litbook

Non-fiction


Очерки еврейской истории Австралии0

(продолжение. Начало см. в №14(86) и сл.)

Часть II

ГЛАВА 22. Волны русской эмиграции из СССР в послевоенный период

Этапы, или как принято говорить, волны русской эмиграции, за весь период российской истории классифицируются по-разному, но здесь принимается точка зрения, что существовало пять её волн. В этом случае не все они совпадают с волнами еврейской эмиграции из Российской империи-СССР-СНГ. Здесь рассматриваются лишь волны русской эмиграции в период после окончания Второй мировой войны до настоящего времени. Причём, понятие «русская эмиграция» здесь следует понимать в расширительном смысле, как всю эмиграцию с территории Советского Союза, а позднее - и с постсоветского пространства.

Третья волна русской эмиграции

Эмиграция из СССР непосредственно после окончания войны явилась третьей волной русской эмиграции, и была вызвана самой войной и вызванным ею огромным перемещением людских масс, в том числе так называемых перемещённых лиц. В результате действий властей Третьего рейха в Германии оказалось около 10 миллионов человек, большинство из которых составляли люди, задействованные в принудительном труде или высланные из стран своего проживания по расовым, религиозным или политическим мотивам, а также освобождённые из немецких концентрационных лагерей. Только количество принудительно вывезенных фашистскими властями с территории СССР по данным обвинительного заключения Нюрнбергского процесса составляло 4 млн. 979 тыс. человек гражданского населения. Уже к 4 октября 1945 г. было репатриировано в СССР из территории Германии свыше 5,1 млн.

Основную массу среди них составляли этнические русские и украинцы. Но немало было также и представителей других национальностей, населявших СССР. Меньше всего было евреев, ибо подавляющее количество их погибло в концлагерях. По различным причинам большинство российских граждан панически боялись возвращения в СССР. Основная масса их подверглась принудительной репатриации. Но значительной части тех, которые попали в руки союзников, свыше 1млн., удалось этой участи избежать. Результатом явилась их эмиграция, главным образом, в США, Канаду, Латинскую Америку и Австралию. Так впервые в Австралии появилось значительное количество людей, 182 тыс., говоривших по-русски.

Страх, который пережила малонаселённая Австралия в связи с возможным вторжением Японии на континент во время. Второй Мировой войны отразился в лозунге послевоенной иммиграционной политики: «Иммиграция или смерть!» Для осуществления обширных иммиграционных планов была разработана специальная «Иммиграционная схема помощи», изъявившим желание эмигрировать в Австралию. В то время, с давних времён ещё сохранялась политика «белой Австралии». В соответствии с которой в страну не допускались на постоянное жительство азиаты. Была также негласная иммиграционная иерархия для различных этнических групп. Первыми в этой иерархии были англосаксонские выходцы из Британии и стран Британской империи, потом шли скандинавы, датчане, голландцы, немцы. евреи… А замыкали этот список евреи. Это была ещё одна причина, почему в первые послевоенные годы было среди иммигрантов в Австралию было мало евреев.

Сколько именно эмигрировало в Австралию перемещённых лиц, бывших граждан СССР, точно неизвестно, но это количество можно оценить. В соответствии с данными Википедии с 1947г. до начала послевоенной волны эмиграции, в Виктории проживало 1, 4 тыс. русских, а в 1954 их было уже в 10 раз больше. Остаётся неясным, это были этнические русские, или все, кто говорил на русском языке. В свою очередь нужно учесть, что многие русские, боясь преследований за свои преступления во время войны, изменяли фамилии и национальность. Во всяком случае, не меньшее количество в совокупности появилось иммигрантов других национальностей, происходивших из СССР.

 

 

Как результат, в 1949 и ближайшие годы появился целый ряд этнических организаций. Так в Мельбурне были созданы: «Латышский дом» в 1949, Союз украинских организаций Австралии» в 1950, «Белорусский дом», были созданы, украинская и белорусская автокефальные церкви.

Среди русских эмигрантов было немало людей недюжинной инициативы. Например, родившийся в Гродно и юношей чудом спасшийся во время Холокоста, Иегуда (Джон) Рабин уже в 1953, не имея инженерного образования, основал фирму Rabin Engeeniring по производству литейных изложниц и моделей для изготовления пластмассовых изделий домашнего обихода. Начав с одного станка, установленного дома в гараже, он приобрёл настолько высокую репутацию качеством продукции, что через десять лет на очень выгодных условиях продал свою фирму крупной американской компании. Под новым именем Diecraft в этой фирме в 1990 работало свыше 200 человек. Было время, когда Рабин смог трудоустроить в этой фирме 17 своих соотечественников. Один из них, Марк Гельдфельд, впоследствии сам стал крупным предпринимателем. О нём подробнее – в главе…

 

 

Иегуда был необыкновенно одарённым человеком. Он знал пять языков и, ко всему, был выдающимся музыкантом. Известный мельбурнский музыкант Юрий Мугерман утверждает. что тот входил в десятку лучших домристов мира(!).

В преддверии резкого увеличения количества русских людей в Университете гор. Мельбурна в 1946 было создано отделение русского языка, которым вплоть до 1977 руководила Нина Кристисен, внёсшая большой вклад в австралийскую культуру как выдающийся русист и славист. За свои педагогические и научные заслуги Правительством Австралии она была награждена Медалью и Орденом Австралии

Большинство вновь прибывших работали, в соответствии с подписанным ими контрактом, по несколько лет на тяжёлых работах, главным образом на создании каскада электростанций в Снежных горах, одной из крупнейших строек в истории человечества. Это был первый серьёзный вклад новых иммигрантов в австралийское хозяйство. В столице каскада в Куме, Новый Южный Уэльс, где находится управление каскадом, в 2001 г. был заложен парк Столетия Австралийской Федерации. И там есть флаги всех стран, чьи бывшие граждане строили каскад: России, Украины, Белоруссии, Латвии…, всех стран, чьи сыны и дочери работали на этой гигантской стройке.

Как и в годы, предшествовавшие войне, гражданам СССР была полностью закрыта возможность эмиграции из своей страны. Небольшая лазейка открылась, когда после войны стали возвращаться в Польшу беглецы от Гитлера, в том числе и из СССР. Для этого нужно было доказать, что до войны имярек был гражданином Польши. Так, по подложным паспортам, полученным с помощью любавического ребе Шнеерсона, выехало несколько больших семей из Москвы через Польшу. Среди них было семейство Гурвицов, эмигрировавшее в Мельбурн через Польшу в 1948. Глава семейства Залман Гурвиц длительное время потом был ребе синагоги в мельбурнской Ешиве, а другой член этой семьи, бывший тогда ребёнком, Моше Гурвиц – ныне директор еврейской женской школы Бетривка в Мельбурне. Член нашей общины, престарелый ветеран войны Лев Аронштам, оказался в Мельбурне в 1960-е, женившись до этого в Лениграде на польской еврейке и уехав сначала в Польшу. Ясно, что это была «штучная эмиграция». Поэтому вполне можно считать, что в русской эмиграции в первые послевоенные годы, считающейся её третьей волной, русские евреи приняли лишь незначительное участие.

К третьей волне, видимо, следует отнести и эмиграцию белоэмигрантов из Китая, начавшуюся сразу после победы Китайской революции 1949 г. Правда, некоторые авторы считают эту эмиграцию отдельной волной, но для этого есть веские возражения, ибо причиной её явились всё те же итоги Второй Мировой войны и поражение в этой войне Японии. Без этого поражения переход власти в Китае к Китайской коммунистической партии представляется маловероятным.

Эмигрантов из Китая российского происхождения часто объединяют общим названием «харбинцы», по городу Харбину, основанному, как железнодорожная станция на Трансманчжурской железнодорожной магистрали (после революции 1917 называлась Китайско-Восточной железной дорогой, КВЖД. Харбин стал «столицей» КВЖД, где находилось управление железной дороги. После реводюции на север Китая, преимущественно в Харбин, бежали остатки белой армии, а также многие противники Советской власти. В Харбине образовалось, из числа специалистов и белоэмигрантов значительное еврейское население.

К Харбинцам принадлежит известный сиднейский строительный магнат и благотворитель Гарри Тригубов (родился в Китае, г.Дальнем, теперь Далян, в еврейской семье , 1933).

ГЛАВА 23. ИММИГРАЦИЯ В АВСТРАЛИЮ ЕВРЕЕВ ИЗ СССР

Если не считать единичных случаев, то третья волна русский иммиграции, как принято называть эмиграцию послевоенного периода, шла только с территорий вне Советского Союза, но в послевоенное время, как при Сталине, так и позднее, в СССР было много желавших воссоединиться со своими близкими в странах Запада или хотя бы повидать родственников за границей, в том числе и в Израиле. В первые послевоенные годы, вплоть до смерти Сталина, только высказанное пожелание эмиграции из СССР его гражданина влекло за собой тяжкие репрессии, в лучшем случае заканчивавшиеся ГУЛАГом. За редким исключением это было невозможно и позднее. Хотя и не влекло за собой такие тяжкие последствия.

Небольшое количество граждан СССР эмигрировало после регистрации брака с иностранными гражданами. Контакты со странами Запада для рядовых людей были почти исключены, зато много стало контактов с гражданами стран-саттелитов Советского Союза, так называемых стран народной демократии. в это время лазейка существовала Тем не менее, это было невозможно, хотя каждый раз, когда советские руководители выезжали рубеж, их осаждали с подобными просьбами. 3 Декабря 1966, находясь в Париже, премьер-министр CCCP Косыгин заявил: «Если есть семьи, разобщённые войной, которые хотели бы встретить своих родственников вне СССР, или даже оставить СССР, мы сделаем всё, чтобы помочь им решить эту проблему». На самом деле почти любые попытки эмиграции из СССР были обречены на провал. И были опасными, если не для жизни, то для карьеры наверняка.

Четвёртая волна русской эмиграции из СССР началась со стремления некоторых советских евреев выехать в Израиль. В свою очередь, это желание крепло с ростом самосознания советских евреев. А оно каждый раз возрастало с успехами государства Израиль. Первым таким успехом явилось провозглашение государства и приезд первого посла Израиля в Москву Голды Меир в 1948г. Результатом этого стали жуткие репрессии, обрушившиеся на верхи московской еврейской интеллигенции. Вторым таким успехом была победа Израиля в войне против арабских стран во главе с насеровским Египтом в 1956г. Это событие, хотя и стало поводом для антисионистской кампании в СССР, но совпало с хрущевской оттепелью, и за ним репрессии не последовали. Но и явных движений в еврейской среде, кроме голого энтузиазма, оно ещё не вызвало. Оттепель ведь только наступала.

И только волна невиданного подъёма национального сознания советских евреев после Победы Израиля в 6-тидневной войне 1967 г. дала ощутимый результат в виде начавшегося сперва очень тоненького ручейка евреев, отъезжавших, в основном, именно в Израиль на пороге 1970-х. Результат известен. Верхи ещё пытались удержать народ, но низы всё явственно заявляли «Отпусти народ наш»! Ввиду начавшейся финансовой зависимости СССР от Запада началась первая волна еврейской эмиграции из Советского Союза. Эта волна, эффективно поддержанная евреями США в виде спровоцированной ими поправки Джексона-Венига, была грубо оборвана силой после вступления советских войск в Афганистан в канун 1980. Но значительная часть советских евреев, несколько десятков тысяч, успели уехать. Всё же тоненькая струйка эмиграции из страны не обрывалась вплоть до того времени, когда в результате перестройки на рубеже 1980-1990 гг. она не переросла уже в свободную эмиграцию, сперва из СССР, а потом, после распада Союза, из Российской Федерации и других стран, возникших на постсоветском пространстве.

Ко времени начала четвёртой волны советские евреи были уже почти полностью ассимилированы. Молодое поколение советских евреев не только перестало быть религиозным, но почти полностью забыло родной язык и не имело понятия о еврейской истории и культуре. Единственное, что мешало забыть советским евреям, что они всё-таки евреи, это советская власть. Это она ввела графу «национальность» в паспорт и пятую графу в анкеты для приёма на работу и учёбу. И как могла, чинила евреям препятствия в обоих этих направлениях. Но именно эта дискриминация явилась мощным стимулом для формирования национального самосознания советских евреев.

Лишь малая толика их предпочла Австралию, в основном Мельбурн и Сидней, но и этого оказалось достаточно, чтобы впервые в Австралии в «русских» районах Сиднея и Мельбурна появились русские магазины и рестораны.

Как говорилось выше, эмиграция из СССР началась в самом начале 1970-х. И началась она из крупнейших городов страны, прежде всего из Прибалтики, Риги и Вильнюса, Москвы, Ленинграда, Одессы, Тбилиси, Баку, Харькова. Уже в 1972-73 она становится одной из главных тем разговоров еврейской среде. Хотя есть много примеров, когда выезжали учёные или крупные врачи, в основном, тогда ехали люди, не обременённые высоким образованием, либо те, которым удалось дипломы спрятать. И дело не только в том, что образованный человек много терял в случае, если получал отказ. Ибо, чаще всего терял работу по специальности. Кроме того, выезд был связан с крайне унизительной процедурой исключения из партии или комсомола, а беспартийные подвергались аутодафе на профсоюзных собраниях. Существенным был и то, что для получения визы требовалось также уплатить значительную сумму «за диплом», за полученное на «народные деньги» высшее образование. Эта сумма составляла 700 рублей за диплом, средняя зарплата за полгода в то время.

Поначалу ехали почти исключительно в Израиль, но, «войдя во вкус» стали ехать и в другие страны. Первым пунктом всегда была Вена. Приезжающих встречали представители Еврейского Агентства (Сохнут) и предлагали тут же отправить в Израиль. Если эмигранты выражали желание эмигрировать в другие страны, то ими начинало заниматься Общество помощи еврейским иммигрантам, ХИАС (по-английски - HIAC, акроним английского названия, Hebrew Immigrant Aid Society), которое переправляло наших евреев в Рим, где в городках Ладисполь и Остия они ждали визы в США, Канаду, или Австралию. Те, кто хотели уехать в Австралию, бывало, ждали по году и больше. Некоторые за это время успевали познакомиться с итальянским языком, но все имели возможность познакомиться с итальянцами, чрезвычайно дружелюбными и приятными в общении. Как правило, ехавшие в Австралию имели здесь родственников, иначе вероятность получить визу была невелика. Будущие австралийцы в ожидании визы подрабатывали, изучали английский, знакомились с Италией.

Первые эмигранты этой волны появились в Мельбурне в 1971-72, прибывали они не часто, а поэтому длительное время их было очень мало. Лишь позже, ближе к 1976, стали прибывать регулярно. Так, к концу 1976, в Мельбурне собралось значительное число евреев из Советского Союза.

К этому времени, к началу 1970-х, Австралия отказалась от «Схемы помощи иммигрантам», и все расходы по перемещению еврейских беженцев брал на себя ХИАС. Уже по прибытии в Австралию они получали право на пособие по безработице.

«Нам было чрезвычайно трудно поначалу – рассказывает иммигрант «одесского разлива 1976 г. эмигрант из Одессы Анатолий Гельман, - мы прибыли в Мельбурн в середине 1976, и были, видимо двадцать восьмой семьёй, прибывшей с начала эмиграции и зарегистрированной в Jewish Welfare, государственной организацией, помогающей благоустройству еврейских семей. В аэропорту нас встретили представители Jewish Welfare и отвезли в гостиницу на углу Карлайс и Баркли Стрит в районе Сан Килда Вест, где мы могли пробыть не более недели, после чего - снять себе жильё».

То, что в своей массе иммигрантами были жители крупнейших городов СССР понятно, если вспомнить трудности, связанные тогда с эмиграцией. Именно в крупнейших городах были чётко работающие «отделы виз и выдачи разрешений» при областных управлениях МВД и чуть-чуть меньше произвола. Так как в ту пору человека, подавшего заявление на выезд, вскоре увольняли с работы, процедура оформления выезда длилась порой годами, а люди жили «от получки до получки», то человек лишался средств к существованию. В большом городе ему легче было переждать лихое время до получения разрешения на выезд. У подававшего заявление на выезд всегда существовала вероятность стать «отказником», то есть получить отказ на выезд за рубеж. В этом случае он становился изгоем. Тем большим, чем меньше был город его проживания. В большом городе всё же отказнику легче было найти другую работу. Чрезвычайные трудности, порой, представляла собой покупка проездных билетов и оформление вывоза вещей. Всё это было тем проще, чем крупнее был город, в котором жил будущий иммигрант.

Тем удивительнее, что есть случаи, когда уезжали и из малых городов. В качестве примера можно привести эмиграцию в Мельбурн совсем юной учительницы математики Нели Белкинд с семьёй в 1978г. из небольшого гор. Борисова в 50-ти км. западнее Минска. Выехать ей помогла её тётя, эмигрировавшая из Польши в Мельбурн в послевоенное время. Неля успешно проработала здесь 35 лет учителем математики в престижной частной школе.

В этом случае мы имеем так называемую «цепочечную миграцию». Цепочка продолжилась в конце 1989, когда к Неле через Италию прибыла семья старшей сестры и родители

В октябре 1976 еврейскими иммигрантами из СССР в Мельбурне был создан первый клуб русскоязычных евреев «Отид» (на иврите «Бодрость»). У клуба были многообразные функции, от встреч в аэропорту новых иммигрантов до устройства вечеров с музыкой и танцами. Сперва клуб странствовал по разным помещениям, пока ему клуб «Кадима» не выделил своё. У клуба «Отид» была своя детская секция, библиотека, музыкальные инструменты и счёт в банке. Первым президентом клуба был инициативный и авторитетный иммигрант из Одессы Феликс Раппопорт.

К 1980г. основатели клуба и большинство его членов включились в активную трудовую деятельность, покупали свои дома, многие «раскручивали» свой бизнес. Клуб захирел. Тогда ему на смену пришла Ассоциация «Шалом», также созданная с помощью Welfare. Ассоциации «Шалом» ниже посвящена отдельная глава.

В течение длительного времени во время четвёртой волны с отъезжавших в эмиграцию взимались расходу за получение высшего образования в размере 700 рублей за каждый диплом. Это была средняя зарплата за полгода советского инженера. При тогдашнем уровне жизни, когда часто самой ценной вещью в семье был черно-белый телевизор, такой побор за два диплома нередко становился непреодолимым препятствием для эмиграции. Это существенно влияло на уровень образования отъезжавших. Поэтому для той волны характерен в среднем более низкий уровень образования. Тем не менее, если тогда в Мельбурн, как правило, и не эмигрировали учёные и специалисты IT, зато много учителей, врачей и квалифицированных рабочих, и почти совсем нет людей без профессии. Многие из них растрачивали свою деловую инициативу до эмиграции впустую, а здесь стали успешными бизнесменами. Причём не столько в области торговли, сколько производства кухонного и ванного оборудования, меховых и кожаных изделий, изготовления одежды и её ремонта. Примеры такой деятельности приведены в главе «Персоналии» (???)

С 1973 года правительство Витлема стало проводить политику, получившую вскоре название Multiculturalism (политика содействия культурному многообразию). В соответствии с этим в 1975 была создана государственная телерадиокорпорация с вещанием на многих языках. Впоследствии эта корпорация получили название SBS (Special Broadcasting Service). Как признание значения русской диаспоры следует рассматривать создание в том же году в SBS русской программы. Первая редакция передач на русском языке начала работать в Сиднее в 1975 году, а вскоре после этого вышла в эфир и первая русская программа в Мельбурне. Радиостанции тогда назывались 2ЕА и 3ЕА соответственно. Одним из основателей программы в Сиднее был Алексей Ивачев, в Мельбурне это был коллектив ведущих под руководством Игоря Смолянинова. В 1981 году в Мельбурне бывший директор издательства «Посев» и активный член НТС Олег Владимирович Перекрестов набрал новый состав ведущих. В него вошли Георгий Бонафеде, Нелли Голдфелд, Алла Михайлова, Сима Цыскина и Алексей Менглет. Чуть позднее к ним присоединилась Ирина Векслер. Когда 3ЕА было отдано под эгиду SBS в 1992 году, в русской редакции в Мельбурне работали три человека – Ирина Векслер, Сима Цыскина и Алексей Менглет. В Сиднее – Алексей Ивачев, Леонид Третьяк и Владимир Дубоссарский. После слияния мельбурнской и сиднейской редакции в 2008 году главным редактором стала Сима Цыскина. Сегодня радио SBS вещает на 68-ми языках, и является в этом смысле уникальной государственной корпорацией. Основное отличие ее от многоязычного иновещания других стран состоит в том, что SBS транслирует передачи на свою страну, а не заграницу. Интересно, что первым главой SBS был по происхождению русский еврей из Сибири Гриша Скловский.

Пятая волна русской эмиграции

Если все прежние эмиграционные волны были разделены по времени, то между четвёртой и пятой волнами этот зазор почти не различим. Более различимым, чем время является та форма, в которую они были обличены.

Если говорить о массовости четвёртой эмиграции, то она закончилась под грохот советских танков, вторгшихся в Афганистан в самом конце 1979 г. В ответ западные страны объявили бойкот Летних Олимпийских игр 1980 г., а вслед за этим последовали со стороны США жёсткие экономические санкции.

Как всегда «досталось бедному еврею» - В самый пик иммиграции Советский Союз вдруг фактически прекратил выпускать их из страны. Тем не менее, маховик эмиграции в сочетании с возросшей коррупцией набрал такую силу, что полностью эмиграцию остановить не удалось. А может и не очень хотелось. Тоненький ручеек ещё продолжался вплоть до 1985. До той поры, когда на пост генерального секретаря ЦК КПСС не стал Горбачёв. На Руси «новая власть всегда проявляет великодушие». Поэтому сразу ручеёк несколько увеличился, стали выпускать отказников. А в январе 1987 грянула «перестройка». Началась либерализация в СССР всей жизни и одновременно новый взмах эмиграции.

Первые месяцы и годы, впрочем, всё оставалось по-старому. Конечно, уже не требовали деньги «за дипломы», но на собраниях всех отъезжавших ещё прорабатывали и из партии-комсомола исключали. Однако всё это теперь делалось как-то вяло и неуверенно, пока «где-то» в 1989 г. эмиграция стала абсолютно свободной. Если не считать тех случаев, когда «административный восторг» начальника секретной части места работы заявителя начинал этому препятствовать. Но во-первых, это уже совсем другой случай, а во-вторых, с этим была борьба: стоило доказать, что секретность в работе заявителя отсутствовала и препятствие исчезало. Впрочем, у поголовного большинства секретность была липовая, и тогда можно было обойтись разумных размеров взяткой.

Одним из результатов либерализации стало устранение из общественной жизни государственного антисемитизма, выразившееся, прежде всего в том, что, наконец, стали командировать в капиталистические страны специалистов-евреев. Ура!

Наступила пятая волна, когда эмиграция стала свободной. В кибернетике известен случай, когда вектор какого-либо явления направлен против причины её вызывающей. Это называют отрицательной обратной связью, которая стабилизирует процесс. Действительно, результатом либерализации стала свобода иммиграции, но ведь зачем выезжать, если теперь нет антисемитизма?

Однако, вместо стабилизации процееа эмиграции, она нарастала. Этому было две главных причины. Первая – та, что хотя антисемитизм в верхах сошёл на нет, на низах он ещё оставался, хотя и в смягчённом виде. Кроме того, результатом либерализации стал не только рост демократических свобод, но и свобода печати и собраний. И вот тут-то появилось злобно антисемитское общество «Память» и хлынул поток юдофобской литературы. Евреи заволновались, но власть не спешила одёрнуть зарвавшихся черносотенцев. Вторая причина заключалась в том, что шло непрерывное ухудшение экономического положения страны, в магазинах исчезали самые необходимые кроме хлеба продукты, вызывало тревогу и внутриполитическое положение в стране. Из ставших свободными печати, радио и телевидения нетрудно было себе представить себе надвигавшуюся «костлявую руку голода» и разруху. Нагнетали страх на евреев и органы МВД, которые заявляли, что не допустят еврейских погромов. Значит, есть погромщики?.. А вдруг допустят? Российские евреи, как и все россияне, власти ведь никогда не доверяли, а теперь меньше всего.

Поэтому эмиграция по-прежнему нарастала. Она уменьшилась только в середине 1990-х, когда, казалось, все евреи уже выехали. Иммигрантов этой волны отличает от предыдущей большое количество людей высшей квалификации, музыкантов и врачей, инженеров и экономистов, преподавателей вузов и научных работников. Очерки о некоторых из них помещёны ниже.

Конечно, при такой ассимиляции, которая произошла с еврейством, многие еврейские семьи были смешанными, что способствовало росту и этнических русских общин. С началом свободной эмиграции из СССР стали приезжать в Австралию самостоятельно специалисты из других этнических групп. Всё же по сей день самой многочисленной этнической группой среди наших соотечественников в Австралии остаются евреи. Это косвенно подтверждается тем фактом, что в 2006г. из 5674 викторианцев, родившихся в Российской Федерации, 29% являлись евреями и только 22% принадлежали к русской православной церкви. Большинство их сосредоточены в районах Коулфилд и Карнеги.

Принято называть последнюю эмиграцию из России «колбасной», другие называют её экономической. В отличие от предыдущих эмиграций, являвшихся политическими. Однако, беседы со вновь прибывшими не подтверждают это мнение. Во всяком случае, в отношении части иммигрантов. Высокие коррупция и преступность, невозможность вести честный бизнес, слабость демократических институтов, агрессивность основной массы населения на значительной части постсоветского пространства, и помимо трудностей свести «концы с концами», и дальше будут стимулировать людей высокой квалификации и предприимчивости искать лучшей доли в странах западной культуры. И тут трудно отделить экономические причины от политических.

С пятой волной в библиотеках «русских районов» Сиднея и Мельбурна появились русские книги и газеты, на крышах домов – тарелки русского телевидения, воскресные школы, множество газет и журналов и целый ряд новых клубов, а старые получили импульс для нового расцвета.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru