litbook

Поэзия


В Гелиополь+1

***

Ты видишь, как ёжится Солнце в углу
И катятся головы с трона,
Где наших полков, где архангелов труб
Звенящие медь
                          и глаголы.

Бумажных царей
предпоследняя рать
Колышется в такт с ковылями.
Ты рыбой об лёд не хотел умирать,
И жить в синеве
                           окаянной

Кромешных минут и прожорливых ног
Сверкающих храмов империй.
И скалится запад, и проклят восток,
И мера деления –
                                север.


КОФЕ С СНЕГОМ

В лапах огромной медведицы
Кровь одичалой кормилицы.
Ляг ко мне в снег – перемелются
Буквы в созвездья кириллицы.

Грудь перекрёстков стреножили
Вкус января, запах праздника.
Ляг на крыло – станем воздухом,
Пьяными гроздьями азбуки.

Кофе со снегом… Зеркальными
Будут глаголы беззвучные.
Ляг ко мне в слог переплавленной
Наглостью рук необузданных.


***

Мне нужны жабры, чтобы дышать –
это шанс опуститься до звёзд…

Мне нужны жабры, чтобы молчать
на синих мазках акварели…

Нам нужно время, чтобы убить –
эти пару часов с циферблатом…

Нам нужен воздух, чтобы зажечь
электрическую лампу с джинном…

Вам нужен чай из пластилина,
чай из ветвей мухомора,
загипсованных инквизиторов
и символа жреческой касты…

И тогда, мы все дружно забудем то,
что мы все дружно забыли…


№ Ь

Не спрячется, не скроется Всевидящее Око,
Не нужно конспирации и кодовых замков.
Привычка к разделению – концепция эпохи,
В руке стандартизации – расхлябанность умов.

За чёрными кулисами – зашторенные взгляды,
Под шляпой ростовщичества – осиное гнездо,
Под небом революции разыгрывать спектакли –
Работа информации, системы ремесло.

Машины, криптография, пароль и кабинеты,
Условная символика, химический раствор.
В глаза глобализации, огромная планета,
Смотри – на отражение, на страшный приговор.

За блеском многословия – лишь нити кукловода,
В пробирку со свободою подсыпан купорос.
Под маской сострадания, под знаменем штрих-кода
Не спрячется, не скроется Всезнающий Вопрос.


АНДРОМЕДА

В букет собираю кометы
Для тебя, обречённо всевышней.
В ночь к твоей принесу я постели
Астрономии синий колпак.
Усни, моя боль – Андромеда, –
Обнажая свою беззащитность.
Вновь из родинок на твоём теле
Я пытаюсь сложить зодиак…

Тебе подарил бы планеты
За мерцанием Альфы Центавра,
И рождение, вспышкой сверхновых,
Тех галактик, которых не счесть.
Усни, моя боль – Андромеда, –
На кровати из звёзд и пульсаров,
На плече полусонного Бога,
Оставайся такой, как ты есть…


СМОРОДИНА РЕКА

Что в этом мире Яви
тебе открыто свыше?
Иван родства не знает,
но знает, что дурак.
И щит возьмут славяне,
а дальше – видит Вышень,
всей черни изваянья
окружат Китеж-град…

*

Что знает эта девочка,
в руках держа глаголицу,
на требище языческом
         умершая вчера?
Не убежать от вечности;
каким богам мы молимся?
– бумажным, электрическим,
кумирам механическим…
          Смородина Река!


***

Заклинай своих змей,
изумрудный тритон,
вынимая из глаз
отрешённый карбункул.
Лабиринт без путей,
без углов посолонь,
для смешных русых нас –
ворожба по чешуйкам.

Как трещит скорлупа
размалёванных снов:
твой левит – чародей,
посмотрю равнодушно
на пластмассовый шар,
стрелки жидких часов.
Заклинай своих змей,
если это так нужно.


***

Египтянка, твои локти
пахнут мускусом и мылом,
Белым сфинксом охраняю
эти сонные глаза.
Египтянка, в Гелиополь
мы поедем в выходные
Похищать его дыханье,
слышать мёртвых голоса…

Египтянка, ты прекрасна
словно грань обожествленья,
Первобытных ритуалов
в танце пьяного костра.
Египтянка, нам подвластно
изгибать дугою время…
Их небесное кресало
низводить на города…

Египтянка, к телу Нила
принеси мои ресницы,
Иероглифом песчаным
нарисуй нас на воде…
Египтянка, эти крылья –
жертва воздуха для птицы,
Рассекая мирозданье
вечно тянутся к тебе…


***

Не дождёшься вовеки исхода,
Каждый выход – начало пути.
Астроном – это способ звезды
Наблюдать за своею природой…

Отрешись от себя, видишь, крылья
Тянут к небу, а ноги к земле…
Что им глас, вопиющий в пустыне?
Что им звёзды в твоей голове?


***

Сюрреализм в твоих руках –
Врата Иштар – плавник дельфина…
Река, сгибая Андрогина,
Велеречиво вводит страх…

Чешуйки молятся на волны…
Кто в снах упругий исполин,
Кто истукан,
       тотем,
тфилин
Горящих глаз в луче исполнен…

Там мёда нет, но есть акриды –
Застывших мыслей эмбрион.
Глотая пыль, Лаокоон
Змеиной жаждет панихиды…
Твоих вопросов и зрачков…
Там нефилимы сеют в круге,
Кресты апостолов в испуге
Развоплощая в мотыльков…

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru