litbook

Политика


Нет пророка в своем отечестве? Правление Обамы в свете социальных пророчеств Айн Рэнд0

Тут уж деревенскому дурачку и тому не надо было объяснять то,

чего пытались не заметить поколения профессоров.

Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи»

 

Кто умен? — Тот, кто видит нарождающееся

Талмуд, трактат «Тамид», 32а

 

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь — я раб — я червь — я бог!

Но, будучи я столь чудесен,

Отколе происшел? — безвестен;

А сам собой я быть не мог.

Г. Державин, «Бог»

Американская писательница Айн Рэнд предсказала «явление Обамы» в то время, когда большинство его выборщиков еще не успели появиться на свет. Утверждение дерзкое. Нуждается в доказательстве. Вот оно:

Вот он здесь, лично, по собственному желанию, за этим столом и во главе страны! Он хочет, готов и может служить на благо своего народа! И ни один из вас никогда больше не должен сомневаться или сдаваться! Завтрашний день уже наступил — и какой день! Еда три раза в день для каждого, и так каждый день, машина в каждом гараже, бесплатное электричество. Все, что от вас требуется, — это потерпеть еще немного! Терпение, вера и единство — вот рецепт прогресса! Мы должны жить в согласии друг с другом и с остальным миром, как одна большая, дружная семья, все должны работать на благо всех! Мы нашли лидера, который побьет все рекорды нашей богатой истории! Его заставила прийти сюда любовь к человечеству — чтобы служить вам, защищать вас и заботиться о вас! Он услышал ваши мольбы и с готовностью вызвался исполнить наш общий человеческий долг! Каждый из нас — сторож брату своему. Нет человека, который был бы как остров, сам по себе! А сейчас вы услышите его голос, услышите его обращение к вам!

Роман-антиутопия «Атлант расправил плечи», из которого позаимствован отрывок, написан в середине прошлого века, а действие его происходит в 2016 году, т.е. во время окончания возможной второй каденции Обамы. (Господи, спаси и помоги!)

Вышеозначенный отрывок вполне сгодился бы в качестве постоянной заставки для большинства публичных спичей действующего Президента. Но с одной небольшой поправкой. Несколько устаревший список бесплатных товаров и услуг необходимо дополнить новыми наименованиями: телевизор на жидких кристаллах, айфон, противозачаточные средства в ассортименте для взрослых и бесплатные школьные ланчи для ребятишек. Треть страны уже успешно «подсажена» на различные виды государственного вспомоществования, а «процесс», между тем, в самом разгаре. А если всерьез - в этом тексте есть откровенная мистика, пугающая, как на сеансе ясновидения. Как автору удалось из прошлого столетия расслышать, что спичи 44-го Президента Америки будут пестреть именно этим перевернутым библейским «каждый из нас — сторож брату своему»?

Был ли в ее руках волшебный crystal ball, показывающий «что было, что есть и что будет» или тут вмешались какие-то непостижимые нам высшие силы, мы никогда уже не узнаем. Но, в любом случае, нельзя отрицать очевидного: книги Айн Рэнд полны сбывшихся пророчеств. Так что нам остается только механистический труд по их отысканию, к чему мы, благословясь и приступаем.

Действующий и, возможно, будущий президент Соединённых Штатов произнёс месяц назад речь, которая повергла Америку в глубокий шок.

Выступая 13 июля перед избирателями города Роанок (Вирджиния), глава государства сказал буквально следующее:

«Если вы владеете бизнесом, то это не значит, что заслуга в этом принадлежит вам. Много людей участвовало в успехе вашего бизнеса». Впервые, на протяжении своей более чем двухвековой истории Америка с изумлением узнала, что успех держателей частных бизнесов объясняется не упорным трудом, талантом и смекалкой их основателей, а заслугами совершенно иных людей. Например, учителей, которые обучали основателей успешных бизнесов устному счету в начальной школе, или инженеров, которые изобрели необходимый им в работе Интернет, или дорожных рабочих, проложивших дорогу к зданиям, где они наладили производство. А зарплату всем этим людям платил кто? То-то и оно! Государство платило. Так что не нужно, господа предприниматели, одеяло на себя тянуть. Нужно, как раз, совсем обратное. Возвращать Государству долги в виде налогов, коими давно пора вас дополнительно обложить.

На следующий день после спича в Вирджинии Соперник действующего Президента довольно невыразительно озвучил свое несогласие с основными положениями его речи. Сам он, будучи одним из выдающихся «господ-предпринимателей» давно уже стал главной мишенью вконец обнаглевшего Президентского Агитпропа. Поэтому для него было бы необычайно разумно и своевременно нанести Президенту мощный и вместе с тем элегантный удар развернутой цитатой из Айн Рэнд:

Вы спросите, что является самым ярким достижением американцев? Я считаю этим то, что люди этой страны придумали выражение «делать деньги». Ни в одном языке мира, ни у одного народа не было такого словосочетания. Испокон веков люди считали богатство статичным — его можно было отнять, унаследовать, выпросить, поделить, подарить. Американцы стали первыми, кто осознал, что богатство должно быть сделано. Выражение «делать деньги» стало основой новой морали этой части человечества. Но именно за эти слова вырождающиеся культуры прочих континентов ненавидят Америку. Усвоив кредо бандитов, вы считаете постыдным величайшее достижение своей культуры; вы относитесь к вашим национальным героям, американским промышленникам, как к грабителям и подлецам.

Увы, эта замечательная идея никогда не пришла в голову Соперника Президента, а обратиться за советом ко мне, он, к сожалению, не догадался или просто не решился.

А вот еще один шокирующий своей очевидной аналогией с событиями сегодняшней жизни пример. Некий «Стабилизационный Комитет» принимает план спасения страны находящейся к 2016 году на грани полного экономического и правового коллапса. Этот план, по мнению его разработчиков, «даст народу чувство защищенности». «Почему народ не может обрести его, это чувство? Уж не потому ли, что кучка богатеев будет возражать?», - вопрошают друг друга комитетчики.

Второй пункт этого плана гласит:

Все промышленные, торговые, перерабатывающие, финансовые предприятия обязаны продолжать свою деятельность, а их владельцам предписывается оставаться на своем посту и запрещается закрывать предприятия, продавать или перемещать их. Вышеперечисленные действия караются национализацией предприятия, а также частичной или полной конфискацией имущества владельца.

Не этим ли пунктом руководствовался некий Комитет при правительстве Президента, когда летом прошлого года Белый Дом пригрозил судебным иском фирме Боинг. Причина даже не в том, что обнаглевшие «господа предприниматели» вознамерились переместить предприятие из сверх-дружественного к профсоюзам штата Вашингтона в менее дружественную к ним Южную Каролину. Они всего лишь намеревались открыть там еще один филиал Боинга. При этом ни один рабочий на старых заводах не потерял бы своего места. Видимо, наши «комитетчики» рассуждали так: у охваченных профсоюзами рабочих есть право бастовать, а переводя производство в другой штат, где членство в этой организации не обязательно, «кучка богатеев» их этого законного права лишает.

На эти запредельные в своей аморальности и абсурдности действия не решились бы и самые отъявленные мерзавцы из правительственных и профсоюзных функционеров, рожденных воображением Айн Рэнд. Американская действительность нынче «посильнее, чем фантазия у Гете».

В том же злосчастном 2011-м в Европе и Америке возникло движение «оккупантов» под зажигательной вывеской «Захвати Уоллстрит». Движение это, как чума, перебрасывалось из одного американского города в другой, и угрозы в адрес «врагов народа», - банкиров, плавно перемежались там с требованиями приплачиваемого государством жизнеобеспечения протестующих. О том, что творили в европейских и американских городах инфантильные гунны 21-го века, массово и агрессивно взалкавшие халявы за счет своих более состоятельных соотечественников, распространяться не буду. Это заняло бы много места, времени и душевных сил для воздержания от нецензурной лексики. Но, если упомянуть, что в калифорнийском Окланде «оккупанты» в знак протеста против социальной несправедливости непринужденно испражнялись на капоты полицейских автомобилей, то человек с воображением легко дорисует недостающие детали.

А нам остается удостовериться, насколько точно был предугадан Айн Рэнд этот тип «социального протеста».

Накануне очередного поворота Америки налево, в 1965-м, во время студенческих волнений в Беркли, Рэнд писала:

Социальное движение, которое началось с тяжеловесных, головоломных конструкций Гегеля и Маркса, закончилось ордой неумытых детей, топчущих ногами и визжащих «Я хочу прямо сейчас».

А вот отрывок из финальной речи главного героя ее главного романа, Джона Голта. Читаешь, и оторопь берет. Как будто написано не 60 лет назад, а сегодня, после просмотра очередного видеоролика с бесчинствами «неумытых детей».

 Они провозгласили, что каждый человек имеет право жить, не трудясь, несмотря на то, что это противоречит опыту и реальности, что каждый человек имеет право на необходимый минимум средств к существованию — пищу, одежду, жилье, которые должны предоставляться ему без всяких усилий с его стороны, как его прирожденное право. Предоставляться — кем? Как бы никем. Каждый человек, заявляют они, владеет равной долей благ, созданных в мире. Кем созданных? Как бы никем.

Фригийский царь Мидас как-то получил от богов дар обращать в золото все, к чему бы он ни прикасался. У действующего Президента наблюдаются способности противоположного свойства. Предприятия и бизнесы, до которых он «дотрагивается» миллиардными государственными вливаниями очень быстро становятся банкротами. Здесь можно долго и нудно пересказывать приснопамятную историю скандальной гибели флагмана «зеленой» энергетики – Солиндры, в которую Обама, по чисто идеологическим мотивам, вбухал 500 миллионов наших с вами денежек. Можно поведать и о печальной судьбе 50-ти миллиардов наших кровно заработанных, и в несколько этапов потраченных Обамой на спасение от неминуемого банкротства любимой автомобильной кампании Президента – Дженерал Моторс.

А можно, вместо всего этого передать слово Айн Рэнд.

Но Джеральд Старнс (хозяин «Твентис сенчури» производящей электродвигатели – С.Т.), опьяненный своим положением, стал раздражительным. С видом морального превосходства он стал требовать от бизнесменов, чтобы те заказывали у нас двигатели, – не потому, что они хороши, а потому, что нам крайне необходимы заказы. Тут уж деревенскому дурачку и тому не надо было объяснять то, чего пытались не заметить поколения профессоров. Какая польза электростанции от наших двигателей, если они внезапно останавливались? Если владелец электростанции, пилот самолета, хирург купят наш товар не из-за его качества, а чтобы помочь нам, будет ли это правильным, нравственным поступком? Агония длилась четыре года, с первого собрания до последнего, и закончилась так, как и должна была закончиться — банкротством. На последнем собрании одна Айви Старнс (сестра Джеральда Старнса – С.Т.) пыталась держаться вызывающе. Она произнесла короткую злобную речь, в которой заявила, что план провалился из-за того, что его не приняла вся страна, что отдельная организация не может добиться успеха в эгоистичном алчном мире, что план – это благородный идеал, но человеческая природа недостаточно хороша для него.

Обама тоже держался вполне вызывающе, когда короткая жизнь Солиндры «закончилась так, как и должна была закончиться — банкротством». В полном соответствии с созданным пол века назад сценарием, он заявил, что ничуть не жалеет о вложенных в Солиндру средствах. Что «первый блин комом. Что понимание преимуществ «зеленой энергетики» еще впереди и что оно, это преимущество, будет «принято в будущем всей страной». А главное, что его правительство будет продолжать (на наши деньги) разрабатывать эту «чистую» отрасль промышленности.

Такими вот поразительными перекличками и совпадениями между событиями, пророчески угаданными в середине прошлого века и реально имеющими место в сегодняшней Америке полны книги Айн Рэнд. Ради одного этого их необходимо прочесть. Но не нами сказано - «нет пророка в своем отечестве». Так что пенять мы можем только на себя. Нас предупреждали, но мы не внемли.

Это все была присказка  сказка впереди.

Америка шла к избранию Обамы долгим путем. Это лишь логическое завершение того, что началось давно, в 60-ых, с полной оккупации леворадикальным десантом наших школ, университетов, газет и телеканалов. За это время на гуманитарном, политкорректном навозе взросли два поколения ополоумленных американцев, которые сегодня ужасно гордятся тем, что избрали себе "первого чернокожего Президента".

Таков был добровольный выбор Америки: во-первых, «Change» и, к тому же, он полон харизмы, ловко и уверенно врет, у него стремительная походка, сплошные белые зубы, а главное – правильная в глазах продвинутого белого человека пигментация кожи.

В выборе кандидатуры на роль лидера свободного мира единогласно сошлась вся «накипь» человечества, все самые заклятые враги Америки: Хамас, Фидель Кастро, Кадафи, Луис Фарахан, Джесси Джексон, Джордж Сорос. Каждый упырь из этого списка выступил накануне выборов с пожеланием победы «своему» кандидату. В единодушии этой интернациональной тусовки нет ничего удивительного. Как говорится «Подонки всех стран, объединяйтесь!». Удивительно и непостижимо, что в ноябре 2008-го этот зловещий выбор в точности совпал с выбором… доброй половиной американских избирателей. Не хочется вспоминать, что среди моих соплеменников, то бишь американских евреев, цифра выборщиков Обамы приближалась к позорным 80 процентам. Сын кенийского коммуниста, любовной памяти которого он посвятил свою первую автобиографию, он и сам с юности тянулся к марксистам, коммунистам, и прочим идеологическим упырям. 20 лет кряду посещал сборища черных расистов под вывеской христианской церкви, чей бесноватый пастор, отрытый ненавистник Америки и евреев, венчал его, крестил его детей. Произносил здравицы на обеде в честь палестинского профессора, бывшего главы Пресс-службы Арафата, тесно сотрудничал с террористом, подкладывавшем бомбы в полицейский участок..., и далее по списку, не хочу бумагу марать зря. Кроме того, он на протяжении всей предвыборной кампании демонстрировал избирателям с трудом скрываемое намерение национализировать Систему Здравоохранения на европейский манер и непреодолимое шариковское "взять все да и поделить".

Одного, только одного из перечисленных здесь мною пунктов его «послужного списка» с лихвой хватило бы любому общественному деятелю, чтобы навсегда забыть о политической карьере в Америке. А Обаме, как заговоренному, «весь списочек», преданный огласке накануне выборов, ничем не повредил и никакого видимого ущерба не нанес. Рациональных объяснений этому беспрецедентному в истории Америки феномену не существует. Судьба несчастных бандерлогов, загипнотизированных речами «харизматичного» питона Каа – вот, что приходит на ум, когда вспоминаешь о результатах последних президентских выборов.

В числе прочих, не остановил этот «послужной список» и тех выборщиков, которые одержимы идеей Шуры Балаганова: всем по справедливости, всем сестрам по серьгам, белые порулили - дайте шанс черному. Не остановила их и абсолютная профессиональная непригодность человека, лишенного знаний и управленческого опыта в какой бы то ни было области. Если, конечно, не отнести к таковым умение наблюдать в статусе "community organizer" за распределением государственной помощи среди жителей одного из чикагских районов городской бедноты.

В Америке, как, впрочем, и повсюду, существует такое понятие, как проверка на доступ к секретной информации - Background Clearance. Вас не возьмут на работу в определенные компании даже в качестве уборщика, если вы не пройдете успешно эту проверку.

Никому не пришло в голову ввести обязательный Background Clearance для того, кто поступает на 4-х годичную службу в контору с вывеской "Белый Дом". Непоправимая ошибка. Непростительное легкомыслие. Несбывшаяся надежда на органически присущее американскому народу здравомыслие,

А здравомыслия нет, оно давно уже сметено и заменено штампами левацкой пропаганды, короткими и наглыми, как лозунги, легко умещающиеся на автомобильных бампер-стикерах и в усохших мозгах их владельцев. "Свободу узникам Гвантама", "Буша - к повешению", "Израиль - государство апартеид" - вот что пропечаталось в поверженном сознании огромного числа моих сограждан.

Подведем печальный Итог:

Тот, кто ни при каких обстоятельствах в силу изобилия «порочащих его связей» не прошел бы Background Clearance на должность охранника в CIA или NACA, вступил три с половиной года назад в должность Президента Соединенных Штатов Америки. У Айн Рэнд в «Атланте» есть такие слова: «…они пришли к выводу, что [имярек] человек в высшей степени компетентный и сведущий, поскольку он, один из миллионов стремящихся к власти, сумел ее достичь…» Вот это, пожалуй, единственное реальное достижение Обамы. Он сумел достичь власти…

Как и ожидалось не худшей половиной американского общества, незамедлительно после прихода к власти, Обама начал мощную атаку на ненавистный ему с отрочества американский капитализм. Государство выкупало под залог все, что выкупается: убыточные автомобильные корпорации, разорившееся банки, частные жилища нерадивых домовладельцев. Каждый такой выкуп сопровождался энергичным и убедительным спичем. Из спичей Обамы следовало, что жить в Америке станет лучше, жить станет веселей. Только не сейчас, а потом. Сейчас, пока не все намеченное президентом претворено в жизнь, будет еще хуже, чем раньше. Надо просто дождаться, когда у всех всего будут поровну, и тогда, в Америке наступит, наконец, всеобщее, длительное и ничем не омрачаемое благоденствие. Yeah, right. «Жаль только — жить в эту пору прекрасную, уж не придется — ни мне, ни тебе". Бодрым речам Обамы рынок внимал с меланхолическим безразличием. На каждый же выкуп, реагировал, хотя и с удручающим однообразием, но вполне определенно: неуклонным падением котировок биржевых индексов.

При всеобщем и повсеместном разорении, которое поразило нас сегодня, существуют в Америке два вида бизнеса, которые значительно увеличили свои доходы с приходом нового правительства. Это продажа оружия и продажа книг Айн Рэнд.

С оружием все просто, как апельсин – прослышав про обещания Обамы никогда не покушаться на вторую поправку к конституции (право народа на хранение и ношение оружия), население не поверило президенту на слово и бросилось раскупать не что иное, как огнестрельное оружие. Это был редкий случай адекватной реакции граждан на заверения Обамы.

А вот почему только за первые семь недель правления Обамы утроилась продажа написанной в 1957 году книги «Атлас расправил плечи» (‘Atlas Shrugged’) – это вопрос, стоящий обсуждения.

Имя автора этой книги, как было уже упомянуто в начале этих заметок – Айн Рэнд (Ayn Rand). Ее настоящее имя - Алиса Розенбаум. Она родилась в 1905 году, в Петербурге, в семье аптекаря. Отец сумел дать ей прекрасное образование. В гимназии она училась вместе с Ольгой Набоковой, сестрой писателя. Философский факультет Петроградского Государственного Университета она закончила в 1924 году по специальности "социальная педагогика». В Петроградском Университете Алиса Розенбаум была студенткой религиозного философа Николая Лосского. Осенью 1922-го профессор был выслан из России. С тех пор его студентка на всю жизнь возненавидела неоплатоновскую мистику, которую прочно ассоциировала с советским режимом. Свою философскую родословную Рэнд начинала прямо от Аристотеля. Она писала, что "Философия Аристотеля была интеллектуальной Декларацией Независимости". Какое-то время после окончания университета Алиса успела проработать экскурсоводом в музее Петропавловской Крепости. Как уже было сказано, редкая по продолжительности и постоянству ненависть к советской власти обнаружилась у Алисы Розенбаум еще в Совдепии. Юная студентка глубоко презирала большевиков за полное попрание ими индивидуальных прав и свобод, которые для нее, читательницы и поклонницы Фридриха Ницше, были святы и неприкосновенны. В 1926-м она приехала в Америку по вызову родственников, чтобы уже никогда не покидать ее. Ее родители погибнут от голода во время Блокады.

До конца жизни Айн Рэнд оставалась ярой антикоммунисткой. Страны развитого социализма публично именовала не иначе, как «рабский загон для скота. За ее словами стоял горький личный опыт. Нельзя забывать, что молодость ее прошла в «загоне для скота» самого страшного, русско-советского образца. До глубокой старости ее приглашали выступать на конференциях и деловых встречах предпринимателей, банкиров, экономистов. Когда она, уже сгорбленной старушкой, появлялась на сцене, рукоплещущий ей зал вставал. До самого конца жизни она говорила с тяжелым русским акцентом. Умерла она в 1982-ом году. На многотысячной церемонии ее похорон в Нью-Йорке последователи ее учения выложили живыми цветами гигантское изображение знака доллара, как главного символа обожествляемого ею капитализма.

В 1943 году вышел ее первый бестселлер «Источник» (Fountainhead). Двенадцать различных издательств отклонили рукопись этой книги. Не отступившись, она обратилась в тринадцатое, которое издало книгу небольшим тиражом. «Источник» имел триумфальный успех и сделал ее богатой и знаменитой. В 1957 увидел свет «Атлант расправил плечи». Этой культовой книге, тиражи которой одно время чуть ли не соперничали с тиражами Библии, она обязана своей совершенно беспрецедентной славой в Америке.

После феноменального успеха двух ее книг, имя Айн Рэнд стали связывать с изобретенным ею философским течением, которое известно под именем «Объективизм». Это учение основано на идее нравственного, разумного эгоизма при отрицании самопожертвования и какого-либо вмешательства государства в частную и деловую жизнь индивидуума.

Основные шесть заповедей ее учения легкодоступны пониманию среднего американца. Тем не менее, не надо быть профессором теологии, чтобы увидеть в учении Айн Рэнд очевидный антихристианский пафос. Шесть заповедей Объективизма последовательно опровергают главные постулаты Нагорной Проповеди. В 50-х годах Америка была по преимуществу христианской страной. Как могла эта страна, не заметив столь кричащего противоречия, заглотать ницшеанскую наживку, предложенную ей Айн Рэнд, остается непостижимой загадкой.

Вот они, эти шесть правил:

1. Разум – единственное орудие познания и единственное руководство к действию;

2. Главная задача человека в жизни – добиваться личного счастья, не жертвуя собой ради других и не требуя жертв от окружающих;

3. Капитализм – высшее достижение человечества, а свободное предпринимательство – основа всеобщего счастья и процветания;

4. Единственная задача государства – обеспечение неприкосновенности частной собственности и прав индивида. Все остальное – узурпация власти;

5. Религия, Бог, альтруизм, коллективизм, самопожертвование, беззаветное служение, мистицизм и интуиция – злейшие враги свободного человека, безнравственные препятствия на пути к светлому будущему и прогрессу.

6. Главный двигатель прогресса – не писатели, не художники, не философы, не поэты, а бизнесмены. Они же величайшие страдальцы современной эпохи.

Здесь уместно будет сделать небольшое отступление, чтобы коснуться одного деликатного вопроса. Это, самой собой, разумеется, вопрос о том, была ли Айн Рэнд, вернее, считала ли она себя еврейкой. Если вы заметили, я намеренно избегаю разговора о том, как ее мировоззрение соотносится с религией, к которой она принадлежала по факту рождения. Да, по Галахе и по выданной в Петербурге метрике Айн Рэнд была безупречного иудейского происхождения. Несмотря на это обстоятельство, она была откровенной безбожницей. Кроме того, живя в Америке, она никогда и никаким образом не упоминала о своих еврейских корнях. Но и это еще не все: в начале своей жизни в новой стране она пыталась, правда, в силу очевидных причин, безуспешно, эту тайну скрыть. Однако, ее ярко-выраженная семитская внешность подвинула вездесущих репортеров раскопать, что за чисто арийским» именем «Айн Рэнд» скрывается, как это часто бывает, Алиса Розенбаум.

С помощью своих книг Айн Рэнд сумела сделать почти невозможное: идеи Объективизма о разумном устройстве общества стали частью массовой культуры Америки. Ее книги дошли до «очага» средней американской семьи и поэтому имели неслыханное влияние на американское общество. Ее книги читают домохозяйки и студенты. Кроме того, на них взрастает третье поколение виднейших американских предпринимателей и политиков. Как бы дико это не прозвучало, но Хиллари Клинтон иногда ссылается на нее как на ролевую модель. В середине 1950-х в культовый кружок, регулярно собиравшийся с целью чтения Рэнд в ее присутствии, входил Алан Гринспен, который потом будет возглавлять Федеральную резервную палату Америки на протяжении долгих 20 лет. На вершине своего успеха Гринспен вспоминает Рэнд с благодарностью: "Именно она убедила меня долгими ночными спорами, что капитализм не только эффективен и практичен, но морален". Получается, что самый успешный американский финансист XX века «брал частные уроки» у уроженки Санкт-Петербурга. На презентации русского перевода "Атласа…" в апреле 2000 года экономический советник российского президента Андрей Илларионов назвал Рэнд своим кумиром и сообщил, что рекомендовал читать эту книгу Владимиру Путину.

У Айн Рэнд взяты десятки интервью, о ней написаны сотни статей, действует Институт Объективизма ее имени. Ей посвящены два документальных фильма и даже один художественный. Издана марка с ее изображением. В 1949 году вышел в прокат голливудский фильм «Источник» с Гарри Купером в главной роли. В прошлом году сняли фильм по первой части книги «Атлант расправил плечи». Главная женская роль Дэгни Таггарт досталась никому не известной исполнительнице, хотя предназначалась для кинодивы Анжелины Джоули. Жаль, что она не получила эту роль. Учитывая непреходящий интерес к этой актрисе широких народных масс повсюду на Земле, где смотрят голливудские фильмы, была надежда, что после того, как ‘Atlas Shrugged’ выйдет в международный прокат, у Айн Рэнд появится массовый читатель в России, Европе, Израиле.

Женская судьба Айн Рэнд также невероятна, как и писательская. Ее единственным мужем был актер Голливуда Фрэнк О’Коннор. В 44 года у нее начался бурный роман с человеком, вдвое ее моложе. Еще до окончания средней школы ее будущий возлюбленный прочитал «Источник», после чего написал автору серию восторженных писем. Они впервые увидели друг друга, когда он был уже двадцатидвухлетним, к тому же, недавно и счастливо женатым человеком. Она сама предложила ему вступить с ней в официальную любовную связь, предварительно испросив разрешение на это у своей юной жены. Да, вы не ослышались, таково было требование Айн Рэнд, задокументированное в их переписке. Переписка эта опубликована. Она и себе поставила такое же условие, добившись временного «открепительного талона» у своего бесконечно преданного ей мужа. Прятаться и лгать ей казалось оскорблением человеческого достоинства, как своего собственного, так и партнера. Этот человек возглавит Институт по изучению ее идей. Когда через несколько лет он ее бросит, это будет стоить ему, вопреки всем декларируемым ею принципам директорского поста.

Между тем, она была откровенно некрасива: сутулая, с нелепой, бесформенной фигурой, до времени постаревшая. У нее был невозможной длины нос, внимание от которого отвлекали только ее глаза. Такие огромные, что им не хватало лица. Карие, горящие провидческим огнем глаза, такой невероятной красоты, что о них вспоминают все знавшие ее. Наверное, это неслучайно, что разговор о главной героине этих заметок постоянно возвращается к ее уникальному дару предсказывать будущее. Айн Рэнд была ясновидящей. Возможно, ее прекрасные глаза сыграли в этом даже большую роль, чем предполагаемое владение crystal ball. В любом случае, она необычайно проницательно предсказала ту катастрофическую ситуацию, в которой мы оказались сегодня. (Смотри наглядные примеры в начале).

Существует трудно оспариваемое мнение о том, что книги Айн Рэнд лишены каких бы то ни было литературных достоинств. Для любого, кто прочел хоть бы две страницы Толстого или Бунина, очевидно, что пластическим, художественным даром она не обладала ни в какой степени. Вы не найдете в ее книгах утонченных достижений психологической прозы ХХ века. Напрочь отсутствуют в них и исследование демонов человеческой души в духе Достоевского, который, кстати, был ее любимым русским писателем. Все главные положительные герои ее книг созданы как будто бы не из человеческой плоти, а вырезаны из картона с наложением одного и того же лекала. Все они, прекрасны и совершенны, как боги.

Являясь живыми носителями дорогих ее сердцу идей «объективизма», они бесстрашно и бескорыстно борются с коварными государственными аппаратчиками, подлыми адептами профсоюзов и обслуживающей их прессой за претворение в жизнь своих супер-проектов, без которых невозможен дальнейший прогресс общества. К тому же, все они прекрасные любовники, непревзойденные ораторы, мускулистые, мужественные, белозубые, остроумные и неотразимо обаятельные индивидуумы. Они гениально одаренны в своей профессиональной сфере и достигают в ней поистине фантастических высот. Для положительных героинь имеется другое лекало. Они, соответственно, все как одна, и тут явно сыграло роль длительное увлечение Айн Рэнд Достоевским, инфернальные, загадочные красавицы с непредсказуемым поведением. В случае с Дэгни Таггарт, к неотразимой женской сущности нужно добавить еще и весь «джентльменский набор» профессиональных качеств.

Для «отрицательных героев», носителей чуждой писательнице идеологии, есть третье лекало. Там идут в ход свиные глазки, двойные подбородки, плоские затылки, и отвисшие животы, а если кто так и не догадался, что речь идет о последнем мерзавце и законченном негодяе, то вот вам, на десерт – признаки полового бессилия в сочетании с негуманным отношением к домашним животным.

Существует теория, что она сознательно писала свои романы по голливудским рецептам исключительно для их большей доступности. Согласиться с этим трудно. Это и есть ее художественный стиль, формат и метод, который «по форме» - до боли напоминает черно-белый образчик "советского реализма", начиненный, однако, мощным «анти-советским» зарядом. Она не могла писать по-другому. Иначе это обязательно проявилось бы хоть в одной из десятков тысяч страниц ею исписанных.

Публицистический дар Айн Рэнд неизмеримо выше художественного. Но ее публицистика под симптоматическим названием "Апология капитализма» сегодня прочно забыта. И это не мудрено. Чтобы войти в дома своих соотечественников, нужно писать не высоколобые статьи для избранных, а романы на детективно-сексуальной подстежке для миллионов.

Тем не менее, погружаясь в ловко закрученные сюжеты ее книг, сопереживая их по-голливудски сексапильным супергероям и героиням, читатель исподволь проникался страстью и накалом речей, в которых приведены доказательства тех самых шести постулатов отражающих социально-политические воззрения автора, о которых уже было сказано раннее.

Вся соль ее книг - в программных речах положительных героев и их оппонентов. Эти речи и есть то, ради чего их стоит прочесть. Даже если для этого нужно на время отложить в сторону томик Набокова или Томаса Манна. «Атлант расправил плечи» начинается знаменитой фразой: «Кто такой Джон Голт?». Не менее знаменитый финальный спич Джона Голта длиною в пятьсот тысяч слов, она писала два года. Эта речь осталась уникальным вкладом Айн Рэнд в историю американской цивилизации. Усилия двух лет не пропали даром. Текст радиообращения Джона Голта к своим согражданам повлиял на общественное сознание нескольких поколений американцев. Он живет своей собственной, отдельной от всей остальной книги, жизнью. Он разобран на цитаты как ни один другой, написанный рукой Айн Рэнд.

Очевидно, что гений ее состоял не в стилистическом блеске написанных ею текстов. Обделив ее женской прелестью, природа решила вознаградить ее иным образом. Она была одной из тех избранных, кто, как сказано в Талмуде, «умел видеть нарождающееся», еще не различимое остальными. В 30-х годах, пытаясь побороть страшные последствия Великой Депрессии, правительство Франклина Рузвельта выработало так называемый «Новый Курс» (“New Deal”). Он означал беспрецедентное вмешательство государства во все сферы общественно-экономической жизни страны. Начала работать социальная защита, был узаконен контроль за производством и сбытом продукции. До выкупа бизнесов и домов тогда не дошло. Тем не менее, в этой интервенции государства в сферу частного предпринимательства Айн Рэнд усмотрела покушение на самые основы капитализма, который она, как известно, считала высшим и наиболее нравственным достижением человечества в социально-экономической сфере.

Именно тогда она распознала и сформулировала первые признаки губительного социального недуга, поразившего Америку и в своих книгах предупредила о его страшных и необратимых последствиях. Сегодня, с приходом в Белый дом человека, одержимого социалистическими преобразованиями, это давшее обширные метастазы заболевание, грозит перейти в запущенную и неизлечимую фазу. Доживи Айн Рэнд до лета 2012-го, она с ужасом увидела бы, что самые дерзкие из ее пророчеств, сбылись с точностью математического прогноза.

В недрах Интернета удалось отыскать одну замечательную ссылку. Отрывок из фильма «Fountainhead» 1949 года, ключевой момент – речь Говарда Рорка в суде.

Она сама написала сценарий для этого фильма, но, давая право на его экранизацию, поставила одно условие: не трогать ни одного слова в этом спиче. Студии Warner Bros. Pictures пришлось, хотя и неохотно, подчиниться этому требованию.

Вот небольшой отрывок из этой речи:

Основное, что требуется созидателю - независимость. Мыслящая личность не может творить по принуждению. Я пришел заявить, что не признаю чьего-либо права ни на одну минуту моего времени. Ни на одну частицу моей жизни и энергии. Ни на одно из моих свершений. И не важно, кто заявит такое право, сколько их будет, и как сильно они будут нуждаться во мне. Я вышел заявить, что я - человек, существующий не для других. Заявить это необходимо, ибо мир гибнет в оргии самопожертвования.

Похоже, что вслед за Говардом Рорком, все большее число американцев не желает быть участниками «оргии самопожертвования», в которую их настойчиво втягивает новый президент. На это указывает крайняя непопулярность большинства из его дорогостоящих проектов, включая его «фирменную», не к ночи будет помянута, реформу американского здравоохранения. На то, чтобы окончательно прозреть, этим людям понадобилось три года. К утешению этих доверчивых людей можно сказать, что, прозрение, даже позднее, лучше следования привычному нарративу или пребывания в плену устоявшихся иллюзий.

За три с половиной года пребывания Обамы у власти в геометрической прогрессии увеличилась роль государства во всех сферах жизнедеятельности - от банковской системы до религиозных институтов. А тотальная власть государства это и есть социализм. Теперь почти все, включая его избирателей 2008 года, поняли, какие именно перемены («Change!») он имел в виду во время своей предвыборной кампании. Соблазнивший их лозунг наполнился, наконец, совершенно конкретным содержанием.

Смею надеяться, что я сносно справилась с поставленной задачей. Загадочный феномен резкого увеличения тиражей Айн Ранд теперь разгадан и прояснен. С помощью «метода отстранения» я пыталась удержаться в роли беспристрастного и объективного биографа, но «под занавес» хочется от этой немного надоевшей роли отойти. Прикоснувшись к обстоятельствам жизни и творчества личности такого громадного масштаба, какой была Айн Рэнд, невозможно не упомянуть о своем личном отношении к этой невероятной персоне.

Итак, за что я люблю Айн Рэнд и что в ней вызывает у меня абсолютное неприятие?

Я люблю ее за великолепную дерзость, за то, что посмела "колебать мировые струны", за одержимость идеей, независимо от того, разделяю я ее или нет. За 50 лет добровольной каторги за письменным столом, за некрасивость, за то, что в истории с молодым любовником повела себя абсолютно не рассудочно, а иррационально, то бишь руководствовалась не обожествляемым ею разумом, а как мы, простые смертные, тем, что рассудку не подвластно: страстью, ревностью, оскорбленным женским самолюбием.

Вместе с тем, нет для меня ничего более чуждого, чем ее вульгарные, грубо-материалистические воззрения на природу человека. Поразительно, что Творец, щедро отметивший ее гениальным, почти библейского свойства, провидческим даром, почему-то поскупился и отказал ей в главном: в способности ощущать Его незримое присутствие в нашем мире и в душе каждого отдельного человека. Поражает высокомерие, с которым она писала о типе религиозного сознания, ни малейшим образом не ощущая при этом своей собственной ущербности.

Даже идея богоборчества была ей абсолютно недоступна. Для того, чтобы, как библейский Иов, возроптать на Всевышнего, надо, по меньшей мере, верить в Его существование. А ее Богом, ее единственным святилищем и идолом был человеческий разум, «повелевающий громам», но освобожденный от живого ощущения той бездны, которую великий Державин обозначил в вечном вопросе « Oтколе происшел?» и в единственно возможном ответе на него: «А сам собой я быть не мог".

В завершении, стоит еще раз вернуться к ее книгам. Мне кажется, нет, я уверена, что плотные кирпичики ее книг содержат в себе смертельно опасное оружие, для того, кто призван на службу, чтобы разрушить эту величайшую в мире страну. Для того, кто беззастенчиво надругался над заложенными в ее основание принципами. Эти основополагающие принципы освящены тремя столетиями ее процветания, свободы, и всеобщего равенства ее граждан перед законом.

Растущие тиражи книг Айн Рэнд – залог того, что мы одолеем это наваждение, эту чуму, которую мы, бездумные слепцы, сами призвали в свой дом, не прислушавшись вовремя к голосу нашей великой соотечественницы.

P.S. Каким-то непостижимым образом третья моя статья подряд нуждается в апдейте уже после высылки ее Редактору. Выражаясь высоким штилем советских газет: жизнь постоянно вносит свои коррективы практически во все, о чем я берусь писать. Необходимость в этом Post Scriptum возникла, когда на роль вице-президента от Республиканской Партии был утвержден Пол Райян. Буквально в тот же день журналисты новостных каналов заговорили о влиянии на его взгляды философии Айн Рэнд. Как оказалось:

Книги Айн Рэнд Пол Райян прочел еще в школе.

В свое время в качестве рождественского подарка каждый из его подчиненных получил фолиант "Атлас расправил плечи".

В 2005 году Пол Райян сказал на заседании общества "Атлас": "Если бы меня попросили назвать одно, и только одно имя, в наибольшей степени побудившее меня заняться политикой, я не задумываясь назвал бы имя Айн Рэнд. И не стройте иллюзий относительно главной битвы, которая нам предстоит - битвы между индивидуализмом и коллективизмом.

Сан-Франциско

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru