litbook

Проза


Именинник0

Однажды, на каком-то мероприятии, одна симпатичная знакомая пригласила меня на свой день рождения. Конечно, я пообещал придти и даже какое-то время обдумывал, что же ей подарить.

Каждый раз, когда мы встречались после этого (а мы виделись еще несколько раз, но девушка не напоминала о приглашении), я представлял вечер ее дня рождения: очаровательная виновница торжества (планировалось, что я буду ее кавалером), несколько элегантных гостей, приглушенный свет, ненавязчивая музыка и легкое вино, может быть, медленные танцы. В какой-то мере я даже ждал этого дня.

В назначенное время я позвонил имениннице, уточнил, ничего ли не изменилось, взял заранее купленный подарок и вышел из дома. Был вроде бы конец зимы. Ехать предстояло на другой конец города. Я забрался в автобус и задремал.

Минут через десять я очнулся. За окном шел мокрый снег. Автобус ехал по хорошо знакомому маршруту, все как обычно было в меру серо и терпимо уныло. От остальных пассажиров я отличался разве что начищенными туфлями да свертком с подарком. До предполагаемого места веселья оставалось ехать еще полчаса.

На остановке женщина с коляской неуклюже пыталась развернуться и протиснуться в дверь, я с интересом наблюдал за ней. Вдруг какая-то бабулька прямо на ухо начала меня журить, что это я не помогу новоиспеченной мамаше. Я смутился, встал со своего места, вышел из автобуса и помог вынести коляску. Молодая мамаша отблагодарила меня, не удостоив даже взглядом, а просто буркнув под нос, что я настоящий мужчина. Я попытался обойти коляску, но в этот момент автобус закрыл двери и уехал.

Разумно рассудив, я решил, что время в запасе еще есть и я не спеша смогу дойти до следующей остановки, заодно избавить голову от лишних мыслей.

Я двигался по большому проспекту, чавкая начищенными туфлями по снежной жиже, когда у меня зазвонил телефон.

- Привет, - сказали мне в трубку. - Когда ты будешь? Гости уже собрались.

- Да? - удивился я. - Скоро буду.

Неожиданно я понял, что автобус уехал вместе с моим подарком. Я прикидывал, что же делать: отправиться без подарка или спешно искать магазин и купить, что первое подвернется под руку.

Вечер выдался на редкость отвратительным. Мокрый снег сменился ветром, и идти по широкому проспекту стало очень холодно. Решив срезать, а заодно выйти, как мне казалось, к магазину с подходящим подарком, я углубился в плохо освещенные дворы.

Сначала окна домов освещали мой путь, поэтому я двигался вполне уверенно. Однако мне так и не удалось выйти к магазину ни через десять минут, ни через двадцать.

Снова зазвонил телефон.

- Саша, ты где?

- Иду, - ответил я

- Куда?

- Не знаю.

Трубку на том конце положили.

Но через мгновение позвонили снова. На этот раз это был мужской голос, видимо, одного из гостей.

- Ты Саша?

- Я.

- А где ты ходишь?

- У меня дела, я скоро их доделаю и присоединюсь к вам.

- Через сколько?

- Я не могу точно сказать.

- Поторапливайся.

Вскоре я окончательно заблудился. Оставалась еще надежда на прохожего, который смог бы подсказать дорогу. Но прохожих не было.

Если подождать, кто-нибудь и появится, подумал я, и дойдя до ближайшего дома, присел на скамейку у подъезда. Я сидел и болтал ногами, стряхивая прилипший грязный снег.

Не прошло и десяти минут, как из подъезда появился крупный рыжий мужчина. Несмотря на прохладу, он был в майке и спортивных штанах, на ногах болтались домашние тапочки. Сильным рычащим голосом он вдруг заорал, что это его скамейка и чтобы я немедленно убирался.

Несмотря на его явную недоброжелательность, я поднялся со скамейки и, извинившись, спросил, как дойти до автобусной остановки. Тип сел на скамейку, закинул ногу на ногу и махнул рукой в сторону, противоположную той, откуда я пришел.

- Далеко идти? - поинтересовался я.

- До края деревни, дальше минут пятнадцать через поле и выйдешь на шоссе. Там автобусы и ходят два раза в день, но сегодня оба уже прошли. Так что спешить тебе некуда… Как, говоришь, тебя зовут? Какой-то ты щупленький, да и одет не по погоде. В таких ботинках на поле выходить нельзя: дороги там нет. Оставайся ночевать у нас в избе. Бабка баню натопит, пирогов напечет. Гости редко у нас бывают.

- Да мне на день рождения нужно попасть.

- Ну, считай что попал. Бабка, накрывай на стол, меня поздравлять пришли! Подарок-то принес?

Я в ужасе начал шарить по карманам и, хотя знал, что подарка у меня нет, дотошно изучил все карманы. Тип хитро смотрел на меня и ждал.

В кармане я наткнулся на телефон и вытащил его. Мужик обрадовано заморгал и выхватил у меня телефон, случайно нажав несколько кнопок. Заиграла музыка. "Именинник" затанцевал, скорее даже не затанцевал, а задергался, вскидывая то одну, то другую ногу.

Телефон все играл и играл, мужик в тапочках приплясывал под повторяющуюся мелодию.

…На скамейке у подъезда сидел "именинник", я лежал рядом на мокром асфальте, в кармане играл телефон.

- Саша, ты мудак, - донесся из трубки мужской голос.

____________

В качестве приложения к рассказу мы посчитали необходимым привести его культурологическую деконструкцию в форме диалога.

Персонаж 1: Отличная история. Без концовки напоминает Кадзуо Исигуро. Бессмысленное блуждание и общая апатичность.

Персонаж 2: Да-да. Хороший текст.

Персонаж 1: Не надо этих общих фраз. Ты по существу можешь сказать, чем хорош данный текст?

Персонаж 2: Легкие недоразумения, накапливающиеся естественно, без всякой натяжки. Приятный фон - холод, сумерки, мокрая жижа. Будто водитель ночью в незнакомом городе проехал на красный свет, а потом свернул не на ту улицу, и через несколько подобных итераций оказался настолько потерянным и "нелегальным", что бросил машину на каком-то углу, забыл о ней и уснул на ступеньках гастронома.

Персонаж 1: Да в своем ли вы уме? Во-первых, речь идет не о водителе, а о нашем общем знакомом Александре. Странно, что вы не поняли этого, казалось бы, очевидного факта. Именно он, Александр, бегал по городу с подарком и без подарка, пока не увяз в пивном ларьке, привлеченный бюстом продавщицы. На самом деле не было у Александра никакой подруги, пригласившей его на день рождения. Был только друг, который в конце рассказа назвал его мудаком. Александр, вдребезги пьяный, ехал к этому другу, но считал, что приглашен подругой на день рождения. Этот друг, это, в общем-то, Баскаков, постоянно звонил Александру и спрашивал, где он. Саша, совершенно невменяемый, не понимал, ни где он находится, ни к кому едет, ни в каком качестве. Он думал, что он Вадим Климов и едет в гости к Александру в Череповец. Ухмылялся, представляя, как набьет физиономию отчиму, оккупировавшему череповецкую квартиру. Он, Климов, не побоится сломать коленом нос зарвавшейся русской свинье. Но при чем здесь подарок в таком случае?

Персонаж 2: Следи за текстом. Автор пишет: "Сперва окна домов освещали мой путь и я двигался вполне уверенно, но, не выйдя ни через десять, ни через двадцать минут на дорогу...".

Многоточие. Литературный прием - многоточие ни с того, ни с сего. Наткнувшись на эти точки, читающий должен взять на себя ответственность. И сам тащить на себе бедолагу автора по грязным петербургским дворам под музыку телефонного звонка и мат Баскакова. В то время как настоящий автор спит на работе.

Персонаж 1: А он, может быть, не спит, а ест сардельки в тесте вместе с уборщицей, притащившейся зачем-то на работу ночью. Они уже съели по семь сарделек. Вернее, Саша съел восемь, а уборщица шесть. С набитым ртом они читают наш разбор и улыбаются. Александр чувствует себя знаменитым, а уборщица просто дура и улыбается не переставая.

Персонаж 2: Все это почему-то напоминает мне туалет в Паркере.

Персонаж 1: Это, наверно, из-за того, что вы любили с Вероникой есть в туалете.

Персонаж 2: У Вероники была серьезная проблема, связанная с туалетом. Когда она собиралась обедать, то шла в туалет, чтобы помыть руки. Но потом ей приходилось чистыми руками браться за ручку двери туалета, чтобы выйти. И когда она добиралась до своего обеда, то уже пачкала руки о несколько дверных ручек. Особенно ее пугали ручки туалетной двери - внутренняя и наружная, самое скопище микробов. Иногда она чувствовала такую брезгливость, что возвращалась в туалет помыть руки еще раз.

Персонаж 1: Я бы на ее месте отрубил себе руки.

Персонаж 2: Это не выход. Кроме рук, у нее было полно других проблем.

Персонаж 1: Это не значит, что руками не нужно было заниматься.

Персонаж 2: Но проще, конечно, обедать в туалете в желтых резиновых перчатках.

Персонаж 1: Хоть бы и так… Мне сейчас позвонила слабоумная сотрудница Александра и сообщила, что он все-таки подавился сарделькой в тесте, читая наш разбор. И теперь из видеоинженера Саша превратился в пациента-утопленника. Эту сардельку пытаются вытащить из него семнадцать человек. И ни у одного это не получается. Как бы Александр Донов не околел там.

Персонаж 2: И что ты им посоветовал? Пропихнуть девятую сардельку?

Персонаж 1: Ты должна понимать, что я разговаривал не с докторами, а со слабоумной уборщицей, которую вдобавок было сложно понять, потому что она жевала сардельку в тесте. Я спросил, есть ли у Саши шансы выкарабкаться. Ответом мне послужила отрыжка. Взбешенный, я положил трубку.

Персонаж 2: Видеокамера, оставленная без присмотра, вела прямую передачу Петербургского телевидения. Если Александр очнется, то его уволят с работы. Или он очнется знаменитостью.

Персонаж 1: Говорят, в видеокамеру вместо DV-кассет загрузили сардельки в тесте, и камера записывала видео на эти сардельки, которыми потом и подавился Александр.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru