесь», № 250 (11-17 марта 2010)

21. Эстер Маркиш «Столь долгое возвращение» Тель Авив, 1989, издание автора (http://www.belousenko.com/books/markish/markish_dolgoe_vozvr.htm

21. Медведев Ж.А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ:«Апрельская реабилитация по «делу врачей» не была, однако, полным окончанием начатых при жизни Сталина сионистских и медицинских политических процессов. 37 человек составляли лишь ту группу, которую следователи МГБ готовили для первого суда. Число арестованных в 1952 и в 1953 годах медиков-евреев было значительно больше. От общего русла «дела кремлевских врачей» еще в ходе следствия отделилось несколько разных «дел». К примеру, профессор Борис Ильич Збарский, автор учебника биохимии и научный руководитель кремлевской лаборатории по сохранению тела Ленина, был арестован в сентябре 1952 года, как сионист и друг профессора Якова Этингера. Были арестованы почти все работники его лаборатории — евреи. Они оставались в тюрьме до декабря 1953 года— М.: «Права человека», 2003

22. Г.Костырченко “В плену у красного фараона”, М., 1994; Лясс, Ф., Последний политический процесс Сталина или несостоявшийся юдоцид. Филобиблон. Иерусалим 2006;. Rucker, L., Staline, Israël et les Juifs. Paris, Presses universitaires de France, 2001, Redlich, S., War, Holocaust and Stalinism: A Documented Study of the Jewish Anti-Fascist Committee in the USSR, Luxembourg: Harwood Academic Publishers, 1995.

23. В. Левашов. «Убийство Михоэлса» M, «АСТ-Олимп», 1998.

 

* М, 2010,448 с. Полная электронная версия книги находится в Российской Государственной Библиотеке и в Центре русского зарубежья имени Александра Солженицына).

 

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru