litbook

Non-fiction


Мюнхен 1970-19720

Часть третья

(продолжение. Начало в №  8/2012 и сл.)

Кто участвовал в подготовке и проведении олимпийской бойни и кому она была выгодна?

Мюнхенская олимпийская резня является не только кровавым злодеянием палестинских убийц, но и самым большим и несмываемым позором в более чем 60-летней истории Федеративной республики, потому что эту бойню можно было легко предотвратить на разных стадиях, как будет видно из дальнейшего рассказа, и даже после захвата заложников ее еще вполне можно было избежать.

Чудом не сбитый самолет

Игры начались под несчастливой звездой и закончились под нею же. Неприятности начались еще в самом начале, когда 40 африканских стран угрожало бойкотом и отъездом из Олимпийской деревни, поскольку МОК, к неудовольствию его президента Эвери Брендеджа, большинством голосов (36:31) проголосовал против исключения с Игр Родезии. 5 сентября произошла бойня, о которой все знают, а 11 сентября лишь чудом удалось избежать еще более страшной трагедии. В 8 часов вечера, когда соревнования были в самом разгаре, в кабинет министра обороны Лебера вошел адъютант и доложил ему, что террористам, по-видимому, удалось угнать в Штуттгарте самолет, который прямым ходом летит в Мюнхен, чтобы сбросить бомбы на поле Олимпийского стадиона, очевидно, в отместку за неисполнение требований террористов.

Управление воздушного транспорта тут же подтвердило, что над Ульмом на большой высоте только что пролетел не идентифицируемый и не отвечающий ни на какие запросы летающий объект. В министерстве обороны с ужасом наблюдали, как точка на радарной карте неумолимо приближается к Мюнхену. Вдогонку этому самолету тут же была поднята на воздух эскадрилья тяжело вооруженных истребителей. Два таких истребителя вскоре кружили и над мюнхенским олимпийским стадионом, на котором, помимо обычных зрителей, собралось множество политиков и начальников разного ранга. Все это начальство с трибуны для почетных гостей тут же было предупреждено и дружно попряталось в катакомбах, а простые зрители с недоумением разглядывали невесть откуда появившиеся истребители. На стекле кабины диктора стадиона, известного актера Йохима Фуксбергера легла записка: "К стадиону приближается неопознанный летающий объект, который, возможно, будет сбрасывать бомбы. Скажи в микрофон то, что считаешь нужным". Лоб Фуксбергера покрылся испариной, он почувствовал себя самым несчастным и одиноким человеком в мире. Если он попросит 70 тысяч зрителей немедленно покинуть стадион, не создавая паники (и это через 5 дней после кровавых событий!), то эта паника несомненно начнется, в давке может погибнуть множество людей. Не говорить - тогда еще больше людей погибнет под бомбами. Но он смолчал.

В Бонне в своем служебном кабинете в таких же мучительных раздумьях сидел министр обороны Лебер. Он никак не мог решить, отдавать ли ему приказ сбить самолет или не отдавать. Сбить самолет означало нарушить Конституцию, законы и обязательства перед союзниками по НАТО. Допустить бомбардировку стадиона на глазах у всего мира, приникшего к экранам телевизоров, было еще более чудовищной альтернативой. Лебер медлил с решением.

Ситуация неожиданно разрешилась сама собой. "Неопознанный летающий объект" вдруг подал признаки жизни и вступил в радиосвязь с Управлением воздушным движением. Оказалось, что это финский самолет со ста пассажирами на борту, у которого отказали системы навигации и радиосвязи вместе с радаром, из-за чего он сбился с курса и просит разрешения приземлиться в Мюнхене.

Что касается основной истории - захвата и убийства израильских олимпийцев, я не буду подробно описывать ход событий во время и после Олимпиады, об этом написаны тысячи статей и книг, снято множество фильмов. Я же хочу остановиться лишь на тех вопросах, которые наименее освещены, понятны и известны.

Роль КГБ

Вполне вероятно, что Штази и КГБ, как минимум, осуществляли логистическую и информационную поддержку операции, а возможно, что и помогали разрабатывать ее план. Поскольку архивы КГБ до сих пор тщательно засекречены, достоверной информации на сей счет имеется не так много. Некоторые интересные догадки на эту тему можно прочитать, например, в статьях Павла Слободянника и Вадима Давыдова.

Во всяком случае, официальная версия, гласящая, что после того, как МОК отказал в участии в мюнхенской Олимпиаде палестинской команде, в римском кафе собрались палестинские эмигранты Абу Дауд, Абу Айяд и Факри аль-Умари и решили отомстить Израилю, не выдерживает никакой критики.

Если те 20 часов, которые длился захват заложников, описаны подробно и чуть ли не по секундам, то о том, что этому предшествовало, на каком уровне принимались решения и кто был в них вовлечен, до сих пор мало что известно. В нашем искаженном информационном пространстве, где дезинформации едва ли не больше, чем информации, такое случается нередко. Например, про убийство Джона Кеннеди снято множество фильмов, существуют тысячи теорий, написаны сотни тысяч статей. А вот про убийство его брата Роберта, кандидата в президенты и отца 11 детей, подробности мало кто в мире знает. В частности, о том, что убил его до сих пор сидящий в американской тюрьме и ненавидящий Израиль палестинец Серхан, причем убил всего лишь за пару произральских высказываний в предвыборной борьбе, известно мало кому.

Прекрасный обзор грязной кухни КГБ и его сателлитов дает книга одного из руководителей внешней разведки Румынии и личного доверенного Чаушеску генерала Иона Михая Пачепы.

Генерал Александр Сахаровский, создавший структуру румынской коммунистической разведки, а затем возглавил всю внешнюю разведку советской России, - пишет Ион Пачепа, - часто внушал мне: "В современном мире, когда ядерное оружие сделало использование военной силы устаревшим методом, терроризм должен стать нашим основным оружием". Между 1968 и 1978 годом, когда я порвал с коммунизмом, силы безопасности одной только Румынии направляли каждую неделю по два грузовых самолета с военными боеприпасами палестинским террористам в Ливан. После падения коммунизма архивы восточногерманской "Штази" показали, что только в 1983 году их служба внешней разведки направила в Ливан AK-47 на сумму 1877600 долларов. По словам Вацлава Гавела, коммунистическая Чехословакия направила исламским террористам 1000 тонн взрывчатки "Семтекс-Х" (которая не имеет запаха и не распознается специально обученными собаками) – этого количества хватит на 150 лет. Террористическая война сама по себе развернулась в конце 1968 года, когда КГБ превратил захват самолетов – оружие, выбранное для терактов 11 сентября, – в инструмент террора. Только в 1969 году финансируемая КГБ Организация освобождения Палестины захватила 82 самолета. В 1971 году, когда я встречался с Сахаровским у него на Лубянке, он привлек мое внимание к морю красных флагов, приколотых к карте мира, что висела на стене. Каждый флаг означал захваченный самолет. "Захват самолетов – мое личное изобретение", – сказал он. Политический "успех", полученный путем захвата израильских самолетов, привел 13-й отдел КГБ, известный на неофициальном жаргоне как "отдел по мокрым делам", к мысли расширить эту деятельность до убийств евреев в аэропортах, на железнодорожных станциях и в других публичных местах. В 1969 году доктор Джордж Хабаш, марионетка КГБ, объяснял: "Убийство одного еврея вне поля боя более эффективно, чем убийство сотни евреев на поле боя, так как привлекает больше внимания". К концу 1960-х КГБ глубоко погряз в массовом терроризме против евреев, осуществляемом различными палестинскими организациями. Вот некоторые теракты, в которых был ответственен КГБ, за тот период, пока я был в Румынии: вооруженное нападение на офис Эль-Аля в Афинах в ноябре 1969 года, 1 погибший, 14 раненых; теракт в аэропорту "Бен-Гурион" 30 мая 1972 года, 22 погибших, 76 раненых; взрыв в кинотеатре Тель-Авива в декабре 1974 года, 2 погибших, 66 раненых; теракт в гостинице Тель-Авива в марте 1975 года, 25 погибших, 6 раненых; взрыв в Иерусалиме в мае 1975 года, 1 погибший, 3 раненых; взрыв на Сионской площади 4 июля 1975 года, 15 погибших, 62 раненых; теракт в брюссельском аэропорту в апреле 1978 года, 12 раненых; нападение на самолет Эль-Аля в Париже, 12 раненых.

В 1972 году Кремль решил настроить весь исламский мир против Израиля и США. Как говорил мне глава КГБ Юрий Андропов, миллиард противников нанесет Америке больший ущерб, чем могли бы миллионы. Мы должны были насаждать в исламском мире ненависть к евреям, достойную нацизма, чтобы превратить это эмоциональное оружие в террористическую бойню против Израиля и его основного сторонника США. Никто, находясь в американо-сионистской сфере влияния, не должен был больше чувствовать себя в безопасности. По мнению Андропова, исламский мир был готовой чашкой Петри для разведения вирулентного штамма ненависти к Америке, выращенного из бактерии марксизма-ленинизма. Исламизм и антисемитизм глубоко укоренились. Мусульмане знают вкус национализма, шовинизма и поиска врагов. Их безграмотную подавленную толпу можно легко довести до точки кипения. Терроризм и насилие против Израиля и его хозяев, американского сионизма, естественным образом вытекают из религиозной страсти мусульман, наставлял меня Андропов. Нам надо было только повторять заученные темы: что США и Израиль – это "фашистские империалистические сионистские государства", управляемые богатыми евреями. Исламский мир был одержим идеей не дать неверным оккупировать их территорию и очень восприимчив к характеристике конгресса США как сионистской организации, предназначенной для того, чтобы превратить мир в еврейское владение.

В 1971 году КГБ приступил к операции "Тайфун", направленной на дестабилизацию Западной Европы. RAF, "Красные бригады", японская "Красная Армия", НФОП и другие левоэкстремистские организации, "национально-освободительные движения" и Движение за мир щедро финансировались КГБ, Штази, Секуритате и другими спецслужбами и диктаторами восточной Европы. В частности, все обеспечение RAF оружием, логистикой, деньгами и фальшивыми документами взяла на себя Штази, она же обеспечивала и идеологическое прикрытие, финансируя множество западногерманских левых антиправительственных изданий.

Собственно, все протестное движение в ФРГ началось 2 июня 1968 года (дата, по которой названо "Движение 2-го июня", позже слившееся с RAF), когда леворадикальная молодежь вышла на протест против приезда иранского шаха Пехлеви. Один из студентов, Бенни Онезорг, во время разгона демонстрации был смертельно ранен выстрелом в затылок с близкого расстояния западноберлинским полицейским Карл-Хайнцем Куррасом. Именно это вызвало взрыв возмущения и создание многочисленных организаций, призванных бороться с "фараонами" (по-немецки - "быками") и немецким государством как таковым. И лишь в 2009 году в архивах Штази было обнаружено личное дело Курраса, из которого однозначно следует, что он был агентом Штази под кодовым именем "Отто Боль". Кураторы из Штази характеризуют Курраса как "человека, воспитанного в фашистской системе ценностей, болезненно любящего власть и оружие". Именно такие Штази и требовались. После войны Куррас сидел в концлагере Заксенхаузен и служил там подсадным стукачом для лагерного начальства. К 1967 году Куррас получил от Штази более 20 тысяч марок - огромную по тем временам сумму.

Вади Хаддад, агент КГБ под агентурной кличкой "Националист"

С абсолютной достоверностью известно, что вся активность Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) от начала до конца направлялась КГБ и Штази. Хорошо известно и то, что перед захватом палестинцами немецкого самолета на Майорке в 1977 году в Багдаде побывали лидер RAF с 1977 года и до ее распада Бригитте Монхаупт и ее помощник и любовник Петер-Юрген Боок, которые и договорились с лидером НФОП и "Черного сентября", агентом КГБ Вади Хаддадом, о том, что палестинцы захватят немецкий самолет и потребуют выпустить верхушку RAF.

 

После того, как этот захват состоялся, террористы сразу потребовали лететь в бывшую столицу Йемена Аден. Почему именно туда? Это тоже известно с абсолютной достоверностью: поскольку его аэропорт контролировался агентами Штази и операция немецкого спецназа GSG9, состоявшаяся позже в Могадишо, в Адене была попросту невозможна. Террористы из "Черного сентября", захватившие израильских олимпийцев, собирались лететь в Каир, где правил тогда еще советский клиент Садат. Уже из этих фактов можно заключить, что в планировании операций RAF, чьи боевики регулярно обучались в палестинских лагерях, КГБ и Штази принимали самое непосредственное участие.

На следующее утро после мюнхенской трагедии состоялась панихида в память погибших израильтян. Открыл панихиду увертюрой Бетховена «Эгмонт» оркестр Мюнхенского оперного театра. Юрий Рост позже писал, что на церемонии присутствовали спортсмены из всех стран, кроме СССР: «Так решили в Москве».

У убийц хватило лицемерия не придти на панихиду по своим жертвам. Кстати, двое из погибших спортсменов, борцы Элиэзер Халфин и Марк Славин, репатриировались в Израиль из СССР в 1969 и 1972 г. (т.е. минчанин Славин еще в том же 1972 году жил в СССР).

Марк Славин

Третий, Тувиа Соколовский, при появлении террористов успел выпрыгнуть в окно. Настоящим героем проявил себя тренер по борьбе Моше Вайнберг, трижды, уже будучи раненым, вступавший с террористами в схватку.

Моше Вайнберг

Причем в третий раз он успел дотянуться до ножа для фруктов и ранить им одного из террористов, после чего был застрелен, а тело его было выброшено в окно для устрашения. Не менее героически повел себя и ветеран Шестидневной войны штангист Йосеф Романо, который напал на одного из террористов и ранил его, но также был застрелен.

Кстати, об окнах. Окна номеров израильской команды были напротив окон команды ГДР. Нет никаких сомнений, что команду ГДР в "логове врага" сопровождали агенты Штази, следившие, как минимум, за своими спортсменами, у которых был прекрасный шанс остаться в Западной Германии. Более чем вероятно и то, что до захвата заложников они следили за израильтянами и, возможно, передавали информацию своим палестинским друзьям. Когда захват заложников состоялся, они могли через те же окна передавать террористам уже другую информацию - о том, что происходит за кулисами переговоров.

Роль Штази

"Мы давно ждали этого, не так ли? Теперь за работу". Эти слова произнес один из высокопоставленных чиновников "Штази" через 20 минут после начала террористической операции против израильской спортивной делегации в Мюнхене. В тот момент об этом могли знать только те, кто имел тесные контакты с террористами и был прекрасно осведомлен об их чудовищных планах.

Немецкий журнал "Фокус" однажды опубликовал интервью с одним из бывших сотрудников Штази, а ныне пенсионером П., в котором тот довольно подробно рассказал о событиях, произошедших в Мюнхене 25 лет назад в 1972 г. По его словам, руководству Штази было хорошо известно о замысле террористов.

Информация, которой мы располагали, была полуофициальной. Другими словами, мы узнали о готовящейся акции не от руководства ООП, - говорит П., - тем не менее, ни у кого не вызывало сомнений, что информация достоверна. Лично я узнал о том, что и когда именно должно произойти, незадолго до начала операции. Однако еще в середине августа аналитический отдел "Штази" пришел к единому мнению, что акция состоится во время Олимпиады и произойдет в Мюнхене, то есть там, где будет находиться израильская олимпийская делегация“.

П. убежден, что Ясир Арафат, весьма охотно принимавший военную и экономическую помощь от стран Восточного блока, самолично принимал решения о проведении всех серьезных акций. Учитывая особенности восточной ментальности, присущей лидеру палестинцев, несложно понять его желание казаться независимым "политиком". Кроме того, официально Арафат не имел контактов с боевым ответвлением ООП "Черный сентябрь". Какое-то время он, поддерживая тесные связи с руководителями "Черного сентября", делал вид, что не согласен с их "слишком жесткими" методами. Ведь в тот момент КГБ и Секуритатя уже готовили его на роль великого миротворца, в которую захотели поверить и поверили позже даже Картер с Бжезинским.

Абу Дауд (в центре): "Это я привез в Мюнхен оружие"

П. утверждает, что главарь ООП принимал участие в планировании Мюнхенской акции и во время трагических событий каждый час получал информацию от командующих операцией Абу Хасана Саламэ и Абу Дауда.

Глава восточногерманской контрразведки Маркус Вольф в своих мемуарах пишет, что пришел в ярость, узнав о захвате израильских спортсменов (впрочем, лжи в мемуарах этого сталинско-хонеккеровского еврея, ведшего свою войну с Израилем, там в избытке). Тем не менее, П. продолжает настаивать, что все руководство "Штази" было прекрасно осведомлено о планах террористов: "Вольф может говорить и писать все, что угодно, но он просто не мог не знать об этом".

В доказательство своих слов П. приводит упомянутый мною выше интересный факт о сентябрьских событиях 1972 года. Спортсмены ГДР жили прямо напротив той квартиры, где разыгралась трагедия. Начиная с 3 сентября, в этой комнате постоянно дежурили агенты "Штази" - члены спортивной делегации ГДР. 5 сентября они превратили комнату спортсменов в наблюдательный пункт и, следя за происходящим, оживленно обсуждали детали увиденного.

Благодаря этому агенты "Штази" располагали самой достоверной информации о развитии событий. Так, например, уже в 8 часов утра они точно знали, что группа террористов состоит из восьми человек, а не из пяти, как считали в штабе западногерманских "спасителей" (из-за чего и снайперов в аэропорт Фюрстенфельдбрюк было послано тоже всего лишь пять).

Сотрудники Штази вели детальные записи. Часть их разговоров была записана на магнитофонную ленту. Так, в средства массовой информации попала запись, сделанная 5 сентября 1972 года в 17:30. Речь идет о странном разговоре двух агентов Штази, находившихся в разных комнатах квартиры Олимпийской команды ГДР. Используя минирацию, один из них прокричал: "Сейчас мы начинаем атаку!". "Только мы в состоянии напасть на них, а вы можете только мечтать об этом!" - возразил ему другой.

Израильский переводчик, сопровождавший группу немецких телевизионщиков и оказавшийся в одной комнате с работниками Штази, рассказывал, что один из них подавал достаточно ясные знаки террористам, предупреждая их о том, что на крышах соседних домов залегли снайперы.

Часть этой информации израильским журналистам удалось получить от немецкого ведомства Гаука, ведающего архивами Штази. Вскоре после этого с одним из журналистов связался бывший сотрудник "Штази", курировавший операцию. Он рассказал, что в конце августа 1972 года высокопоставленный чиновник разведки ГДР вылетел в Мюнхен, где встретился с одним из главарей "Черного сентября" и организатором этой акции Абу Даудом. В архивах "Штази" находился детальный отчет об этой беседе. Где он сейчас - неизвестно.

Свободно говорящий по-немецки Андрей Шпитцер передавал немецким журналистам требования террористов, пока не получил удар прикладом по голове

П. категорически отрицает помощь ГДР в проведении операции против израильтян и даже говорит, что Штази предупреждала западных немцев и израильтян о предстоящем захвате заложников.

"Оружие было доставлено в Мюнхен из Болгарии через Югославию, Венгрию и Чехословакию. Сами террористы прибыли в Мюнхен из Болгарии и Италии. Если бы мы хотели им помочь, то сами передали бы им оружие и перевезли бы их через границу. Это значительно упростило бы выполнение операции, но, повторяю, мы не имели к этому ни малейшего отношения".

Если все обстояло именно так, как утверждает П., зачем его коллегам нужно было тогда встречаться с Абу-Даудом? Похоже на то, что П. местами привирает так же, как и Миша-Маркус Вольф.

Вообще вся эта операции прекрасно укладывается в схему работы Штази, которая не упускала ни одного случая нагадить своему западному соседу и потом использовать это в пропагандистских целях. Вспомним, что в начале 1981 года в том же Мюнхене было взорвано здание радиостанции "Свободная Европа". Произвел взрыв небезызвестный террорист Карлос Шакал, один из лидеров НФОП, завербованный и курировавшийся вышеупомянутым лидером НФОП и "Черного сентября" гебистом Вади Хаддадом. Тем самым, единственным, кроме Аббаса и Абу Дауда, непосредственным планировщиком теракта на мюнхенской Олимпиаде, ушедшим от возмездия, который, правда, в 1978 году не ушел от киллеров Саддама Хуссейна, отравивших его, чтобы заменить его же выкормышем Шакалом. А заказчиками взрыва "Свободной Европы" были румынская Секуритатя и Штази. А уж сорвать Западной Германии Олимпиаду - это для Мильке, Вольфа и Хонеккера был такой лакомый кусок, мимо которого они пройти никак не могли.

Были у Штази и другие причины устраивать этот теракт или как минимум не препятствовать его проведению. Скажем, предъявленный "Черным сентябрем" список тех, кого немецкие и израильские власти должны были освободить в обмен на олимпийцев, включал в себя множество прямых клиентов КГБ и Штази. Взять хотя бы идеолога РАФ Ульрике Майнхоф, которая до последних дней была членом СЕПГ и вместе с мужем издавала финансировавшийся ГДР журнал "Конкрет". В данном случае Штази вполне мог руководствоваться девизом Горбатого: "На святое дело идём - товарища с кичи вызволять!"

С организатором мюнхенского злодеяния Абу Даудом ГДР находилась в постоянной связи и после Мюнхена. Когда он был ранен в 1981 году в варшавском отеле "Виктория" (до сих пор не ясно кем, Моссадом или Абу-Нидалем, в него всадили 5 пуль, но он выжил), то был немедленно переправлен оттуда в Восточный Берлин, в элитное отделение клиники "Шарите" в Берлин-Бух. Абу-Дауд был единственным организатором, избежавшим израильского возмездия. В 1977 году он был пойман французами, но немцы решили не требовать его выдачи – поскольку имели негласное соглашение с Арафатом не трогать его террористов, а французы также не хотели портить отношения с арабами и тут же выслали его в Алжир. В 1996 году Абу Дауд был амнестирован Рабином и Пересом, не отсидев ни дня в израильской тюрьме, и вернулся на Западный берег, влившись в арафатовскую верхушку ООП, с которой, впрочем, перегрызся через три года, после чего вернулся в Сирию, где и умер своей смертью в 2010 году.

Абу Дауд

В 1978 году в той же самой номенклатурной клинике "Шарите" района Берлин-Бух скончался другой организатор мюнхенской бойни и также большой друг хонеккеровского режима - доктор Вади Хаддад по кличке "Националист". Так же, как и Абу Дауда, его задерживали французы - и точно так же отпустили.

Вади Хаддад

Все остальные прямые организаторы олимпийской бойни в Мюнхене были ликвидированы израильтянами.

Глава КГБ Андропов в докладной Брежневу так описывал сотрудничество его ведомства с Хаддадом: 

"Контакты с Хаддадом позволяют нам контролировать все внешние операции НФОП, влиять на них так, как выгодно Советскому Союзу, и проводить с их помощью активные мероприятия в наших интересах при полном соблюдении секретности" (Юрий Андропов, "Страницы немецкой и интернациональной политики", 2007, стр. 1226).

Более подробно о сотрудничестве КГБ, Хаддада и НФОП писал перебежчик КГБ Василий Митрохин в своей "Черной книге КГБ".

Интересы Кремля

А была ли у Кремля своя причина срывать Олимпиаду? Была, да еще какая! СССР был кровно заинтересован сорвать процесс сближения Германии с арабскими странами, начавшийся при Брандте. То, что им было чего опасаться, наглядно демонстрирует пример Садата, который именно в 1972 году отказался от военной помощи СССР, выслав из страны 21 тысячу советских военных советников (а за год до того - жестоко подавив коммунистический путч в Судане) и переметнувшись к американцам. Для Кремля это было военно-политической катастрофой, и он предпринимал все усилия, чтобы за Египтом не последовали и другие арабские страны. Теракт на Олимпиаде и открытый судебный процесс над палестинцами в ФРГ был бы тут как нельзя более на руку Кремлю. И надо сказать, что расчет Кремля оправдался. После Олимпиады из Германии было выслано множество арабов и палестинцев (это единственный подобный случай в истории страны), были запрещены многие палестинские организации, и арабские страны ответили на это гулом возмущения.

Ну, а о том, что палестинские террористы получали большую помощь и поддержку от КГБ и Штази, что на территории ГДР и СССР были лагеря, где готовили этих террористов, наверно, и говорить излишне. Как пишет П. Слободянник, в СССР такие лагеря находились в подмосковной Балашихе, городе Мары Туркменской ССР и городе Перевальное Крымской области (так называемый "учебный центр 165"). Кстати, именно в Балашихе в начале 60-х проходил разведывательно-диверсионную подготовку молодой египтянин из богатой буржуазной семьи, Мухаммад Абд ар-Рахман Абд ар-Рау́ф Арафат аль-Кудва аль-Хусейни, родом из Каира. КГБ справил ему новую "палестинскую" "ксиву", где записали, что родился он не в Каире, а в Иерусалиме, и в качестве агентурной клички оставили ему одно из его многочисленных имен - "Арафат" (запасной "кликухой" была другая - "Абу-Аммар"). А с середины 60-х его стали готовить уже на роль основного лидера ООП.

Оружие в Мюнхен, как сказано выше, было доставлено из Венгрии, Болгарии и Югославии. Сами террористы прибыли в Мюнхен группами из Болгарии и Италии (итальянские «красные бригады» были на содержании у советских и чехословацких спецслужб).

Только в 1969 году палестинцы пытались угнать 82 самолета, вдвое больше, чем за предыдущие 20 лет. С 1967 по 1976 год произошло 385 (!) подобных случаев, а в последующие 10 лет - еще 300. И если успешный угон израильского самолета палестинцам удался всего лишь один раз, после чего принятые меры предосторожности и слаженная работа израильских спецслужб больше ни разу не позволили угонщикам диктовать свои условия, то изнеженные европейцы, которых "шмон" в аэропортах возмущал больше перспективы попасть в заложники, то и дело попадались на удочку, а европейские авиакомпании платили Арафату, Абу Дауду, Абу Нидалю огромную мзду, чтобы их люди их не трогали. Даже трудно вспомнить другой пример такого глобального рэкета в общемировых масштабах. Впрочем, я знаю еще один пример: арабский нефтяной шантаж и вздувание цен на нефть. Он начался через год после трагедии Мюнхена и тоже с подачи закулисных режиссеров Кремля и Лубянки и привел к созданию Еврабии.

Черный сентябрь

Если кто помнит пьесу Брехта "Добрый человек из Сезуана", героиней ее является добрая девушка, которую боги награждают за ее доброту. Однако одной добротой не проживешь, поэтому чтобы решить вопросики, девушке приходилось время от времени, причем все чаще, наряжаться в своего выдуманного злого брата, который решал вопросы по-плохому. Это вообще излюбленный метод политиков, игра в доброго и злого следователей (тут можно вспомнить Горбачева и Лигачева, Путина и Медведева и много, много кого еще). Вдоволь наигрался в эту игру и Ясер Арафат, причем не только в 90-е и 00-е, когда он для Запада корчил из себя миротворца, одновременно руководя палестинским террором, но и 70-е, когда по настоянию КГБ и Секуритатя впервые принялся исполнять роль миротворца и исполнителя чаяний. Роль злого брата досталась при этом "Черному сентябрю" под руководством Али-Хасана Саламеха, полностью подчинявшегося Арафату; сам "Черный сентябрь" был боевым подразделением Фатаха и еще до Олимпиады занимался в Германии террором.

Название "Черный сентябрь", как известно, не имеет к Израилю никакого отношения, а связано с сентябрем 1970 года, когда базировавшийся тогда в Иордании Арафат вместе со своим Фатахом устроил путч против короля Хуссейна. Путч этот был Хуссейном жестоко подавлен: более 20 тысяч "палестинцев" были убиты войсками короля, десятки тысяч ранены. Эти цифры намного превышают все жертвы арабов и "палестинцев" во всех их войнах и конфликтах с Израилем за все времена, однако Вы не услышите про них от арабов ни одного слова: согласно принципам фитны, арабы, гибнущие от рук других арабов, не в счет, громко оплакивать надо только тех, кто погиб от руки евреев или американцев; причем Запад усердно поддерживает эту лицемерную игру.

После провала путча Арафат со своими недобитками уполз в Ливан, откуда его выкурили еще через 12 лет. Тогда же в Каире состоялось заседание Лиги арабских государств под управлением Героя Советского Союза и большого поклонника Гитлера президента Насера, на нем Арафат истерически орал на короля Хуссейна. Насера от этих воплей хватила кондрашка и он натурально дал дуба уже на следующий день; вместо него к власти в Египте пришел Садат, который Арафата не жаловал.

Все руководство "Черного сентября", непосредственно осуществлявшего операцию, состояло из членов НФОП и ФАТХ, контролировавшихся Лубянкой. Что касается самого "Черного сентября", вскоре прекратившего свое существование, чтобы замести следы, то стоить вспомнить, как члены этой организации - несомненно по заданию скромной конторы напротив "Детского мира" на улице Лубянке - появились в квартире академика Сахарова и терроризировали его и его жену. В самой ФРГ тот же "Черный сентябрь" в том же 1972 году еще до Олимпиады совершил еще один теракт, тоже уже позабытый, взорвав завод электронного оборудования в Гамбурге, поставлявший продукцию в Израиль, а также убил пять живших в Германии иорданцев и через месяц после Олимпиады захватил самолет "Люфтганзы", следовавший из Дамаска в Мюнхен. Ради освобождения 20 заложников власти Германии и выпустили трех выживших террористов.

Через 3 месяца после мюнхенской Олимпиады террористы "Черного сентября" пытались убить в Ватикане премьер-министра Израиля Голду Меир, планируя сбить ее идущий на посадку самолет советскими зенитными ракетами из нескольких ПЗРК «Стрела» - также советского производства. В ходе операции были арестованы 5 террористов «Черного сентября», израильтяне потеряли трех человек убитыми и одного раненым.

Роль Аббаса и Арафата

Ни для кого не секрет, что нынешний президент Палестинской автономии, выпускник Университета Дружбы народов им. Лумумбы, где обучались также Карлос Шакал, и множество других террористов, является тщательно выпестованной креатурой Старой площади и Лубянки.

Диссертацию на тему «Секретная связь между нацизмом и сионизмом», в которой он фактически отрицал Холокост, Махмуд Аббас писал в Институте востоковедения Академии наук СССР, директором которого был Евгений Примаков, "арабист в штатском", старый чекист. Как минимум, через него у Аббаса был прямой выход на КГБ.

Аббас и Хания

О том, что Аббас был финансистом кровавой драмы в Мюнхене, говорили уже давно, но окончательно прояснилась эта деталь его биографии после публикации в 1999 году мемуаров его друга Абу Дауда “Палестина: из Иерусалима в Мюнхен”. В ней же Абу Дауд пишет, что «мюнхенская операция получила одобрение у Арафата» и что Арафат напутствовал группу отправившихся на задание террористов словами «Храни вас аллах!».

Позднее, в августе 2002 г., в интервью Дону Егеру из журнала “Sports Illustrated Magazine” Абу-Дауд повторил свое утверждение, что Абу-Мазен обеспечивал финансирование смертоносного нападения на израильских спортсменов. Характерно, что Аббас ничуть не обиделся на разоблачения друга, он-то хорошо знает, что такими "мелочами" не проймешь не то что русских, европейцев и американцев, но даже и израильтян, продолжающих как ни в чем не бывало пожимать ему руку, называть партнером по мирному процессу, а некоторые, как президент Перес, даже называют его своим другом. Как говорится, с такими друзьями никакие враги не нужны.

Когда Абу Дауд скончался в Сирии 2 года назад, Аббас направил его родственникам письмо с соболезнованиями, еще раз показав, что он нисколько не сердится из-за разоблачений, которые ему ничего, кроме популярности в арабском мире, не принесли.

Арафат же был тем человеком, который получил от мюнхенской резни максимальную пользу. Во-первых, ему впервые удалось по-настоящему запугать немцев, во-вторых, он купил себе статус "миротворца", а в-третьих, укрепил свою глобальную систему рэкета европейских авиакомпаний.

Вовлеченность немецких левых

Помимо описанных выше и в предыдущих статьях фактов участия в терроре против израильтян таких групп немецких левых, как RAF, "Тупамарос" и "Зюдфронт", а также Социалистического студенческого союза, имевшего тесные связи с палестинскими лидерами Франги и Эль-Хинди, речь может идти, например, о Вильфриде Бёзе, бывшем франкфуртском студенте социологического факультета, снабжавшего лидеров RAF оружием и взрывчаткой, а после их ареста основавшего во Франкфурте вместе с Йошкой Фишером и Гансом-Йоахимом Кляйном "Революционные ячейки", сотрудничавшие с ООП, НФОП и Карлосом Шакалом.

Вильфрид Бёзе

"Революционные ячейки" участвовали в таких громких операциях, как захват нефтяных министров стран ОПЕК в Вене в 1975 году и похищение самолета "Эйр Франс", в 1976 году летевшего из Парижа в Тель-Авив и попавшего в Энтеббе, к угандийскому диктатору-людоеду Иди Амину (за обоими операциями, помимо Каддафи, стоял все тот же гебист Вади Хаддад по кличке "Националист"). Вильфрид Бёзе и его любовница Бригитте Кульман были теми самыми немцами, заставившими мир содрогнуться, когда они отделяли еврейских пассажиров самолета от нееврейских, которые были отпущены, то бишь это был первый случай селекции евреев со стороны немцев после Холокоста. Немца с говорящей фамилией ничуть не смутило, когда несколько бывших узников лагерей смерти показали ему в самолете свои вытатуированные лагерные номера. В переводе с немецкого "Бёзе" означает "зло", а, как утверждает латинская поговорка, "nomen est omen", "имя есть предзнаменование“. Людям с лагерными номерами Бёзе сказал, что он не нацист, а всего лишь идеалист. Так 80 израильтян и 22 прочих еврея были оставлены в заложниках, а остальные отпущены и улетели домой другим рейсом.

Как известно, захват самолета с заложниками завершился фантастической по сложности и дерзости операцией Моссада и спецназа Генштаба ЦАХАЛа Сайерет Маткаль под руководством старшего брата Биби Йонатана Нетаниягу, завершившейся освобождением заложников и гибелью Йонатана Нетаниягу. Вильфрид Бёзе и его подружка были застрелены. Раздосадованный диктатор Уганды Иди Амин приказал застрелить оставшуюся в угандийской больнице 75-летнюю израильскую заложницу Дору Блох и заступившихся за нее угандийских врачей и медсестер, а вслед за ними по его приказу были расстреляны еще и сотни находившихся в Уганде кенийцев, поскольку Кения посмела оказать Израилю помощь при освобождении заложников. Никакого осуждения Иди Амина со стороны Амина и ООН, само собой, не последовало. Зато сразу после освобождения 100 из 103 заложников в Европе, в том числе и в Германии, началась дискуссия на тему "Как смели израильтяне нарушить суверенитет другой страны". Начал эту дискуссию генсек ООН с безупречным нацистским прошлым ("характер твердый, нордический...") и агентурно-гебистским настоящим австриец Курт Вальдхайм, грозно осудивший "нарушение Израилем суверенитета Уганды"(!). Никого не интересовало даже то, что президентом "суверенной Уганды" и соорганизатором преступления был диктатор-людоед, большой друг советского народа, с головы до ног увешанный купленными на рынках наградами и время от времени в самом прямом смысле закусывавший собственными министрами и женами, хранивший у себя в холодильнике головы врагов и убивший полмиллиона жителей своей страны (причем не менее двух тысяч - собственными руками). И по сей день ООН смело стоит на страже суверенитета всяческих людоедов...

Причина, по которой я кратко описываю здесь биографию Безе, друга и соратника Йошки Фишера, заключается в том, что он был одним из тех леваков, которые встречались с Абу-Даудом незадолго до Олимпиады, знали о предстоящем захвате израильских олимпийцев и, очевидно, оказали помощь "Черному сентябрю" (иначе зачем бы стал Абу Дауд уже во время Олимпиады тратить время на поездку во Франкфурт и встречу с ними?).

Что касается лидеров RAF, которых требовал выпустить "Черный сентябрь", то их за несколько месяцев до того пойманные и посаженные лидеры об акции своих ближайших соратников по их освобождению заранее знать не могли, но всю эту кровавую баню горячо приветствовали. В частности, Ульрике Майнхоф, называвшая городскую герилью (т.е. партизанский террор) "высшей формой марксизма-ленинизма", писала тогда в своем дневнике:

Акция "Черного сентября" в Мюнхене сделала наглядной сущность империалистического господства и антиимпериалистической борьбы как еще ни одна акция до нее в Западной Германии. Эта акция была глубоко пролетарской акцией, объединившей в себе все моменты революционной борьбы, как этого еще не бывало в Германии со времен убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Она была одновременно антиимпериалистической, антифашистской, интернационалистической. Она отразила чувствительность к историческим и политическим взаимосвязям - в Западной Германии, бывшей нацистской Германии, а ныне центре империализма, как это никогда не удавалось ни одной мелкобуржуазной акции.

"Геноссен из "Черного сентября" перенесли их собственный черный сентябрь 1970, когда иорданская армия казнила свыше 20 тысяч палестинцев, туда, где этот план предварительно замышлялся, - в Западную Германию, бывшую нацистскую Германию, а ныне центр мирового империализма.

Брандт, Геншер, Мерк, Шрайбер, Фогель, Дауме, Брэндейдж и все прочие маски империализма ни секунды не думали о том, чтобы поддержать требования революционеров выпустить заключенных. Еще до того, как Голда Меир была поставлена в известность и приняла свое решение, они уже думали только о том, как лучше устроить резню революционеров - с помощью газа, спецназовцев или снайперов. Все отсрочки ультиматума, которых они достигли с помощью лжи, служили им лишь для того, чтобы выиграть время для резни. У них была только одна цель - ни в чем не уступить фашизму Моше Даяна, этого израильского Гиммлера".

Напрасно ты будешь искать логику в этом наборе марксистско-ленинской белиберды, дорогой читатель. Ее там просто нет. Да простят меня читатели за неакадемические выражения, но до сих пор овеянная романтическими мифами в левой среде Германии коммунистка Ульрике Майнхоф, главный и единственный идеолог RAF, была просто набитой дурой, стоит лишь немного почитать ее "произведения", чтобы в этом убедиться.

RAF по поводу этих событий выпустил целый меморандум, написанный той же Майнхоф, где акция "Черного сентября" также называется антифашистской и пламенно приветствуется.

Что касается Ульрике Майнхоф, то ее вскоре после этих событий из изолятора переместили в одну камеру с подружкой Баадера Гудрун Энсслин; в течение дня вся верхушка РАФ по многу часов проводила вместе в просторном помещении с террасой и изводила тюремщиков постоянными оскорблениями. Перегрызлась она и между собой: Баадер, Распе и Энсслин затравили Майнхоф и через 2,5 года после Мюнхена она повесилась в своей камере на полотенцах. Разумеется, теми же Баадером и Энсслин тут же был сочинен миф, что Майнхоф была убита врагами пролетариата. Сами они, впрочем, к пролетариату не относились и вообще никогда нигде не работали. Единственное, что умел в своей жизни Андреас Баадер, - это драться и угонять автомобили. Он был молодым недалеким и самоуверенным психопатом, не терпящим возражений и мордовавшим, а потом и убивавшим всякого, кто смел ему перечить (в частности, он собирался убить и убил бы любовника Майнхоф Петера Хомана, также члена RAF, если бы тот не сумел улизнуть от него дважды в последний момент). Больше всего на свете Баадер обожал угонять шикарные лимузины и гонять на них на скорости ветра. Никаких других знаний и умений, кроме способностей драчуна и угонщика, у него не было и в помине. По характеру Баадер настолько напоминал идущего по трупам гангстера из американских боевиков, что тяжело понять, почему значительная часть тогдашней немецкой молодежи могла видеть в нем своего вождя и кумира; научить этот "учитель" ничему не мог, поскольку сам ни в чем не разбирался. Ну, да это и не удивительно: за 30 лет до Баадера кумиром большой части немецкой молодежи был, как известно, один бесноватый ефрейтор с манерами параноика и омерзительным лающим фальцетом.

Гудрун Энслин, дочка пастора, была влюблена в Баадера, как кошка, боготворила его и бросила ради него мужа и маленького ребенка.

В отличие от этой сладкой парочки, третий лидер RAF - Ульрике Майнхоф - была постарше и гораздо известней. Известность себе она снискала разоблачениями в левом и антисемитском журнале "Конкрет". Разоблачения эти были в духе идеологии ГДР, что и неудивительно: журнал финансировался Штази, а сама Майнхоф, как и ее муж, главный редактор этого журнала Релль, были членами хонеккеровской СЕПГ, причем Майнхоф - до конца жизни. Как писал по этому Генрик Бродер, Релль постоянно называл Израиль "искусственным образованием, созданным на напопрошаенные деньги", тогда как сам он постоянно возил из ГДР напопрошаенные у коммунистов марки, чтобы поддерживать на плаву настоящее "искусственное образование" - свой собственный журнал, пьянствовать и вести шикарный и расточительный образ жизни.

До определенного времени Майнхоф была лишь симпатизанткой RAF, уйти в подполье ей пришлось после организованного ею освобождения Баадера из тюрьмы в 1970 году, во время которого были тяжело ранены двое полицейских.

Вот еще пара цитат из опусов Майнхоф:

«Реформистские левые нацелены на то, чтобы избегать конфликтов, для чего они заняты темами устаревших конфликтов".

(декабрь 1971 г., по поводу падения Вилли Брандта на колени в Освенциме)

"Антисемитизм был по своей сути антикапиталистическим. К сожалению, мы не можем мобилизовать его в нашей революционной борьбе без того, чтобы отмазать немецкий народ от [преступлений] фашизма, который ничего не знал о том, что творится в концлагерях".

(декабрь 1972 г., по поводу процесса над тогдашним лидером РАФ, а ныне сидящим в тюрьме идеологом НДПГ, нацистом и зоологическим антисемитом Хорстом Малером).

Майнхоф и Баадер объявлены в розыск

Другими словами, Холокост был так же плох, как и война, его окончившая, но он был антикапиталистическим, хотя и совершенным одиночками, а потому немецкий народ в нем не виноват. Вот такая каша была в голове у идеолога РАФ, до сих пор почему-то считающейся великой антифашисткой. Кстати, согласно хорошо знавшей Майнхоф Ютте Дитфурт, в отличие от мифа, ее родители, как и воспитывавшая ее позже Ренате Римек, вполне разделяли нацистскую идеологию. Последняя даже была верной ученицей нацистского идеолога и оберштурмбанфюрера СС Йоханна фон Леера.

Помимо лидеров RAF, террористы потребовали выпустить из израильской тюрьмы и боевика японской Красной Армии Козо Окамото. 30 мая 1972 года три японца устроили кровавый теракт в аэропорту Лода (ныне аэропорт им. Бен-Гуриона): они из автоматов палили в толпу и бросали гранаты. Тогда было убито 26 человек и около 70 ранены. Из трех японцев выжил только Окамото; второго террориста случайно застрелил Окамото, а третий взорвался от собственной гранаты. Теракт был организован совместно японской Красной Армией и направлявшимся из КГБ марксистским НФОП. Послал террористов на дело все тот же Хаддад, агент КГБ по кличке "Националист". 

Роль Голды Меир

"Если есть какие-либо материальные проявления шизофрении, то именно это и произошло в тот вечер", - так охарактеризовала события тогдашний премьер-министр Израиля Голда Меир. Тогда она сидела с министрами и помощниками в своем доме в Иерусалиме и ждала сообщений об операции по спасению израильских заложников, которая проводилась на военном аэродроме Фюрстенфельдбрюк.

Немецкие чиновники в оправдание своего провала поспешили свалить всю вину именно на нее, поскольку она отказалась выпускать палестинских террористов. При этом охотно "забывается", что Германия также не собиралась выпускать Баадера и Майнхоф, фамилии которых стояли в первых строках списка тех, кого палестинцы требовали выпустить.

Апропо: честь и хвала "Железной леди" Голде Меир, не пошедшей на поводу у террористов, а вместо этого впоследствии с помощью Моссада ликвидировавшей почти всех, кто был причастен к этому злодеянию. Без размазывания соплей и показного "гуманизма", за который расплачиваются потом новые жертвы. Нынешнее израильское правительство, как и множество предшествующих, в такой ситуации наверняка с радостной готовностью повыпускало бы из тюрем всю нечисть, которую только могло бы там там найти! Обратим особое внимание на "обменный курс": за почти всю изральскую олимпийскую команду палестинцы требовали выпустить (не считая лидеров РАФ и японца Окамото) "всего-навсего" 232 палестинца. И они выпущены не были! За одного Шалита Нетаниягу выпустил 1027 террористов (что нашло потом отражение в народном творчестве: "1 килограмм = 1000 грамм, 1 килобайт = 1024 байта, 1 еврей = 1027 арабов"). А перед этим только за трупы убитых Хизбаллой солдат Гольдвасера и Регева Ольмерт выпустил 5 живых террористов, включая законченного изверга-детоубийцу Кунтара, и отдал 190 тел мертвых террористов. Почему же "обменный курс" за это время вырос почти в 50 раз и не в пользу евреев? Надо думать, потому, что среди их лидеров больше не оказалось непрогибаемых "мужиков с яйцами", каким в лучшем смысле этого слова была Голда Меир.

"Евреи одиноки в этом мире, - пророчески заметила она на встрече с парнями из Моссада, - так было всегда... Поэтому защищать себя они должны сами. Хочу, чтобы вы знали: я приняла решение о начале возмездия. Это мое решение и всю ответственность я беру на себя... Готовьте своих парней!"

Парни, как известно, не подвели. Ни в тот раз, ни во все остальные. Подвели и подводят Израиль политики, которые не верят в своих парней и действуют все трусливей и трусливей.

В заключительной главе серии речь пойдет:

- о чудовищных провалах немецких властей и силовиков в Мюнхене-72 – провалов, за которые никто не понес ни малейших последствий; - о том, почему немецкие власти не задействовали имеющийся у них и ожидавший лишь приказа спецназ НАТО; - почему немецкие полицейские самовольно бежали с поля боя; - кто же убил на самом деле большинство израильских олимпийцев и почему немецкие медики не спасли штангиста Давида Бергера; - какими мотивами руководствовались Брандт и Геншер; - почему виновники самого чудовищного теракта в истории Германии не были привлечены к суду; - а также о том, какое влияние оказали юридические и политические последствия мюнхенской бойни на образование Еврабии, немецко-израильские и немецко-арабские отношения и взлет Арафата.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru